litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 4 5

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ


ГУМАНИТАРНЫХ НАУК

Институт истории


РОССИЙСКАЯ

АКАДЕМИЯ


НАУК

Институт всеобщей истории

Научно-образовательный центр по истории

_____________________________________________________________________


Дипломные работы,

защищенные студентами Института истории Государственного университета гуманитарных наук


в 2005 г.

Аннотации



Москва 2005


ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ


ГУМАНИТАРНЫХ НАУК

Институт истории

РОССИЙСКАЯ

АКАДЕМИЯ

НАУК

Институт всеобщей истории

Научно-образовательный центр по истории

____________________________________________________________________


Дипломные работы,

защищенные студентами Института истории Государственного университета гуманитарных наук

в 2005 г.

Аннотации


_________________________


Graduate papers

defended by the students of the Institute of History

of the State University for Human Sciences

in 2005

Abstracts

Москва 2005 Moscow


ББК 63.3

Д 469


РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

академик А.О. Чубарьян (отв. редактор)

д.и.н. М.В. Винокурова

к.и.н. И. В. Галкина

Т.А. Бахарева


СОСТАВИТЕЛИ:

к.и.н. Т.В. Гимон

А.А. Красова

А.С. Майер


Дипломные работы, защищенные студентами Института истории Государственного университета гуманитарных наук в 2005 г.: Аннотации / Отв. ред. А.О. Чубарьян. – М. : ИВИ РАН, 2005. – 65 с.


Сборник содержит аннотации (авторефераты) дипломных работ, защищенных на историческом факультете Государственного университета гуманитарных наук в 2005 г. Работы посвящены истории древнего мира, средних веков, нового и новейшего времени; истории России, Европы, Азии и Америки; проблемам международных отношений и межкультурных контактов, историографии и источниковедения. Для историков, преподавателей и студентов исторических факультетов.


ISBN 5-94067-171-3


© Научно-образовательный центр по истории, 2005

© Редколлегия, составители, коллектив авторов, 2005


Содержание


Table of contents

5

Предисловие

7

М.В. Баринов. Школа ЭКЛА и теории зависимости. Взгляды Рауля Превиша

9

С.Б. Вольфсон. Экономические аспекты политики “изоляционизма” в США в 1920-е годы

10

Е.А. Гаврилов. Политический портрет М.С. Горбачева в современной мемуаристике


19

А.В. Ершов. Административная реформа в КНР: Ход развития, достижения и перспективы

20

А.В. Ипатов. Общее и различное в представлении древних кельтов и славян о плавании в Иной мир: по материалам ирландской саги “Плавание Майль-Дуйна” и русской былины “Садко”


24

И.А. Климычев. Воспоминания А.А. Брусилова как исторический источник

27

А.А. Красова. Страны юго-восточной Малой Азии VIII-III вв. до н.э.: этнополитическая история (по источникам эпохи ассирийской, вавилонской, ахеменидской держав: царским надписям и анналам, спискам эпонимов, разведывательным донесениям, и данным греческой традиции – от Гекатея до Страбона)



33

И.А. Масалова. Сталин и его окружение в воспоминаниях советских перебежчиков (1920-х–1930-х годов)

39

А.А. Петров. Движение за гражданские права в Северной Ирландии

40

С.Г. Сапожникова. Русские княжеские печати X – начала XII вв. и византийская сфрагистика

43

К.В. Свирин. Историко-политическая география Средней Азии VII/VI-IV/III вв. до н.э.

47

М.И. Смирнов. Воспоминания Г.Ф. Харьковцова как исторический источник

48


А.В. Суворова. Восприятие Канады в русской периодической печати первой половины XIX века

51

Н.М. Сумерина. Внешние отношения Ирландии и Британии по житиям ирландских святых Кайнеха и Колумбы в VI-VII вв. н.э.: экономические и политические аспекты

54

С.А. Тимофеев. Убийство Г.Е. Распутина по Воспоминаниям Ф.Ф. Юсупова “Перед Изгнанием”, 1887-1919 гг.

57

Е.В. Федорова. Природные явления в древнерусских летописях: Источниковедческий анализ упоминаний (XI-XII вв.)



60

А.В. Чудинов. Образ Германии в карикатурах журнала “Крокодил” (1935-1945): Источниковедческое исследование



62

И.И. Шевалкина. Советская культурная пропаганда в США в 1956-1964 гг.

64



Table of Contents


Introduction

7

Mikhail V. Barinov. The School of ECLAC and the Theories of Dependence: Raul Prevish’s Views

9

Samuil B. Volfson. Economic Aspects of the Policy of ‘Isolationism’ in the USA, the 1920s

10

Evgeni A. Gavrilov. The Political Portrait of Michail Gorbachev in Contemporary Memoirs


19

Aleksandr V. Ershov. The Administrative Reform in the People’s Republic of China: Development, Achievements and Perspectives



20

Aleksey V. Ipatov. Ancient Celts’ and Slavs’ Images of Sailing to the Beyond: the Irish Voyage of Mael Duin and the Russian Bylina of Sadko



24

Ivan A. Klimychev. The Memoirs of Aleksey A. Brusilov as a Historical Source

27

Anna A. Krasova. The Countries of the South-East of Anatolia in the 8th-3rd Centuries B.C.: Ethnic and Political History (on the base of documents of Assyrian, Babylonian and Achaemenid states such as royal inscriptions and annals, lists of eponyms, reconnaissance reports, as well as the Greek tradition from Hecataeus to Strabo)



33

Inna A. Masalova. Stalin and His Environment in the Memoirs of the Soviet Deserters, the 1920s and 1930s

39

Arseny A. Petrov. The Civil Rights Campaign in Northern Ireland

40

Sofia G. Sapozhnikova. The Russian Princely Seals from the 10th to the Early 12th Century and the Byzantine Seals

43

Konstantin V. Svirin. The Political Geography of Central Asia from c. 600 to c. 300 B.C.


47

Mikhail I. Smirnov. The Memoirs of Georgy F. Kharkovtsov as a Historical Source

48

Alina V. Suvorova. The Images of Canada in the Russian Press of the First Half of the 19th Century

51

Natalia M. Sumerina. The Foreign Relations of Ireland and Britain in the 6th-7th Centuries as Shown by the Lives of Irish Saints Cainech and Columba: Economic and Political Aspects

54

Sergey A. Timofeev. The Murder of Grigory Rasputin as Shown by Felix F. Yusupov in His Memoirs ‘Before the Exile, 1887-1919’

57

Ekaterina V. Fedorova. Natural Phenomena in Early Russian Chronicles: A Source-Critical Study (the 11th-12th Centuries)


60

Aleksey V. Chudinov. The Image of Germany in the Caricatures of the Soviet Magazine ‘Crocodile’, 1935-1945: A Source-Critical Study



62

Irina I. Shevalkina. The Soviet Cultural Propaganda in the USA, 1956-1964

64


Предисловие

Перед вами второй выпуск сборника аннотаций дипломных работ, защищенных студентами V курса Института истории Государственного университета гуманитарных наук1.


Государственный университет гуманитарных наук существует с 1995 г. (до 1998 г. – Российский центр гуманитарного образования), его факультеты тесно связаны с исследовательскими институтами Российской академии наук. Институт истории (исторический факультет) функционирует при Институте всеобщей истории РАН, но среди его преподавателей и также сотрудники других научных учреждений Москвы. Одна из основных задач университета – интеграция науки и высшего образования. Отсюда – особенное внимание, которое в университете уделяется научной работе студентов – дипломным и курсовым работам, выступлениям на конференциях, научным публикациям.

В 2005 г. на базе Института истории ГУГН и Института всеобщей истории РАН был создан Научно-образовательный центр по истории, задачи которого связаны с более тесной интеграцией науки и образования и в частности – с подготовкой научных изданий, эту интеграцию отражающих. На базе факультета и центра уже были подготовлены несколько сборников научных исследований студентов и аспирантов2. Другое направление нашей издательской деятельности – подготовка сборников аннотаций дипломных работ.

В настоящем издании приводятся только краткие сведения о дипломных работах: фамилия, имя и отчество дипломника, сведения о научном руководителе и официальном оппоненте, небольшая аннотация работы, ее оглавление, список научных публикаций дипломников (если таковые имеются). С полным текстом дипломных работ можно ознакомиться в библиотеке Института истории ГУГН3.

Среди дипломных работ, защищенных в ГУГН в 2005 г., есть исследования по истории древнего мира, средних веков, нового и новейшего времени; истории России, Западной и Центральной Европы, Азии и Америки; по проблемам международных отношений и межкультурных контактов; по источниковедению.

Мы надеемся, что публикация сведений о дипломных работах, защищенных в Институте истории ГУГН, послужит развитию единого научного и образовательного пространства, обмену опытом между университетами разных городов. Знакомство со сборником может оказаться полезным и для студентов-историков, только приступающих к написанию дипломной работы. Но главная цель издания – та же, что и у авторефератов диссертаций: довести до сведения научной общественности основные положения непубликуемых квалификационных работ. Мы полагаем, что большинство реферируемых ниже дипломных работ этого заслуживают.



Михаил Викторович БАРИНОВ

Школа ЭКЛА и теории зависимости. Взгляды Рауля Пребиша

Научный руководитель: д.и.н. Е.А. Ларин

Официальный оппонент: д.и.н. И.И. Янчук

Рауль Пребиш (1901-1986) – выдающий аргентинский ученый, общественный и государственный деятель, получивший всемирную известность как экономист-теоретик и экономист-практик. Под названием “Школа ЭКЛА” вошла в историю экономической и общественно-политической мысли блестящая плеяда латиноамериканских экономистов и социологов, работавших в Экономической комиссии для Латинской Америки при ООН. Глава этой комиссии Р. Пребиш разработал основы “теории зависимости”, концепцию “центра” и “периферии”. Теории “зависимого развития” фактически возродили политэкономию.

В процессе взаимодествия “центра” и “периферии” “центр” (наиболее экономически развитые страны) постоянно эксплуатирует ”мировую периферию”, т.е. подавляющее большинство народов мира, развиваясь и обогащаясь за их счет, обрекая “периферийные страны” на нищенское существование. “Зависимый капитализм” предопределяет специфический уклад социально-экономического и политического развития Латинской Америки, порождает зависимую буржуазию, зависимую внутренню и внешнюю политику, облегчает манипулирование правительствами этих стран со стороны транснационального капитала.

Предметом исследования является анализ идейных конструкций и социально-экономических стратегий Пребиша, при помощи компаративного метода очерчен круг проблем, попавших в фокус внимания. Это узловые проблемы, наиболее болезненные для стран региона. В работе также уделяется взглядам других представителей “Школы ЭКЛА” – Ф.Э. Кардозо, Т. Дос Сантосу, Э. Фалетто.

Оглавление дипломной работы:

Введение. Предмет исследования. Методология. Актуальность темы

I. Рауль Пребиш. Краткая биография. Идейная эволюция

II. Теория зависимого развития

1. Качественное отличие концепции зависимого развития от других концепций экономического детерменизма

2. Центр и периферия капиталистического мира в концепции Р. Пребиша

3. Исторические предпосылки формирования системы периферийного капитализма в Латинской Америке

4. Импортзамещение. Сдвиги в соотношении центра и периферии в середине – второй половине XX в. и оценка их Р. Пребишем

5. Особенности функционирования периферийного капитализма

6. Особенности политического развития периферии

7. Поиск альтернатив периферийному капитализму

8. Теория трансформации

9. Место теорий зависимости в латиноамериканской и мировой интеллектуальной культуре

Выводы

Список литературы

Самуил Борисович ВОЛЬФСОН

Экономические аспекты политики “изоляционизма” в США в 1920-е годы

Научный руководитель: д.и.н. Б.М. Шпотов

Официальный оппонент: д.и.н. В.В. Позняков

Годы нормализации и просперити были временем множества перемен в политической практике и повседневной жизни Соединенных Штатов Америки. Широко распространено мнение, что двадцатые годы были ознаменованы возвращением к традиционной политике изоляционизма. При этом под изоляционизмом, как правило, понимают политику отказа от участия в международных организациях, вступление в которые могло бы втянуть страну в глобальные конфликты. Возникает вопрос о правомочности употребления такого термина по отношению к двадцатым годам XX в. Можно ли называть их периодом изоляционизма и считать бурное экономическое развитие США и быстро растущий оборот внешней торговли, повлиявшие на внешнеполитический курс факторами, опровергающими теорию американского изоляционизма двадцатых годов?

Для ответа на эти вопросы были привлечены источники государственного делопроизводства: протоколы конгресса, которые отражают точки зрения различных сенаторов и конгрессменов по многим актуальным вопросам американской политики и экономики, помогают выявить сферы интересов, а также развитие взглядов политических партий и их членов, и документы Государственного департамента: переписка госсекретаря с различными политическим и общественными деятелями, письма американских посланников за границей, отчеты о конференциях и других международных форумах. Также были использованы тексты выступлений влиятельных политических и общественных деятелей, центральное место среди которых занимают программные выступления президентов США: ежегодные послания конгрессу, инаугурационные речи и выступления во время президентских кампаний. Большое внимание было уделено письмам и мемуарам крупных политиков, таких как Герберт Гувер и Кэлвин Кулидж, статистическим сборникам министерства торговли и Бюро переписи, политическим статьям и памфлетам того времени, среди авторов которых были ведущие политические деятели США: Э. Рут, Дж. Клейн, Г.К. Лодж и другие. И отдельного упоминания требуют документы по истории советско-американских отношений в годы непризнания.


История США в двадцатые годы довольно мало изучалась в отечественной историографии, однако существовавший долгое время идеологический пресс не стал препятствием к появлению очень интересных исследований В.Л. Малькова, Н.И. Егоровой, А.С. Маныкина, Н.Н. Яковлева и Н.Н. Иноземцева, которые отличаются высоким уровнем работы с источниками и глубоким анализом информации. В американской историографии существует два основных подхода к изучению истории двадцатых годов. Сторонники первого подхода утверждают, что двадцатые годы в истории США носили отчетливо изоляционистский характер. Этой точки зрения придерживаются такие известные историки, как А. Шлезингер-мл., У. Лектенбург, С. Адлер, Дж. Хикс, Д. Перкинс. Эта точка зрения полностью господствовала до середины 1950 х годов. В это время появляются работы историка, профессора Висконсинского университета (с 1957 г.) У. Уильям-са, в которых он принципиально отрицает изоляционистскую направленность действий американского правительства. По мнению Уильямса, американское общество считало, что просперити во многом обеспечивается развитием американского бизнеса на мировых рынках, и, следовательно, все попытки приписать двадцатым годам изоляционистский характер в принципе не верны. В дальнейшем эту линию продолжили многочисленные ученики и сторонники Уильямса, среди которых – К. Паррини, Р. Смит, Дж.Х. Уилсон и Дж. Брандес.

В работе были проанализированы основные принципы внешней политики Соединенных Штатов в двадцатые годы, а также рассмотрено их применение непосредственно в дипломатической практике.

Поддержание стабильности в мире – смысл этого положения очевиден из названия. Следует отметить, что этот принцип американской внешней политики был во многом продиктован развитием американского бизнеса и потребностью в новых рынках сбыта. В рамках этого принципа была развернута широкая пропаганда разоружения и недопущения войны и революций.

Принципы "открытых дверей" и "свободных рук" – эти принципы фактически равнозначны и означают предоставление всем иностранным компаниям и гражданам равных возможностей. Этот принцип имеет явный экономический подтекст, т.к. именно отсутствие равных возможностей для американских компаний на мировых рынках было одной из основных проблем американской внешнеэкономической политики.


Безусловный принцип наибольшего благоприятствования – это основной принцип при заключении двусторонних соглашений с другими странами. Он подразумевает, что наилучшие условия договора с одной страной должны быть распространены на договор с любой другой страной. Без этого принципа невозможно понять действие 317 статьи закона Фордни–МакКамбера.

Доктрина Монро – традиционная проамериканская доктрина, значение которой в двадцатые годы начинают понимать буквально: европейские страны не должны вмешиваться в дела Северной и Латинской Америк, не подразумевая невмешательства США в дела других регионов мира.

Принцип регионализма – всю американскую внешнюю политику можно условно разделить на три основных направления: американская политика, тихоокеанская политика, европейская политика.

В дипломной работе была отмечена еще одна сфера деятельности американской внешней политики – участие в международных организациях. В первую очередь речь идет об участии в Лиге Наций и Международном суде. Проблема вступления в Лигу вызвала настоящий раскол в американском истеблишменте. Политические элиты разделились на два лагеря: вильсонистов и изоляционистов. Позиция вильсонистов заключалась в поддержке вступления США в Лигу Наций и подписания версальских соглашений. Среди влиятельных вильсонистов следует упомянуть полковника Хауза, Р. Лэнсинга, Б. Баруха. В лагере изоляционистов отсутствовало такое единство мнений, как у вильсонистов, и, более того, большинство изоляционистов выступало не против Лиги как таковой, но их не устраивали некоторые положения устава Лиги – например, известная 10 статья, регламентировавшая отношения стран-членов Лиги Наций со странами-агрессорами. К числу непримиримых противников Лиги относились группа сенаторов во главе с Уильямом Борой и Хирамом Джонсоном, хотя У. Уильямс пытается доказать, что ни Бора, ни Уильямс не были изоляционистами. Любопытно также и то, что к числу сторонников вступления в Лигу относились и Г. Гувер, Ч. Хьюз и Ф. Келлог. Последний даже предлагал В. Вильсону компромисс, на который были согласны пойти европейские страны, но Вильсон остался непреклонен. Таким образом, была принята резолюция Г. Лоджа, по которой США были готовы вступить в Лигу только с очень большими оговорками.


Вопрос о вступлении в Международный суд поначалу выглядел сверхочевидным, т.к. ни один из крупных политических лидеров не выступал против вступления, однако рассмотрение этого вопроса затягивалось, и у этой инициативы появилась серьезная оппозиция, возглавлявшаяся Д. Ридом, А. Беверид-жем и Д. Пеппером. В результате борьбы в Сенате была принята поправка Свэнсона, подразумевающая, что США могут не выполнять неправильные, на их взгляд, решения суда. Однако следует заметить, что ни Лига Наций, ни Мировой суд не стали играть той роли, которая виделась В. Вильсону. К тому же нельзя забывать, что на протяжении двадцатых годов США участвовали почти во всех конференциях и совещаниях Лиги и присоединились к 38 ми конвенциям Лиги Наций! Таким образом, как возмущенно говорили некоторые изоляционисты того времени, США вошли в Лигу через черную дверь.

Политика США в Латинской Америке и Тихоокеанском регионе никак не может быть названа изоляционистской. Достаточно вспомнить многочисленные операции американского флота в устье Янцзы или прямое вмешательство в дела Мексики, когда США фактически вынудили президентов Обрегона и Кальеса изменить некоторые положения конституции. Широко известна американская военная операция в Никарагуа против войск Сакасо, Монкадо и Сандино. Американские войска находились на территории Гондураса, Кубы, Гаити и в зоне Панамского канала.

В Тихоокеанском регионе основным направлением внешней политики стала Япония, т.к. крупнейший американский инвестор в этом регионе – Дом Моргана выбрал именно ее для масштабных капиталовложений. Это привело к такому казусу: Маньчжурия была захвачена японскими войсками фактически на американские деньги. В отношении Китая США пытались вести политику "открытых дверей", что в условиях экономической мощи Соединенных Штатах давало им определенные преимущества перед европейскими конкурентами. На Вашингтонской конференции был заключен известный договор 9 ти держав, по которому Китай фактически становился зависимой от участников договора страной. В Китае пересеклись интересы крупнейших держав того времени – Англии, Франции, США и Японии. Не стоит забывать, что в это время Китай находился в пучине гражданской войны, что усложняло ведение разумной внешней политики.


Политика США в Европе увенчалась двумя большими достижениями: план Дауэса (и план Янга) и пакт Бриана–Келлога. План Дауэса был разработан для стабилизации немецкой экономики, и, следовательно, для стабилизации политической ситуации в Европе. США были чрезвычайно обеспокоены введением французских и бельгийских войск в Рурскую область и угрозой новой европейской войны. Тогда, несмотря на протесты части американского бизнеса, был введен в действие план предоставления Германии больших кредитов для восстановления промышленности и выплаты репараций. Американские банкиры выделяли самую большую сумму – 1,1 миллиарда долларов. Ч. Дауэс стал лауреатом нобелевской премии мира, а сам план, к сожалению, закончился неудачей, что стало очевидно в тридцатые годы, но многие настораживающие факторы (такие, как безудержный рост внешней задолженности Германии, не способствующий экономическому развитию) проявились и раньше.

Пакт Бриана–Келлога – это тоже "достижение" американской дипломатии. В 1927 г. видный деятель мирного движения в США Дж. Шотвелл привез предложение французского министра иностранных дел Аристида Бриана заключить договор между Францией и США, который предполагал бы решение всех возможных вопросов мирным путем. Франция в это время выстраивала собственную систему международной безопасности, но американские лидеры не хотели обременять себя двусторонними обязательствами подобного толка, поэтому Ф. Келлог сделал А. Бриану предложение, от которого тот не мог отказаться. Он предложил расширить рамки договора и предложить другим странам присоединиться к нему. Так появился пакт об объявлении войны вне закона. Таким образом, как показывает анализ, основной задачей США в данном случае было не-подписание двустороннего соглашения с Францией.

Яркой иллюстрацией ведения американской внешней политики является история отношений США с Советской Россией, которые в двадцатые годы складывались очень сложно. С одной стороны правительства Гардинга–Кулиджа–Гувера принципиально отказывались официально признать Советскую Россию. Государственный департамент занял предельно жесткую позицию по вопросу включения СССР в Шпицбергенские соглашения. Но, с другой стороны, как показали исследования В.К. Фу-раева и Г. Севостьянова, американские инвестиции в Россию все время возрастали, и в торгово-экономической сфере было налажено плотное неофициальное сотрудничество.


В дипломной работе было рассмотрено и отчасти оспорено широко распространенное мнение о том, что республиканские кабинеты старались вести традиционную экономическую политику, основанную на принципе laissez-faire, невмешательства государства в экономику.

В условиях послевоенного экономического кризиса и безработицы предложения противников свободной иммиграции пользовались поддержкой и у населения, и среди членов конгресса. Еще при президенте В. Вильсоне громко раздавались голоса, требующие ограничить иммиграцию. Причины носили экономический (рост безработицы и расходов бюджета) и психологический (красная угроза, рост ксенофобии) характер. Однако, как показывает анализ принятых предложений по изменению положения резидентов иностранного происхождения, уже проживающих на территории США, определяющей причиной принятия закона 1921 г., вводившего квоты на въезд в США для представителей различных наций, был экономический фактор. Любопытно, что на ограничении иммиграции настаивали, в первую очередь, фермерские круги, тогда как крупной промышленности ограничение иммиграции было во всех смыслах невыгодно. В 1924 г. был принят новый иммиграционный закон, который фактически запрещал въезд в США гражданам азиатских стран (особенно была возмущена этим Япония) и отдавал предпочтение выходцам из стран Северо-Западной Европы (Англия, Германия, Ирландия, Швеция, Норвегия). Безусловно, иммиграционные законы были проявлением изоляционистских настроений. Особенно это верно по отношению к закону 1924 г., когда экономические причины носили явно второстепенный характер.

Тарифное законодательство тоже отчасти носило изоляционистский характер, однако, как показывает анализ дебатов конгресса, решения о введении тарифов были приняты в связи с необходимостью поддержать сельское хозяйство, находившееся в глубоком кризисе. Это совершенно очевидно при принятии чрезвычайного тарифного закона, и менее очевидно в случае с законом Фордни–МакКамбера. В последнем случае были замешаны интересы и крупных промышленных компаний, пытавшихся провести поправку об эмбарго на ввоз химикатов и красителей, что, в свою очередь не устраивало сенаторов и конгрессменов от аграрных штатов. Отдельного упоминания заслуживает 317 статья этого закона, по которой президент мог менять ставку тарифа на 50 %, это придавало закону необходимую гибкость и очень хорошо сочеталось с безусловным режимом наибольшего благоприятствования. Таким образом, в работе утверждается, что, несмотря на принципиальную изоляционистскую направленность нового тарифного законодательства, со временем даже наиболее жесткие правила начали отчасти играть на руку интернационалистам и бизнесу, активно работавшему в иностранных государствах или имевшему там плотные контакты.


Деятельность Г. Гувера имела целью создать универсальную структуру для консультирования американского бизнеса, чтобы добиться его большей активности на мировых рынках. Гувер принципиально не терпел никакого непрофессионализма, поэтому в его ведомстве на работу брали людей с опытом работы в бизнесе. Можно выделить основные четыре направления деятельности министерства торговли: реорганизация правительства (впрочем, ему удалось обновить только министерство торговли), консультирование американского бизнеса в вопросах международной экономики, борьба с иностранными монополиями и контроль над займами и инвестициями за границу. По всем этим направлениям Гувер вел активную работу, которая во многом завершилась успешно. Он сумел перестроить принципы сотрудничества министерства торговли и госдепа, создал налаженный аппарат консультирования американских бизнесменов, сумел одержать победу в борьбе против плана Стивенсона, ограничивающего производство каучука в английских колониях, и наладить сотрудничество с крупнейшими банками по вопросам инвестирования в иностранные экономики.

Значительную часть дипломной работы занимает анализ американской экономической экспансии на мировые рынки. Американские инвестиции в мировую экономику возросли в несколько раз. Больше половины всего экспорта США уходило в Европу. Во время Первой мировой войны многократно улучшились коммуникации между Старым и Новым светом. Джеймс Скримсер основывает компанию "All American Cables", занимающуюся производством и обслуживанием кабельных линий. При президенте Вильсоне эта компания начинает конкурировать с британской “Western Union”. Правительство Соединенных Штатов начинает процесс против “Western Union”. Американский бизнес освоил и беспроводную систему передачи информации – радио. С подачи того же Вильсона компании “General Electrics”, “American Telephone and Telegraph” (AT&T) и “United Fruit” создают новую компанию – “Radio Corporation of America” (RCA) во главе с Оуэном Янгом. Уже к началу двадцатых годов контроль над радио в Западном полушарии переходит к американцам. “Radio Corporation of America” поглощает многие британские, французские и немецкие радиокомпании. Огромную роль в усилении американского влияния в Европе сыграл кинематограф. Американские фильмы занимали примерно 85 % от общего кинопроката европейских стран. Американская компания “Kodak” производила 75 % кинопленки в год. Огромные автомобильные заводы в Европе отстраивают компания “Ford” и “General Motors”.


Таким образом можно заключить, что США не вели специально активную политику в Европе, но интересы американского бизнеса вынуждали американцев все чаще и чаще обращаться к европейским проблемам.

На основе проведенного анализа был сделан вывод о том, что, несмотря на господство экономической теории laissez-faire, вмешательство американского государства в экономику носило постоянный характер. Однако государство старалось не принимать прямых мер воздействия, таких как государственное финансирование предприятий или сельского хозяйства. Заметно, что крупный американский бизнес выступал против многих изоляционистских шагов, предпринимавшихся конгрессом и правительством США. Крупным американским компаниям не было выгодно ограничение иммиграции, как, впрочем, они не нуждались и в защите своей продукции при помощи дополнительных тарифов. Основными сторонниками введения тарифов были работники сельского хозяйства, фермеры. Ни промышленные, ни банковские круги не были столь сильно заинтересованы в создании высоких тарифных барьеров. Более того, как показывает деятельность министерства торговли, правительство США не ставило целью усиление изоляционистских тенденций; наоборот, Герберт Гувер активно способствовал развитию экономического интернационализма. Принятие иммиграционного акта 1924 г. было, скорее, продиктовано политическими целями, чем экономическими интересами. В меньшей степени это касается и тарифа Фордни–МакКамбера. Налицо несоответствие экономических требований эпохи и политических средств их реализации. Иными словами экономическое развитие США шло быстрее социально-политического. В правительстве были такие люди, как Герберт Гувер, которые пытались реформировать государственную структуру в соответствии с требованиями экономики, но наталкивались при этом на противодействие различных политиков и групп интересов.

Как показал анализ внешнеполитической деятельности государственного департамента, политика США в странах Латинской Америки и Тихоокеанского региона по сути не являлась изоляционистской. США принимали активное участие во многих европейских делах и в работе международных организаций. С другой стороны, отказ от вступления в Лигу Наций, новая иммиграционная политика, отказ от оформления официальных дипломатических отношений с Советской Россией – яркие проявления изоляционистского начала в политическом курсе республиканских администраций. Но все же, почти все крупные американские политики и бизнесмены признавали примат экономики и бизнеса над политикой. Таким образом, если исходить из целей американской внешней политики двадцатых годов, она никак не может быть названа изоляционистской.

Оглавление дипломной работы:

Введение

Вступление

Характеристика Источников

Историография



следующая страница >>