litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3 4

На правах рукописи



МКРТЫЧЯН Светлана Викторовна


УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ КОММУНИКАТИВНЫЕ СТИЛИ

В СОЦИАЛЬНО СТРАТИФИЦИРОВАННОМ ДИСКУРСЕ

(на материале русского языка)


10.02.01 – русский язык


АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание учёной степени

доктора филологических наук


Тверь 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет»


Научный консультант:

Залевская Александра Александровна – заслуженный деятель науки РФ, доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет», профессор кафедры английского языка.


Официальные оппоненты:

Формановская Наталья Ивановна – заслуженный деятель науки РФ, доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина», профессор кафедры общего и русского языкознания;

Харченко Вера Константиновна – доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Белгородский государственный университет», заведующая кафедрой русского языка и методики преподавания Белгородского государственного университета;

Красных Виктория Владимировна – доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова», профессор кафедры общей теории словесности.


Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Новосибирский государственный университет».


Защита состоится «___» _________ 2012 г. в___час. ___ мин. на заседании диссертационного совета Д 212.263.03 в Тверском государственном университете по адресу: Россия, 170000, г. Тверь, ул. Желябова, 33, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: Россия, 170002, Тверь, ул. Володарского, 44.



Отзывы можно направлять по адресу: Россия, 170100, г. Тверь, ул. Желябова, 33, учёному секретарю.


Автореферат разослан «___» _________ 2012 г.


Учёный секретарь

диссертационного совета Д 212.263.03

кандидат филологических наук, доцент В. Н. Маскадыня

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Проблемы лингвостилистики нашли отражение в многочисленных работах как отечественных, так и зарубежных учёных, среди которых в первую очередь следует назвать И.В. Арнольд, Ш. Балли, Ю.А. Бельчикова, В.Д. Бондалетова, М.П. Брандес, Р.А. Будагова, В.В. Виноградова, Г.О. Винокура, Т.Г. Винокур, И.Р. Гальперина, Н.К. Гарбовского, А.И. Горшкова, К.А. Долинина, Е.А. Земскую, М.Н. Кожину, В.Г. Костомарова, О.А. Лаптеву, В. Матезиуса, В.В. Одинцова, А.М. Пешковского, Р.Г. Пиотровского, М. Риффатера, О.Б. Сиротинину, Ю.М. Скребнева, Г.Я. Солганика, Ю.С. Сорокина, Н.И. Формановскую, Д.Н. Шмелёва, Н. Энквиста и др. Разноплановые характеристики стиля и задач стилистики, фигурирующие в исследованиях перечисленных авторов, свидетельствуют о потенциальной несводимости воедино всех ракурсов стилистического анализа. «Узаконенность стилистической разноголосицы» (Т.Г. Винокур) является благоприятной предпосылкой для существенного расширения границ стилистики путём разработки и обоснования новых способов стилистического описания частным исследовательским опытом, демонстрирующим возможности общей лингвистической теории в приложении к конкретному языковому материалу.

Диссертационная работа выполнена на материале русского языка в русле интегративного подхода к исследованию управленческих коммуникативных стилей устного делового дискурса, учитывающего достижения лингвостилистики, психолингвистики, когнитивной науки и прагматики, что, с одной стороны, наполняет эмпирическим содержанием общелингвистические знания и, с другой стороны, «прививает взгляд на русский язык как на реализацию универсальных и вариативных принципов организации языковой структуры» [Паспорта научных специальностей : URL].


Актуальность реферируемого исследования обусловлена, во-первых, маргинальным состоянием современной стилистики при том неоспоримом обстоятельстве, что без стиля «язык вообще невозможен» (Г.О. Винокур); во-вторых, «антропоцентрической сущностью стилистических явлений» (М.Н. Кожина), способствующей выдвижению феномена стиля в качестве предмета интегративных исследований; наконец, возрастающим интересом к изучению делового дискурса, связанным с сугубо практическими потребностями общества в активных знаниях, направленных на оптимизацию деятельности человека, в частности, речевого поведения субъектов управленческого дискурса как представителей «коммуникативной профессии» (термин Ю.П. Тимофеева).

Объектом исследования является устный деловой социально стратифицированный дискурс.

Предмет исследования – управленческие коммуникативные стили как типичная/типовая манера коммуникативной деятельности субъекта дискурса.

Цель данной работы – выявление специфики вербальной манифестации управленческих коммуникативных стилей как выражения коммуникативных потребностей личностей, зависящих от социально-психологических установок коллектива, в социально стратифицированном устном деловом дискурсе.

В основу работы положена следующая гипотеза: вербальная манифестация управленческих коммуникативных стилей является результатом потребностно мотивированного языкового выбора, обусловленного фазой пускового момента речемыслительного процесса, и отражает как общую специфику управленческой коммуникативной деятельности, так и частные особенности социально стратифицированного коммуникативного поведения представителей различных социальных сфер.

Для достижения поставленной цели и проверки выдвигаемой гипотезы оказалось необходимым решение следующих исследовательских задач.

  1. Сделать аналитический обзор различных лингвистических подходов к определению стиля. Выделить и систематизировать аспекты изучения категории стиля в соотношении с понятиями: речь, язык, дискурс, речевая деятельность, функционально-речевая разновидность языка, текст.


  2. С позиций теории речевой деятельности обосновать статус коммуникативного стиля как предмета коммуникативной стилистики, интегрирующей достижения лингвостилистики, психолингвистики, когнитивной науки, социолингвистики и прагматики.

  3. Выявить критерии ограничения объёма понятия объекта исследования – делового дискурса – с учётом особенностей российского коммуникативного поведения.

  4. Представить словоупотребительные особенности деловой речи, отражающие специфику профессиональной деятельности и межличностных взаимоотношений субъектов делового дискурса трёх социальных сфер, в качестве исходного материала для моделирования стилистического выбора руководителя.

  5. Разработать типологию управленческих коммуникативных стилей как основу моделирования стилистического аспекта коммуникативной деятельности руководителя.

  6. Детализировать фазу пускового момента модели речемыслительного процесса с позиций стилеобразования применительно к управленческому дискурсу, раскрыть основные механизмы потребностно мотивированного стилистического выбора и верифицировать полученную модель на дискурсивном материале.

  7. Обосновать роль пускового момента речепорождения сквозь призму оппозиции СВОЙ − ЧУЖОЙ.

  8. Исследовать оппозицию СВОЙ − ЧУЖОЙ в соотношении с оппозицией РУКОВОДИТЕЛЬ – ПОДЧИНЁННЫЙ с учётом социальной стратификации испытуемых.

  9. Обосновать стилеобразующую роль речевой тактики как стилистического приёма и тактического хода как стилистического средства. Провести экспериментальное исследование прагматики ядерных речевых тактик управленческих коммуникативных стилей с позиций эффективности общения в различных социальных сферах.

Научная новизна диссертационного исследования состоит: (1) в разработке интегративного подхода к изучению управленческих коммуникативных стилей, синтезирующего достижения в области лингвостилистики, психолингвистики, когнитивной науки, прагматики на основе общих положений теории речевой деятельности, с учётом превербальных и вербальных «механизмов действования со словом» как выражения коммуникативных потребностей личностей, зависящих от социально-психологических установок коллектива; (2) в моделировании фазы пускового момента речемыслительного процесса в аспекте стилеобразования, что вводит в зону стилистической компетенции актуальность мотивировки языкового выбора вместо традиционного механистичного анализа конечного стилистически оформленного вида высказывания; (3) в выявлении универсальной для различных профессиональных сфер составляющей делового дискурса; (4) в обосновании типологии управленческих коммуникативных стилей как основы понимания специфики коммуникативной деятельности руководителя; (5) в разработке методики экспериментального исследования эффективности ядерных речевых тактик управленческих коммуникативных стилей с учётом социальной стратификации испытуемых; (6) в объяснении стилеобразующей роли оппозиции СВОЙ – ЧУЖОЙ в соотношении с оппозицией РУКОВОДИТЕЛЬ – ПОДЧИНЁННЫЙ применительно к сфере делового общения; (7) в выявлении особенностей управленческих коммуникативных стилей, обусловленных спецификой коммуникативной субкультуры испытуемых.


Теоретическая значимость работы заключается: (1) в обосновании лингвистического статуса коммуникативной стилистики как самостоятельной интегративной области лингвостилистики; (2) в детализации модели пускового момента речепорождения через призму оппозиции СВОЙ – ЧУЖОЙ и промежуточных структур, выполняющих функцию «запуска» речемыслительного процесса; (3) в определении критериев ограничения объёма понятий деловая речь / устный деловой дискурс с учётом особенностей российского коммуникативного поведения; (4) в построении типологии ядерных речевых тактик устного управленческого делового дискурса; (5) в уточнении общелингвистической терминологии (дискурс, коммуникативный стиль, речевая тактика); (6) в систематизации аспектов лингвистических трактовок термина стиль в соотношении с понятием язык-речь на основе работы Л.В. Щербы «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании»; (7) в обосновании стилеобразующей роли речевой тактики как стилистического приёма и тактического хода как стилистического средства.

Практическая ценность работы заключается в том, что выводы по результатам исследования могут быть использованы при разработке лингводидактической концепции обучения эффективному деловому общению, в вузовской практике преподавания курсов теории и практики делового общения, межличностной коммуникации, коммуникативной и функциональной стилистик русского языка, лекционных курсов и спецкурсов по прагма-, психо- и социолингвистике, когнитивной лингвистике и теории коммуникации. Материалы диссертации могут найти применение при разработке спецкурсов, спецсеминаров и практических методик коммуникативных тренингов в рамках различных программ подготовки и переподготовки управленческих кадров, специалистов по этике и психологии делового общения, менеджмента организаций, конфликтологии и другим антропоцентрически ориентированным областям знаний, связанным с проблемами эффективной деловой коммуникации.


Материалом исследования послужили экспериментальные данные, фонограммы магнитофонных записей хронометража рабочего времени 9 руководителей в возрасте от 35 до 55 лет (по 3 из каждой социальной сферы); записи были сделаны в разное время в течение 2007–2008 г.г. и составили около 50 часов звучания (примерно 90 000 словоупотреблений), а также отдельные языковые факты, зафиксированные в результате включенного наблюдения над речевым поведением участников управленческого дискурса с 2003 по 2010 гг. В качестве испытуемых привлечено 1158 человек в возрасте от 25 до 55 лет; представлены три социальные сферы: военная (офицеры Военной академии воздушно-космической обороны им. Маршала Г.К. Жукова), бюджетная (сотрудники Регистрационной палаты Тверской области, государственной таможни, областной Администрации Тверской области, гражданский преподавательский состав кафедры русского языка ВА ВКО) и коммерческая (сотрудники Центра Правовой Информации «Консультант», ЗАО «Диэлектрические кабельные системы», Тверского издательского дома «Глаголъ», топливно-энергетической компании «Тверьрегионторф», юридической фирмы «РЭС», ООО «Диконт-Медиа. Тверь», саморегулируемой организации арбитражных управляющих «Континент», туристического агентства «Мир», ООО «Тверской экономико-правовой центр»). Использовалось также обращение лингвиста к самому себе как носителю языка (лингвистический эксперимент по определению Л.В. Щербы).

Теоретическую основу данного исследования составляют социокоммуникативный стилистический подход к анализу речевого поведения Т.Г. Винокур, психолингвистические концепции речемыслительного процесса (Л.С. Выготского, А.А. Леонтьева, А.Р. Лурии, Т.В. Ахутиной (Рябовой), А.А. Залевской и др.), психолингвистическая концепция специфики языка как достояния человека А.А. Залевской, теория установки Д.Н. Узнадзе.

Методы исследования. Наряду с общенаучными методами (гипотетико-дедуктивным, индуктивным, описательно-сопоставительным) применялись экспериментальные методики (ассоциативный эксперимент, субъективное шкалирование, метод вынужденного выбора, наблюдение), моделирование, метод компонентного анализа, стилистический анализ, метод интерпретационной инференции при реконтекстуализации интенций субъектов дискурса.


На защиту выносятся следующие положения.


  1. Коммуникативная стилистика в единстве системно-структурного, прагматического и когнитивного аспектов представляет собою интегративную область лингвостилистики; её объектом является дискурс, предметом – коммуникативный стиль как типичная / типовая манера коммуникативной деятельности, маркированная набором ядерных речевых тактик / тактических ходов. Коммуникативная стилистика направлена на объяснение стилистического выбора субъекта дискурса с позиций общей теории речевой деятельности.

  2. Выбор стилистического регистра субъектом дискурса обусловлен внутренними (установочными) и внешними (ситуативными) факторами, которые в своей совокупности выступают как своеобразная закадровая интродукция. Стилистические «дозировки» в дискурсе рассматриваются одновременно как проявления индивидуальных и типичных коллективных стилистических особенностей, которые складываются под воздействием коммуникативных потребностей личностей, детерминированных социально-психологическими установками коллектива.

  3. Интегрирование понятий стиль и деятельность требует переструктурирования понятия деловая речь: статус её стилистического ядра получает обиходно-деловая составляющая (не имеющая отчётливой жанрово выраженной принадлежности), которая обладает диффузными границами с пограничными областями (с профессиональной речью и с обиходно-бытовой) и выступает как наиболее показательная манифестация отношений между участниками дискурса, предопределяющими стилистический выбор.
  4. Диспозиция Я ↔ ДРУГОЙ (СВОЙ – ЧУЖОЙ), посредством которой представлены взаимоотношения участников устного делового дискурса, является основным стилеобразующим фактором, поскольку вербальная манифестация управленческих коммуникативных стилей есть результат потребностно мотивированного языкового выбора, обусловленного пусковым моментом речемыслительного процесса, запуск которого связан, в частности, с промежуточными структурами типа интерпретативной концептуализация обстановки, в том числе ситуативной фиксации оппозиции СВОЙ – ЧУЖОЙ.


  5. Моделируемые через призму оппозиции СВОЙ – ЧУЖОЙ взаимоотношения участников устного делового дискурса как основной стилеобразующий фактор могут служить экстралингвистическим классифицирующим основанием типологии управленческих коммуникативных стилей, опорными лингвистическими коррелятами которого выступают макроинтенция и доминирующая функция речи. Предлагаемая типология базируется на выявленной специфике вербальной манифестации управленческих коммуникативных стилей в устном деловом дискурсе.

  6. Прагматика стилистического выбора 43 речевых тактик – маркеров управленческих коммуникативных стилей – отражает как общие конвенциализированные нормы делового общения, так и особенности, связанные с корпоративной субкультурой представителей трёх социальных страт: военнослужащие демонстрируют склонность к ригидности, категоричности, позитивной оценке речевых тактик побуждения и негативной оценке речевых тактик подбора аргумента и построения доказательства; представители бюджетной сферы – тяготение к нейтральной («стёртой») оценочности, «обезличенности», отмечается общая малопродуктивность речевых тактик, сокращающих коммуникативную дистанцию; у представителей коммерческой сферы прослеживается тенденция к негативной оценке речевых тактик побуждения, к гибкой, креативной оценке аргументативных и фатических речевых тактик.

  7. Неофициальная коммуникация в процессе межличностного взаимодействия субъектов дискурса, связанных деловыми отношениями, входит в зону устного делового дискурса и служит объединяющей основой делового общения, универсальной для различных профессиональных сфер. Характер отношений субъектов дискурса и общая интенциональность дискурса выступают как взаимосвязанные критерии ограничения объёма понятия устный деловой дискурс, который является внешней средой, но не окончательным условием формирования управленческих коммуникативных стилей.

Апробация результатов исследования. Теоретические положения и выводы диссертации освещались автором в докладах и сообщениях на международных, общероссийских, региональных конференциях, симпозиумах, школах-семинарах; к их числу относятся: ХI международная научно-методическая конференция «Риторика и культура речи в современном информационном обществе» (Ярославль, 29–31 января 2007 г.), региональная научно-практическая конференция «Развитие образовательной деятельности вузов: опыт, проблемы, перспективы» (Тверь, ТФ МГЭИ, 20 апреля 2007 г.), V международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы обучения культуре русской речи, методике преподавания русского языка и дисциплинам специализации» (Н. Новгород, НГПУ, 24–25 апреля 2007 г.), XXXIII научно-методическая конференции «Проблемы подготовки специалистов для единой системы воздушно-космической обороны государства и её компонентов» (Тверь, ВА ВКО, 23–24 апреля 2007 г.), международная конференция «Динамика и функционирование русского языка: факторы и векторы» (Волгоград, 10–12 октября 2007 г), межрегиональная научно-практическая конференция с международным участием «Актуальные проблемы научного знания в XXI веке» (Рубцовск, Алтайский государственный университет 2007 г.), научно-практическая конференция «Русский язык в современном обществе: проблемы преподавания» (Смоленск, Военная академия, 23–24 мая 2007 г.), международная научная конференция «Роль русского языка в формировании российского менталитета» (Тверь, ТвГУ, 2007 г.), Х Виноградовские чтения «Текст и контекст в языковедении» (Москва, МГПУ, 15–17 ноября 2007 г.), международная научная конференция «Прагмалингвистика и практика речевого общения» (Ростов н/Д, 24 ноября 2007 г.), II международная научно-практическая конференция «Русский язык и русская речь в XXI веке: проблемы и перспективы» (Ижевск, 2007 г.), международная научно-практическая конференция, посвященная 15-летию кафедры русского языка как иностранного «Актуальные проблемы преподавания русского языка как иностранного. Новое время – новое видение» (Тверь, ТвГУ, 2008 г.), Всероссийская научно-практическая электронная конференция с международным участием «Язык. Коммуникация. Культура» (Курск, КГМУ, 21–28 января 2008 г.), межвузовская научно-практическая конференция «Языковой дискурс в социальной практике» (Тверь, ТвГУ, 2008 г.), международная научно-практическая конференция «Современные направления в лингвистике и преподавании языков» (Пенза, Пензенский филиал МНЭПУ, 2008 г.), Тверская международная научно-практическая конференция «Стратегии исследования языковых единиц» (Тверь, 22–23 мая 2009 г.), международная научно-практическая конференция, посвященной 80-летию профессора, заслуженного деятеля науки РФ А.А. Залевской «Горизонты психолингвистики» (Тверь, ТвГУ, 23–24 октября 2009 г.), ХII международная научно-практическая конференция «Понимание и рефлексия в коммуникации, культуре и образовании» (Тверь, 2010), VI Березинские чтения и международная школа-семинар по психолингвистике и когнитологии (Москва, АСУ, ИНИОН РАН, 5–7 февраля 2010 г.), 10-я международная научно-практическая конференция «Языковой дискурс в социальной практике» (Тверь, 2–3 апреля 2010 г.), международная научно-практическая конференция «Стратегии исследования языковых единиц» (Тверь, 16–17 апреля 2010 г.), V международная конференции Российской коммуникативной ассоциации (Тверь, сентябрь 2010 г.), международная научно-практическая конференция, посвященная 70-летию профессора В.И. Ивановой (Тверь, декабрь 2010 г.), международная научно-практическая конференция «Языковой дискурс в социальной практике» (Тверь, 1–2 апреля 2011 г.), международная научно-практическая конференция «Стратегии исследования языковых единиц» (Тверь, апрель 2011 г.), VII Березинские чтения и международная школа-семинар по психолингвистике и когнитологии (Москва, АСУ, ИНИОН РАН, июнь 2011 г.), международная научно-практическая конференция «Стратегии исследования языковых единиц» (Тверь, апрель 2012 г.), международная научно-практическая конференция «Языковой дискурс в социальной практике» (Тверь, 6–7 апреля 2012 г.).


Публикации. Основные положения диссертации опубликованы в 82 работах общим объёмом 110,6 п.л., из них 3 монографии, 18 публикаций в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК РФ, 1 учебное пособие и 1 научно-популярное издание.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, восьми глав, заключения, библиографического списка и 8 приложений. Текст работы содержит 38 таблиц и 22 рисунка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор темы, актуальность исследования, определяются объект, предмет исследования; формулируются цель и задачи работы, раскрываются её научная новизна, теоретическая и практическая значимость; характеризуется материал, методологические основы и методика анализа языковых фактов; излагаются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Лингвистический статус коммуникативной стилистики» посвящена рассмотрению общих теоретических вопросов, связанных с трактовкой и аспектизацией лингвистической категории стиля в соотношении с понятиями язык, речь, дискурс, текст, речевая деятельность; обосновывается статус коммуникативной стилистики как интегративной области лингвостилистики; уточняется инструментарий стилистического исследования.

Аналитический обзор основных лингвистических подходов к трактовке стиля демонстрирует их несовместимую разноплановость. Периферийность современного положения отечественной стилистики в первую очередь объясняется её стремлением изучать факты стилистической отмеченности согласно канонам традиционного распределения по функциональным стилям (в трактовке В.В. Виноградова) и языковым уровням. Основные наиболее известные трактовки стиля условно сводятся в диссертации к трём подходам: 1) стиль как функционально-речевая разновидность литературного языка; 2) стиль как особое свойство текста (речи) и предмет стилистики речи; 3) стиль как совокупность стилистических средств языка и предмет стилистики языка (или стилистики ресурсов). Совместные усилия различных стилистических школ и направлений выявили объективную невозможность свести воедино все представленные ракурсы и объёмы стилистического анализа. По словам Т.Г. Винокур, «наиболее удручающие стилистов "пороки" исследования явлений стиля предстали их взору не только как следствие неверной методы, в гораздо большей степени – как непреодолимое свойство самой науки, как бы адекватное свойствам фактов, которые она изучает» [Винокур 2009: 4].


В реферируемой диссертации определяется позиция автора относительно статуса стилистических явлений. Они признаются по своей природе коннотативными (вслед за Т.Г. Винокур, М.Н. Кожиной, Р.Г. Пиотровским, О.Г. Ревзиной, Ю.М. Скребневым и др.) и онтологически первичными по сравнению с денотативным содержанием, которое, по замечанию Р. Барта, не является первичным, а лишь «прикидывается таковым», оказываясь лишь «последней из возможных коннотаций» [Барт 2009: 19].

Однако в диссертации термин стилистическое значение предпочтён термину коннотация: во-первых, трудно пренебречь традицией употребления последнего в общесемиотическом плане, во-вторых, отчетлива преемственность производного терминологического ряда стилистическое значение, стилистический приём, стилистическое средство, стилистический эффект и т.п. с общим определителем.

В стилистической концепции Т.Г. Винокур, которая разделяется и учитывается нами, стилистическое значение рассматривается как синтез функционально-обусловленных и собственно-экспрессивных качеств элемента языка. «Стилистическое значение – характеристика самого говорящего» [Винокур 2009: 47]. Ср. у Е.Ю. Мягковой определение эмоциональной нагрузки слова как различных проявлений отношения субъекта к тому, что называет воспринимаемое и используемое им слово [Мягкова 1990: 11]. «По-разному реализующаяся функция коннотативного стилистического значения – это мост, соединяющий предметно-логическую номинативную информацию с коммуникативной, т.е. с информацией об участниках речевого акта и их отношении к речи» [Винокур 2009: 50]. Языковое значение стилистически окрашенной единицы и её употребление становятся одинаково важными факторами образования стиля.

В работе акцентируется внимание на том, что объяснение стилистических явлений посредством принципиально существенного интегрирования понятий стиль и деятельность заставляет обратиться к мотивировке выбора языковых единиц в процессе речевой деятельности. Такой подход существенно раздвигает границы стилистики, придаёт ей новые объяснительные возможности, связанные с получением интегративного знания о стиле качественно нового уровня.


Как указывает Т.Г. Винокур, «тенденция сближать с психолингвистическими категориями именно процедуру стилистического отбора в последнее время заявляет о себе довольно настойчиво» [Винокур 2009: 63], несмотря на устоявшуюся традицию выведения когнитивной проблематики за рамки лингвостилистики из-за сложности последствий её совмещения с коммуникативным аспектом. Это объясняется прежде всего невозможностью непосредственного соотнесения стилистических явлений с когнитивными структурами.

Центром внимания стилистики в деятельностной парадигме должно стать исследование особенностей функционирования языка у человека, что, по мнению А.А. Залевской [Залевская 2007: 26], относится к лингвистическому знанию в целом вследствие «изначальной активности субъекта деятельности и включённости его в определённое физическое окружение и социально-культурные взаимодействия» при ведущей роли семантики и мотивации» [Op. cit.: 36]. Исследование реального функционирования языка основывается на изучении общечеловеческих механизмов пользования языком, применяемых при этом универсальных стратегий и опорных элементов, а также на выявлении «специфических особенностей тех и других в разных условиях и при воздействии комплекса внешних и внутренних факторов».

В реферируемой работе с целью определения предмета коммуникативной стилистики вносятся некоторые терминологические уточнения в трактовку понятия стиль в аспекте деятельностной научной парадигмы путём сопоставления целого ряда научных понятий: стиль – речевая деятельность – дискурс – текст – речь.

Аспектизация категории стиля осуществляется на основе работы Л.В. Щербы «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании» [2004]. Как следует из самого названия работы, Л.В. Щерба выделяет три аспекта языковых явлений: речевую деятельность – «процессы говорения и понимания», языковой материал – «на языке лингвистов это "тексты"», языковую систему – «словари и грамматики языков».


В то же время Л.В. Щерба указывает, что речевая деятельность обусловлена речевой организацией индивида. Это позволило А.А. Залевской сделать вывод, что Л.В. Щерба выделил не три, а четыре аспекта языковых явлений [Залевская 1977]. В работе «Проблемы организации внутреннего лексикона человека» 1977 г., отдельные положения которой воспроизведены в [Залевская 2007: 89–90], А.А. Залевская обратила внимание на то, что Л.В. Щерба чётко разграничил понятия механизма (= речевая организация или «готовность индивида к речи») и процесса (= речевая деятельность). Автор подчёркивает, что речевая организация индивида может рассматриваться как единство процесса (т.е. переработки и упорядочение речевого опыта) и продукта (т.е. системы концептов и стратегий пользования ими в процессах говорения и понимания речи).

Нами предпринято дальнейшее обсуждение идей Л.В. Щербы, который пишет, что «речевая деятельность является продуктом социальным» [Щерба 2004: 25], а языковой материал является «совокупностью всего говоримого и понимаемого в определённой конкретной обстановке в ту или другую эпоху жизни данной общественной группы» [Щерба 2004: 26]. Из этого следует, что процессы производства и понимания речи нельзя рассматривать в отрыве от «коммуникативно-прагматического пространства» (термин И.П. Сусова), поэтому дискурс может трактоваться как совокупность процессов производства и понимания речи в коммуникативно-прагматическом пространстве или, по Л.В. Щербе, «в определённой конкретной обстановке». При этом аспекты языковых явлений считаются «разными аспектами единственной данной в опыте речевой деятельности» [Щерба 2004: 26]. Таким образом, в работе Л.В. Щербы речь идет не о четырех, а скорее о пяти аспектах языковых явлений: 1) речевая деятельность (РЕЧЬ 3) – «процессы говорения и понимания»; 2) речевая организация индивида, т.е. готовность индивида к речи (включает ЯЗЫК 1); 3) дискурс (РЕЧЬ 2) – процессы производства и понимания речи в «определённой конкретной обстановке» (Л.В. Щерба), в коммуникативно-прагматическом пространстве; 4) языковой материал (РЕЧЬ 1) – «на языке лингвистов это "тексты"»; 5) языковая система (включает ЯЗЫК 2) – «словари и грамматики языков» (см. рис. 1). За основу рис. 1 взят рис. А.А. Залевской [Залевская 2007: 90], который переработан нами с учётом выявленных особенностей трактовки названных понятий.





Исходя из этого, мы можем наметить основания разграничения терминов речь, дискурс, текст. Речь – процессы производства и понимания речи. Дискурс – речь в коммуникативно-прагматическом пространстве и в совокупности с ним. Текст – языковой материал, «след» дискурса, результат (продукт) речи.

Перечисляемые ниже аспекты стиля в соотнесении с различными аспектами языковых явлений условны и выделяются в диссертации по преимуществу в целях исследовательской рефлексии, направленной на корректное употребление, во-первых, самого термина, во-вторых, единиц, пригодных для стилистического анализа.

СТИЛЬ 1 (когнитивный аспект) – ЯЗЫК 1. ЯЗЫК 1 трактуется как «система концептов и стратегий пользования ими в процессах говорения и понимания речи» [Залевская 2007: 90].

СТИЛЬ 2 (системно-структурный аспект) – ЯЗЫК 2. При подходе, где ЯЗЫК 2 – это «система конструктов и правил их комбинирования» [Залевская 2007: 90], речь идет об аналитической (или системно-структурной) стилистике, предметом которой являются уровневые языковые единицы, выступающие одновременно маркерами стиля.

СТИЛЬ 3 (текстовый аспект) – РЕЧЬ 1. В этом случае РЕЧЬ 1 трактуется как языковой материал, тексты, факты языкового употребления.

СТИЛЬ 4 (коммуникативный аспект) – РЕЧЬ 2, РЕЧЬ 3. В рамках коммуникативного аспекта стиль становится предметом коммуникативной стилистики. РЕЧЬ 2 уравнивается с дискурсом, который в свою очередь трактуется как коммуникативная деятельность в коммуникативно-прагматическом пространстве.

Терминологическая размытость понятия дискурс во избежание путаницы не позволяет безоговорочно использовать термины дискурсивная стилистика / стилистика дискурса. Здесь же следует рассмотреть соотношение СТИЛЬ – РЕЧЬ 3, где термин речь охватывает «превербальный речемыслительный процесс», при этом внимание акцентируется на внутренней структуре деятельности. Единицей речевой деятельности в этом случае выступает речевое действие. Этот подход подтверждает мысль А.А. Шахматова о том, что коммуникация получает свое начало за пределами внутренней речи, а завершается в процессе внутренней речи [Шахматов 1941: 20]. На неразделимость речемыслительного и собственно коммуникативного аспектов речевой деятельности обращает внимание А.А. Леонтьев, включающий коммуникацию в модель порождения речи [Леонтьев А.А. 2007: 155].


СТИЛЬ 4 впервые постулируется в диссертационной работе как предмет интегративной по своей сути коммуникативной стилистики, претендующей на статус самостоятельного раздела лингвостилистики. Объектом коммуникативной стилистики является устный дискурс, предметом – коммуникативный стиль, который понимается как типичная / типовая манера коммуникативной деятельности в коммуникативно-прагматическом пространстве.

К
оммуникативная стилистика как вектор перспективного направления лингвостилистики в целом рассматривается в единстве трёх взаимообусловленных и взаимосвязанных аспектов (см. рис. 2): системно-структурного (аналитического), когнитивного и прагматического, которые, взаимно дополняя друг друга, формируют качественно новое знание о стиле.



следующая страница >>