litceysel.ru
добавить свой файл
1
ПРАВО И ЭКОНОМИКА



А. НЕКРАСОВ,

преподаватель кафедры гражданского и уголовного права и

процесса Московского гуманитарно-экономического института,

член Ассоциации международного права


ПОЛИТИКА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

В ОБЛАСТИ ФИНАНСОВЫХ УСЛУГ


Финансовые рынки играют ключевое значение в функционировании современной экономики Европейского Союза. По словам британской исследовательницы Л. Куаглиа, «чем сильнее они интегрированы, тем более эффективным будет распределение капитала»1. Поэтому завершение формирования единого рынка финансовых услуг представляется ключевой частью доминирующего направления в совершенствовании внутреннего рынка.

Специфические отношения, складывающиеся в процессе публичного предложения финансовых услуг на внутреннем рынке Союза, правового положения профессиональных участников и потребителей обусловили принятие и последующее применение особого комплекса правовых норм, традиционно в национальных правовых системах объединяемых под названием "правовое регулирование рынка ценных бумаг, страхования и банковского сектора". В настоящее время политика Европейского Союза в области финансовых услуг – это чрезвычайно сложная и многоцелевая система, основной задачей которой является организация единого экономического пространства для сближения и интеграции финансовых рынков государств-членов, отличающихся по уровню развития.

Следует отметить, что понятия «политика ЕС в области финансовых услуг» и «финансовая политика ЕС» не тождественны. Последняя направлена на регулирование функционирования сбалансированной системы взаимодействия институтов Союза, участвующих в процессе формирования, распределения и использования бюджетных средств2.

В праве ЕС и его зарубежной доктрине широко используется понятие "financial services law" (дословно с англ. «право финансовых услуг»)3, который одинаково применяется к трем областям: банковская деятельность, деятельность в области страхования и инвестиций в рамках рынка ценных бумаг4. Тем не менее, Паола Бонгини полагает, что ядро финансовых услуг составляют банковские услуги по причине обладания ресурсами, удовлетворяющих нужды экономики5.


При этом, достижение интегрированного рынка для банков и финансовых корпораций является фундаментальным компонентом политики ЕС в области финансовых услуг. Как указывает австрийский юрист-международник З. Кудрна, «деятельность институтов Союза по реализации данного рода политики основана на принципах взаимного признания и «единого паспорта», системное применение которых позволяет финансовым организациям, законно созданных в государствах-членах ЕС, оказывать соответствующие услуги без дальнейшей авторизации»6.

Используя логику российских исследователей, обозначивших, что право ЕС является правовым инструментом реализации его политики7, можно заключить, что политика Европейского Союза в области финансовых услуг направлена на регулирование отношений в области банковской и страховой деятельности, а также инвестиционной деятельности на рынке ценных бумаг.

Для российской юридической практики понятие "право услуг" применительно к комплексу норм, в большинстве своем обладающих публично-правовым характером, сложно для понимания. Например, Вишневский А.А., призывает относить "ту часть права ЕС, которая непосредственно направлена на регулирование сферы банковских услуг в Сообществе" к банковскому праву8. Схожей точки зрения придерживаются Четвериков А.О. и Кашкин С.Ю.9, а также Топорнин Н.Б.10 Впервые на нормативном уровне термин "финансовые услуги" упоминается в ст. 57 Договора об учреждении Европейского Сообщества11, смысл которой впоследствии дублируется в ст. 64 Договора о функционировании Европейского Союза. Данное упоминание является единственным нормативным закреплением данного термина в учредительных договорах Союза. Как было указанов главе I настоящего диссертационного исследования, дальнейшая конкретизация финансовых услуг осуществляется в нормах вторичного права в зависимости от их видов. Используя механизм, закрепленный в ст. 59 Договора о функционировании Европейского Союза, источниками таких норм зачастую являются директивы. В данном случае они выступают основным нормативным инструментом регулирования политики ЕС в области финансовых услуг. Следовательно, основным методом правового регулирования политики ЕС в области финансовых услуг является метод гармонизации, а не унификации.

В связи с этим нельзя не согласиться с М. Уорреном в том, что причины закрепления положений о финансовых услугах именно в директивах продиктованы следующими мотивами: "Было признано, что достижение согласованности или полного единообразия на базе наднационального законодательства было не только маловероятно, но более того – невозможно. Соответственно, Европейский Союз не стал принимать прямо обязывающие регламенты, а начал действовать политически более взвешенно, вводя директивы, ставящие только общие цели, которых необходимо было достичь"12. Наиболее значимыми директивами в области финансовых услуг применительно к трем указанным секторам являются следующие: Директива 85/61113,Директива 2006/48 относительно создания и деятельности кредитных учреждений14, Директива 2006/49 о достаточности капитала инвестиционных компаний и кредитных организаций15, Директива 2001/17 о реорганизации и ликвидации страховых организаций16, Директива 94/19 о схемах гарантирования вкладов относительно размера компенсации и срока выплаты17, Директивы 2001/107 о менеджменте18 и Директива 2001/108 о финансовых продуктах19,Директива 97/9о схемах гарантирования выплат компенсаций инвесторам20, Директива 2009/65 о координации законодательства и административных регламентов, содержащих обязательства по коллективному инвестированию в обращаемые ценные бумаги21, Директива 2003/6 об инсайдерских сделках и рыночных манипуляциях (рыночное злоупотребление)22, Директива 2003/124, имплементирующая Директиву 2003/6 относительно определения и публичного раскрытия инсайдерской информации и понятия рыночного манипулирования23, Директива 2002/65 в отношении удаленного доступа потребителей к финансовым услугам24,Директива 2004/109о гармонизации требований прозрачности в отношении информации об эмитентах, чьи ценные бумаги допущены к торгам на регулируемых рынках25, Директива2003/71 о проспектах, подлежащих публикации при предложении ценных бумаг неограниченному кругу лиц или допущенных к торгам26, Директива 2002/87 о финансовых консорциумах27, Директива 2001/34 о допуске ценных бумаг к официальной котировке на бирже и о порядке раскрытия информации о таких ценных бумагах28, Директива 2002/47 о контрактах финансовой гарантии29, Директива 2004/39 о рынке финансовых инструментов30, Директива 2005/60 о предотвращении использования финансовой системы в целях «отмывания» денежных средств и в целях финансирования терроризма31, Директива 2004/25 о предложениях о покупке контрольного пакета акций32, Директива 2001/24 о реорганизации и ликвидации банков33, Директива 2009/138 относительно страхования и перестрахования34 и Директива о процедуре медиации в страховании35.


Тем не менее, указанная совокупность нормативных актов, призванных осуществлять правовое регулирование политики финансовых услуг, не позволяет нам остановиться на исследовании какого-либо отдельного документа, раскрывающего данное понятие в силу отсутствия такового. Поэтому мы вынуждены обратиться к анализу документов, носящих консультативный характер, а также зарубежной доктрине права ЕС. Так, политика ЕС в области финансовых услуг на период с 2005 по 2010 гг. подробно анализируется в Зеленой книге и Белой книге, содержащих аналогичные названия36. Белая и Зеленая книги содержат основные цели политики ЕС в области финансовых услуг, в числе которых наиболее значимыми являются следующие: (i) динамичная консолидация в сторону интегрированного, открытого, конкурентоспособного и экономически эффективного финансового рынка ЕС; (ii)устранение оставшихся экономически существенных барьеров, препятствующих повсеместному оказанию финансовых услуг и свободному движению капитала с наименьшими транзакционными издержками; (iii) усиление и гармонизация контроля в сфере финансовых услуг; (iv) имплементация, применение и постоянная оценка действующего законодательства, а также стремление к его совершенствованию с учетом вызовов времени; (v) развитие сотрудничества и конвергенции в ЕС, углубление отношений с финансовыми рынками других стран и объединений (включая Россию).

В Европейском Союзе реализация политики в области финансовых услуг осуществляется на национальном и наднациональном уровнях, поэтому понятие этого явления в доктрине права Союза следует рассматривать с разных точек зрения.Британский исследователь Раффанраскрывает понятие политики ЕС в области финансовых услуг следующим образом: «Политика Европейского Союза по финансовым услугам представляет собой политику, реализуемую в рамках совместной компетенции Союза и государств-членов, основанную на принципах внутреннего рынка и направленную на усиление конкурентоспособности, динамичности и эффективности финансового рынка ЕС»37. Иначе представляют себе содержание данного понятия Такис и Неббиа, по мнению которых политика Союза в сфере финансовых услуг характеризуется «осуществлением институтами ЕС своих полномочий по реализации политики на финансовом рынке, обеспеченном высоким уровнем финансовой стабильности и защиты потребителей»38. Профессор Ланну выделял ряд факторов, обуславливающих необходимость правового регулирования политики в области финансовых услуг, к числу которых относятся высокая степень рисковости, многообразие и многопрофильность составляющих элементов, экономические барьеры, препятствующие свободному движению капитала, низкий уровень конвергенции и слабая защита потребителей39.


В настоящее время полномочия по реализации политики Союза в области финансовых услуг принадлежатнескольким институтам Европейского Союза.

В первую очередь это Европейская Комиссия. Как указывает ван дер Штихли, «Европейская Комиссия играет ведущую роль в реализации политики ЕС в области финансовых услуг, осуществляя оперативное руководство финансовым сектором и обладая правом инициировать соответствующие законодательные инициативы»40. Комиссия обладает многопрофильными полномочиями. Ее главное назначение связано с обеспечением общих интересов Союза и с этой целью принятие соответствующих мер.

В литературе отмечается, что Комиссия реализует свои полномочия по 4-м направлениям: обеспечение реализации норм учредительных договоров, а также норм вторичного права, принятых во исполнение учредительных договоров; реализация законодательной инициативы и предоставление рекомендаций и заключений по вопросам применения учредительных договоров; принятие и исполнение решений41.

Полномочия Комиссии в рамках реализации политики в области финансовых услуг предусмотрены в Договоре о Европейском Союзе(ст. 17) и Договоре о функционировании ЕС (например, ст.ст.65, 122, 175). Комиссия осуществляет указанные полномочия с помощью Генерального директората по внутреннему рынку и услугам, возглавляемым членом Комиссии, Майклом Барньером, и включающим 7 дирекций, одна из которых (Дирекция G) занимается финансовыми услугами и финансовыми рынками.

К полномочиям главы Директората относятся координация политики Комиссии в области внутреннего рынка ЕС, выявление и устранение барьеров в торговле, в частности в области предоставления услуг и финансовых рынков. Глобальная задача Директората по внутреннему рынку и услугам состоит в развитии и поддержке динамичного и открытого внутреннего рынка ЕС, позволяющего гражданам отвечать на вызовы глобализации.

Применительно к сфере финансовых услуг и рынков основные задачи Директората заключаются в (i) обеспечении регулирования отношений в финансовой сфере, увеличивающее конкурентоспособность, стимулирующее инновации и содействующее финансовой стабильности; (ii) подготовке законопроектов и последующий мониторинг исполнения принятых законодательных актов в области интеграции рынков капитала Союза и создания единого рынка финансовых услуг. При Генеральном директорате по внутреннему рынку и услугам также созданы консультативные комитеты.


Европейский парламент обладает полномочиями по регулированию рынка финансовых услуг путем принятия нормативных актов в рамках законодательной процедуры (ст. 14 Договора о ЕС). По мнению зарубежных ученых, реализация Парламентом данных полномочий представлена в «форме принятия решений совместно с Советом ЕС по проектам законодательных актов, предложенных Комиссией»42.

При Европейском парламенте функционирует Комитет по экономической и денежной политике (ЭКОН), некоторые функции которого связаны с рынком финансовых услуг. К ним, в частности, относятся следующие: (i) свободное движение капитала и платежей и (ii) регулирование и надзор за сферой финансовых услуг, институтов и рынков включая финансовую отчетность, аудит, стандарты ведения бухгалтерского учета, корпоративное управление и другие направления, связанные с корпоративным правом и касающиеся оказания финансовых услуг. В своей деятельности ЭКОН опирается на консультативную помощь со стороны научного сообщества и представителей ЕЦБ.

Дополнительную помощь Европейскому парламенту оказывают комитет по внутреннему рынку и защите потребителей, осуществляющий защиту прав потребителей финансовых продуктов, и комитет по юридическим вопросам. На практике помощь последнего выглядит следующим образом: проекты решений, выполненные ЭКОНом по вопросам корпоративных финансов, комментируются или исправляются членом Парламента, входящим в состав комитета по юридическим вопросам.

Договор о ЕС наделил Европейский центральный банк статусом института, ранее являвшегося просто органом (ст. 3), а положения Договора о функционировании ЕС и Приложение №4 к нему (Статут о ЕЦБи ЕСЦБ) подробно раскрывают его полномочия. Подобная трансформация статуса ЕЦБ «отражает возросшее влияние этого органа, его растущую роль в достижении целей и задач, стоящих перед ЕС»43.

В соответствии со ст. 282 Договора о функционировании ЕС ЕЦБ и национальные центральные банки государств-членов, действуя совместно, образуют Европейскую систему центральных банков (ЕСЦБ). Организационная структура ЕЦБ состоит из Генерального совета, представляющего на банковском уровне интересы самого ЕЦБ и национальных центральных банков; Совета управляющих ЕЦБ, представленного членами правления ЕЦБ и руководителей национальных центральных банков государств-членов, входящих в группу еврозоны; Правления ЕЦБ, назначаемого Европейским советом по рекомендации Совета и на основе консультаций с Европейским парламентом и Советом управляющих (ст. 283 Договора о функционировании ЕС).


Как справедливо полагает Н.Верон, ЕЦБ «не обладает надзорными полномочиями, и в отличие от его ответственности за операции на открытом рынке, задачи ЕЦБ по поддержанию стабильности финансовой системы ЕС сводятся к ее мониторингу»44. С данными утверждениями можно согласиться, поскольку в отличие от национальных центральных банков ЕЦБ не обладает полномочиями осуществлять надзор за кредитными и финансовыми организациями и финансовыми рынками. Основное полномочие ЕЦБ (как руководящего элемента ЕСЦБ) связано с обеспечением стабильности финансовой системы, поскольку ЕСЦБ несет ответственность за контролем над обращением денежной массы, содействию равномерному функционированию платежных систем и управлению минимальными резервами государств-членов (ст. 127 Договора о функционировании ЕС и ст. 3 Статута о ЕЦБи ЕСЦБ).

Дополнительные полномочия ЕЦБ выражены в функциях (i) консультирования институтов и органов ЕС по вопросам своей компетенции (ст. 127 Договора о функционировании ЕС и ст. 4 Статута о ЕЦБи ЕСЦБ); (ii) сбора статистической информации и взаимодействия с международными валютно-денежными институтами (например, Базельский комитет по банковскому надзору) (ст.ст. 5-6 Статута о ЕЦБи ЕСЦБ); (iii) осуществления кредитных операций и операций на открытом рынке и установление общих правил их выполнения (ст. 18 Статута о ЕЦБи ЕСЦБ); (iv) разработки инструкций по функционированию клиринговых и платежных систем (ст. 22 Статута о ЕЦБи ЕСЦБ); (v) консультирования Совета, Европейской Комиссии и компетентных органов государств-членов ЕС по вопросам применения законодательства Союза, связанного с пруденциальным надзором за кредитными институтами и стабильностью финансовой системы (ст. 127 Договора о функционировании ЕС)45.

Следовательно, ЕЦБ, являясь институтом ЕС, наделенным преимущественно полномочиями по обеспечению стабильности финансовой системы Союза, обладает консультативными полномочиями, связанными с мониторингом и осуществлением надзора за функционированием финансового рынка, что оказывает косвенное влияние на финансовый рынок. Инструментами такого влияния выступают меры, направленные на предотвращение финансовых кризисов и обеспечение ликвидности на финансовых рынках государств-членов и регулирования обращения денежной массы.


Совет ЕС обладает широкими полномочиями, юридическая основа которых зафиксирована в ст. 16 Договора о ЕС, предусматривающей, что совместно с Европейским парламентом Совет осуществляет законодательную и бюджетную функции. Единолично он вправе осуществлять реализацию политик на условиях, предусмотренных учредительными договорами. Указанная конструкция полномочий Совета носит общий характер, но «достаточно четко определяет сферу ведения Совета, его предназначение и круг основных полномочий»46. В целом полномочия Совета определяются следующими направлениями: законодательные функции; координация политик ЕС в экономической области; развитие ОВПБ; заключение международных соглашений от имени ЕС; принятие бюджета Союза.

Следует отметить, что комплексность и многопрофильность задач, решаемых Советом, побуждает его к формированию специальных групп по отраслевым вопросам, создаваемых на уровне компетентных министров национальных правительств. В силу этого для решения задач в рамках политики в области финансовых услуг Совет осуществляет свои полномочия посредством Экономического и Финансового Совета (ЭКОФИН), включающего министров экономики и финансов государств-членов ЕС. Деятельность ЭКОФИНа сфокусирована на политиках ЕС, включающих экономическую политику и надзор за ее осуществлением, юридические, практические и международные аспекты обращения евро, финансовые рынки и движение капитала. ЭКОФИН принимает решения квалифицированным большинством с учетом консультаций с Европейским парламентом, за исключением бюджетных вопросов.

Специалисты отмечают, что эффективность деятельности ЭКОФИНа осложняется большим количеством государств-членов, преследующих свои узкие интересы на рынке финансовых услуг47. Так, государства, на территории которых были учреждены транснациональные банки (например, Великобритания), стремятся оказывать им всестороннюю поддержку. В то время как государства-члены ЕС, расположенные на территории Восточной Европы, опасаются, что политика транснациональных банков навредит их интересам48.


Таким образом, руководство и реализация политики ЕС в области финансовых услуг осуществляется преимущественно двумя институтами – Европейской Комиссией и Советом. Дополнительно с целью реализации экономической политики и функционирования внутреннего рынка, в частности финансового сектора, функционирует специализированный вспомогательный орган - Экономический и Финансовый Комитет (ЭФК), призванный содействовать Совету в реализации его задач. ЭФК состоит из представителей государств-членов Союза, Европейской Комиссии и ЕЦБ. Статус ЭФК оценивается некоторыми экспертами как «закрытая экспертная группа с неформальной практикой и высокой бюрократизацией»49.

Данное утверждение основано на том, что в задачи ЭФК входит предоставление заключений по вопросам функционирования финансового рынка исключительно Совету ЕС и Комиссии; мониторинг экономической ситуации и финансовых рынков государств-членов и уведомление об этом Совета и Комиссии; контроль за обеспечением свободного движения капитала и платежей на территории ЕС (ст. 134 Договора о функционировании ЕС).

Подводя итог сказанному, можно с уверенностью заключить, что политика, реализуемая институтами Европейского Союза в области финансовых услуг, относится к категории наиболее важных политических курсов интеграционного объединения. Комплексное регулирование и устойчивое развитие финансовых рынков в ЕС продиктовано широкомасштабной реализацией политики в области финансовых услуг, включающей экономико-правовые мероприятия, санкционированные институтами и органами ЕС и направленные на активную консолидацию, имеющей своими целями устранение экономических барьеров, усиление надзора и конвергенции, а также совершенствование нормативной базы.В силу этого понятие политики ЕС в области финансовых услуг может быть сформулировано следующим образом.

Политика Европейского Союза в области финансовых услуг представляет собой политику уполномоченных институтов и органов Европейского Союза, основанную на принципах внутреннего рынка, направленную на консолидацию конкурентоспособного и экономически эффективного финансового рынка, обеспечение высокой степени финансовой стабильности, защиты потребителей и контроля, устранение экономических барьеров с целью масштабного оказания финансовых услуг и свободного движения капитала и платежей.




1 Quaglia, L. The politics of financial services regulation and supervision reform in the European Union. European Journal of Political Research. Volume 46, Issue 2, March 2007. p. 269

2См. подробнее: ПравоЕвропейскогоСоюза: Учебникдлявузов / Подред. С.Ю. Кашкина. – М.: Юристъ, 2002. с. 560-573; Европейское право. Право Европейского Союза и правовое обеспечение защиты прав человека: учебник / Рук.авт. колл. и отв. Ред. Л.М. Энтин. – 3-е изд., пересмотр. идоп. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2011. с. 754-776

3См. подробнее: Blair, Michael QC. Walker, George. Financial Services Law, Oxford, 2006. p. 26

4Lannoo, K. Concrete steps towards more integrated financial oversight: the EU's policy response to the crisis. CESP task force report, Brussels: Centre for European Policy Studies. 2008. p. 12; Young, A.R. The Single Market: A New Approach to Policy, in H. Wallace, W. Wallace and M.A. Pollack (eds.) Policy-Making in the European Union. Oxford: Oxford University Press, 2005. pp. 93–112.

5Bongini, P. The EU experience in financial services liberalization: A model for gats negotiations? SUER.Vienna. 2003. p. 12

6Kudrna, Zdenek. The EU Financial Market Policy: Evolution, Innovation and Research Outlook. Working Paper No. 04/2009. Institute for European Integration Research. Vienna. 2009. p. 20

7ТрыкановаС.А. Актуальныепроблемыевропейскогоправа. – М.: Флинта: МПСИ, 2008. с. 21

8ВишневскийА.А. БанковскоеправоЕвропейского Союза, М., 2000, с. 12

9Право Европейского Союза: Учебник для вузов / Под ред. С.Ю. Кашкина. – М.: Юристъ, 2002. с. 581

10Топорнин Н.Б. Указ. Соч. с. 690-691


11Case C-249/06: Judgment of the Court (Grand Chamber) of 3 March 2009 — Commission of the European Communities v Kingdom of Sweden. European Court reports 2009 Page I-01335

12Maning Gilbert Warren III, European Securities Regulation, Hague, 2003.p. 2

13Council Directive 85/611/EEC of 20 December 1985 on the coordination of laws, regulations and administrative provisions relating to undertakings for collective investment in transferable securities (UCITS).OJ L 375, 31.12.1985, p. 3–18

14Directive 2006/48/EC of the European Parliament and of the Council of 14 June 2006 relating to the taking up and pursuit of the business of credit institutions. OJ L 177, 30.6.2006, p. 1–200

15Directive 2006/49/EC of the European Parliament and of the Council of 14 June 2006 on the capital adequacy of investment firms and credit institutions. OJ L 177, 30.6.2006, p. 201–255

16Directive 2001/17/EC of the European Parliament and of the Council of 19 March 2001 on the reorganisation and winding-up of insurance undertakings. OJ L 110, 20.4.2001, p. 28–39

17Directive 94/19/EC of the European Parliament and of the Council of 30 May 1994 on deposit-guarantee schemes. OJ L 135, 31.5.1994, p. 5–14

18Directive 2001/107/EC of the European Parliament and of the Council of 21 January 2002 amending Council Directive 85/611/EEC on the coordination of laws, regulations and administrative provisions relating to undertakings for collective investment in transferable securities (UCITS) with a view to regulating management companies and simplified prospectuses.OJ L 41, 13.2.2002, p. 20–34

19Directive 2001/108/EC of the European Parliament and of the Council of 21 January 2002 amending Council Directive 85/611/EEC on the coordination of laws, regulations and administrative provisions relating to undertakings for collective investment in transferable securities (UCITS), with regard to investments of UCITS.OJ L 41, 13.2.2002, p. 35–42


20Directive 97/9/EC of the European Parliament and of the Council of 3 March 1997 on investor-compensation schemes. OJ L 84, 26.3.1997, p. 22–31

21 Directive 2009/65/EC of the European Parliament and of the Council of 13 July 2009 on the coordination of laws, regulations and administrative provisions relating to undertakings for collective investment in transferable securities (UCITS). OJ L 302, 17.11.2009, p. 32–96

22Directive 2003/6/EC of the European Parliament and of the Council of 28 January 2003 on insider dealing and market manipulation (market abuse). OJ L 96, 12.4.2003, p. 16–25

23Commission Directive 2003/124/EC of 22 December 2003 implementing Directive 2003/6/EC of the European Parliament and of the Council as regards the definition and public disclosure of inside information and the definition of market manipulation. OJ L 339, 24.12.2003, p. 70–72

24 Directive 2002/65/EC of the European Parliament and of the Council of 23 September 2002 concerning the distance marketing of consumer financial services and amending Council Directive 90/619/EEC and Directives 97/7/EC and 98/27/EC. OJ L 271, 9.10.2002, p. 16–24

25 Directive 2004/109/EC of the European Parliament and of the Council of 15 December 2004 on the harmonisation of transparency requirements in relation to information about issuers whose securities are admitted to trading on a regulated market and amending Directive 2001/34/EC. OJ L 390, 31.12.2004, p. 38–57

26 Directive 2003/71/EC of the European Parliament and of the Council of 4 November 2003 on the prospectus to be published when securities are offered to the public or admitted to trading and amending Directive 2001/34/EC. OJ L 345, 31.12.2003, p. 64–89


27 Directive 2002/87/EC of the European Parliament and of the Council of 16 December 2002 on the supplementary supervision of credit institutions, insurance undertakings and investment firms in a financial conglomerate and amending Council Directives 73/239/EEC, 79/267/EEC, 92/49/EEC, 92/96/EEC, 93/6/EEC and 93/22/EEC, and Directives 98/78/EC and 2000/12/EC of the European Parliament and of the Council. OJ L 35, 11.2.2003, p. 1–27

28 Directive 2001/34/EC of the European Parliament and of the Council of 28 May 2001 on the admission of securities to official stock exchange listing and on information to be published on those securities. OJ L 184, 6.7.2001, p. 1–66

29Directive 2002/47/EC of the European Parliament and of the Council of 6 June 2002 on financial collateral arrangements.OJ L 168, 27.6.2002, p. 43–50

30 Directive 2004/39/EC of the European Parliament and of the Council of 21 April 2004 on markets in financial instruments amending Council Directives 85/611/EEC and 93/6/EEC and Directive 2000/12/EC of the European Parliament and of the Council and repealing Council Directive 93/22/EEC. OJ L 145, 30.4.2004, p. 1–44

31Directive 2005/60/EC of the European Parliament and of the Council of 26 October 2005 on the prevention of the use of the financial system for the purpose of money laundering and terrorist financing.OJ L 309, 25.11.2005, p. 15–36

32Directive 2004/25/EC of the European Parliament and of the Council of 21 April 2004 on takeover bids.OJ L 142, 30.4.2004, p. 12–23

33Directive 2001/24/EC of the European Parliament and of the Council of 4 April 2001 on the reorganisation and winding up of credit institutions.OJ L 125, 5.5.2001, p. 15–23

34Directive 2009/138/EC of the European Parliament and of the Council of 25 November 2009 on the taking-up and pursuit of the business of Insurance and Reinsurance (Solvency II). OJ L 335, 17.12.2009, p. 1–155


35Directive 2002/92/EC of the European Parliament and of the Council of 9 December 2002 on insurance mediation. OJL 009 , 15.01.2003, p. 0003 - 0010

36 См. подробнее : Некрасов А.И. Развитие правового регулирования политики Европейского Союза в области финансовых услуг в ХХ- начале ХХ1 в.в. //Международное право и международные организации. 2011. № 2(6), с. 125-139.

37Raffan, M. A Practitioner‘s Guide to EU Financial Services Directives. EU policy in financial services: current EU dossiers. City & Financial Publishing., 2nd edition, London. 2006,p. 29

38Takis, T, Nebbia, P. European Union law for the twenty-first century. Hart Publishing.Oregon. 2004. p. 45

39Lannoo, K. Op. Cit. p. 69-70

40van der Stichele,Myriam. Financial regulation in the European Union.mappingeu decision making structures on financial regulation and supervision. Centre for Research on Multinational Corporations. European Network on Debt and Development, WEED, Bretton Woods Project and Campagna per la ReformadellaBancaMondiale. 2008. p. 10

41Европейское право. Право Европейского Союза и правовое обеспечение защиты прав человека: учебник / Рук.авт. колл. и отв. Ред. Л.М. Энтин. – 3-е изд., пересмотр. идоп. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2011. с. 175-175

42 van der Stichele, M. Op. Cit. p. 26

43Европейское право. Право Европейского Союза и правовое обеспечение защиты прав человека: учебник / рук.авт. колл. и отв. ред. Л.М. Энтин. – 3-е изд., пересмотр. и доп. – М.: Норма:ИНФРА-М, 2011. С. 232.


44Véron, N. Is Europe ready for a major banking crisis? // Bruegel policy brief. 2007. No. 3, p. 18.


45При этом Совет может возложить на ЕЦБ особые задачи относительно осуществления пруденциального надзора за кредитными и иными финансовыми институтами, за исключением страховых предприятий. Подробнееобэтомсм. настоящий § 3 Главы II диссертационного исследования

46Европейское право. Право Европейского Союза и правовое обеспечение защиты прав человека: учебник / Рук.авт. колл. и отв. Ред. Л.М. Энтин. – 3-е изд., пересмотр. идоп. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2011.С. 152

47Véron, N. Is Europe ready for a major banking crisis? // Bruegel policy brief. 2007. No. 3. p. 18

48 van der Stichele, M. Op. Cit. p. 21-22

49Grosche, G. Puetter, U. Preparing the Economic and Financial Committee and the Economic Policy Committee for Enlargement // Journal of European Integration. Volume 30, Issue 4 September 2008. p. 527 – 543