litceysel.ru
добавить свой файл
1 ... 25 26 27 28 29 30

9.5. Выводы

1. Существуют нормативные и учрежденские комму­никационные институты. Нормативные институты (есте­ственный язык, фольклор, искусство, народные традиции и народные промыслы) представлены во всех обществен­ных коммуникационных системах; они базируются на четырех исходных коммуникационных каналах. Рукопис­ная и мануфактурная ОКС обогатились коммуникацион­ными службами, обеспечивающими функционирование каналов письменности и книгопечатания; эти ОКС представляли собой суммативные системы. Индустриальная ОКС является структурированной системой систем, включающей нормативные институты, социальные служ­бы и институты, доинституционные службы.

2. Социально-коммуникационный институт — это эле­мент индустриальной ОКС, представляющий собой фор­мально учрежденную, т. е. имеющую свой орган управле­ния, совокупность организационных и технологических систем, обладающую определенным, социально признанным назначением. Различаются кумулятивные и некуму­лятивные СКИ.

3. Всем коммуникационным явлениям — от устной коммуникации до индустриальной ОКС свойственны две основополагающие сущностные функции коммуника­ционно-пространственная и коммуникационно-временная. На базе этих функций в документных системах развива­ются дополнительные сущностные функции: ценностно-ориентационная, формирования документных потоков, поисковая.

4. Поскольку сущностные функции социально-комму­никационных институтов не зависят от социально-куль­турных, экономических, политических условий в преде­лах индустриальной неокультуры, они остаются одними и теми же в либерально-демократическом обществе и в тоталитарном обществе. Зато коренным образом разли­чаются их прикладные функции.

5. Социально-коммуникативные права и свободы яв­ляются важнейшей частью международно-признанных прав человека.

6. Главная организационная особенность либерально-демократической схемы ОКС — субъект-субъектные от­ношения между публикой и социально-коммуникацион­ными институтами.


7. Ленинский принцип партийности — руководящий принцип коммуникационной деятельности всех институ­тов и служб советской ОКС. Главная организационная особенность тоталитарной схемы ОКС заключается в субъект-объектных отношениях между идеологически­ми органами и СКИ, которые трансформируются в субъект-объектные отношения между СКИ и Публикой. В результате получается иерархическая административ­но-командная система.

8. Тоталитаризм невозможен без массированного ком­муникационного воздействия на сознание людей. В Со­ветском Союзе за время его существования получен уни­кальный опыт тотальной цензуры, который показал как силу, так и ограниченность коммуникационного насилия.

9. Принципиальные различия между либерально-демократической и тоталитарной ОКС наглядно проявляются при сопоставлении их характеристик в табличном виде (таб. 9.2)

Таблица 9.2




п/п



Характеристика


Либерально-демократическая

ОКС


Тоталитарная ОКС


1.


Основополагаю­щий принцип


Свободное

предпринимательство


Принцип

партийности


2.


Попечитель-

владелец учреждений

Государство,

общества,

частные лица

Партийно-государственная монополия

3.



Отношение Попечитель/СКИ


Субъект-субъектное, кооперация


Субъект-объектное, административно-командное

4.


Отношение СКИ/Публика

Субъект-субъектное, маркетинговое

Субъект-объектное, манипулятивное

5.


Схема управления


Самоуправление, децентрализованная

Иерархическая, централизованная

6.


Критерии эффективности

Рыночная конкуренция


Идеологическая выдержанность


10. Terra incognita социально-коммуникационных институтов включает следующие проблемы:

Многоаспектная типологизация институтов и служб, входящих в различные общественные ком­муникационные системы (ОКС).

• Разработка функционального подхода к ОКС, рас­крывающего динамику сущностных и прикладных социальных функций в связи с эволюцией комму­никационных систем.

• Нуждается в дальнейшем развитии системный под­ход к индустриальной ОКС, представляющей собой сложную структурированную систему систем. Этот подход должен раскрыть элементный состав этой системы, отношения между элементами, конфигу­рацию, т.е. состав подсистем.

• Какова возможная функционально-структурная конфигурация мультимедийной ОКС? Какие орга­ны управления могут возникнуть в этой конфигурации? Сохранятся ли социально-коммуникацион­ные права и свободы в мультимедийных ОКС?


• Возможно ли возрождение в будущем тоталитарных принципов и схем функционирования социально-коммуникационных институтов?


Литература

1. Бабиченко Д.Л. Писатели и цензоры. Советская литерату­ра 1940-х годов под политическим контролем ЦК. — М.: ИЦ «Россия молодая», 1994. — 173 с.

2. Блюм А.В. За кулисами «Министерства правды». Тайная история советской цензуры. 1917—1929. — СПб.: Академи­ческий проект, 1994. — 320 с.

3. Блюм А.В. Советская цензура в эпоху тотального террора. 1929― 1953. ― СПб.: Академический проект. 2000. ― 312 с.

4. Овсепян Р.П. История новейшей отечественной журналис­тики (февраль 1917 — начало 90-х годов). — М.: Изд-во МГУ, 1996. ― 207 с.

5. Панкратов Ф.Г., Серегина Т.К., Шахурин В.Г. Рекламная деятельность: Учебник. — М.: Маркетинг, 1998. — 244 с.

6. Почепцов Г.Г. Информационные войны. — М.: Рефл-бук, К.: Ваклер, 2000. ― 576 с.

7. Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики: Учеб. по­собие. ― М.: Изд-во МГУ, 1995. ― 94 с.

8. Тульчинский Г.Л. Public relations. Репутация, влияние, связи с прессой и общественностью, спонсорство. — СПб.: СПбГАК, 1994. ― 80 с.

9. Яковлев И.П. Паблик Рилейшенз в организациях. — СПб.: Петрополис, 1995. — 148 с.


10. СОЦИАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

КАК ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ

НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ


10.1. Система социально-коммуникационных наук

Методология научного познания предписывает разли­чать объекты и предметы науки. Определив социальную коммуникацию как движение смыслов в социальном про­странстве и времени, что мы определили: объект или пред­мет метатеории социальной коммуникации? Поясним суть вопроса.

Объект познания — это некоторая часть материально­го или нематериального мира, существующая независи­мо от нашего знания о ней. Мы можем только назвать объект, перечислить его внешние отличительные призна­ки, и этих априорных знаний достаточно для того, чтобы начать в принципе бесконечное изучение этого объекта.


Но охватить зараз объект в целом, во всех его многооб­разных связях и отношениях, с учетом его бесчисленных свойств и аспектов, невозможно. Поэтому разные науки (теории, учения), изучающие данный объект, выделяют одну или несколько его граней, на которые направляется познающая мысль. Эти грани выбираются исследователем не произвольно, а в зависимости от его научных установок и называются предметом познания. Так, химика интересу­ет вещественный состав данного объекта, а историка — ис­тория его развития.

Предмет познания существует не в объективной дей­ствительности, а в сознании познающего субъекта. Это часть наших априорных знаний об объекте. Предмет по­знания не содержится в познаваемом объекте, а формируется путем абстрактного мышления исследователя, ис­ходя из традиций и методологии данной науки (теории, учения). Поскольку всякий объект содержит бесконечное количество граней, процесс его познания бесконечен, и можно сформулировать сколь угодно много предметов для наук (теорий, учений), которые могли бы изучать этот объект. Поэтому такие сложные и важные для нас объек­ты, как Земля, человек, общество изучаются многими де­сятками наук. Так, человеческое общество изучают эко­номика, политология, история, социология, этнология, археология, филология, социальная психология, языкоз­нание, этика, культурология, искусствознание, соци­альная философия и пр. Науки, изучающие один и тот же объект, различаются предметами, и предмет экономики, конечно, совершенно другой, чем предмет социальной психологии, хотя объекты их совпадают.

Определение социальной коммуникации, сформулиро­ванное в разделе 1.1., есть описание объекта, существую­щего в реальной действительности независимо от каких-либо наук. Движение смыслов в социальном пространстве и времени возникло естественным путем в ходе становле­ния и развития человечества (антропогенеза), оно являет­ся, как говорят философы, онтологически объективным.

Теперь произведем систематизацию наук по онтологи­ческим объектам их исследования. Таких объектов оказы­вается четыре — это четыре самостоятельных, но взаимосвя­занных мира: X — природа, данная нам в ощущениях; Y — умозрительно постигаемые смыслы; I — личностный пси­хологический мир; S — социальная реальность. Соответственно образуются четыре комплекса научного знания:


X — естественные науки (естествознание);

Y — обобщающие, умозрительные науки;

I — человековедческие науки;

S — обществоведческие науки.

Эти комплексы пересекаются друг с другом, создавая подкомплексы интегральных стыковых наук. Такими под­комплексами являются:

IX — биогуманитарный подкомплекс — науки, изуча­ющие грани соприкосновения естественной природы и личностной субъективной реальности;

IS — культуроведческий подкомплекс — науки, объектом которых являются личность и общество в их взаимосвязи;

SX — подкомплекс технических наук, объект которых — преобразование природы в интересах общества.

Науки, изучающие один и тот же онтологический объект и образующие перечисленные комплексы и под­комплексы научного знания, ограничиваются друг от дру­га, как уже было сказано, по предмету познания. Перечис­лим некоторые из этих наук.

X. Естественные науки: астрономия, геология, меха­ника, физика, химия, биология и многие другие. В свою очередь эти науки делятся в процессе научной дифферен­циации на более конкретные дисциплины, образуя цик­лы астрономических, геологических и т.д. наук.

Y. Обобщающие (умозрительные) науки оперируют дематериализованными смыслами, которые не привяза­ны к явлениям, воспринимаемым органами чувств. Таких наук, точнее — научных циклов, можно назвать три: фи­лософия, богословие, математика. Как выразился В.В. Бибихин, «всякая философия чревата вещами невидимыми, однако существующими более надежным и неотменимым существованием, чем наблюдаемые вещи»134.

I. Человековедческие науки, предметами которых служат разные стороны человеческой личности как тако­вой, оказываются немногочисленными. Это — психология личности, педагогика, психиатрия, акмеология, валеология, геронтология, педиатрия. Зато именно человек явля­ется неисчерпаемым объектом искусства.


S. Обществоведческие науки гораздо многочисленнее и образуют развитые научные циклы: лингвистика, лите­ратуроведение, журналистика, филология, эстетика и ис­кусствознание, этика и юриспруденция, история, полито­логия, социология, экономика, социальная психология.

IX. Биогуманитарные науки — медицина, физиология человека, биологическая антропология, изучающая био­логическую эволюцию хомо сапиенс, этнопсихология, психогенетика.

IS. Культуроведческие науки — культурология (об­щая теория культуры), социология культуры, история культуры, археология, семиотика, этнология, или культур­ная (социальная) антропология, книговедение, теория массовой коммуникации, библиотековедение и другие прикладные науки о документных коммуникациях.

SX. Технические науки — автоматика, вычислитель­ная техника, информатика, радиотехника, телевидение, телефония и телеграфия, радиолокация и радионавига­ция, полиграфическая техника.

Социальная коммуникация как движение смыслов в социальном пространстве и времени локализована в объектах S и I, т.е. в общественной жизни и в личностном психическом мире. С развитием научного познания, как показано во Введении, проблематика социальной комму­никации начинает занимать все более значительное мес­то в предметах обществоведческих, человековедческих наук и соответствующих подкомплексах интегральных стыковых наук. Более того, есть основания считать неко­торые из научных дисциплин социально-коммуникационными науками по существу, ибо они изучают не что иное, как различные грани коммуникационной деятель­ности, разновидности коммуникационных каналов и со­циально-коммуникационных институтов. Перечислим эти частные социально-коммуникационные дисциплины.

Из числа человековедческих наук в систему социаль­но-коммуникационного знания входят:

1.1. Психология общения. Лидер этой дисциплины А.А. Леонтьев определил ее следующим образом: «Психо­логия общения — это раздел общей психологии, предме­том которого является психологическая специфика про­цессов общения, рассматриваемых под углом зрения взаимоотношений личности и общества» (Леонтьев А.А. Психология общения. — М., 1997. — С. 13). В центр чело­веческого общения Леонтьев ставит речевую деятель­ность, поэтому в психологии общения центральное место отводится психолингвистике.


1.2. Педагогика — одна из старейших прикладных коммуникационных дисциплин, которая в поисках научной глубины все больше осознает себя коммуникационной нау­кой. Как известно, педагогическая деятельность представ­ляет собой единство обучения (передача молодежи знаний, умений, навыков, хранящихся в национальном культурном наследии) и воспитания (направленное формирование умственных, этических, эстетических, физических качеств учащихся). Некоторые авторы обращаются к понятию «пе­дагогическое общение» и описывают обучение как «взаи­модействие таких трех главных компонентов: преподава­тель — содержательная учебная информация — учащийся (учащиеся)» (Орлов В.И. Знания, умения, навыки и обу­чение. — М., 1995. — С. 18). В связи с компьютеризацией педагогического процесса появился термин «педагогичес­кая информатика», но термин «коммуникация» пока не вошел в педагогический лексикон. Несмотря на это, впол­не очевидно, что педагогическая деятельность — это спе­циально организованная коммуникационная деятельность, целью которой является обучение и воспитание учащихся. В роли коммуниканта здесь выступает педагогический кол­лектив, а в роли реципиентов — группы учащихся. Соглас­но рис. 2.2 имеет место форма коммуникационной деятель­ности Гy Г — мидикоммуникация на групповом уровне.

1.3. Коммуникационная проблематика активно разра­батывалась в психоанализе: коммуникационное взаимодействие Эго, Ид (Оно), Суперэго (3. Фрейд), коммуни­кабельность психологических типов (К. Юнг), «подлинное общение» в социальной группе (К. Роджерс).

Из состава обществоведческих наук к социально-ком­муникативной системе относятся:

S.1. Лингвистика, изучающая знаковые средства устной коммуникации, правда, преимущественно вербальные; не­вербальные знаки — объект паралингвистики.

S.2. Литературоведение имеет своим предметом один из документных каналов, обеспечивающих трансляцию плодов словесного творчества; особенно ярко коммуникационный подход выражен в структурном литературоведении.


S.3. Искусствознание изучает документные и недокументные каналы распространения эстетических смыслов, пытаясь постичь таинственные законы воздействия про­изведений искусства на публику. А.А. Леонтьев справедли­во подчеркивает: «непременным условием художественно­го ощущения является то, что художник (коммуникатор) сообщает зрителю, читателю или слушателю (реципиенту) нечто такое, что позволяет этому последнему подняться над самим собой, получить от соучастия в художественном об­щении больше, чем он имел до этого общения... Искусство есть — с точки зрения реципиента — средство развития его личности, а не просто носитель какой-то информации. Искусство должно быть понятно зрителю: но если оно только понятно, это не искусство»135.

S.4. Журналистика бесспорно представляет собой при­кладное социально-коммуникационное учение. Здесь ар­гументы излишни.

Социологию и социальную психологию нельзя, ко­нечно, считать социально-коммуникационными науками, но проблематика социальной коммуникации выражена в них довольно отчетливо и привлекает все большее вни­мание. В рамках социологии оформляется социология коммуникации, а в социальной психологии, благодаря тру­дам Б.Д. Парыгина общение становится основополагающей категорией. Не случайно в разделе 2.4. мы квалифицирова­ли общение как социально-психологическую и коммуника­ционную категорию. Вывод о том, что коммуникационная деятельность есть духовное общение социальных субъектов, имеет принципиальное значение для правильного понима­ния соотношения между общением и коммуникацией.

Стимулом для роста заинтересованности фундамен­тальной социологии и социальной психологии в комму­никационной проблематике явилось бурное развитие при­кладной коммуникационной деятельности, востребован­ной политикой и бизнесом в конце XX века, а именно: рекламное дело, паблик рилейшенз, деловое общение, имиджмейкерство. Образовались эмпирические учения, предлагающие рекомендации профессиональным комму­никантам. Эти рекомендации нуждаются в социологичес­ким и психологическом обосновании, которое могут дать лишь солидные академические дисциплины.


Культуроведческий кодкомплекс в системе социаль­но-коммуникационных наук представляют:

IS.1. Социология культуры, изучающая практику об­щения различных социальных групп с социально-комму­никационными институтами: литература, театр, кино, биб­лиотеки и др.

IS.2. Семиотика включает в свой состав семиотику социальной коммуникации (см. главу 6); ее вклад в соци­ально-коммуникационную проблематику достаточно под­робно охарактеризован нами и не нуждается в дополни­тельной аргументации.

IS.3. Книговедение изучает книжную культуру в ис­торическом и современном аспекте.

IS.4. Теория массовой коммуникации своим названи­ем показывает свою коммуникационную сущность. Имен­но массовая коммуникация с 30-х годов XX века (X. Ортега-и-Гассет) привлекает внимание культурологов.

IS.5. Другими прикладными культуроведческими дис­циплинами, давно укоренившимися, подобно журналис­тике, в различных социально-коммуникационных инсти­тутах, являются: библиотековедение, библиографоведение, архивистика, музееведение, библиополистика (учение о книжной торговле), теория и практика литера­турного редактирования и книгоиздания.

Технические дисциплины, входящие в подкомплекс SX, изучают социально-коммуникационную проблемати­ку в аспекте формирования и развития материально-техни­ческой базы социальной коммуникации. При этом они ори­ентируются на схему технической коммуникации (рис. 1.3), которая абстрагируется от смысла передаваемых сообще­ний. Однако важность технического обеспечения смыс­ловой коммуникации достаточно очевидна, и перспекти­вы становления мультимедийной электронной коммуни­кации придают этому обеспечению высокую актуальность и значимость.

Промежуточное положение между техническими и обществоведческими дисциплинами занимают научная информатика, изучающая научную коммуникацию и пути ее совершенствования за счет использования компьютер­ной техники и телекоммуникации, а также другие «инфор­матики» (экономическая, педагогическая, военная и т. п.) (см. главу 7).


Наконец, обобщающие науки не могли обойти комму­никационную проблематику. Философия интересовалась этой проблематикой издавна, начиная со средневековой герменевтики, но подлинный ренессанс коммуникации в философии наступил в XX веке на фоне всеобщего разочарования в могуществе философской мысли.

М. Фуко даже заявил о смерти философии; его заявле­ние созвучно настроениям П. Фейерабенда и Р. Рорти, ко­торые считают безответственной и опасной претензию фи­лософии изрекать окончательные Истины. «Большие фило­софы» рассматриваются как вымирающие представители уходящей эпохи. «Учителя мысли стяжали себе дурную славу» — написал Ю. Хабермас, имея в виду Гегеля, Канта и Маркса136. Современное поколение философов, подводя итоги XX столетия, приходят к выводу, что философия не должна передаваться абстрактным идеям и тем более навязывать их жизни, ибо это превратило бы ее в идеоло­гическую репрессивную машину. Философия должна ос­мысливать общие основы человеческого бытия, не претен­дуя на то, что она видит и знает то, что недоступно ни науч­ному, ни эстетическому, ни этическому, ни религиозному, ни обыденному познанию. Как возможно такое осмысление? Оно возможно, если философия возьмет на себя роль по­средника, обеспечивающего сотрудничество между разны­ми, обособленными формами познания. Всякое сотрудни­чество есть коммуникация, отсюда — приоритет коммуни­кационной проблематики в западной философии второй половины XX века. Перечислим наиболее авторитетные философские учения «коммуникационного направления».

Аналитическая философия (философия анализа языка или лингвистическая философия) — Л. Витгенш­тейн, Р. Карнап, Дж. Мур, Дж. Остин, У. Куайн.

Философская герменевтика — Г.Г. Гадамер, Э. Бет­ти, П. Рикёр, Л. Парейсон, Дж. Ваттимо.

Экзистенциализм — К. Ясперс, Ж.-П. Сартр, М. Мерло-Понти, Г. Марсель.

Диалогический персонализм — М. Бубер, Э. Левинас (см. раздел 2.2).


Структурализм: лингвистический структурализм (Н. Трубецкой, Р. Якобсон) (см. раздел 6.1); антрополо­гический структурализм (К. Леви-Стросс, Л. Леви-Брюль); структурализм истории, «археология знания», раскрывающая механизм социальной памяти (М. Фуко); бессознательное, структурированное как язык (Ж. Лакан).

Эпистемология (учение о научном познании) — на­учные революции (Т. Кун), критический рационализм К. Поппера с идеями «фальсификации научного знания» и «миром объективного знания».

Теория символических форм Э. Кассирера, сводящая философию культуры к философии символизма; также семиотические разработки Ч. Морриса (см. раздел 6.1).

Теория коммуникативного действия Ю. Хабермаса (80-е гг.) утверждает, что коммуникативное поведение, рассчитанное на достижение взаимопонимания между людьми — единственный путь к разрешению социальных, национальных, культурных конфликтов, к самореализа­ции личности, к противостоянию порабощающей челове­ка власти.

Коммуникационная проблематика не чужда матема­тике — достаточно вспомнить математическую теорию информации К. Шеннона. Не обошло ее своим внимани­ем и богословие. Но мы не будем углубляться в достиже­ния этих наук, а подведем итоги сказанному.

Итак, вырисовывается довольно богатый и разнообраз­ный по разработанности и научному статусу познаватель­ный материал, раскрывающий разные грани социальной коммуникации. Но системы социально-коммуникацион­ных наук нет, ибо нет системного взаимодействия между социально-коммуникационными дисциплинами. Правда, накоплен обширный «строительный материал» для созда­ния подобной системы. Чего же не хватает? Не хватает обобщающей учения, метатеории, которая нарушила бы отраслевую замкнутость научных комплексов и подком­плексов и обеспечила бы обмен идеями, методами, дости­жениями и затруднениями между ними.

На рис. 10.1 приведена гипотетическая система соци­ально коммуникационного знания, на фоне общей системы научного знания. Из всех комплексов и подкомплексов лишь естественные науки не затронуты коммуникационной проблематикой, и видимо, она им в принципе чужда.






Рис.10.1. Гипотетическая система социально-коммуникацион­ных

наук (заштрихованная область) на фоне общей системы

научного знания


Сейчас слабо разработана эта проблематика в биогумани­тарных науках, хотя потенциальные возможности имеют­ся в медицине, в физиологии, может быть, где-либо еще. Мы назвали эту систему «гипотетической», потому что ре­ально предъявить ее нельзя, она лишь формируется.


10.2. Общая характеристика метатеории

социальной коммуникации

Рис. 10.1. показывает, что метатеория социальной ком­муникации занимает центральное место (служит ядром) си­стемы социально-коммуникационных наук. Это ее положе­ние в сфере научного знания обусловлено тем, что она является обобщающей теорией, а остальные дисциплины — част­ными обобщаемыми теориями социальной коммуникации.

Объектом метатеории является социальная коммуни­кация в целом, т. е. все виды, уровни, формы, средства и технологии движения смыслов в социальном времени и пространстве.

Предметом метатеории служат не конкретные соци­ально-коммуникационные явления, а знания об этих яв­лениях, добытые частными теориями. Поскольку эти тео­рии относятся к различным научным комплексам, мета­теория социальной коммуникации приобретает статус межнаучной обобщающей теории.

Функции межнаучных теорий в системе научного зна­ния заключаются в следующем. Помимо объяснительной, описательной и предсказательной функций, которые вы­полняются всеми научными теориями, метатеории име­ют особые функции:

трансляционную — перенос обобщенного знания из одной частной дисциплины в другую с целью углубления конкретных знаний и раскрытия общих фундаментальных закономерностей и принципов изучаемых предметов;


стратегическую — ориентация в направлениях даль­нейших научных поисков;

терминологическую — упорядочение и согласование терминологических систем частных наук;

практическую — содействие решению комплексных практических проблем, требующих участия специалистов разного профиля;

методологическую — уточнение объекта, предмета, границ и условий применимости конкретных теорий;

общенаучную — раскрытие содержания общенаучных категорий, входящих в аппарат метатеории; в данном случае — понятия социальной коммуникации и производных от него;

мировоззренческую — содействие формированию профессионального мировоззрения специалистов (соци­ально-коммуникационных работников).

Содержание метатеорий складывается из обобщения проблематики частных дисциплин, а также собственной про­блематики, не затрагиваемой последними и связанной с вы­полнением стратегических, практических, методологических и общенаучных функций. Это содержание в общих чертах представлено в десяти главах настоящего издания.

Методическому аппарату метатеорий не свойствен­ны такие методы эмпирического познания, как экспери­мент и наблюдение, зато широко применяются методы сравнения, аналогии, типологизации, моделирования, формализации. Метатеории часто берут на вооружение общенаучные методологические подходы: системный, информационный, функциональный и др. Согласно определению метатеории, источниками зна­ния, на основе которого она вырабатывает обобщающие закономерности, типологии, принципы, служит содержа­ние частных дисциплин, как фундаментальных наук, так и прикладных учений.

В табл. 10.1. конкретизирована взаимозависимость между метатеорией социальной комму­никации и дисциплинами, входящими в систему социально-коммуникационных наук. Познавательная ценность этой таблицы в том, что она наглядно демонстрирует межнаучный статус метатеории социальной коммуникации и показывает распределение обобщаемых ею проблем меж­ду частными дисциплинами.


Таблица 10.1.

Метатеоретические проблемы и обобщаемое научное знание




п/п


Метатеоретические проблемы


Обобщаемое научное знание


Фундаментальные науки

Прикладные учения

1.


Смыслы и понимание

Философия: теория познания;

Психология понимания



2.


Коммуникационная деятельность


Психология общения;

Педагогика;

Теория массовой коммуникации;

Риторика


Культура речи;

Деловое общение;

Паблик рилейшенз; Рекламное дело; Конфликтология; Журналистика

3.


Социальная память


Культурология;

Книговедение;

Психология памяти;

Социальная психология

Библиотековедение; Архивоведение; Источниковедение; Музееведение

4.


Коммуникационные каналы


Лингвистика;

Литературоведение; Искусствознание;


Книговедение;

Теория информации


Библиографоведение; Библиополистика; Текстология; Телекоммуникация


5.


Эволюция социальных коммуникаций


История;

Культурология;

Антропология;

Археология

Палеография; Инкунабуловедение; Мемуаристика


6.


Семиотика социальных коммуникаций


Семиотика;

Структурная лингвистика; Структурное литературоведение; Этнология

Теория редактирования; Теория кодирования; Рекламное дело;

Тайнопись

7.


Социальная информация


Философия информации;

Теория информации


Научнаяин форматика; Компьютерная информатика

8.


Коммуникационные потребности


Общая психология;

Социальная психология;

Общая социология

Библиотековедение; Журналистика; Социология культуры

9.


Социально-коммуникационные институты

Общая социология;

Политология;

Социология культуры

Менеджмент

10.


Система социально-коммуникационных наук

Философия:

классификация наук; Науковедение

Библиотечно-библиографические классификации



10.3. Выводы

1. В настоящее время сложилась система социально-коммуникационных наук, включающая человековедческие, обществоведческие, биогуманитарные, культуроведческие, технические и обобщающие дисциплины. Это система охва­тывает как теоретическое, так и прикладное знание.

2. Благодаря развитию системы социально коммуни­кационных наук созрели условия для формирования обоб­щающей метатеории социальной коммуникации, объектом которой являются все виды, уровни, формы, средства и технологии социальной коммуникации в целом, а пред­метом — знание о социальной коммуникации, получен­ное частными дисциплинами.

3. Метатеория социальной коммуникации является межнаучной теорией и выполняет следующие особые функции: трансляционную, стратегическую, терминоло­гическую, практическую, методологическую, общенауч­ную, мировоззренческую, которые обеспечивают консо­лидацию и дальнейшее развитие системы социально-ком­муникационных наук.

4. Terra incognita. На рис. 10.1. система социально-коммуникационных наук названа «гипотетической», т.е. не обладающей статусом достоверного и общепринятого знания. Существование различных дисциплин, включающих в свой предмет те или иные коммуникационные проблемы, — факт несомненный. Однако эти дисципли­ны оторваны друг от друга и их лидеры не осознают общ­ность изучаемого ими объекта, а именно — социальной коммуникации. Возможно ли установление научно-интеграционных связей между ними, которые преобразуют сум­му знаний в системное знание? Вопрос остается откры­тым. Ясно одно, что без формирования обобщающей ме­татеории такое преобразование не возможно.



<< предыдущая страница   следующая страница >>