litceysel.ru
добавить свой файл
1
  1. 2. Физическая работоспособность в онтогенезе


Термин физическая работоспособность применяется разными авторами неоднозначно. В самом общем виде физическая работоспособность пропорциональна тому количеству механической работы, кото- рую человек способен выполнять длительно и с достаточно высокой интенсивностью (Карпман В. Л. с соавт., 1988). В своем исследовании мы придерживаемся понятия физической работоспособности как потенциальной способности человека проявить максимум физического усилия в статической, динамической или смешанной работе (Аулик И. В., 1990) на заданном уровне эффективности в течение определенного времени.

В ходе многочисленных исследований было показано закономерное снижение физической работоспособности по мере старения. Согласно данным Коркушко О. В. (1983), указанный показатель составляет в пожилом возрасте 92,2 + 3,52 Вт при 187,8 + 6,47 Вт у молодых. С другой стороны, Пирогова Е. А. с соавт. (1984) доказали несостоятельность применения интегральных показателей измерения физической работоспособности у лиц с ограниченной двигательной активностью.

Bayada J. et al. (1984) утверждают, что тест пригоден для обследования престарелых, осложнения (некатастрофического характера) наблюдались в 4,2%, у мужчин развиваемое усилие составляло 71,9 Вт, а у женщин — 53,5 Вт. Ouirion А. et а1. (1987) выявили снижение работоспособности при старении на 39,7X. Ilmarinen (1988) считает, что несмотря на сильные индивидуальные различия, физическая работоспособность уменьшается после 50 лет, при этом у женщин большую роль играет снижение функций кардиореспиратор- ной системы, а у мужчин — уменьшение мышечной силы. Предлагается использовать показатель в качестве критерия для пенсионного возраста.

Kendrick А., Laszlo G. (1988) отмечают возрастное снижение максимальной работоспособности, но отрицают ее половые различия. Fleg J., Lakatta Е. (1988) нашли отрицательную корреляцию между работоспособностью и возрастом.


Сметник В. П. с соавт. (1988) установили, что показатель физической работоспособности у мужчин выше, чем у женщин в молодом и среднем возрасте; при старении толерантность к физической нагрузке снижается как у мужчин, так и у женщин, однако степень снижения этого показателя у мужчин выше, а после 50 лет половая разница стирается полностью.

Иные результаты были получены Липовецким Б. М. с соавт. (1988). Авторы нашли существенное уменьшение толерантности к физической нагрузке после 60 лет, но наибольшие различия в продолжительности нагрузки между мужчинами и женщинами отмечены ими только для лиц 20-29 и 60-69 лет.

Изменения физической работоспособности при старении тесно связаны с возрастными сдвигами в адаптации сердечно-сосудистой системы к физическим нагрузкам, но результаты таких работ часто противоречивы.

Эти противоречия выступают уже при исследованиях сердечно-сосудистой системы пожилых и старых людей в состоянии покоя.

До сих пор нет единого мнения об изменении частоты сердечных сокращений при старении. Одни авторы считают, что она имеет тенденцию к замедлению (Какиашвили Д. С., 1973; Коркушко О. В., 1983; Сметник В. П. с соавт., 1988), другие исследователи не находят изменений частоты пульса у пожилых и старых людей (Vargas Е. еt а1., 1986). Брадикардию в старости связывают со снижением лабильности синусного автоматизма и ослаблением влияния экстракардиальных нервов на сердце.

Также обстоит дело с артериальным давлением. Некоторые авторы утверждают, что в старости уровень минимального и максимального давления повышается, причем второе увеличивается больше первого. Растет также пульсовое и среднединамическое давление (Schulz F. et а1., 1973; Коркушко О. В., 1983). В то же время на основании массового амбулаторного обследования 12,6 тысяч человек в возрасте старше 80 лет Чеботарев Д. Ф. с соавт. (1967) делают вывод об отсутствии существенных изменений артериального давления с возрастом.


Фролькис В. В. с соавт. (1984) показали, что один и тот же уровень артериального давления у молодых и старых людей поддерживается за счет различных соотношений в величине периферическоro сопротивления и минутного объема сердца. Выявленные особенности артериального давления связаны как с возрастными изменениями нейрогуморальной регуляции, так и с потерей эластичности крупных артериальных стволов и повышением периферического сопротивления сосудов (Шхвацабая И. К. с соавт., 1975; Коркушко О. В., 1983) .

Многие исследователи отмечают уменьшение систолического и минутного объема с возрастом, тогда как общее периферическое сопротивление кровеносных сосудов увеличивается (Коркушко О. В., 1983; Сметник В. П. с соавт., 1988). Причем у пожилых людей снижение минутного объема крови было связано с урежением числа сердечных сокращений, тогда как у старых наблюдалось и достоверное снижение систолического объема. Уменьшение сердечного выброса объясняют снижением растяжимости желудочка, что в свою очередь сопровождается понижением диастолического наполнения его, а так-же возрастными изменениями сократимости миокарда. Повышение периферического сопротивления кровотоку происходит в результате морфологических изменений артериол с утолщением их стенок, а отчасти и усилением прессорной реакции на уменьшение сердечного выброса (Шхвацабая И. К. с соавт., 1975).

Достоверных различий при исследовании сердечно-сосудистой системы в состоянии покоя между мужчинами и женщинами не выявляется.

Адаптация сердечно-сосудистой системы к физическим нагрузкам при старении зависит от вида нагрузки — динамической, ортостатической или локальной статической (сжатие кисти} и от ее интенсивности.

Так, Иванов Л. А. (1981) нашел, что при нагрузке 50 Вт у пожилых испытуемых были обнаружены более выраженные сдвиги показателей гемодинамики (минутный объем крови, частота сердечных сокращений, артериальное давление, периферическое сопротивление сосудов); в этом же возрасте ухудшается восстановление кровообращения.


Kuikka J., Lansimies Е. (1982) отмечают, что после 60 лет изменения систолического и минутного объема кровообращения при выполнении субмаксимальной нагрузки были выражены незначительно. Неоднородную зависимость изменений физиологических параметров у молодых, пожилых и старых людей в ответ на разные нагрузки исследовал Коркушко О. В. (1983). По его данным, при малых нагрузках сдвиги гемодинамических показателей (частота сердечных сокращений, артериальное давление, минутный объем крови) более выражены у пожилых и старых лиц, а при максимальной нарузке — у молодых.

Rodehffег R. et al. (1984) установили, что степень увеличения минутного объема крови при велоэргометрии не зависела от возраста; степень нарастания частоты сердечных сокращений с возрастом уменьшалась, а систолического объема увеличивалась.

Gokkinos D. et al. (1984) нашли, что при работе на тредбане единственным различием в ответе гемодинамики было более выраженное повышение диастолического давления у лиц после 65 лет. Siconolfi S. еt а1. (1985) установили при старении ослабление взаимосвязи между величинами кровяного давления и показателями физической работоспособности. Rоst R., Неck Н. (1987) считают, что "гипертония нагрузки" зависит от возраста и интенсивности нагрузки, но только в отношении систолического давления.

Сметник В. П. с соавт. (1988) утверждают, что с возрастом при одинаковой нагрузке сильнее повышается систолическое и диастолическое артериальное давление, в меньшей степени увеличиваются систолический и минутный объем крови, снижается общее периферическое сопротивление сосудов.

Данные литературы об особенностях реакции системы кровообращения на динамическую нагрузку у женщин немногочисленны, а peзультаты сопоставления их с таковыми у мужчин имеются лишь в единичных публикациях.

Часть авторов считают, что у мужчин и у женщин с увеличением возраста происходит одинаковое уменьшение максимальной частоты сердечных сокращений при нагрузке (Аstrand 1., 1960, Profant G. et al., 1972). В то же время отмечено, что увеличение частоты сердечных сокращений при нагрузке становится меньшим только у мужчин (Becklake М. et а1., 1965), а у женщин — лишь при большой нагрузке (Scheffild L. et а1., 1978), то есть наличие обратной зависимости между частотой сердечных сокращений и возрастом наблюдалось у них лишь при значительных нагрузках. Другие исследователи указали на наличие более высокой, по сравнению с мужчинами, частоты сердечных сокращений у женщин как молодого, так и старшего возраста (Белоцерковский 3. Б., Козырева О. В., 1984; Сметник В. П. c coast., 1988).


При одинаковой нагрузке систолическое артериальное давление у женщин ниже, чем у мужчин (Metheny Е. et а1., 1942; Сметник В. П. с соавт., 1988). Что касается диастолического артериального давления, то Profant G. et al. (1972) нашли его изменения незначительными для обоих половых групп, Ме1йепу Е. et al. (1942) отмечают его большее повышение у молодых женщин по сравнению с молодыми мужчинами, а Сметник В. П. с соавт. (1988) указывают на незначительность изменения показателя у молодых людей и его увеличение в старших возрастных группах.

Сдвиги в сердечно-сосудистой системе в ортостатике у старых и пожилых людей изучались мало, полученные данные подчас противоречивы. Дешин Д. Ф. (1963) находил парадоксальные реакции сердечно-сосудистой системы при старении: частота сердечных сокращений и артериальное давление в горизонтальном положении были больше, чем в положении сидя и стоя. Духовичный С.М. (1963) установил, что с возрастом прирост частоты пульса уменьшается, а систолическое и пульсовое давление имеет тенденцию к более выраженному снижению. Lее Т. et а1. (1966) указали, что сердечный индекс при ортостатике 45 градусов уменьшался только у старых людей, в то время как систолическое и среднединамическое давление увеличивалось только у молодых.

Буткевич Г. А. (1967) проводил ортостатическую пробу у 60-80-летних с нормальным артериальным давлением и при гипертонической болезни. Он выяснил, что при старении ухудшаются адаптивные механизмы к ортостатической нагрузке. Автор утверждает, что нормотонический и гипертонический типы реакции все больше уступают место реакциям гипотонического и гиподинамического типов. Он отмечает чрезмерное уменьшение систолического и минутного объемов крови, появление парадоксальных сдвигов величины общего периферического сопротивления.

Ослабление моторно-висцеральных связей у лиц старше 60-лет, сопровождающееся адаптивным увеличением артериального давления, уменьшением ортостатической реактивности сердца, снижением мощности его сокращений, повышением тонуса сосудов зластического типа и снижением тонуса сосудов мышечного типа, установил Шуров В. А. (1969) .


Камаренко Д. Н. (1970) обследовал 25 испытуемых 61-70 лет при активной ортостатической пробе и нашел, что на 10-й минуте после перемены позы прирост частоты сердечных сокращений составил 16 ударов в минуту, минутный объем крови уменьшился с 2,65 л до 2,24 л, систолический объем — с 43 мл до 35 мл, периферическое сопротивление возросло на 107 единиц.

Особенности реакции циркуляторного аппарата на пассивную ортостатику у 30 человек 62-65 лет изучал Померанцев Ю. М. (1970), который отмечает значительное снижение систолического давления, незначительный рост диастолического давления, прирост пульса в первую минуту на 10 ударов в мин., уменьшение систолического объема и увеличение минутного объема на 16Д8X. По его данным, происходит уменьшение периферического сопротивления на 18, 7%.

Шхвацабая И. К. с соавт. (1975) нашли при активной ортосттике в старшей возрастной группе более выраженное снижение систолического давления, меньший прирост частоты сердечных сокращений, более отчетливое снижение ударного объема и сердечного индекса, большее повышение периферического сопротивления кровотоку по сравнению с молодыми испытуемыми.

Отрицательную корреляцию разницы частоты сердечных сокращений (в положени лежа и стоя) и возрастном отмечали Sato J. et а1. (1981), связывая результаты с большим повышением активности симпатической системы и с большей степенью торможения парасимпатической нервной системы при физической нагрузке у пожилых людей по сравнению с молодыми.

Уменьшение величины падения артериального давления и прироста частоты сердечных сокращений нашли Goedhard W. et а1. (1985) при проведении ортостатической пробы у пожилых людей. williams В. et al. (1984) отмечают, что у здоровых пожилых людей при пассивной ортостатике в 60 градусов увеличение частоты сердечных сокращений и периферического сопротивления, уменьшение артериального давления и сердечного выброса были выражены в меньшей степени, чем у молодых людей. Biolcati А. et al. (1985) наблюдали падение систолического артериального давления при ортостатике, увеличивающееся при старении, а снижение диастолического давления было меньшим.


Biace L. et al. (1988) связывают возрастные различия в реакции гемодинамики на ортостатический тест с уменьшением парасимпатического контроля за деятельностью сердечно-сосудистой системы, со снижением функциональной активности симпатической нервной системы и уменьшением чувствительности барорецепторов к регулирующим влияниям вегетатики.

Сметник В. П. с соавт. (1988) отмечают, что у лиц старшей возрастной группы снижение систолического давления достоверно более выражено, чем у лиц молодого и среднего возраста. Авторы не выявили достоверных различий в реакциях системы кровообращения (их направленности и выраженности) на ортостатическую пробу у мужчин и женщин.

Коркушко О. В., Шатило О. В. (1989) нашли, что с возрастом уменьшается выраженность компенсаторных реакций кровообращения при ортостатической пробе за счет ослабления рефлекторных влияний на сердце и сосуды, связанная со снижением общего вегетативного тонуса и недостаточной активацией симпатической нервной системы в ортостазе.

Возрастные изменения адаптации сердечно-сосудистой системы к локальным статическим нагрузкам практически не изучены. В литературе, доступной нашему анализу, таких работ очень мало. Goldstraw Р., Varren D. (1985) обнаружили однотипные изменения функции кровообращения при сжимании ручного динамометра до развития утомления с силой 10-30% от максимальной у молодых и ста- рых людей. Авторы делают вывод, что тестирование вегетативной нервной системы с помощью изометрических нагрузок сохраняет диагностическую ценность у старых людей.

В обзоре Алферовой Т. В. (1988) показана разноречивость данных в сдвигах на локальные нагрузки сердечно-сосудистой системы в возрастном аспекте. Автор обьясняет это явление отсутствием разработанных критериев определения адекватности нагрузочных тестов и теории механизмов приспособительных реакций организма к локальной мышечной деятельности.

Sagiv М. et а1. (1988) установили, что при сжатии динамометра у пожилых людей увеличение систолического, диастолического артериального давления и частоты сердечных сокращений были аналогичны сдвигам у молодых людей.


Механизмы изменения физической работоспособности при старении связаны с рядом факторов: 1) происходят структурные, метаболические и функциональные изменения в самом мышечном аппарате; 2) ослабляются центральный нервный контроль, кортико-спинальные и ретикуло-спинальные влияния, трофические воздействия симпатической нервной системы и периферических нервов; 3) снижается вегетативное обеспечение мышечной деятельности в результате возрастных изменений в седечно-сосудистой и дыхательных системах, системе доставки кислорода, нарастает циркуляторная гипоксемия (Фролькис В. В. с соавт., 1984).

Увеличение реакции сердечно-сосудистой системы при старении на малых нагрузках, практически одинаковые сдвиги в любом возрасте на средние нагрузки и меньшая выраженность гемодинамических сдвигов при максимальной работе у пожилых людей рассматривается исследователями как признак ограничения реактивной способности системы кровообращения, снижения диапазона адаптационно-приспособительных механизмов, устойчивости к стрессорным влияниям (Коркушко О. В.. 1983).

С другой стороны, уменьшение сдвигов при интенсивной или длительной работе имеет определенное приспособительное значение для сердца старого человека с его ограниченными энергетическими и пластическими возможностями. При прочих равных условиях в старости при меньшей нагрузке возникают субъективные и объективные признаки коронарной недостаточности (болевые ощущения, изменения BHT и другие), что заставляет человека прекратить или уменьшить выполняемую работу (Фролькис В. В. с соавт., 1984).

До сих пор ведутся споры по поводу зависимости физической активности человека, работоспособности и продолжительности его жизни.

Так, Никитин В. П. (1982) считает, что еще нет достоверных данных о том, в какой степени пролонгирует жизнь систематическая мьппечная деятельность. По его мнению, более обосновано ее действие, поднимающее тонус организма и полноценность обновления протоплазмы его тканей.


Кирилюк А. П. с соавт. (1980) нашли, что физические нагрузки умеренной интенсивности замедляли развитие старческих процессов в нервной и сердечно-сосудистой системах. Под их влиянием у по- жилых людей снижались пороги возбудимости нервной системы, разобщение сердечной и мышечной функции, средний уровень функционирования сердца, а повьппались экономичность и эффективность работы сердца, сердечный выброс крови и кровоснабжение тканей.

Но В. L. (1984) оценивал физиологическую реакцию на максимальную нагрузку у людей с активным и пассивным двигательным образом жизни, последние показали меньшую физическую работоспособность.

Hitzhusen J. et al. (1984) установили, что у старых людей, совершающих пешие прогулки, физическая нагрузка вызывает меньшее повышение артериального давления и частоты сердечных сокращений, чем у ведущих сидячий образ жизни.

Cupelli V. et al. (1984) нашли, что при физической нагрузке тренированные мужчины имели более низкую частоту сердечных сокращений, более высокие показатели диастолического давления, а у нетренированных обнаружены более высокое систолическое артериальное давление и сниженная максимальная рабочая нагрузка в возрасте 40-б0 лет.

Hagberg J. et а1. (1985) не отмечают снижения физическойработоспособности при старении у спортсменов-бегунов на длинные дистанции. Yamanichi Т. et а1. (1987) установили увеличение физической работоспособности при умеренных физических нагрузках (ходьба) у людей в возрасте 33-64 года, а Grimbli G. (1988) подтвердил это заключение при оценке тренировок старых людей на выносливость. Sclwartz А., Snyder С. (1981) обследовали столетних жителей стран Карибского бассейна, авторы считают, что физическая тренированность способствует долгожительству. Stiny W. (1981) указывает на аналогичность воздействия физических нагрузок и снижения калорийности пищи; оба фактора ведут к уменьшению размеров тела и одновременно увеличивают продолжительность жизни. Orlandi А. (1981) обследовал 94 долгожителя и показал, что все долгожители регулярно подвергались физическим нагрузкам. Автор сформировал точку зрения о решающем значении этих нагрузок как фактора долгожительства.


Наблюдения над бывшими спортстменами позволяют заключить, что многие тренированные люди в возрасте бО-70 лет и даже старше обладают более высокими функциональными показателями, чем нетренированные. Физическая активность и тренировка способны компенсировать до некоторой степени тенденцию к снижению с возрастом адаптационных возможностей организма (Jokl Е., 1981).

Svanborg А. (1981) нашел на основе собственных лонгитудинальных исследований разных кагорт г. Ротенбурга, что физическая активность играет роль в замедлении процесса старения.

Fitzgerald Р. (1985) считает, что занятия физической культурой в пожилом возрасте могут заметно улучшить самочувствие, способствовать повышению работоспособности и даже продлевать жизнь. Higuti М., Kobyasi S. (1985) собрали данные о продолжительности жизни спортсменов, людей, совершающих регулярные прогулки пешком, в сравнении с людьми малоподвижного образа жизни. Авторы заключают, что подвижный образ жизни способствует увеличению продолжительности жизни и удлиняет активный период жизни.

Результаты исследования, основанные на наблюдении за состоянием здоровья 16936 мужчин, обучающихся в Гарвардском университете, показали, что занятия спортом увеличивают продолжительность жизни в среднем на 2,23 года. Мужчин, которые регулярно занимались спортом и дожили до 80 лет, было на 10% больше, чем доживших до такого же возраста, но не занимающихся спортом (Раffenbarger R. et al., 1986).

Israel S. (1988) утверждает, что изменения организма, происходящие при старении во многом сходны с таковыми при низкой физической активности. Проявление и развитие многих хронических болезней ускоряется как при старении, так и при гипокинезии. С другой стороны, адекватная активность мускулатуры в значительной степени тормозит процессы старения.

Shephard R. (1988) нашел, что физические упражнения в целом дают картину омоложения организма, благоприятино воздействуют на "качество" предстоящей жизни и продолжительность жизни.


Высокая двигательная активность тренирует системы организма пожилого и старого человека, улучшает качество жизни, повышает уровень его адаптации, надежность, делает его более устойчивым к действию повреждающих факторов. Двигательная активность, физические нагрузки вызывают ряд эффектов, ведущих к тренировке, к совершенству адаптационно-регуляторных механизмов: 1) экономизирующий эффект (уменьшение кислородной стоимости работы, более экономная деятельность сердца и др.); 2) антигипоксический эффект (улучшение кровоснабжения тканей, больший диапазон легочной вентиляции, увеличение числа митохондрий и др.); } антистрессовый эффект (повышение устойчивости гипоталямо-гипофизарной системы и др.}; 4) генорегуляторный эффект (активация синтеза многих белков, гипертрофия клетки и др.); 5) психоэнергетизирующий эффект (рост умственной работоспособности, преобладание по- ложительных эмоций и др.). Весь этот комплекс эффектов повышает надежность, устойчивость организма и способствует увеличению продолжительности жизни, предупреждению ускоренного старения (Фролькис В. В., 1988}.

Таким образом, при анализе литературы об особенностях физической работоспособности в онтогенезе, влиянии разных двигательных режимов на процесс старения выявлена недостаточность изучения механизмов данных явлений при старении. Особенно много противоречий в изучении половых различий физической работоспособности, а ее разница у лиц умственного и физического труда практически не исследована.

1.3. Взаимосвязь умственной и физической работоспособности

В доступной нам литературе мы нашли единичные работы, посвященные взаимосвязи умственной и физической работоспособности у пожилых людей. Pirani А. et а1. (1984) обследовали 73 женщины и 53 мужчины в возрасте б7,3 + 5,07 лет, не имевших пси- хических и соматических заболеваний. Испытуемые подвергались ступенчатой велоэргометрической нагрузке при частоте сердечных сокращений 120-130 ударов в мин. Работу прекращали при превышении указанной ЧСС более чем на 10 уд. в мин., при появлении изменений на ЭКГ, при повышении артериального давления более, чем на 220 мм рт. ст., а также при появлении у испытуемых субъективных жалоб. Кроме того, с помощью батареи психологических, тестов у них оценивалась умственная работоспособность. Авторы установили, что физическая работоспособность была выше у мужчин, она снижалась с возрастом в обеих группах. Умственная работоспособность также снижалась с возрастом, но у женщин снижение проявлялось в меньшей степени, чем у мужчин. При анализе взаимосвязи между обоими видами работоспособности корреляции не обнаружено.


Снижение обоих видов работоспособности при старении наблюдалось при выполнении исследований по Балтиморской программе лонгитудинального изучения старения Национального института старения. Исследования проводились в течение 25 лет на добровольцах разного возраста. Оказалось, что физическая работоспособность начинает снижаться раньше, чем умственная (Zoler М., 1984).

Понижение умственной и физической работоспособности у пожилых и старых людей нашли в своих исследованиях и другие авторы (Yokomizo Y., 1985; Palmore Е. et. al. 1985; Плавинская C. И., 1989), но они не изучали взаимоотношений между этими показателями.

В экспериментальных работах авторы тоже ограничиваются констатацией фактов, что в процессе старения крыс происходит снижение уровня локомоторной активности и способности к обучению (Poncin-Laf'itte М. et al., 1984), нарушение способности при решении задач пространственной ориентации и понижение двигательной активности (Gage F. et al., 1984). Jucker М. wt al. (1988) сделали попытку установить корреляции между нарушением двигательной активности, способности к обучению, долговременной и кратковременной памяти при старении крыс. По данным исследователей, двигательная активность была нарушена у взрослых и старых крыс по сравнению с молодыми. У взрослых крыс они обнаружили снижение кратковременной памяти, а у старых обоих видов памяти. Делается вывод о том, что возрастная гиподинамия не обязательно приводит к снижению интеллекта.
Таким образом, в современных исследованиях взаимосвязи между умственной и физической работоспособностью не уделено достаточного внимания, а решение данного вопроса имеет большое практическое значение.

1. 4. Биологический возраст

Различных определений биологического возраста столько же, сколько и работ по данной проблеме (Фролькис В. В., 1988).

Неравномерность процессов старения (применительно к особям одной популяции) заключается и в том, что одна и та же функция с различной скоростью изменяется у отдельных представителей, и в асинхронном старении разных функций у одного и того же организма.


Прямым следствием неравномерности развития процессов старения является расхождение между хронологическим (или календарным) и биологическим возрастом организма.

Бульер Ф. (1971) говорит о биологическом возрасте как "о биологических потенциях индивидуума независимо от его хронологического возраста".

Дубина Т. Л., Разумович А. Н. (1975) считают, что биологический возраст индивидуума выражает соответствие его физиологических функций некоторой среднестатистической возрастной норме.

Людвиг Ф. (1984) определяет биологический возраст как степень жизнеспособности.

Наджарян Т. Л., Мамаев В. Б. (1984) полагают, что биологический возраст — возраст, выраженный в биологической шкале, и делят его на: 1) функциональный — возрастное снижение функциональных возможностей организма и его работоспособности; 2) reронтологический — возрастное снижение жизнеспособности организма и увеличение вероятности смерти.

Войтенко В. П., Полюхов А. М. (1986), Войтенко В. П. (1987) предлагают считать, что биологический возраст — модельное понятие, по своей природе подобное таким понятиям, как жизнеспособность, интеллект, адаптация и т. д. Биологический возраст не может быть измерен подобно кровяному давлению, но меру биологического возраста можно сконструировать в процессе обработки экспериментальных измерений на основе избранной модели. Биологический возраст, как любая другая абстрактно-логическая конструкция, может изучаться на основе разных моделей, в том числе и таких, которые в большей или меньшей степени противоречат друг другу.

Что касается выбора биологических маркеров старения, изучающихся при определении биологического возраста, то до сих пор каждый исследователь выбирает свою батарею тестов. До настоящего времени не сформулированы критерии определения биомаркеров старения. Так, на конференции "Нелетальные биологические маркеры старения (1981) Reif' М., Schneider Е. предложили для биомаркеров старения следующие условия: 1) тесты должны быть нелетальными для грызунов и минимально опасными для человека; 2) обеспечивать воспроизводимость результатов и возможность оценивать физиологический возраст; 3) желательно, чтобы исследуемые функции претерпевали значительные изменения за короткий отрезок времени; 4) необходимо учитывать, чтобы измеряемые клинические показатели играли важную роль в обеспечении здоровья человека и его сопротивляемости болезням. Точка зрения Harrison D. по этому вопросу сводилась к следующему: 1) параметры должны значительно изменяться с возрастом; 2) изменения должны быть хорошо воспроизводимыми для каждого индивида; 3) оценки независимых физиологических параметров должны обеспечивать получение сходных величин возраста для одних и тех же индивидов; 4) установленная степень постарения" должна коррелировать с продолжительностью предстоящей жизни. Наконец, Sеku1аг R,. считает, что: 1) выбранные параметры должны четко коррелировать с хронологическим возрастом; 2) они должны легко измеряться; 3) набор параметров не должен быть избыточным. Участники конференции подчеркнули, что единого мнения по вопросу о биомаркерах старения до сих пор нет.


Ries W., Pothig D. (1984) предложили новый метод оценки биологического возраста, в котором учитывались физические, психические и социальные параметры, измеряемые при помощи обширной батареи тестов. Математическая обработка данных проводилась с определением биологического индекса, что предполагало необходимость нормализации индивидуальных параметров. Применялся метод множественной регрессии.

Людвиг C. (1984) высказал предположение, что безошибочное определение биологического возраста индивидуума в настоящее время недостижимо, для его определения требуется составление всесторонних, разнообразных и достаточно гибких наборов тестов.

Токарь А. В. с соавт. (1984) предложили метод определения показателей старения двух важнейших систем — сердечно-сосудистой и дыхательной (показатели измерялись в состоянии покоя) с последующим расчетом кардиопульмонального возраста с помощью множественной линейной регрессии.

Минц А. Я., Дубина Т. Л. (1984) предьявили к биологическому возрасту следующее требование: в популяции практически здоровых людей любой группы одного возраста он должен быть равен их хронологическому возрасту. Авторы изучали биологический возраст практически здоровых людей от 60 до 100 лет с помощью уравнения множественной регрессии, связывающего хронологический возраст и 3 физиологических показателя: силу сжатия кисти руки, кратковременную память и тактильную чувствительность к вибрации. Было выявлено 4 типа изменений биологического возраста при старении: биологический возраст может всегда совпадать с хронологическим возрастом, может быть все время больше или меньше его на постоянную величину, а также увеличиваться быстрее хронологического возраста.

Коркушко О. В. с соавт. (1984) утверждают, что результаты субмаксимальной физической нагрузки являются наиболее точным критерием для построения математической модели биологического возраста, но учитывая трудности определения субмаксимальной нагрузки у пожилых и старых людей, авторы предлагают математический подход, позволяющий прогнозировать такую нагрузку на основании результатов исследования функционального состояния системы кровообращения в покое, а также в условиях небольшой физической нагрузки — мощностью 25 Вт в течение 5 минут.


Пакин Ю. В., Сачук Н. Н. (1984) изучали связь между темпом старения и социальными факторами. По данным авторов, среди лиц с замедленным темпом старения преобладают люди умственного труда (наиболее выражена эта связь у мужчин), а среди лиц с ускоренным темпом старения преобладают люди, не имеющие высшего образования.

Pohtig О. (1985) дала в обзоре теоретические основы определения биологического возраста. По ее мнению, биологический возраст преставляет собой меру выраженности типичных возрастных изменений биологической системы. Автор считает, что особенно многообещающим для увеличения валидности метода оценки биологического возраста являются функциональные пробы с нагрузкой, так как возрастные индикаторы тем более чувствительны к характеризующей биологический возраст витальности, чем интегративней отражаемые ими функциональные состояния.

Kuhne К. е1 а1. (1985) проводили исследования биологического возраста пожилых людей с использованием Лейпцигской батареи тестов (кровяное давление в покое, показатели кровообращения при сгибании коленей, жизненная способность, артериальное парциальное давление кислорода, психомоторный основной темп, зрительно-моторная координационная способность, мышечная сила, подвижность суставов, слух, зрение, количество зубов, вербальная и когнитивная реакционная способность, когнитивная способность к перестройке, концентрационная способность, образование стратегии, способность к ориентированию, визуальная и слуховая реакционная способность, память, физическое и психическое состояние, экстраинтроверсия, психическая лабильность, социальный резонанс, социальное доминирование, социальная потенция и социальная активность) и предложили парциальные индексы для физических показателей и психологических показателей организма человека.

Войтенко В. П. (1987) использовал два математических подхода — регрессионный и факторный при определении биологического возраста. Оценивая биологический возраст по 9 различным батареям тестов (включающих в общей сложности 70 биомаркеров), автор делает следующие выводы: 1) темп старения мужчин превышает темп старения женщин; эти половые различия имеют примерно одинаковую количественную выраженность при их оценке по возрастным изменениям различных физиологических систем; 2) начальные и конечные звенья каскадной цепи возрастных процессов у мужчин больше, чем у женщин, сопряжены между собой и с календарным возрастом; это может свидетельствовать о более жесткой, более уязвимой и более "предсказуемой" системной структуре мужского организма; 3) рассматривая старение как взаимодействие разрушительных и регуляторных механизмов, на счет разной интенсивности последних можно отнести половые различия. Очевидна более высокая регуляторная (адаптационая, компенсаторная) мощность женского организма, что проявляется в большей устойчивости женщин к большинству неблагоприятных влияний извне.


Максимова С. (1988) считает, что для определения биологического возраста в биомаркеры должны обязательно включаться оценка сердечно-сосудистой, дыхательной систем и высшей нервной деятельности, пораженность которых в наибольшей мере определяет скорость и степень процессов старения. По ее мнению, это дает возможность определить индивидуальные различия биологического возраста и темпы старения, а также источники этих различий. Предлагается применение метода в практическом здравоохранении и социологии.

Koyalt S. et al.(1988)оценивал пригодность уравнения Войтенко-Токаря, связывающего биологический возраст со статическими физиологическими измерениями. Исследовано 165 случаев выбранных здоровых мужчин и женщин от 30 до 80 лет. Проводились антропометрия тела, биохимический анализ крови, оценка функции легких, сосудистого сопротивления, силы и выносливости мышц, офтальмологические и психологические оценки. Часть показателей измерялась в покое и в тесте с физической нагрузкой. Найденный биологический возраст по методике авторов хорошо согласовывался с возрастом, определенным по уравнению, вплоть до 40 лет. После 40 лет обнаружены значительные различия как для мужчин, так и для женщин. Сделан вывод, что максимальная работоспособность лучше оценивает биологический возраст, чем уравнение Войтенко-Токаря.

Sauer L. et al. (1990) предложили упрощенный метод определения биологического возраста с целью привлечения внимания испытуемых к собственному здоровью.

Зависимость между биологическим возрастом и двигательной активностью представлена только в одной работе. Вогkаn G., Nоггis А. (1980) проводили долгосрочное обследование 1086 американцев-мужчин в возрасте 17-98 лет. Биологический возраст определялся с учетом 24 физиологических и биохимических показателей у людей активного и пассивного образа жизни. Квалификация образа жизни проводилась на основании уровня энергетического обмена испытуемых, частоты их заболеваемости и регулярности занятий спортом. Статистически достоверными оказались различия, связанные с дыхательными, психомоторными функциями испытуемых и их работоспособностью. Установлено, что лица, ведущие активный образ жизни, биологически более молоды, чем лица с пассивным образом жизни.

Исходя из анализа литературы, можно заключить, что проблема биологического возраста далека от своего разрешения. Существует множество батарей тестов и разные математические методы для определения биологического возраста. Важность изучения не только текущего состояния, но и биологических возможностей организма (его надежности) позволяет сделать вывод о том, что для определения биологического возраста необходим комплекс критериев, включающих, с одной стороны, показатели состояния организма, постепенно и закономерно снижающиеся с возрастом, с другой функциональные пробы, нагрузки, оценивающие адаптационные возможности человека. Существенное значение для определения биологического возраста имеет группа тестов, характеризующих изменения регуляции при старении организма, к ним относится характеристика умственной и физической работоспособности человека.