litceysel.ru
добавить свой файл
1

Специализированные или бимодальные университеты: задачи и варианты развития для будущего образования

Мэриан Крофт

Источник: НФПК © 2004 http://www.cito.ru/gdenet/policy/program/university/3

 

Контекст:
В данном отрывке автор пытается выяснить, каким образом и где можно в будущем удовлетворить потребности населения в образовании. Далее рассматривается роль университетов в этом процессе.

Источник:
Croft, Marian. 1992. «Single or Dual Mode: Challenges and Choices for the Future of Education.» In Ian Mugridge, ed. Distance Education in Single and Dual Mode Universities (perspectives on distance education). Vancouver: The Commonwealth of Learning, pp. 49-58.

Копирайт:
Воспроизведено с разрешения автора.

Университетское дистанционное образование бывает двух видов. В первом случае, университет предлагает программу дистанционного образования в качестве дополнения к традиционному очному обучению, во втором, учебное заведение практикует только дистанционное образование. В течение двадцати лет, которые прошли с момента основания открытых университетов, не утихают споры относительно различий и сходства, сильных и слабых сторон двух типов учебных заведений. В первую очередь мы должны понять принципы, на которых основываются университеты в конце двадцатого века. Знание ценностей и традиций университетского образования поможет нам определить, насколько оно совместимо с системой дистанционного образования, так как те же самые ценности и традиции являются формообразующими элементами для открытых университетов.

Мы должны выяснить, какие учебные заведения и каким образом в будущем будут решать проблемы образования. Способен ли обычный университет, как наследник определенных традиций и обладатель фундаментальной научно-исследовательской базы, оправдать наши надежды? Или с этой проблемой лучше справятся открытые университеты, одни из которых ориентированы на очное обучение, а другие — на дистанционное образование, тем самым, обеспечивая равенство возможностей для различных групп населения. Возможно, ответ на вопросы о будущем образования сможет дать бимодальный университет, объединяющий в себе черты очного и корреспондентного учебных заведений. Вследствие взаимодействия двух форм обучения, в таких университетах процесс обучения приобретает новый смысл.


Вопреки распространенному мифу о косности системы высшего образования, университеты эволюционируют и тем самым привносят в свою систему новые элементы. Внутри традиционной системы образования региональные ВУЗы, такие как Университет Садберис Лорентиан по сравнению с исследовательскими институтами в большей степени открыты для нововведений. Бимодальный университет Садберис испытал на себе все сложности промежуточного существования между дистанционной и традиционной формами образования. Тем не менее, университет Лорентиан, благодаря своим достижениям, ставшими частью общего эволюционного процесса, может смело смотреть в будущее. Будущее высшего образования состоит в том, что учебные заведения, обращаясь к опыту открытых университетов, смогут в своей деятельности учитывать и использовать преимущества дистанционного образования.

Организационная культура университета


Концепция организационной культуры, которая помогает нам глубже увидеть структуру ценностей и организационные процессы, позволяет определить, соответствуют или нет инновационные методы обучения и система дистанционного образования культуре традиционного университета. У понятия организационной культуры существует шесть основных определений: это наблюдаемая поведенческая система; правила рабочих групп; набор основных ценностей, поддерживаемых организацией; философия организационной политики; правила деятельности; психологический климат организации. (Schien, 1987, p.6)

В своей последней книге «Четыре вида культуры высшего учебного заведения» , вышедшей в 1992 годуУильям Беркист ( The Four Cultures of the Academy , William Bergquist) рассматривает конфликтные ситуации, вызванные внедрением в традиционную систему образования методов дистанционного обучения. Беркист выделяет четыре вида культуры присущие современным университетским системам: институциональная культура, которой привержены традиционные университеты; эволюционная культура, распространенная в дистанционных учебных заведениях, которые в большей степени ориентированы на процесс обучения, чем на научно-исследовательскую деятельность; управленческая культура, которая отвечает за «управление» университетом, а также подчеркивает количественную систему мер; полемическая культура, которая связана с процессом коллективных переговоров.


Институциональная культура максимально отвечает представлениям университетов о самих себе. Чистая институциональная культура считает ценностью индивидуальный вклад в процесс преподавания и научно-исследовательскую деятельность. Решения о повышении преподавателя никак не связаны с качеством его работы в классе. Совершенно очевидно, что институциональная культура в чистом виде не допустит посягательств на автономию преподавателей университета, специалистов, разрабатывающих курсы по дистанционному обучению. Научная свобода является одним из основных условий институциональной культуры. Эта культура утверждает ценность независимой преподавательской, административной и исследовательской работы индивидуального деятеля.

Эволюционная университетская культура наиболее точно описывает ценности, присущие открытому университету, т. е. индивидуальную и организационную динамику и институциональную миссию, которые можно отнести скорее к управленческой, чем институциональной культуре. В эволюционной культуре вся деятельность учебного заведения строится вокруг процесса обучения, а не научно-исследовательской работы. Эта культура признает междисциплинарный, стратегический или тактический подход в составлении учебного плана, который идеально соответствует идее коллективной работы над курсом обучения. Другой ценностью эволюционной культуры является сотрудничество внутри команды, когда каждый деятель включен в процесс принятия решений, планирования программы обучения, а также разрешения конфликтов. Здесь приобретают значение коллективные цели и задачи.

Управленческая культура связана с вопросами ответственности и финансовой эффективности, что делает дистанционное образование привлекательным, так как в данном случае капитал заменяет труд. Полемическая культура транслирует такие ценности, как справедливость и равноправие, в то время как доминирующая коллегиальная культура не приемлет эти качества системы образования. Полемическая культура появилась в качестве ответа управленческой культуре и поэтому до известной степени противоречива. Однако требование участия в коллективной полемике противоречит понятию научной свободы.


Очевидно, что ни один университет не существует в рамках только одной культуры. Несмотря на то, что учебные заведения в различных ситуациях могут показывать приверженность тем или иным ценностям четырех видов культур, но доминирующим в современном университете остаются ценности институциональной культуры. В дальнейшем мы попытаемся выяснить, каким образом в настоящее время эти ценности оказывают влияние на систему университетского образования, а также какие внешние силы воздействуют на него.

Современный университет


История дистанционного образования насчитывает чуть более двадцати лет. Несмотря на общие корни с корреспондентными школами конца 19 века, такими как открывшийся в 1889 году университет Куинс в Канаде, современное дистанционное образование начало свое развитие в 70-х годах 20 века с создания массовых национальных открытых университетов, таких как Открытый Университет Великобритании; Фернуниверзитет Западной Германии; открытые университеты Голландии, Испании, Португалии, Коста-Рики, Колумбии; Открытый университет Сукхотаи Тамматират в Таиланде; Национальный Открытый Университет Индиры Ганди в Индии; Университас Турбука в Индонезии; Университас Насьонал Абьерта в Венесуэле. Большинство учебных заведений возникало вследствие роста потребностей в образовании населения тех стран, где структура образования была недоразвита или существующая система была элитарной и поэтому закрытой.

В некоторых странах создавались учебные заведения для подготовки преподавателей (например, в Нигерии) или открытые школы (в Индии). Однако, далеко не все открытые учебные заведения, которые были основаны с 70-х годов, являются университетами. Традицию дистанционного высшего образования продолжил и университет Бангладеша.

Высшее образование приобрело первостепенное значение в вышеперечисленных странах, так как существующая система университетского образования не справилась с задачами национального масштаба, поставленными перед ней. Правительства этих стран, создавая новые учебные заведения, не стремились придать им особый статус или престиж, а напротив хотели открыть учебные заведения, которые унаследуют высокий уровень образования и репутацию уже существующей университетской системы и смогут заинтересовать, а впоследствии и обучать большое количество людей со скромными доходами.


Во многих странах дистанционное высшее образование получило распространение в бимодальных университетах. Например, до создания специализированного университета Атабаска, канадские студенты могли обучаться по дистанционным программам в университете Ватерлоо, университете Лорентиан и в университете Оттавы. В других странах, например, в Австралии, дистанционное образование продолжает свою деятельность внутри системы традиционного образования. В Великобритании успех Открытого университета привел к созданию Открытого колледжа и Открытого политехнического института, а также дистанционных программ в других ВУЗах.

В конце двадцатого века на университетскую систему образования оказывают влияние множество факторов. Современный западный ВУЗ находится в состоянии конфликта, так как в рамках институциональной культуры миссия университета состоит в обучении восемнадцатилетних выпускников средних школ, несмотря на то, что количество взрослых студентов в университетах постоянно растет. Институциональная политика традиционных высших учебных заведений до сих пор ориентирована на интересы и потребности юных студентов. Описывая ситуацию Соединенных Штатов Америки, исследователь Миллард отмечает высокую разнородность студенческой аудитории:

Менее 2 миллионов из 12.5 миллионов студентов составляют «традиционные студенты колледжа», т. е. 18-22-летние студенты очного отделения. Более половины — это студенты старше 22 лет, 40% студентов — старше 25 лет, студентов старше 35 лет больше, чем восемнадцатилетних студентов, две пятых составляют студенты вечернего отделения, а более трети всех студентов обучается на корреспондентном отделении. К 2000 году студенты, вечернего отделения будут составлять новое большинство, а многие учебные заведения до сих пор планируют свою деятельность исходя из традиционных представлений о студентах, обучающихся в ВУЗе. (Millard, 1991, pp.3-4)

В Канаде набор студентов на вечернее отделение с 1972 по 1990 годы увеличился вдвое, и возраст более половины студентов, принятых в 1990, году колебался в пределах 25-44 года (Statistics Canada, 1992). Во многом эта статистика соответствует данным, предоставленным странами Западной Европы, в то время как в развивающихся странах из-за высокого уровня рождаемости средний возраст населения значительно ниже. Таким образом, изменившаяся демографическая ситуация, с которой столкнулось высшее образование Западных стран, впоследствии, будет оказывать влияние на институциональную культуру современной системы образования. И, тем не менее, идеальная форма образования по-прежнему ассоциируется с традиционным очным обучением.


В современном университете преподавателю отводится важная роль, так как оно принимает самое живое участие в формировании политики учебного заведения, в определении норм и стандартов образования, и непосредственном обучении. Также большую значимость приобретает отношение преподаватель — студент, так как оно определяет качество передачи — получения знаний на лекционных или семинарских занятиях. Такой подход, однако, противоречит принципам деятельности открытых университетов.

Сократовское отношение учитель — ученик (названное так в честь древнегреческого философа Сократа), на котором основано система традиционного образования, со времен средневековья остается доминирующей характеристикой высшего образования. Нет сомнений, что в такой ситуации профессорско-преподавательский состав является ядром, научным капиталом, залогом уникальности и безупречности учебного заведения. В рамках такого подхода существует утверждение, что максимально эффективным может быть только традиционное образование, которое включает весь спектр занятий, осуществляемых под руководством специалистов (семинары, лекции, круглые столы, лабораторные работы, клинические и практические работы). Такая форма образования требует постоянного совершенствования методов очного обучения. Описанная выше система представляет собой элитарную концепцию высшего образования, которая уже не актуальна в настоящее время, и вряд ли найдет применение в будущем. Такое видение будущего дистанционного образования во многом соответствует институциональной культуре высшего образования.

В настоящее время, постоянно растущее число университетов, студентами которых являются взрослые люди, предлагают различные корреспондентные программы, например, дистанционное обучение или курсы повышения квалификации на предприятии, причем студенты имеют возможность заниматься по индивидуальным планам. Учебные заведения, выбравшие такое направление развития, представляют собой своеобразные сообщества, которые способствуют объединению студентов и преподавателей вне зависимости от места их пребывания. Если эта тенденция получит развитие, тогда, со временем, у ВУЗов появится возможность преодолеть фундаментальные различия между системами дистанционного и традиционного высшего образования.


В первую очередь такие перемены затронут региональные университеты, такие как, например, Университет Лаурентиан, которые в большей степени привержены своим сообществам и идеям эволюционной культуры образования. Университеты, ориентированные на научно-исследовательскую деятельность, которые являются поборниками традиционного образования, вступят на путь перемен несколько позднее.

Возможность перехода к такой системе образования, как «университет без границ» зависит не только от места расположения. Понятие свободы преподавателя в выборе методов и средств обучения складывается из идей научной свободы и авторитета, которые являются основополагающими как для структуры обучения, так и научно-исследовательской деятельности. Преподаватель, как независимый деятель, не вписывается в систему дистанционного образования. Дистанционное образование, нивелируя роль и авторитет учителя и ограничивая его свободу, меняет привычные представления об обучении. Теперь за содержание и методы обучения несет ответственность не преподаватель, а группа методистов, редакторов и технических специалистов. Причем качество преподавания теперь зависит не только от преподавателя, но и от других специалистов, а также различных служб, созданных для технической и информационной поддержки студентов.

Смещение ролей в процессе образования вызывает серьезные проблемы. Преподавателей, разрабатывающих курс обучения с использованием информационных средств, часто постигает горькое разочарование. Они понимают, что полностью погружены в этот процесс, и не могут сами использовать свои разработки, так как их заменил технический персонал. Преподавателям уготована участь консультантов, которые не принимают никакого участия в непосредственном обучении, эту роль выполняют информационные средства. (Grossman, 1987, p.9). Поэтому неудивительно, что бимодальные учебные заведения, несмотря на существование в рамках институциональной культуры, для решения этих проблем были вынуждены обратиться к идеям эволюционной, управленческой и полемической культуры.


Институциональная культура, принятая за основу в системе дистанционного образования, создает и ряд других проблем.

Опыт показывает, что преподаватели университетов, особенно если их материал не проверяется редакторами и методистами, склонны перегружать информацией своих дистанционных студентов. Прежде всего, это происходит потому, что в отличие от очного обучения, процесс и содержание которого едва ли обсуждается в кругу коллег, «открытые» курсы становятся общественным достоянием. Вследствие этого преподаватели стремятся, чтобы созданные ими курсы обучения были признаны научными кругами. (Paul, 1990, p.59)

В системе дистанционного образования преподаватель университета становится функционером, облегчающий выполнение проекта, вследствие этого меняется динамика курса обучения, а соотношение учитель-ученик наполняется иным значением. Если взглянуть на эту ситуацию позитивно, тогда можно увидеть, что у преподавателя появляется больше времени для решения текущих проблем и непосредственного общения со студентами. Дистанционное образование ставит перед системой традиционного образования вопросы, касающиеся процесса обучения, которым в институциональной культуре не уделяется должного внимания.

Преподаватель видит в системе дистанционного образования угрозу для традиционного процесса обучения. Студенты за весь период обучения, вплоть до получения докторской степени, довольно редко обращаются педагогике как науке или изучают методы преподавания отдельных дисциплин. Также, невозможно не обращать внимания на различные фобии, вызванные внедрением методов дистанционного образования — это боязнь перемен, страх перед сложными техническими устройствами, используемыми в обучении, беспокойство о студентах, которые могут не получит достойного образования, а также беспокойство о собственной репутации, страх потерять работу, страх остаться лишним в процессе обучения, нежелание учиться, боязнь того, студенты не смогут адаптироваться к новым условиям, скептицизм в отношении будущего дистанционного образования, а также прежний негативный опыт. И поэтому неудивительно, что преподаватели традиционных университетов вне зависимости от степени принятия ценностей эволюционной культуры не встречают дистанционное образование с распростертыми объятиями. Однако, несмотря ни на что, система дистанционного образования существует, а в некоторых случаях даже добилась успехов.


Преподаватели часто и очень справедливо беспокоятся о собственном профессиональном статусе и о репутации учебного заведения, в котором они работают. «Дистанционное образование, которое по аналогии с корреспондентным образованием, ассоциируется с курсами по рисованию, размещавших рекламные объявления на последних страницах комиксов, никак не может обрести более солидный статус в системе образования» (Paul, 1990, p.59) Забота о соблюдении соответствующих стандартов является выражением соотношения равные возможности — качество, которое основано на ошибочном допущении, что доступность образования приведет к снижению качества образования, так как интеллектуальные ресурсы населения ограничены. К сожалению, уравнивание понятий «превосходство» и «качество» может стать рациональным основанием для отказа от системы доступного образования. (Millard, 1991) Эта ситуация усугубляется, тем что общество опирается на ценности институциональной культуры.

Доступность — это еще не все. Многие исследователи, пишущие о дистанционном образовании описывают ситуацию «открытая дверь — захлопывающаяся дверь», возникающая, когда университет принимает всех студентов, но ничего не делают для их успеха. Приведенный комментарий ни в коем случае не является формой поддержки «ценностной» концепции образования, скорее авторы обращаются непосредственно к учебным заведениям с тем, чтобы в процессе создания учебного плана они учитывали потребности, присущие только взрослым студентам, а именно: своевременно получать точную информацию из одного источника; иметь полноценные и точные сведения относительно учебного плана, а также условий поступления; получать финансовую помощь, условие, особенно важное для женщин, которые возобновляют свое обучение; иметь возможность пользоваться пользования материалами координационного отдела и фондами библиотек; получить доступ в специально оборудованные учебные центры; иметь индивидуальный план личных консультаций с преподавателями, составленный в первую очередь в соответствии с интересами студентов.

Сильные и слабые стороны университетов


Безусловно, открытые университеты должны обладать определенной властью, чтобы стать достойной заменой традиционным высшим учебным заведениям, которые не в состоянии охватить все группы населения. Также очевидно, что в борьбе за доверие академических кругов, открытые университеты в своей приверженности идее разделения обнаруживают свои слабые стороны.

Слабые стороны бимодальной системы тоже зафиксированы и очевидны. Однако не так очевидны сильные стороны бимодальных учебных заведений, где, несмотря на сомнения в качестве такого образования и низкий статус, институт дистанционного образования на протяжении ста лет не исчез, а даже напротив, процветает. Деятельность бимодальных учебных заведений может быть самой разнообразной, это во многом зависит от миссии, возложенной на них региональными сообществами.

Специализированные учебные заведения занимают «топовое» положение в системе дистанционного образования. Эти учебные заведения, созданные специально для осуществления проектов по дистанционному образованию, не отвлекаясь на очные программы, могут полностью сосредоточится на разработке и планировании курсов дистанционного обучения. Преподавательский состав специализированных университетов принимает участие не только в процессе обучения, но и на всех стадиях подготовки учебных курсов. Такая система позволяет добиться определенной гибкости всех этих процессов, в ход которых можно вносить изменения. В специализированных университетах контроль над любыми видами деятельности осуществляется централизованно, этим не занимаются отдельные преподаватели или администраторы, поэтому вся система подчинена интересам студентам дистанционного обучения.

В специализированных университетах более широкое распространение получила эволюционная культура образования, чем институциональная. В эволюционной культуре большее значение придается процессу обучения, чем научным изысканиям, а также подчеркивается важность процесса сотрудничества. Эта культуры, которая некоторыми чертами схожа с управленческой культурой, ориентирована на личностную и организационную динамику, на значимость институциональной миссии. (Bergquist, 1992). Понятие системы ценностей личностной и организационной динамики была заимствована из литературы посвященной организационному развитию и корпоративным установкам. В рамках эволюционной культуры коллективная работа, как форма деятельности специализированных университетов, является выражением идеи включенности в процесс принятия решений, планирования и, в конечном счете, преодоления конфликтных ситуаций.


В открытых университетах работают специалисты по дистанционному образованию, имеющие квалификацию в области обучения взрослых студентов, т. е. способные при помощи разнообразных образовательных технологий преподнести материал дистанционным студентам, оценить их знания и по мере необходимости оказывать всестороннюю поддержку. Деятельность всех структур открытых университетов построена на основе помощи нуждающимся в образовании. В этот процесс вовлечены преподаватели, административные подразделения, библиотеки, книжные магазины, технические службы.

Как правило, большая часть преподавателей для работы в открытых университетах были приглашены из традиционных учебных заведений, что иногда приводит к разногласиям между этой группой педагогов и той, которая использует инновационные идеи в процессе работы над курсом обучения. (Mugridge and Kaufman, 1986)

У специализированных университетов очень сложная экономическая система. Бимодальные университеты не тратят дополнительные средства на создание курса обучения или служб поддержки студентов. Также они не платят за пользование библиотекой и лабораториями или за услуги технического персонала. Специализированные университеты все средства расходуют на нужды дистанционного образования. В результате всех этих средств едва хватает на самое скромное существование. По некоторым подсчетам, специализированному учебному заведению нужно решить минимум 10000 различных задач, чтобы начать свою деятельность и в полном объеме использовать ресурсы необходимые для коллективной работы над созданием учебного курса (Verduin and Clark, 1991 p.56), в то время как для функционирования бимодального университета требуется решение гораздо меньшего числа проблем.

В бимодальных учебных заведениях преподавание по программам дистанционного обучения может быть организовано посредством отдельных факультетов или централизованных административных подразделений. В большинстве случаев отношение к дистанционному образованию как к промышленному предприятию приводит к централизации системы, а также к экономике, основанной на расширении масштабов производства. ие к дистанционному образованию как к промышленному предприятию организовано на отдельных факультета Поскольку не один университет не демонстрирует приверженность только одной организационной культуре, и поэтому у бимодальных университетов такая сложная организационная структура, созданная для осуществления проектов по дистанционному образованию.


Как и большинство централизованных организаций с командно-административной системой управления, бимодальные учебные заведения часто обвиняют в бессистемности при планировании того или иного курса обучения, что, безусловно, является результатом тотального контроля над факультетами. Контроль — это определенный набор стандартов, содержание курсов обучения, выбор преподавателя, а также это создание необходимых условий и принятие окончательных решений относительно судьбы тех или иных курсов. Контроль оказывает влияние на всю систему планирования и на логику использования методов развития. Поскольку работа по созданию курсов для преподавателей является дополнительной нагрузкой, университет при решении вопросов связанных с должностными обязанностями и продвижения по службе сотрудников, старается не учитывать этот факт.

Как правило, взрослые студенты в бимодальных учебных заведениях сталкиваются с рядом организационных трудностей, так как условия приема студентов, их регистрации, отчисления, изменения в структуре факультета, а также правила пользования библиотечными ресурсами созданы только для студентов очного отделения. Студенты, проживающие за сотни километров от университета, не имеют возможности часто посещать его, и поэтому трудно представить дистанционных студентов, дожидающихся преподавателя для подписания необходимых документов. Такая негибкость является результатом системы ограничений и запретов, присущих всем организациям с централизованной формой управления в сфере образования, которых мало интересуют потребности отдельных студентов. Административное подразделение не имеет права устанавливать свои собственные правила и создавать новые формы деятельности, а также принимать важные решения относительно приема в учебное заведение, системы обучения и администрирования, территориальных прав на услуги внутри университета. Но самое опасное, что такие организации недостаточно маневренны и они ничего не могут предпринять для адаптации в новых обстоятельствах. (Mugridge and Kaufman, 1986). Более того, руководство отделений дистанционного образования не принимают участия ни в процессе создания курсов обучения, ни в процессе обучения.


В этой ситуации, разработкой учебных курсов по дистанционному образованию занимается младший педагогический состав, так как такая работа считается второсортной. (Verduin and Clark, 1991). Разработка учебного курса является дополнительной работой для сотрудников учебного заведения, поэтому ощущение незначительности этого процесса только усиливается. Преподаватели и студенты, которые причастны к дистанционному образованию не получают ни должного внимания, ни заслуженного вознаграждения.

Дистанционное обучение как часть дополнительного образования, которое всегда находилось на периферии структуры университета, страдает от предубеждений относительно низкого качества такого образования и от навязываемой роли системы, охватывающей только группу взрослых студентов и студентов вечернего отделения, хотя демографическая ситуация в современном ВУЗе такова, что именно эта группа студентов может обеспечить современному бимодальному университету достойное будущее. Корни такого отношения к дистанционному образованию как маргинальной системе лежат в институциональной культуре образования.

Поскольку основной ценностью институциональной культуры является автономность и независимость всех процессов протекающих внутри учебного заведения, а ценность сотрудничества не признается совсем, поэтому система разработки новых учебных курсов в бимодальных учебных заведениях имеет такую сложную историю. В большинстве случаев дистанционные курсы представляли собой совокупность лекций и комментариев к ним, написанных преподавателями различных факультетов без участия методического отдела и критики коллег. Если становилось очевидным, что такой подход не оправдывает себя, все считали, что это вина всей системы дистанционного образования, и любые несовершенства курса обучения трактовались как признаки провала и крушения всей системы. Или хуже того, взрослых студентов обвиняли в незаинтересованности.

Проблема коммуникационных технологий в бимодальных учебных заведениях требует особого рассмотрения. В традиционном университете основным местом обучения является аудитория. Методика дистанционного образования предлагает альтернативные способы обучения, в которых часто видят угрозу традиционной системы образования. Поэтому совершенно очевидно, что в традиционных учебных заведениях можно столкнуться с рядом технических, организационных, отношенческих обстоятельств, препятствующих использованию новых технологий.


Препятствия технического характера напрямую связаны с качеством самих технологий. Организационные препятствия являются результатом правил и политики учебного заведения или государства. Отношенческие препятствия, чинимые студентами, педагогами, администраторами, представляют группу наиболее опасных и наиболее сложных для идентификации проблем. Все эти препятствия вызваны теми же фобиями, о которых уже упоминалось выше: страх перемен, боязнь сложных технических устройств, беспокойство о качестве, страх потерять работу, страх того, как повлияет на процесс обучения использование информационных технологий, нежелание узнавать новое, страх того, что студенты не смогут адаптироваться к новым условиям, неверие в возможности новых технологий, прошлый негативный опыт. Все три типа препятствий на пути к введению новых технологий связаны между собой, иногда пересекаются и до некоторой степени зависят друг от друга. (Millard, 1991, p.211)

Однако, исследователь Гроссман надеется, что даже в системе ценностей институциональной культуры есть место и для информационных технологий:

Учебным заведениям только тогда удастся достичь высокого уровня образования, когда программы дистанционного обучения и система обучения, применяющая информационные технологии, позволят преподавателям реализовать их профессиональные амбиции в полной мере. Если введение информационных технологий и методов дистанционного обучения поставят под сомнение профессионализм преподавателей или уменьшат их значимость, тогда говорить о каких-либо критериях качества образования вряд ли будет возможным. (Grossman, 1987, p.12)

Бимодальные университеты в свою очередь придают системе дистанционного образования определенную значимость. Самое очевидное свидетельство тому — наличие постоянного штата преподавателей, вовлеченных также и в научно-исследовательскую деятельность. Стимулирование развитие науки способствует объединению разных ученых — это то, чего не достает специализированным университетам.


Несмотря на то, что специализированные учебные заведения имеют свой штат преподавателей, только в бимодальных ВУЗах, таких как университет Лаурентий преподаватели могут обучать студентов как очного, так и дистанционного отделений. Это значит, что в некоторых случаях студенты пользуются одинаковыми учебными материалами и, если эти материалы были успешно адаптированы для студентов дистанционного отделения, тогда вопрос о стандартах решается сам собой. В бимодальных учебных заведениях студенты имеют возможность обучаться по дистанционным и очным программам, что дает дополнительную свободу в составлении личного плана занятий и моментально решать проблемы, связанные с расписанием.

Для бимодальных учебных заведений дистанционное образование имеет особую ценность. В небольших университетах дистанционное образование — это единственный способ увеличить число изучаемых дисциплин. Помощь специалистов из других областей образования и науки не увеличивает расходы университета, но является дополнительным ресурсом. Коллективную работу над программой дистанционного обучения можно рассматривать как инструмент в профессиональном развитии тех научных сотрудников, которые раньше и не помышляли о педагогической деятельности. Практически анекдотичный опыт университета Лаурентия показывает, что если преподаватель участвовал в процессе разработки курса, тогда качество его работы в аудитории становится выше.

Система дистанционного образования позволяет студентам небольших университетов продолжать обучение по выбранным курсам или записываться на другие, даже когда часть преподавателей уходит в отпуск или когда количество студентов, выбравших эти курсы превышает все ожидаемые пределы. Например, если на курс «Введение в психологию» запланировано принять 250-300 студентов, то дополнительные 50 студентов могут пройти его на основе дистанционного обучения. Если вложить определенные средства в методические разработки, тогда значительное число студентов за умеренную плату получит возможность обучаться в университете.


Для успешного функционирования системы дистанционного образования, в рамках бимодальных учебных заведений следует создать следующие условия: отделение дистанционного образования должно обладать определенными полномочиями, даже если они не распространяется на научную жизнь; отделение должно обладать автономией в установлении собственных правил и принципов; другие подразделения должны стремится к сотрудничеству; в системе дистанционного образования университета должно работать достаточное число высококвалифицированных преподавателей и технического персонала; обеспечить хорошее финансирование отделения, осуществляемое под его контролем. Выполнение этих условий позволят программе дистанционного образования существовать, но не ограничиваться рамками локальной организационной культуры.

 

Мэриан Крофт