litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3
СЧАСТЬЕ


Приходило ли вам в голову оценивать свою жизнь .
вот в каком отношении: есть ли в ней радость,
счастье, глубокое удовлетворение? Должны ли
они быть, стоит ли затрачивать силы ради них?
Почему? Не ограничивается ли жизнь раздвоением
между «мне хотелось бы» и «но я не должен»
или «мне придется»? Если да, почему мы
легко уступаем окружающей жизни в своем праве
на радость и счастье, в праве на которое
«наслаждение» жизнью?

Александр Менъ

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ:

Счастье – это ответственность

Торнтон Уайдлер.


Счастье — это атмосфера души. Это как дыхание для
человека. Это то, во что воплощена любовь; с-частье, когда у
человека появляется представление о его целостности, точнее, о
причастности его к другим людям, частью которых он является.
Любовь — это всегда выбор. А выбор — это отказ, и чтобы
его сделать, надо принять решение и быть ответственным за него.

Да, это замечательно — быть ответственным, и не только за себя, но и это ответственность за другого. Мне кажется, взросление человека и начинается со способности отвечать за другого (принимать на себя, брать, нести, совершать) и перед другим. Быть ответственным за свое настоящее и за будущее другого: и за совершенное, и за то, что необходимо совершить, и за несовершенное отвергнутое, то, которое могло быть осуществлено.

Ответственность всегда предполагает некоторую зависи-
мость. И человек проходит, мне кажется, три основных стадии
личной зрелости:

зависимость —
не-зависимость —
взаимо-зависимость (соединение).

Это можно проследить, к примеру, через отношение челове-
ка к собственной одежде.


47

В детстве мне покупали одежду, которая нравилась моим

родителям, а меня никто не спрашивал: НАДО! Когда я подрос,

меня НАДО одевать как всех — в ЦУМе. А когда я стал
взрослым, то начал одеваться в ателье «Стиль»: ХОЧУ! Но
когда нас стало двое, мы покупаем одежду вместе, советуяяясь
друг с другом. МЫ!

В педагогике должен существовать принцип ответственности, который предполагает организацию ситуации свободного выбора и многообразия ролей. Это реализуется через:

самоопределение (выбор и прикрепление к каком-то виду деятельности);


  • целеполагание (что я делаю и зачем);

  • выбор действий;

определение своего места и ролей в деятельности и общении;

наличие позиции.

Счастье — это всегда встреча с другим человеком. У ребенка
должно быть право на хорошего УЧИТЕЛЯ. Я считаю, что
счастье — это УЧИТЕЛЬ... Его.личность. Его неповторимость,
единственность.

Я могу считать себя счастливым, потому что мне везло на
своих учителей. Учитель — это не тот, кто преподает, а тот, у кого ты учишься. О ком ты слышал, кого ты знал и знаешь, с кем ты общался, и необязательно, чтобы он что-то преподавал
именно у тебя.

Михаил Ильич Ромм... Мы никогда с ним не встречались,
но я знаю, что в его мастерской учились и Андрей Тарковский,
и Василий Шукшин, и Элем Климов, и Григорий Чухрай, и
Вадим Абдрашидов и др.

Меня всегда поражало, как он умел беречь непохожесть
человека. Ведь все его ученики очень разные. Нет, они все
удивительно схожи — своей интеллигентностью, той самой,
которой всегда отличался сам МАСТЕР:

— сдержанная интеллектуальная интеллигентность А. Тар-
ковского;

  • активная действенная интеллигентность В. Шукшина,
    позволившая сказать: «Нравственность — есть правда». И у него
    за этими словами было свое содержание;

  • Гражданская интеллигентность Г. Чухрая, позволившая

    настоять, чтобы жюри Московского кинофестиваля, председате-


лем которого он был, присудило главный приз фильму «8'/2
Федерико Феллини...

А какую надо было иметь педагогическую зоркость М. И.
Ромму, чтобы разглядеть в несколько неуклюжем, заторможен-
ном, неумелом актере, снявшемся у него в эпизоде фильма
«Убийство на улице Данте», Иннокентия Смоктуновского...

А Сергей Аполлинарьевич Герасимов... Знакомство с ним
как праздник, который всегда со мной.

Какая потрясающая плеяда учеников! Как он их ЗАЩИ-
ЩАЛ! И они это чувствовали и знали. И берегли себя, свое имя
— «Ученик Герасимова», а точнее, берегли авторитет своего
УЧИТЕЛЯ.

Я вспоминаю, как Анатолий Солоницын в свой сложный
период жизни в Новосибирске, после съемок «Андрея Рублева»,
рассказывал, как он мечтает сняться у Герасимова. И я не
понимал почему: после Тарковского — у Герасимова?

«Да, — говорил Солоницын, — да. И только у Герасимова.
И тогда любой режиссер захочет со мной работать, потому что
все, кто проходят школу Герасимова становятся профессионала-
ми».

И действительно, у кого только не снимался А. Солоницын
после фильма Герасимова «Любить человека». У УЧИТЕЛЯ
ученик превращается в МАСТЕРА.

Кто мои учителя? Те, которые заставили меня посмотреть на вещи по-другому, задуматься над тем, над чем я не задумывался.

Мы сидели с известным бардом Вероникой Долиной после
ее концерта и гоняли чаи. Шла, как принято говорить, нетороп-
ливая беседа. И захотелось мне сказать ей что-то такое красивое
и приятное (концерт был просто потрясающим). И я начал и
сразу заметил, что ей стало скучно. Я, естественно, перевел
разговор на другую тему, и она оживилась, и все встало на свои
места. Спасибо ей за урок.

Если ты действительно хочешь сказать другому что-то очень особое, личное, так найди слова, которые только про него, те, что делают его единственным. А повторять то, что уже про себя слышал и не раз (даже если это очень хорошее), действительно скучно...


Еще один учитель. И тоже бард - Юрий Кукин, который,
прощаясь после долгих ночных бдений, сказал: «Старик, я тебя


48-49.



48


[порядочность]
[ честность 11 обман)
I забота]
•[ нежность11 недоверие |
и т. д.

и построить дом, в котором каж-
дый из нас живет. Или хотел бы
жить. Или урок, который мы
проводим. Интересно, какие
«кирпичики» можно выбрать
для нашего «строительства»?
(Их можно добавить самому).
Сколько этажей будет в нашем
доме?
зауважал. За то, что ты меня так долго слушал, что я тебе
говорил, и не просил меня спеть». Так он же замечательный
рассказчик! Это такая редкость, что рассказы Кукина хотелось
слушать и слушать, а песни его можно послушать и на концерте.
Они тоже замечательные.

У меня много было и есть УЧИТЕЛЕЙ. Зримых и незри-
мых. И думали они или не думали, знали они или не знали, они
во многом мне помогли и помогают... А умение учиться, то есть
находить в другом другого, чтобы измениться самому, это и есть
счастье.

Счастье — это и атмосфера

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ: дома. Чем наши дома

На свете есть только одна друг от друга? Да, В принципе,

проблема, одна-единственная: ничем. И квартиры в домах -

вернуть людям духовный ничем: те же стены, те же паласы, те
смысл, духовные заботы. , же

Невозможно больше жить холодильники. Но есть одно

холодильниками, политикой, очень существенное отличие - это

балаганами и кроссвордами. атмосфера дома. А она везде разная:


ме, при суперсовременном галстуке


Совершенно невозможно, в этом доме надо быть застегнутым

невозможно жить без поэзии, без красок, без любви


Антуан де Сеюп-Экзюпери -

И дкмать, что бы такое умное сказать… А то в следующий раз могут и не пригласить... А в этом доме — все на упреках и попреках, все не так, все мелочно и придирчиво: не так сел, не так встал, .не туда положил... Ну, в общем, понятно... Этакая «тихая варфоломеевская ночь*.

А в этом доме... (мне как-то на лекции пришла записка с
вопросом: «Скажите, пожалуйста, можно ли при детях родите-
лям целоваться?» — «Замечательный» вопрос. Интересно: раз-
решить или не разрешить? — «Нет, говорю,— конечно, нет. Что
вы? Упаси Господь, чтобы при детях це-ло-вать-ся. Это чему же
они научатся? Быть нежными, ласковыми? Понимать, что счас-
тье — в ощущении другого? Тряпкой половой, скалкой, да нет
вообще всем, что под руку попадется, оскорблять самыми пос-
ледними словами — вот это можно. А то целоваться...) —
постоянно идут скандалы. Там задыхаются от нехватки свежего
воздуха, нежности. Здесь постоянно закрывают рот криком...

50

А в этом доме можно не задумываться — умный ты или не
очень, можно быть уставшим, можно быть радостным... Здесь
можно быть разным. Меня здесь примут любым, без недоумения
и настороженности, а искренне и приветливо — Я ЗДЕСЬ
ЖИВУ. Или ХОЧУ ЗДЕСЬ ЖИТЬ.

Великолепную идею подарил Фазиль Искандер. Он иссле-
довал писателя по отношению к дому: А. Пушкин, который
всегда мечтал о доме и любил его. Л. Толстой с его удивитель-
ными домами Ростовых и Болконских. Ф. Достоевский со
страшным «мертвым домом» и с «Записками из подполья».
Поэтика дома у А. Чехова, М. Горький с мрачным дном дома,
В. Маяковский с «комнатой-лодочкой», с городами будущего...
А «Дом на набережной» у Ю. Трифонова, а трилогия «Дом»
у Ф. Абрамова... И вечно бездомные М. Лермонтов и Э.
Хемингуэй, «дорога» Н. Гоголя, «Дети Арбата» А. Рыбакова,

«Чистые пруды» Ю. Нагибина, Арбат Б. Окуджавы и т. д.

Каждый обустраивает свой дом или не имеет его.
И уроки — как жизнь в доме, точнее, как атмосфера дома.
Хотел бы заметить, счастье — это не безудержная радость от пустяка и по пустякам и не эйфория бытия. Это состояние


МИНИ-ПРАКТИКУМ;

Если взять «кирпичики»
чувств, которые создают атмо-
сферу дома:

подозрительность |
[достоинство|| жадность)
[обида,]
|холод)

приподнятости над обыденностью,
оптимизм, «мажор». И самое глав-
ное — это взаимоотношение части и
целого, которые нерасторжимы. И
без меня может ничего не произойти,
и кому-то может быть очень плохо,
потому что меня нет рядом. И тогда
я должен быть и не опоздать, зная,
что МЕНЯ ждут.


— Почему вас вчера не было с
нами? У нас так здорово было!

Вот поэтому и не было, что у вас
и без меня здорово. Потому что я
должен быть там, где без меня груст-
но...

Умньш, добрый, счастливый
учитель расстраивается от того, что
кто-то не пришел к нему, а не просто
на урок. И он расстраивается ис-
кренне, «по-честному», потому что

51

он ждал этой встречи, он готовился, он проектировал совместную
деятельность для всех и для каждого, а Его нет. Все останови-
лось. Очень грустно...

А вот родительское собрание, и чьи-то родители не пришли.
А как же без них?

- Да, ладно.

— Мы же пришли.

Нет, не ладно. Потому что без них ничего не получится. И
у каждого есть свое место, которое никто другой занять не может.
Это страшно, когда столько лет мы говорили, да и продолжаем
говорить: «Незаменимых людей нет». Как же можно заменить
человека? Того, кого любишь? Того, с кем ты с-частлив? И не
только каждому нужен коллектив, но и коллективу нужен

каждый. И не как сумма, а как многообразие личностей, потому


ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ:

что я расту в чьем-то присутствии.
Я расту вместе со всеми. И вместе со

К законам общности всеми я ощущаю себя собой. Это так

от сути частности приятно - сказать про себя и еще

Приходишь без долгих про кого-то «МЫ», только не

Сумма талантов обманывая, искренне. Потому что -

равна их разности, «МЫ - в космосе», «МЫ - на

А сумма бездарностей - целине», «МЫ — пахали» — это мы

сумме. уже проходили как-то. А чтобы мы

Пит Хеш действительно могли ощутить об-
щность, .для этого необходима «радость совместных открытый» и «радость совместных переживаний».

И надо учить человека быть счастливым с раннего детства,
с того самого первого дня рождения, когда он уже способен
отвечать за себя. И тогда должен появиться тот, кого он уже в
состоянии сделать счастливым. (Я понимаю, что это очень
трудно сделать самому, потому что ребенок еще безответствен-
ней, но помочь-то ему можно! И должно! И тогда он будет
потихоньку прозревать и окидывать взором не только то, что
находится около своего носа, но и дальше — то, что происходит
рядом. И еще дальше). И расширяется пространство его личнос
ти, а значит, расширяется пространство ответственности...

Я спрашивал своих школьников и студентов, кто помнит,
когда день рождения мамы. Оказалось, что помнят все. А это

52



ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ:

У меня есть собака,
Верней,

у меня есть кусок души,
А не просто собака.
Я люблю ее и порой
Очень сочувствую ей:
Нет собаки у бедной собаки моей,
И вот, когда мне бывает грустно...
А знаешь ли ты, что значит собака,
Когда тебе грустно?

Я обнимаю ее за шею

И говорю ей:
— Собака,

хочешь я буду

твоей собакой?

Хулио Cectap Сильвайн


уже приятно. И тогда я спраши-
вал еще: «Кто из вас в день своего
рождения дарит маме букет цве-
тов?».

— В мамин?

— Нет, в свой.

Одна рука, другая... И, как
правило, все. А остальные?

—Разве вас не учили это
делать — праздновать свой день
рождения и как день рождения
мамы? Она носила тебя, рожала
в муках, а ты крикнул и...

А как разрезать торт? Тот
самый, без которого мы не обхо-
димся в праздники? Известно,
что культура — не накопление, а
распределение. Так и давайте:

— Первый кусок — маме (или папе, как это принято в
данной семье), второй — папе, а третий... А вот третий (если
бабушки с дедушкой нет, и сестры тоже нет) — тебе. Понимаешь,
третий. Он может быть больше и «с розочкой», но третий. Это
твоя очередь, твое место. Оно ни плохое, ни хорошее, оно —
твое. А вот когда у тебя будет день рождения, то первый кусок...
маме — а тебе опять третий. Ну так получается. А хочешь первый
кусок? Купи себе торт, спрячься в шкаф (или за шкаф) и
«трескай» — один.

Не хочешь так? Конечно, нет. Потому что стыдно быть
несчастливым. Счастье — это когда все друг другу нужны,
потому что тогда мы вместе. И учение — это ступеньки к счастью,
их нельзя перепрыгнуть. По ним надо идти. О них мы уже
говорили — зависимость, независимость, взаимозависимость.

А можно быть счастливым на уроке? Конечно. Ведь урок —
это твоя жизнь (жизнь учителя и жизнь ученика), и она един-
ственная. И прожить ее надо со-вместно, то есть вместе.

Педагогическое общение на уроке — это сложная творческая деятельность. Учитель должен учитывать те отношения взаимосвязи, взаимодействия, которые складываются между ним и учащимися, особенности-способов педагогического воздействия психологический климат интеллектуальный фон деятельности


53

(при котором знание — основные ценности), уровень познава-
тельных интересов и потребностей учеников и т. п.:
И тогда:


  • Урок — это точность, ясность, четкость, целеполагание:
    самоопределение в педагогической ситуации, которуя я, педагог
    как личность, создаю в классе для формирования потребностей
    и развития способностей детей, то есть зачем «Я» (на личностном
    уровне, а не только на профессиональном) прихожу в данный
    класс, в данное время, к данным детям; что мне надо от детей
    данного класса; что дети данного класса ждут от меня как
    учителя и как личности.

  • Урок — это лаборатория мысли, радости открытия, это
    переход от ценности получения результата к ценности процесса
    познания, а не проверка памяти и посещаемости учащихся.

  • Урок — это многообразие видов и методов деятельности,
    а не штампованный путь от домашнего задания к новому мате-
    риалу и от него к домашнему заданию.

  • Урок — это организация успеха, выявление непохожести
    каждого, а не поиск виновных, ленивых, деление детей на
    успевающих и неуспевающих.

  • Урок — это атмосфера доброжелательности, уважения,
    доверия, а не атмосфера подозрения, вины, скованности и
    пугливости.

  • Урок — это взаимопонимание и сотрудничество, когда не только учитель заинтересован в успехе детей, но и дети заинтересованы в успехе учителя.

Педагогическое мастерство учителя зависит от его способности к самоанализу. Не случайно учителя-практики говорят о том, что учитель начинается после урока. Необходимо еще не один раз «вернуться на свой урок» и «прокрутить»,в обратном порядке «киноленту» урока, чтобы ясно и точно ответить на вопрос: что я сделал и зачем? Но для этого необходимо уметь

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ:

Тайна счасть заключается
в способности выходить из
круга своего «Я».

Георг Гегель


анализировать урок как педагогичес-
кую ситуацию.

Но есть еще один момент, на
который, как правило, не обращают
внимания. Важнейшее место в доме
занимает пространство общения, точ-
нее, размещение людей в этом про-
странстве. Когда-то вся семья соби-

ралась за одним столом и садились так, чтобы видеть друг друга.
Сейчас, к сожалению, так бывает в основном на празднике.
Потому что сегодня мы рассаживаемся так, чтобы смотреть в
одну сторону и видеть... телевизор. А счастье — это видеть друг
друга.

Учитель должен знать варианты эффективного размещения
учащихся в различных ситуациях общения:
1.

Авторитарная рассадка — необходима для создания обста-
новки сообщения информации. Это наш традиционный урок. Все
ученики видят только учителя, да еще спины сидящих впереди
товарищей. Чтобы увидеть друг друга, надо повернуться, а
«вертеться на уроке нельзя». Поэтому такая рассадка вряд ли
позволит обсуждать, размышлять, потому что главное — слу-
шать учителя. Позиция педагога — лидер.

2.


П

п

Демократическая (творческий полукруг) — позволяет по-
знакомиться с индивидуальностью каждого, дает возможность
учащимся почувствовать себя в коллективе, а также создает


54

55

отношение творческой взаимосвязи, единство общения и деятель-
ности.

Позиция педагога — руководитель.

3.

Дискуссионная, или конкурирующая — выявляет группо-
вые, субъективные позиции, мнения, точки зрения. Проведение

дискуссий, диспутов, совещаний.


Позиция педагога — арбитр.


5.





«Круглый стол» — замыкает пространство общения, огра-
ничивает число участников, облегчает контакт, обмен информа-
цией. Позволяет «пережить» радость совместных открытий. В
таком пространстве могут проходить беседы, совместные обсуж-
дения, «мозговые атаки», а также поэтические, музыкальные
(камерные) вечера.

Позиция педагога — нейтралитет (как все).

Лучевая (состязательная) — предусматривает диалог пре-
подавателей, имеющих разные подходы, позиции к содержанию
учебного материала, а также создание каждым учителем своей
содержательной «зоны».

Позиция педагога — наставник, советник.


4.

6.






56

57


ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ:

О, сколько их на полях!

И каждый цветет по-своему, —

Вот высший подвиг цветка.
Групповая (коллективно-твор-
ческая) — предусматривает органи-
зацию работы по группам для
создания общего, целостного

Басе рзультата. Проведение творческих

коллективных дел.

Позиция педагога — организатор, генератор идей.


следующая страница >>