litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 4 5
Институт истории культур



Сухотин Сергей Сергеевич


Дипломная работа


"Русская эмиграция первой волны как социокультурный феномен во французской культуре".


по специальности 031401-Культурология



Утверждаю:_________________

Декан Аверьянов А.И.,

кандидат педагогических наук, доцент.

ФИО руководителя:_______________

Ляпустин Борис Сергеевич, кандидат исторических наук.



МОСКВА, 2009


Содержание



Введение 2

Постановка проблемы и актуальность ее исследования 2

Структура и методология исследования. 7

Глава
I 11

Начало первой волны русской эмиграции

§1. Пути русских эмигрантов и их расселение по миру 11

§2 Устройство русских эмигрантов во Франции 14

Глава
II 18

Социо-культурное пространство эмиграции

§1. Образование социо-культурных групп русских эмигрантов 18

§2. Материальные условия существования 23

§3. Интерес к «Русской теме» 26

Глава
III 28

Достижения и особенности русских эмигрантов

§1. Вклад русских эмигрантов в мировую науку и культуру 28

§2. Психологические и ментальные особенности русских эмигрантов 40

Заключение 45

Список используемой литературы 49


Введение


Постановка проблемы и актуальность ее исследования

Уже более двадцати лет в России идет исследование культуры русской эмиграции – с тех пор, как с пути науки исчезли искусственные преграды и появился доступ к архивам в нашей стране и за рубежом. К настоящему моменту исследователи культурного наследия эмиграции, и в первую очередь её первой волны, накопили огромный фактический материал.


Существует большое количество работ посвященных этой теме:

Антропов О.Г. История отечественной эмиграции: Учебное пособие / Астраханский государственный педагогический университет. Астрахань, 1996 — 1999. Кн.1. Ч.1 и 2-я: Социальная и политическая сфера жизнедеятельности. Астрахань, 1996-1997.

Кн.2. Ч.1 и 2-я: Культурное наследие российской эмиграции. Астрахань, 1998-1999.

Кн.3: Вторая волна отечественной эмиграции и ее культура. Астрахань, 1999.

Аронов А.А. Воспроизводство русской культуры в условиях эмиграции (1917-1939 гг.): сущность, предпосылки, результаты. М., 1999.

Доронченков А.И. Эмиграция "первой волны" о национальных проблемах и судьбе России. СПб., 2001.

Ипполитов С.С., Недбаевский В.М., Руденцова Ю.И. Три столицы изгнания: Константинополь, Берлин, Париж: Центры зарубежной России 1920-х-1930-х гг. М., 1999.

Квакин А.В. Общее и особенное в положении российской диаспоры первой волны. Тверь, 1992.

Квакин А.В. Российская интеллигенция и "первая волна" эмиграции: Учебно-методическое пособие для преподавателей истории. Тверь, 1994.

Ковалевский П.Е. Зарубежная Россия — история и культурно-просветительская работа русского зарубежья за полвека, 1920-1970. В 2-х томах. Paris, 1971-1973.

Лаврентьева М.В., Якутова З.Ш. Пути и судьбы русской эмиграции первой волны // Социально-политическое развитие России: проблемы, поиски, решения. Ижевск, 1996.

Раев М. Россия за рубежом. История культуры русской эмиграции. 1919-1939. М., 1994.

Россия в изгнании. Судьбы российских эмигрантов за рубежом. М., 1999

Но далеко не все темы еще затронуты. В данной работе автор рассматривает вопрос: как удалось сохранить свою культуру русским эмигрантам. Для выяснения этой проблемы необходимо рассмотреть социо-культурное пространство в рамках, которого и действовала русская эмиграция. Категория социо-культурное пространство довольно сложная по своей структуре и содержанию. В данной работе автор будет исходить из принципов цивилизационного подхода, согласно которому структура цивилизации состоит из культуры и социальной структуры (семьи, общины, контактные группы по интересам и т.д.), а также порожденных обществом социально-политических, социально-экономических и социально-правовых феноменов государства, классов, сословий1. И первый и второй элементы цивилизации существуют практически неразрывно, так как человек одновременно растворен и в культурной и в социальной сферах. В каждой цивилизации весь ряд социо-культурных феноменов представлен в полном наборе. Но для эмигрантов, потерявших свое отечество и его олицетворение – государство, привычные экономические и сословно-правовые условия существования, социо-культурное пространство значительно сужается. И здесь встает важный вопрос, какие элементы социо-культурного пространства были необходимы и достаточны, чтобы не только сохранить в чужой стране, существующей уже в рамках буржуазной цивилизации национальную русскую культуру, дворянскую в своей основе, но и развить ее дальше и внести значительный вклад в мировую культуру.


Раскрытию этих сложных вопросов и подчинена структура работы и ее содержание.

Цель исследования состоит в том, чтобы дать комплексный социо-культурный портрет первой волны русской эмиграции во Франции путем выявления данных по основным параметрам ее социальных характеристик. Проведение данного исследования позволяет определить, каким образом происходила интеграция различных групп и социальных слоев (прежде всего культурных) эмиграции в западное гражданское общество, выявить специфику этого процесса по различным направлениям и рядам ранжирования. Это, в свою очередь, позволяет ответить на более общий вопрос, приобретший крайнюю актуальность в современных условиях: до какой степени различные структуры традиционного общества, в основном рассматриваемые носители национальной дворянской культуры, могут интегрироваться в индустриальное общество западного типа, как проходит этот процесс и какова его специфика для различных общественных групп, дифференцированных по социальному статусу, национальной, возрастной, культурно-образовательной, профессиональной принадлежности.

Актуальность этой темы состоит так же в том, что современная Россия ушла от советской системы и открылось широкое поле для диалога культур на современном социо-культурном пространстве и в этом диалоге культура первой волны эмиграции играет не последнею роль.


Предмет этой работы – культура русских эмигрантов первой волны, в которой объект изучения – вышеупомянутый социо-культурный слой населения. Автор поставил перед собой задачу, прежде всего, проследить путь русской культуры под влиянием культуры французской на протяжении 20х – 30х годов двадцатого века. Цель работы - ответить на вопрос - смогла ли русская культура за пределами государства сохранить свои национальные черты? Если да, то при каких условиях и если она менялась, до какой степени?

Автор рассматривает в основном слои российской интеллигенции оказавшиеся в эмиграции. Так как именно они представляли собой лицо России за рубежом и хранили её культуру.


В основе работы лежат исследования видных деятелей и носителей русской культуры, покинувших Родину в период первой волны русской эмиграции. Таких как Бунин, Тэффи, Штейгер, Адамович и другие. А также обработанные более ранними исследователями выписки из французских газет 20 годов и их опубликованные труды посвященные теме первой волны русской эмиграции.


Структура и методология исследования.


Диплом состоит из введения, трех глав и заключения.

В введении дано обоснование темы диплома и ее актуальность. Охарактеризовано состояние изучения проблемы русской эмиграции.

В первой главе рассмотрены пути расселения русских эмигрантов и их устройство в западных странах.

Глава разделена на два параграфа: «Пути русских эмигрантов и их расселение по миру» и «Устройство русских эмигрантов во Франции», в первом из которых показаны направления и статистические данные о распределении русских эмигрантов по странам мира, а во втором рассматриваются проблемы устройства их на территории Франции.

Вторая глава называется «Русское социо-куультурное пространство во Франции» и разделена на три параграфа:

1. «Образование социо-культурных групп русских эмигрантов» - этот параграф описывает общину русских эмигрантов на территории Франции как субкультуру, которая в первые годы всячески пыталась избегать ассимиляции, создавала сотни своих организаций для взаимопомощи, объединялась в маленькие «Русские городки». Так же здесь присутствует история создания русских православных церквей во Франции. Материал был взят из книги «Достопримечательные русские храмы и кладбища», изданной самими представителями эмиграции.

2. «Материальные условия существования» - где рассказывается об условиях для жизни и творческой деятельности русских общин эмигрантов во Франции. Описывается русская пресса, особая роль русской печати, как хранительницы русской культуры, частная медицинская практика, фермерские хозяйства и чаще всего не законная розничная торговля.


3. «Интерес к «Русской теме»», где говориться о любопытстве обуявшем французов, столкнувшихся с культурой о которой они много слышали, но видеть которую им в основном ещё не приводилось. И в следствии этого, о большом спросе на русские кустарные изделия и особом феномене как «Русская мода».

Третья глава носит название «Достижения и особенности русских эмигрантов». В первом параграфе которой («Вклад русских эмигрантов в мировую науку и культуру») Париж рассматривается как культурный и просветительский центр русской эмиграции. Русские культурные деятели, ученые, и носители дворянской культуры, которые в этих уникальных социо-культурных условиях развили дальше нашу российскую культуру и достигли новых вершин.

Отдельное место в этой главе занимает литература. Здесь рассматривается ее общий характер, основные лица, течения. Главные центры литературной жизни, такие как: «Зеленая лампа», «Воскресенье», «Цитадель молодых» и другие. История Парижской Ноты в лице Георгия Адамовича и Анатолия Штейгера. Общие характеристики пореволюционной литературы.

Во втором параграфе этой главы («Психологические и ментальные особенности русских эмигрантов») рассматриваются ментальные особенности русских эмигрантов; проблемы неизбежной ассимиляции и немного о судьбе «Нового поколения», которое росло в этот период и впитывало в себя все события этих лет. Здесь показаны психологические травмы, которые перенесли русские эмигранты и их последствия.


В своей работе автор в основном опирается на следующие источники:

- Сборник «Устами Буниных». Дневники том2. Данный сборник содержит отрывки из дневниковых записей Ивана Алексеевича Бунина и его супруги Веры Николаевны Буниной. В эту книгу входят дневниковые записи первого периода эмигрантской жизни Ивана Алексеевича и Веры Николаевны. Начинаются они с приезда Буниных в Париж весной 1922 года, кончаются получением Буниным Нобелевской премии по литературе в конце 1933 года.

- Энциклопедия русской эмиграции – литературное зарубежье России. Справочник, который является научно-информационным сводом, представляющим на данный момент самую широкую панораму той части отечественной литературы, которая после 1917 года развивалась за рубежами Родины. Он состоит из обобщающего раздела о литературе Русского зарубежья «первой волны», ее центрах, объединениях и тенденциях ее развития.

- Книга Е.И. Пивовара «Российское зарубежье», которая посвящена феномену российского зарубежья второй половины XIX - начала XXI в.: причинам и специфике его возникновения, структуре и параметрам российских диаспор в различных странах мира в дальнем и ближнем зарубежье. Автор анализирует процесс формирования и взаимодействия российских эмиграционных потоков и волн, их количественные и качественные характеристики, влияние на культуру и внутриполитический мир Европы, США, стран Азиатско-Тихоокеанского региона в цивилизационном контексте.

- Книга С.С. Ипполитова «Российская эмиграция и Европа: несостоявшийся альянс», которая посвящена исследованию процесса интеграции российской эмиграции в европейское общество в период между двумя мировыми войнами XXв. Ее цель – предоставить читателю панораму процессов, происходивших в среде российской эмиграции на пути интеграции в европейское общество. В данном издании осуществляется изучение комплекса правовых, экономических, социальных, психологических и социокультурных проблем, с которыми столкнулись наши соотечественники на чужбине.

- Книга «Достопримечательные русские храмы и кладбища» изданная во Франции на русском языке под наблюдением объединения русских православных церквей во Франции. Эта книга писалась самими русскими эмигрантами первой волны. В ней описывается история создания множества русских церквей руками русских эмигрантов первой волны на территории Франции.

- материалы из французской газеты «Последние новости» периода двадцатых годов XX века.

Глава I


Начало первой волны русской эмиграции


§1. Пути русских эмигрантов и их расселение по миру


После поражения антибольшевистских сил в братоубийственной войне, значительная часть русского населения, самых разных классов и профессий, была вынуждена искать убежища от советской власти в других странах мира.

Этот колоссальный человеческий контингент (порядка 3 000 000 человек) можно разделить на четыре группы:


  1. Участники боевых действий в составе белых армий, которые в случае плена, как правило, были обречены на физическое уничтожение.

  2. Представители эксплуататорских классов – бывшие помещики коммерсанты, владельцы промышленных и торговых предприятий. Они были лишены собственности, средств к существованию и превратились в «социо – чуждые элементы», которые власть поставила в положение «вне закона».

  3. Российская интеллигенция, которой не угрожало непосредственное физическое насилие или смерть. Эта категория российских граждан была вынуждена покинуть родину из опасения потерять возможность заниматься творчеством в условиях идеологического диктата установленного большевиками; из – за атмосферы морального гнета, несогласия с методами и способами, которыми новая власть начала строить провозглашенное светлое будущее.
  4. Те, кому не угрожала непосредственная опасность от большевистских властей. Очень часто эти люди не принадлежали ни к одной из перечисленных категорий эмигрантов, а были выходцами из рабочей или крестьянской среды. Насильно мобилизованная в ряды белых армий молодёжь; крестьяне деревень юга России, через которые прокатилось отступление белых частей; окончательно запутавшиеся в политической обстановке жители портовых городов, из которых шла эвакуация, - эти и множество других людей, напуганные ужасами гражданской войны, стремились покинуть родину и укрыться в более спокойном и благополучном, на их взгляд, государстве2.



В эмиграцию люди попадали разными путями. Те, кто обладал необходимой суммой, могли позволить себе покупку виз, и добирались до Европы кратчайшим и самым безопасным путем. Большинство же людей, которые не имели такой возможности, пытались пересечь границу нелегально. Некоторая часть россиян покинула родину, уйдя на восток и обосновавшись в Китае и Японии. Наибольшая же часть беженцев попала за границу из Крыма, вместе с эвакуированными частями П.Н. Врангеля. Эмигранты оседали в лагерях для беженцев на территории Турции, откуда уже разъезжались по европейским странам, главным образом во Францию и Германию.

Получить статистические данные о количестве людей, их профессиях и материальном положении осевших в той или иной стране довольно сложно. В различные исторические периоды эти данные подвергались как пересмотру, так и откровенной фальсификацией, в зависимости от личности и политических пристрастий исследователей, занимавшихся этой проблемой. Но мы всё же можем рассчитывать на приблизительные данные.

Отдел распределения Русского комитета регистрации беженцев, на основании опроса, составил таблицу наиболее желательных направлений дальнейшей эмиграции:


Место, куда беженцы желали выехать

Число человек

Место, куда беженцы желали выехать

Число человек

Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев

6579

Финляндия

32

Франция

1418

Советская Россия

30

Соед. Шт. Сев. Америки


1275

Литва

28

Болгария

1048

Тунис

25

Чехословакия

990

Голландия

23

Венгрия

657

Испания

22

Германия

531

Манчжурия

17

Польша

315

Норвегия

15

Южная Америка

148

Палестина

12

Бельгия

249

Швеция

11

Египет

140

Австралия

11

Сирия

135

Дания

8

Румыния

124

Персия

7

Италия

79

Китай


7

Англия

68

Белоруссия

6

Греция

55

Сибирь

3

Эстония

47

Владивосток

3

Австрия

40

Мексика

2

Абиссиния (Эфиопия)

38

Албания

2

Латвия

35

Япония

2

Швейцария

34

Индия

1


Из этой таблицы мы не можем сделать выводов о количестве, но можем рассмотреть процент предпочтения стран русскими эмигрантами.

Ниже результат опроса, проведенный Земгором, среди беженцев с целью распознавания социальных групп населения:

Эта таблица3 показывает, что более70% процентов русских эмигрантов принадлежали к людям либо интеллектуального труда, либо не имевших специальности вообще, что не мало затрудняло их адаптацию в новом для них обществе. Отсутствие прикладных знаний и профессиональных навыков затрудняло поиск работы; попытки найти занятие по специальности нередко заканчивалось для эмигрантов месяцами и годами безработицы, ставившей людей на грань нищеты и физического выживания.



В результате прихода первой волны русской эмиграции, за границы России была экспортирована российская национальная в большинстве своем дворянская культура, которая до сего времени буржуазному Западу была малодоступна и почти не известна. С этой волной начался важный этап отношений России и Запада. Запад стал убежищем и одновременно очагом изгнанной из страны элитарной дворянской культуры.


§2 Устройство русских эмигрантов во Франции

Как только русская эмиграция появилась на европейской сцене, появился вопрос о правовом положении огромного числа граждан, оказавшихся на чужой территории. Беженцы не считали себя гражданами государств, возникших на развалинах бывшей Российской империи. Они были гражданами исчезнувшего государства, иностранцами с паспортами исчезнувшей с политической карты мира страны и практически беззащитны перед европейской бюрократией.

Говоря о Франции, нужно так же упомянуть и особое отношение русских беженцев к этой стране.

Франция – бывшая союзница России в первой мировой войне, ради спасения которой русская армия принесла на фронте большие жертвы, не оказала русской белой армии значительной помощи. Все надежды на то, что Франция пошлёт свои войска против большевиков, не оправдались. И теперь русские эмигранты считали, что долг Франции состоит в том, чтобы предоставить русским беженцам максимально благоприятные условия для проживания на её территории. Однако французские власти не сделали никаких исключений для российских эмигрантов, приравняв их в правовом положении ко всем остальным иностранцам4.

Оказавшись во французских городах, русские эмигранты столкнулись с проблемами устройства на работу и поиском места проживания. Требовались визы и разрешения на работу, которые были далеко не у каждого. Но всё равно работали, искали выход, рискуя быть высланными из страны.

В основном мужчины трудоспособного возраста, не имеющие направления на конкретное место работы, шли работать на заводы или на фермы, где после потерь в первой мировой войне не хватало рабочей силы.


К середине 1920-х гг. процесс «стягивания» во Франции эмигрантов начал приобретать всё более активный характер. Возможность относительно высокого заработка и лучшие по сравнению с Балканскими государствами условия труда привлекали российских беженцев. Кроме того, неожиданно оказалось, что казачьи группы, сохранившие в эмиграции полувоенную организацию, дисциплину и единоначалие, пользуются на французском рынке труда большим спросом. Они оказались в состоянии составлять конкуренцию не только разрозненным Российским беженцам, но и французским рабочим. Высокая работоспособность, дисциплина, обучаемость делали казачьи группы желанной рабочей силой на французских заводах5.

Как правило, начав с неквалифицированного труда, уже через три месяца русские рабочие начинали считаться специалистами и могли рассчитывать на прибавку к зарплате.

Некоторые солдаты и офицеры продолжили военную карьеру в Иностранном легионе, куда брали всех имевших военный опыт, не требуя документов и удовлетворявшись сведениями, которыми желающий хотел рассказать о себе. Больше всего это напоминало продажу в рабство. Кандидатам предлагалось поставить подпись под контрактом, в котором были пробелы в тех местах, где оговаривались сроки службы и оплата.

Вскоре в Иностранном легионе распространилось дезертирство.

Традиционной сферой деятельности русских эмигрантов из офицерской среды стало французское такси. Так описывал типичного таксиста в Париже американский журналист Дж. Хантингтон:

« Вчера вы поймали такси на Авеню де Пари. Вашим таксистом оказался пожилой человек, говоривший по-французски с небольшим акцентом. Он не сразу понял название маленькой улочки, куда вы направлялись, но он был так учтив, что вы простили его. Возможно, этот человек был генералом А. Вообще, большинство русских таксистов в Париже – бывшие офицеры, но обычно они моложе. В любом случае, история вашего водителя похожа на историю генерала А».


Истории подобных генералов А. были действительно похожи одна на другую. С приходом большевиков генерал А. со своим сыном – офицером присоединились к белой армии на юге России. Его жена последовала за ними, а две дочери остались… После поражения антибольшевистских армий генерал А., его жена и сын отправились в Болгарию. Сын получил должность в государственном учреждении, отец работал в школе, а мать вела домашнее хозяйство. Но жизнь эмигрантов всегда зависит от случая. В болгарском правительстве произошли перемены, новая Аграрная партия сократила множество рабочих мест для русских. В их число попал молодой А. И дальше это семейство решило отправиться в Париж. Это было рискованное предприятие, но все, что угодно, казалось более привлекательным, чем бедность и однообразие. Они надеялись, что в Париже, как главном центре эмиграции, они найдут работу и будут окружены соотечественниками».

В последствии этот Генерал, несмотря на семидесятилетний возраст, брал уроки вождения и готовился к сдаче экзамена на шофера – таксиста. После этого они смогли сводить концы с концами.

Труднее было найти работу врачам и юристам. Французские законы запрещали практику иностранным представителям этих специальностей в стране. Но всё равно, русских эмигрантов это не останавливало.

Как мы видим, русский народ, оказавшись за пределами своей родины, в совершенно неожиданной и непредсказуемой ситуации показал чудеса стойкости, находчивости и адаптации.

В середине 1920-х годов в пригородах Парижа можно было наткнуться на импровизированные русские поселения – хижины и небольшие дома, сооруженные из вторичного сырья заводской продукции. Бочки, ящики и тому подобные предметы можно было купить на заводах за довольно не большую плату6.

Подобные поселения помогали создавать и сами индустриальные организации. Они ценили высокую трудоспособность русских рабочих и их стремление к «мирному завоеванию» Франции, а так же их пониженные требования к уровню оплаты труда и дисциплинированность – русские эмигранты никогда не участвовали в постоянных французских забастовках.

Прекрасно понимая первоочередные нужды беженцев с их правовой незащищенностью, жилищными и бытовыми проблемами, администрации многих крупных предприятий умело использовали стремление беженцев «осесть» и обустроить свой быт. Нередко можно было встретить школы для русских детей, библиотеки и столовые для рабочих, построенные французскими заводами.




следующая страница >>