litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3


Московский комитет образования

Гимназия № 1541

Московская городская научно-практическая конференция

с международным участием

«Языкознание для всех»


Лингвистика каждого дня


Мой дедушка: речь как жизнь


Доклад ученицы 8 б класса

Гимназии № 1541 г. Москвы

Поляковой Марии


Научный руководитель:

учитель русского языка и литературы, канд.психол.н.

Шаповал Светлана Анатольевна


Москва, 2013


Содержание


Введение


Основная часть. Речевой портрет моего дедушки


1. Тематический анализ


1.1. Дело. Труд-лень. Усталость

1.2. Порядок. Аккуратность

1.3. Воспитание

1.4. Обращение к детям

1.5. Отношение к жизни

1.6. Еда


2. Языковедческий комментарий


2.1. Диалектизмы

2.2. Разговорные слова и просторечия

2.3. Пословицы, поговорки, цитаты

2.4. Синонимические ряды

2.5. Словотворчество

2.5.1. Рифмовки


      1. Переделки известных выражений

      2. Собственно новые слова


Заключение

Список литературы

Список сокращений и источников

Приложения

1. Биография дедушки

2. Сводная таблица слов и выражений


Речь людей такова, какой была их жизнь.

Сенека


Введение


Мой дедушка был очень интересным человеком – настоящим главой семьи, тружеником, жизнелюбом. Он ушел, а мы все помним его образную речь. Цель моей работы – сохранить память о дедушке, составив его речевой портрет.

Моя работа находится в русле антропоцентрического направления языкознания, которое в центр своих интересов ставит не столько язык (с точки зрения закономерностей его внутреннего строения), сколько «человека говорящего», т.е. языковую личность.

В этом направлении работают такие исследователи, как Л.П. Крысин, Ю.Н. Караулов, М.П. Гордеева, К.Ф. Седов, В.И. Карасик и др.

Детальное изучение понятия языковой личности приводит к возникновению множества определений, в том числе и через понятия речевой, коммуникативной, словарной личности. Признанным считается определение, данное Ю.Н. Карауловым. Под языковой личностью он понимает «совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются:

а) степенью структурно-языковой сложности,

б) глубиной и точностью отражения действительности,

в) определенной целевой направленностью» [Караулов 1998].

В этом определении соединены способности человека с особенностями порождаемых им текстов.

Речь человека с неизбежностью отражает его внутренний мир, служит источником знания о его личности. Более того, «очевидно, что человека нельзя изучить вне языка...», поскольку, даже с обывательской точки зрения, трудно понять, что представляет из себя человек, пока мы не услышим, как и что он говорит. Но также невозможно «язык рассматривать в отрыве от человека», так как без личности, говорящей на языке, он остается не более чем системой знаков.

Эта же мысль встречается у В. Воробьева, который считает, что «о личности можно говорить только как о языковой личности, как о воплощенной в языке» [Воробьев 1998].

Существует большое количество работ, посвященных анализу различных типов языковой личности: диалектной, коллективной, индивидуальной, в рамках последней преобладают наблюдения над творческими личностями – писателями, поэтами, филологами; изучаются рядовые носители языка и персонажи художественных произведений [Гордеева 2008].


В последнее время в отечественном языкознании сформировалось особое направление, изучающее языковую личность с точки зрения описания ее речевого портрета. Перспективность создания речевого портрета личности видится в том, что его последующий анализ с большей или меньшей степенью позволил бы судить также о речевых характеристиках возрастной и социальной группы, к которой принадлежит человек [Мамаева 2007].

По мнению Л.П. Крысина, одно из перспективных исследований в русистике – создание социолингвистических портретов. Термин впервые был употреблен Т.М. Николаевой, «однако идея создания подобных портретов принадлежит М.В. Панову. Она была выдвинута им четверть века назад и частично осуществлена в виде фонетических портретов выдающихся деятелей русской культуры 18-20 вв». Результаты этой работы были опубликованы в 1990 году. Идея заключается в том, чтобы выявить черты языковых привычек, особенностей данной социальной среды и, составив его речевой портрет, показать, что они являются «отражением речевых особенностей группы, в которую входит индивид». Исследование речевой практики представителей разных социально-профессиональных групп «может заложить материальную основу для создания социолингвистических портретов наших современников» [Крысин 2001].

Таким образом, «речевой портрет – это речевые предпочтения личности, совокупность особенностей, которые делают ее узнаваемой. Единой строгой схемы анализа не разработано, однако при изучении проведенных исследований можно выделить основные моменты, требующие описания: во-первых, это лексический уровень, при анализе которого рассматриваются особенности словоупотребления; во-вторых, уровень, отражающий представления о мире, заключенные в значении слов и выражений – картину мира говорящего; в-третьих, уровень коммуникативных ролей, стратегий и тактик. 

Анализу может быть подвергнута как одна, так и несколько особенностей речи. В исследованиях при характеристике речевого портрета больше внимания уделяется языковым особенностям. Особенности речевого поведения исследуются не так активно, часто рассматриваются в совокупности с языковыми» [Гордеева 2008].


«В работах исследователей (М.В. Китайгородской, Н.Н. Розановой, Д.Н. Жаткина, Е.П. Карташовой, Т.В. Кочетковой, Г.Г. Инфантовой и др.) представлены речевые портреты конкретных языковых личностей, причем более изучены и описаны речевые портреты писателей» [Мамаева 2007].

Мой дедушка не был известным человеком, но для лингвистики это не должно быть важно. Да и «людей неинтересных в мире нет». Кроме того, дедушка воспитал двух детей и двух внуков, а, как писал Герцен, «воспитать одного ребенка намного труднее, чем управлять народами, выступая с трибун». Дедушкина ежедневная мудрость стоит не меньше, чем заслуги известных людей (для меня, по крайней мере).

Новизна моей работы определяется ее уникальностью. Я много лет росла в семье бабушки и дедушки, и дедушкина речь – это мои воспоминания, воспоминания моих самых близких людей.

В своей работе я ставлю следующие задачи:

* сбор материала: слов, присказок, пословиц дедушки;
* анализ ситуаций, в которых дедушка употреблял эти слова;
* изучение значений дедушкиных слов в различных словарях;
* сравнение дедушкиного и общепринятого толкования;
* выявление дедушкиного словотворчества;
* выявление  диалектных слов  Ярославской области;
* создание речевого портрета дедушки.

В работе были собраны и проанализированы дедушкины слова и поговорки. Набралось около 180 позиций (полный список слов с толкованием (словарным и дедушкиным) находится в приложении). Было проведено сравнение дедушкиных толкований и общепринятых, которое были взяты из различных словарей, включая диалектный словарь Ярославской области. Дедушкины слова были разделены на тематические и лингвистические группы (диалектизмы, разговорные и просторечные слова, пословицы (цитаты), синонимические ряды, словотворчество (в том числе и переделки). Не все дедушкины выражения были мне понятны. Помощь в толковании таких слов мне оказывали бабушка (дедушкина жена), мама (дочь дедушки), другие родственники, а также односельчане.


Из работы видно, что дедушка очень любил свою семью, старался, чтоб дети выросли достойными людьми, а дома был лад, порядок и достаток. Относился ко всему философски и очень любил жизнь. Я очень мало знаю о своих прадедушках и прабабушках. Важно, что образ дедушки будет так подробно описан для других поколений.


Основная часть. Речевой портрет моего дедушки


1. Тематический анализ


Общий список слов и выражений помещен в Приложение.


1.1. Дело. Труд-лень. Усталость


Дедушка был человеком дела. Поэтому очень часто употреблял слово «дело» и его производные. Например, все дела да случаи, все при деле, дело житейское, дело наживное, копеечное дело, минутное дело, смотри за делом, деловая и дельная.

«Кто я - артист, режиссер, писатель, талант или безарь - не важно. Главное, что я при деле....» (Из интервью Е. Стеблова в журнале «Стори» №3 2013.) Так же рассуждал дедушка.

Дедушка различал слова «деловой» и «дельный»: в деловом человеке больше формы, а дельный по-настоящему знает дело.

Дедушка был великим тружеником, и во главу воспитания им ставилось воспитание трудом. Поощрялось старание, тщательность, не любил лентяев и недобросовестный труд.

Но дети есть дети, и порой они не испытывали энтузиазма. Оценка дедом такого поведения была эмоциональной: выгибаться, отлынивать, ладить (бесконечно говорить «ладно», а ничего не делать), спать как пожарная лошадь.

Слово выгибаться в значении «выкобениваться» я не нашла в словарях, там есть слово «выгибон – наглое вызывающее поведение». Дедушка его тоже использовал, но чаще употреблял свою придумку в виде глагола – выгибаться.

Интересно также дедушкина придумка – слово ладить. Это не заладить – «начать повторять, твердить упорно одно и то же». Это значит – говорить слово «ладно», т.е. говорить: «Ладно, сейчас…», но при этом не торопиться начинать работу.


Дедушка учил работать основательно: не тяп-ляп, чередом (как следует), покруче (попроворнее).

На пенсии каждый день дедушка, когда вставал после отдыха и собирался в поле, огород, гараж работать, говорил: «Пора на работу жаркую, на бои горячие…». Это неточная цитата из песни «Спят курганы темные»: «Дни работы жаркие, / На бои похожие
В жизни парня сделали / Поворот крутой. / На работу жаркую, / На дела хорошие / Вышел в степь донецкую / Парень молодой».

Еще у дедушки была любимая пословица о труде: Как потопаешь, так и полопаешь. У нее два смысла:


  1. Если хорошо поработаешь, то потом будет, что покушать.

  2. Если много поработаешь, то сильно проголодаешься.

Примечательно, что в «Словаре народной фразеологии» есть пословица из тех же слов, но совсем с другим смыслом: Как полопаешь, так и потопаешь – Силы и желание что-то сделать приходят, как правило, человеку сытому, обустроенному (СНФ). Напротив, трудно ожидать энтузиазма от человека голодного, о котором не заботятся. Видимо, дедушка – осознанно или нет – переиначил народную версию, сделав акцент на труде.

Дедушка старался построить так работу, чтобы она приносила радость, а не была на износ. Но все равно в посевную или в момент сбора урожая очень уставал, и тогда говорил: еле можахаю, ноги тащит, ноги гудят, ухайдакался.

Еле можахаю – это дедушкино переделка «еле можаху». В соседнем селе Пазушино, как сказала нам дедушкина двоюродная сестра, говорили именно так. Вот что удалось найти об этом на специальных ресурсах:

«Таинственные эти слова сказаны на церковно-славянском языке и с трудом поддаются адекватному переводу. Смысловой перевод: "с трудом", "еле-еле". А дословный... еле смогши?.. еле могя?.. можа?.. Hет в современном русском языке деепричастия от глаголя "мочь" и выговорить такое на трезвую голову невозможно. Впрочем, на трезвую голову такое выговаривать и не нужно, поскольку церковно-славянское "еле можаху" применяется к людям упившимся до положения риз. Введено в обиход это словосочетание православным священством, которое пастырски разделяло со всем русским народом грех хмельного пития. Hо если простой человек мог вернуться из гостей на бровях, то духовному пастырю такое было невместно, и он сам о себе говорил, что добрёл еле можаху. В наше время церковно-славянский язык непопулярен даже среди попов, и выражение "еле можаху" практически исчезло из живого языка, а вот в русской классике встречается оно частенько» (http://www.otrezal.ru/catch-words/542.html)


Таким образом, дед использовал «церковное» выражение в ироническом смысле, и при этом осовременил его, изменив форму глагола. Неизвестно, насколько сознательно, но получилась игра с языком.


1.2. Порядок


Дедушка любил порядок. Об этом свидетельствуют такие его любимые выражения, как «дом домить» и «чередом». Слов, называющих беспорядок, запомнилось два – халайма и бедлам. Он не уставал повторять: «Порядок не там где его наводят, а там, где не нарушают». Возможно, это дедова придумка, а возможно, переделка известного советского лозунга «Чистота не там, где метут, а там, где не сорят». Поисковые системы точно такое выражение не выдают.

Слово халайма мне не встретилось ни в одном словаре, а у слова бедлам оказалось очень интересное происхождение: англ. Bedlam – название психиатрической больницы (первоначально Марии Вифлеемской) в Лондоне. (БТС). Это разговорное слово, означающее «большой шум, беспорядок, неразбериха, хаос».

Порядок был важен и в смысле «аккуратность»: Будь соплив, да аккуратен – следи за собой. Прилагательное неряшистая дедушка сам придумал от существительного неряха. О неряшливо одетом человеке дед говорил пононо. Это диалектизм. (См. 2.1.)

Когда обсуждали обновки, дед наставлял: «…поберегай». Вот какое толкование этого слова в словаре Даля: «Поберегать – поберечь что, пускать в дело пореже, осторожно, жалея, щадя. Конь горяч, поберегай его. Носить носи шубу мою, да поберегай. Побереги ногу! прими, остерегись. Поберег бы ты новую шапку. Поберегайте порох, его немного»…


1.3. Воспитание


Дедушка много времени и сил уделял детям. Он их воспитывал как нравоучительными словами, так и просто мудростью пословиц: знай край да не падай, ласковое дитя двух матерей сосет. Часто повторял такой афоризм: «Учиться должны на шесть с плюсом».

Дедушка любил порядок и следил за отбоем детей. Выключал свет и говорил: «11 часов – отбой в государстве». Если не помогало – выключал рубильником свет во всем доме. Его сын читал книги с фонариком под одеялом. А утром будил словами: «Подъем! Кто спит, того убьем!» и мог облить холодной водой, приговаривая: «Вечером не уложишь, утром не разбудишь».


Если дети упрямились или шалили, то дед говорил: взяли моду, выпорю как сидорову козу, дикариться, издержки воспитания, как кошка с собакой, прохиндей (ка), прыжки да ужимки.

Слово дикариться – дедушкино собственное, потому что значение его не такое, как в словарях: «Дикарство ср. дикость, как свойство или поступки того, кто дико чуждается людей» (Даль). Дедушка использовал это слово в значении не «чуждаться», а «становиться как дикарь» (слишком буйно дурачиться, как дикари в своих языческих плясках).

Дедушка был принципиальным человеком и не одобрял мягкость бабушки, которая слишком опекала – боложила, благоволила, радела. (См. 2.4.). Называл ее потатчицей, недоволен был тем, что она «потакала» детям. Принципиальность дедушки была несокрушимой, если ему было стыдно за ребенка, он мог сказать словами Тараса Бульбы: «Я тебя породил, я тебя и убью».


1.4. Обращение к детям


Дедушка был очень изобретателен в обращениях к детям: атаманша, архаровцы, друг ситный, Дунька с трудоднями, егоза, камушек (толстячок), клуня-муня, кукуха-мукуха, кулема, курнопета, мазурик, модена, прихихеня, сикараха.

В этой группе меня заинтересовали два слова – друг ситный и Дунька с трудоднями.

В зависимости от интонации слова «Друг ситный» могут просто обозначать давнего приятеля или же выражать некоторое недовольство, разочарование в дружеских чувствах (СНФ). Синонимы: друг, дружище, старик, старина.

Фразеологизм друг ситный обязан своим возникновением ситному хлебу, появившемуся в России в начале XVIII века. Слово ситный впервые зафиксировано в словарях в 1731 г. Ситный хлеб – продукт высокого качества – пекли из просеянной через сито муки, такой хлеб ели с удовольствием. Вот и стали называть ситный – другом. А потом и к приятелям стали обращаться «Друг ситный!», называя так человека, общение с которым – настоящее удовольствие (http://rus.1september.ru/view_article.php?id=201000415).


Выражение Дунька с трудоднями имеет в словарях два значения: Прост. 1. Пренебр. Простоватая, грубая и глуповатая женщина. 2. Ирон. Массивная, грубоватая женщина с большим бюстом.

Дедушка употреблял это слово, когда ругал девочек за глупость, легкомысленность.

Я решила разобраться, при чем здесь трудодни и почему Дунька с трудоднями – это «массивная женщина с большим бюстом».

Трудоде́нь – мера оценки и форма учёта количества и качества труда в колхозах в период с 1930 по 1966 год (http://ru.wikipedia.org).

Крестьяне на селе не имели права иметь собственного хозяйства, за работу в колхозах получали не деньги, а «трудодни», которые записывались в книжки колхозника, по итогам работы в обмен на трудодни можно было получить продовольственные и другие товары. При этом уехать в город практически не представлялось возможным, так как ко всему прочему крестьянам не полагалось иметь паспортов. Многие колхозники жаловались на то, что они зарабатывали только «палочки», которые потом не могли ни на что обменять (http://www.perunica.ru/istoria/501-russkaya-derevnya-v-xx-veke.html).

С середины восьмидесятых в ряде публикаций и интервью трудодень был назван исключительно «палочкой» в конторской книге и отождествлялся с неоплачиваемым трудом в колхозах.

Толкование «массивная женщина» вызывает в памяти старшего поколения также образ крестьянки в поэме Н.А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» – «осанистая женщина, широкая и плотная», «сидит, как на стуле, трехлетний Ребенок у ней на груди».

Таким образом, Дунька с трудоднями – это:


  1. деревенщина, потому что работает в колхозе.

  2. пустая девица, у которой ничего нет, потому что трудодень – это «палочка».

  3. дородная женщина-крестьянка.



1.5. Отношение к жизни


Дедушка был оптимистом, любил общение, песни, просто людей. Поэтому в его речи много шутливых ответов-бессмыслиц, просто шуток и ироничных высказываний:

В поле – ветер, в попе – дым; вот вам, барышня, мочало (из-под наших кренделей); герой – штаны с дырой; зачем, на спрос, а кто спросит тому в нос; молодец, как соленый огурец; на кудыкину гору, воровать помидору; подъем! кто спит, того убьем; полна попа радости; первый парень на деревне, а в деревне один дом; попался, который кусался; профессор кислых щей. Остановлюсь подробнее на двух самых замысловатых поговорках.

Профессор кислых щей. Так презрительно осаживают малограмотного человека, вздумавшего рассуждать о вещах, в которых сам ни уха ни рыла. Суди, мол, дружок, не выше сапога. В кислых щах ты, может быть, и разбираешься, а вещи серьёзные тебе недоступны. Впрочем, такая ли простая вещь – кислые щи? Вот недавно знатоки русской старины выкопали любопытный факт: оказывается, во времена Екатерины II в оранжереях русских вельмож выращивалось такое количество ананасов, что их квасили в бочках, а потом варили из них кислые щи. С тех пор немало ананасов было испорчено в попытках сварить из них мясной суп. И того невдомёк доморощенным профессорам, что кислыми щами в былые времена называли вовсе не суп, а напиток наподобие кваса. Вот как Hиколай Васильевич Гоголь завершает описание первого дня Чичикова в губернском городе NN: «День, кажется, был заключён порцией холодной телятины, бутылкою кислых щей и крепким сном во всю насосную завёртку, как выражаются в иных местах обширного русского государства». Суп с квашеной капустой в бутылках, как известно, не подают. Так что тепличные ананасы, предназначенные для щей, мариновали (в бочонках, естественно, в чём же ещё можно было запасать продукты двести с лишним лет назад!), а потом готовили из них шипучий напиток «на семи солодах», что-то вроде сидра. Вкусно, должно быть, было...


«Ах ты, профессор кислых щей! Ах ты, чтоб тебя! Что же это такое?» (В. Аксенов. Апельсины из Марокко) (http://www.otrezal.ru/catch-words/481.html).

В поле ветер, в попе дым. Яндекс дает 712 тыс. употреблений этой поговорки, при этом с продолжением, которого дедушка не говорил: «…буду вечно молодым». А это, в свою очередь, строчка из патриотической песни на стихи Н.Н. Добронравова «Не расстанусь с Комсомолом». На это мне указали старшие, так как мне эта песня была совсем неизвестна. Получается, что выражение В поле ветер – в попе дым пародийно, но у дедушки этой пародии не было, он его употреблял, когда отзывался о легкомысленных ненадежных людях.


1.7. Еда


Дедушка много времени проводил на воздухе, в движении и отличался прекрасным аппетитом, после обеда ложился отдохнуть, приговаривая: «После крепкого обеда, по закону Архимеда, полагается поспать…». Слова и выражения, относящиеся к еде: картошка едальная, мясина, сморода, термосок (м.б. нерасслышанное тормозок), тошнотики, хамнуть, крепость (в значении «выносливость»), кусочки поулягутся, наелся как Бобик, пилось бы да елось, съем кобылу с оборотью, щи да каша – пища наша.

Эта тематическая группа получилась довольно многочисленной. Наверное, потому, что без этой обыденной сферы не обходится ни один день в жизни.


2. Языковедческий комментарий


    1. Диалектизмы




следующая страница >>