litceysel.ru 1

Юровских Развитие теории экономического пространства

Д.С. Юровских

Научный руководитель: Е.В. Юровских

Шадринский государственный педагогический институт, г. Шадринск

История философской и экономической мысли.

«Вне себя мы не можем наглядно представить времени, точно так же как пространство нельзя представить находящимся внутри нас. Что же такое пространство и время?» – этот вопрос был задан величайшим мыслителем прошлого И. Кантом в трактате «К критике чистого разума». Пространство и время – фундаментальные понятия, о философском смысле которых люди задумывались всегда. История философской и экономической мысли свидетельствует, что сущность этих понятий волновала умы практически всех известных мыслителей прошлого и настоящего [1].

Величайший философ древности Аристотель понимал пространство как порядок взаимного расположения тел, а время как порядок сменяющих друг друга явлений. Древнегреческие философы Демокрит и Эпикур исходя из своего атомистического учения пришли к пониманию пространства как некоторой пустоты, в которой атомы образуют многообразие физических тел. Эти идеи были развиты в философских трудах Бруно, Галилея, Декарта, Ньютона. Последний рассматривал пространство как универсальную систему отсчета, относительно которой происходит движение тел. Категории пространства и времени исследовались в научных трудах Гюйгенса, Дидро, Лейбница, который ближе остальных подошел к материалистическому пониманию сущности пространства и времени, сделав вывод, что они не могут существовать вне материи и материальных процессов.

Пространство и время как философские категории до сих пор не имеют однозначного толкования среди исследователей, но в понятийном аппарате сформировалось общепризнанное определение этих категорий с ярко выраженным философско-физическим аспектом, приведенное в Физическом энциклопедическом словаре: «Пространство – это совокупность отношений, выражающих координацию материальных объектов, их расположение друг относительно друга и относительную величину (расстояние и ориентацию). Пространство выражает порядок расположения одновременно существующих объектов, их протяженность. Время – совокупность отношений, выражающих координацию сменяющих друг друга состояний (явлений), их последовательность и длительность» [2].


В современной системе научного познания окружающего мира развиваются как реляционные, так и субстанционные представления о времени. Время исследуется в соединении с пространством, ставится вопрос об объективности этих понятий и объективности их существования независимо от восприятия человека. По мнению О. Эстерле [3], для философов-материалистов проблема «пространство-время» решается слишком просто – через движущуюся материю, но объяснить, как она возникла и почему движется, они не могут. Теории же В. Ацюковского [2], И. Герловина [4] утверждают, что пространство – сверхтекучая жидкость, а материя является вихревой структурой этой среды.

Происходит ревизия четырехмерного континуума А. Энштейна. Утверждается, что времени вне человека не существует, как не существует и четвертого измерения в континууме А. Энштейна. Некоторые авторы считают, что время трехмерно, следовательно, мы существуем в шестимерном континууме. Другие доказывают, что время выступает как физическое явление. Однако большинство исследователей ориентируется на идею объективности времени, которая развивается диалектическим материализмом в релятивистской концепции. Ф. Энгельс писал: «Основные формы всякого бытия суть пространство и время; бытие вне времени есть такая же величайшая бессмыслица, как бытие вне пространства» [5].

Краткий философский экскурс в понятийный аппарат категорий пространства и времени позволяет констатировать наличие проблем, решение которых еще впереди. Перейдем к рассмотрению пространства в экономической плоскости. В экономической литературе различными авторами исследуются разные виды пространств: социальное, информационное, финансовое, инновационное и др. Каждое из них вычленяется для анализа процессов в соответствии с целью, объектом и предметом исследования, которые ставит перед собой тот или иной автор. Такой подход к изучению различных явлений в экономической и иной среде вполне оправдан и имеет право на существование. Однако, с нашей точки зрения, экономическое пространство выполняет функцию первичного, системообразующего, поглощающего в себя другие пространства (рис. 1.).






Рис. 1. Взаимодействие пространств


Изучение различных точек зрения, встречающихся в экономической литературе, свидетельствует об упрощении сущности термина «экономическое пространство». Наиболее часто под экономическим пространством подразумеваются некие географические рамки, в которых существует экономическая система. Границы этих рамок у разных авторов простираются от единого мирового экономического пространства до регионального.

Термин «экономическое пространство» широко применяется в самых разнообразных контекстах. Например, в политическом контексте речь идет о так называемом едином экономическом пространстве в пределах СНГ, под этим понимается общность рынка, единой валюты, устранение таможенных барьеров и т.п. В социально-юридическом контексте единое экономическое пространство отражает единую социально-правовую базу, выравнивание темпов развития отдельных регионов и даже государств (Союз Белоруссии и России). Автор принципиально возражает против такого «политико-бытового» подхода к категории экономического пространства.

Ярко выраженный территориальный оттенок понятия экономического пространства обусловлен историческим аспектом его развития. Проблемы формирования и развития экономического пространства встречаются еще в трудах Адама Смита, обосновавшего концепцию абсолютных преимуществ (теорема обмена, которая устанавливает связь рынка, разделения труда и эффективности производства), и Давида Рикардо, создавшего теорию сравнительных преимуществ (принцип сравнительных преимуществ в межрегиональной торговле и теория ренты по местоположению). Необходимо отметить, что А. Смита и Д. Рикардо считают одними из основателей науки о пространственной организации хозяйства не только представители региональной науки, но и ученые смежных наук – экономической географии и геополитики. Можно выделить две концепции, послужившие основой для формирования теории экономического пространства [6].


Географическая и геополитическая концепции экономического пространства.

Большой вклад в теорию экономического пространства внес крупнейший немецкий географ Фридрих фон Ратцель (Ratzel, Friedrich). Основные его идеи изложены в книге «Политическая география» (1897 г.). Государство, по его мнению, есть живой организм, соединяющий свойства народа и земли и, подобно всем организмам, борющийся за свое существование. Будучи живым организмом, государство движется и растет как целое. Ф. Ратцель сформулировал семь законов пространственного роста государств, суть двух, наиболее важных с нашей точки зрения, сводится к следующему:

- изменения в организме-государстве (рост и сокращение) отражает его граница, которую Ф. Ратцель называл «периферийным органом государства» [1];

- в процессе роста государство стремится прежде всего вобрать в себя «политически ценные» места: береговую линию, русла рек, районы, богатые ресурсами.

Основная идея Ф. Ратцеля – государства имеют тенденцию врастать в естественные пространства и эта их тяга может быть удовлетворена лишь в границах континентов – получила развитие у его последователя, шведского ученого Рудольфа Челлена (Kjellen, Rudolf). В своей главной работе «Государство как форма жизни» Р. Челлен сформулировал «органическую теорию»: государства рождаются, развиваются, увядают и умирают, т.е. представляют собой формы жизни. Их бытие подчиняется всеобщему закону борьбы за существование – в борьбе за пространство. Государство рассматривается Р. Челленом как определенная форма хозяйства, имеющая физико-географический пространственный организм.

На основе концепции Р. Челлена Фридрихом Науманом (Nauman) была разработана теория «Средней Европы». Согласно последней, для того чтобы выдержать конкуренцию с Англией, США и Россией, народы, населяющие Центральную Европу, должны объединиться и организовать новое интегрированное политико-экономическое пространство. Проект Ф. Наумана подразумевал интеграцию Австрии, Германии и придунайских государств [4].


В этом же ряду теория Хатерланда (Heartland) Хэлфорда Макиндера (Mackinder, Halford). Он утверждал, что для государства самым выгодным пространственным положением является срединное, центральное положение, которое в конкретном географическом контексте может варьироваться. Х. Макиндер рассматривал экономическое пространство через систему трех концентрических кругов, в центре которых находится heartland – «земля сердцевины» [1].

Названные теории развивались многими учеными разных стран. Однако к началу 30-х годов ХХ века разрабатываемые теории приобретали все более идеологическую и политическую окраску, наполнялись националистическим содержанием в ущерб содержанию экономическому. Поэтому дальнейший их обзор не представляет для нас интереса. Отдавая должное основоположникам географической и геополитической концепций, отметим, что с экономической точки зрения их последователи завели теорию экономического пространства в тупик.

Штандортная концепция экономического пространства.

Понятие экономического пространства тесно связано с теорией размещения производства и прежде всего классическими штандортными теориями, разработанными немецкими экономистами XIX – начала ХХ веков. Именно в теории размещения производства впервые экономика стала рассматриваться не как «точечная», а как «пространственная» категория [1]. Основоположником теории размещения считается Иоган Генрих фон Тюнен (Thunen), который в своей книге «Изолированное государство в его отношении к сельскому хозяйству и национальной экономии», изданной в 1826 г., впервые создал схему, близкую к модели оптимального размещения сельскохозяйственного производства (главным аргументом в ней является расстояние от центра «изолированного государства»).

В понятийно-терминологический аппарат И. Тюненом были введены представления об «идеальном объекте», «экономическом пространстве», его свойствах, зональных или поясных структурах, градиентах цен и рентных платежей, факторах размещения и экономическом расстоянии [1]. Свой метод И. Тюнен формулировал исходя из анализа транспортных затрат на перевозку продукции от места производства до рынка как основного фактора, под влиянием которого происходит размещение сельскохозяйственных культур и перерабатывающих их хозяйств. Им были выделены шесть пространственных зон в модели размещения хозяйств [5].


Развитие модели размещения сельскохозяйственного предприятия фон Тюнена для промышленных предприятий связано с именем В. Лаунхардта, также считавшего транспортный фактор определяющим. Им был разработан метод локационного треугольника для решения задачи минимизации транспортных издержек.

Для решения этой задачи В. Лаунхардт разработал метод весового (или локационного) треугольника (рис. 2). Пусть требуется найти пункт размещения нового металлургического завода. Известны пункт добычи железной руды — точка A пункт добычи угля — точка В и пункт потребления металла — точка С. Транспортный тариф равен t (на 1 т/км). Расходы руды на выплавку 1т металла составляют: а; расход угля — b . Известны также расстояния между пунктами (стороны локационного треугольника): АС = S 1 ; ВС = S 2 ; АВ = S 3 .

Возможным пунктом размещения металлургического завода может быть в принципе каждая из трех точек размещения источников руды, угля и потребителя металла. В этих случаях суммарные затраты, связанные с перевозкой всех необходимых грузов для потребления 1т металла, будут равны:

( b S 3 + S 1 ) t — при размещении завода в точке А ;

( a S 3 + S 2 ) t — при размещении завода в точке В;

( a S 1 + S 2 ) t — при размещении завода в точке С.




Рис. 2. Локационный треугольник В. Лаунхардта


В обобщенном виде классическая штандортная теория разработана Альфредом Вебером (Weber) и представлена в его работах «О штандортах индустрии» (1909 г.) и «Теория размещения промышленности» (1925 г.). В них речь идет о критерии оптимального размещения, заключающегося в минимизации суммарных издержек производства и сбыта.

Теория центральных мест В. Кристаллера (Christaller) дополнила классическую штандортную теорию положением о функциях и размещении системы населенных пунктов, согласно которому со временем территория покрывается «кристаллеровской решеткой», благодаря чему среднее экономическое расстояние минимизируется. В свете теории В. Кристаллера экономическое пространство имеет иерархическую структуру.


Можно выделить две основные черты, свойственные классическим штандортным теориям в контексте экономического пространства: предполагается наличие данных по всем факторам размещения, которые необходимы для определения места размещения предприятия; рассматривается отдельно взятое предприятие. Эти черты предполагают однородность экономического пространства.

Закономерно, что классические штандортные теории подвергались критике еще в 20-х годах прошлого столетия. К примеру, А. Предель (Predel) отрицал возможность математического определения оптимального места размещения, а шведский ученый Торд Поландер (Palander) разработал штандортную теорию с учетом отраслевой специфики предприятий, территориальных особенностей и регионального различия цен на ресурсы. Подход к экономическому пространству у этих авторов иной – подчеркивается наличие свойства неоднородности пространства. Согласно Т. Поландеру, географические факторы определяют в каждом конкретном случае ту отрасль производства, которая становится доминирующей в данной местности.

Дальнейшее развитие теория экономического пространства получила в неоклассической штандортной теории Августа Леша (Lösch). А. Леш доказал невозможность создания общей теории размещения, которая позволяла бы обеспечить оптимальное размещение производства. Одна из основных заслуг А. Леша заключается в рассмотрении экономического пространства не на уровне отдельных предприятий и поселений, а на уровне экономических регионов. Он анализирует размещение производителей в условиях конкуренции и выдвигает положение о тенденции наиболее полного заполнения экономического пространства региона экономическими агентами. Границы экономического пространства региона у него проходят по линиям безразличия, и этим обеспечивается состояние устойчивости и равновесия пространства, на которое оказывают влияние, по мнению А. Леша, налоговая система, технический прогресс, близость к государственным границам. Региональное экономическое пространство рассматривается как рынок с границами, обусловленными межрегиональной конкуренцией.


Изучение теорий штандорта позволяет отметить принципиально важный момент. Практически все ученые, стоявшие у истоков исследований по пространственной организации хозяйства, предлагали количественные методы для оценки принимаемых решений по размещению хозяйств. Другими словами, теория размещения неразрывно связана с моделированием экономических процессов.

Таким образом, нами исследован генезис теории экономического пространства, история философской и экономической мысли, географическая и геополитическая концепции экономического пространства, штандортная концепция экономического пространства.


Литература:


  1. Алаев Э.Б. Социально-экономическая география: понятийно-терминологический словарь. – М.: Мысль, 2003.

  2. Ацюковский В.А. Концепции современного естествознания: История. Современность. Проблемы. Перспективы. – М.: Изд-во МСЭУ, 2007.

  3. Эстерле О. Еще раз о сути пространства и времени. – http://www.n-t.org/tp/ng/spv.htm.

  4. Герловин И.Л. Исходная парадигма, основы и области практического использования единой теории фундаментального поля: Учеб. пособие. – СП-б: Изд-во ПИН, 2008.

  5. Гранберг А.Г. Стратегия территориального социально-экономического развития России: от идеи к реализации // Вопр. экономики. – 2008. – № 9.

  6. Энгельс Ф. Анти-Дюринг / К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. Т. 20.