litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3 4 ... 28 29

Теософия не есть буддизм

Спрашивающий. О Вас часто говорят как об "Эзотерических Буддистах". Все ли Вы в таком случае являетесь последователями Гаутамы Будды?

Теософ. Не больше, чем все музыканты являются последователями Вагнера. Некоторые из нас — буддисты по вероисповеданию; и все же среди нас гораздо больше индуистов и браминов, и больше европейцев и американцев, рожденных христианами, чем обращенных буддистов. Ошибка возникла из-за неверного понимания настоящего значения названия замечательной работы г. Синнета "Эзотерический Буддизм"; последнее слово в этом названии следует писать с одной, а не с двумя буквами "д", так как подразумевался Будизм или просто "способность познавания" (Бодха, бодхи, "интеллект", "мудрость"), а не Буддизм, религиозная философия Гаутамы. Теософия, как уже было сказано, — это РЕЛИГИЯ МУДРОСТИ.

Спрашивающий. В чем разница между Буддизмом, религией, основанной Принцем Капилавасту, и Будизмом, "способностью познавания", который, как Вы говорите, синонимичен Теософии?

Теософ. В том же, в чем разница между тайными учениями Христа, которые назывались "Тайнами Царства Божия", и более поздней обрядностью и догматической теологией Церкви и Сект. "Будда" означает "Просветленный" с помощью Бодхи или, иначе, Мудрости. Это прошло через корни и ветви Эзотерических Учений, в которые Гаутама посвящал только своих избранных Архатов.

Спрашивающий. Но некоторые востоковеды отрицают, что у Будды вообще было какое-либо Эзотерическое Учение.

Теософ. Они могут с таким же успехом отрицать, что у Природы есть секреты от людей науки. Далее я докажу это, исходя из беседы Будды с его учеником Анандой. Его Эзотерические Учения были просто Гупта Видья (тайным знанием) древних Браминов, ключ к которым их современные последователи, за некоторыми исключениями, полностью потеряли. А Видья перешла в то, что сейчас известно, как внутренние Учения школы Махаяна Северного Буддизма. Те, кто отрицают это — всего лишь невежественные претенденты на звание Востоковеда. Я советую Вам почитать обзор г. Эдкинса "Китайский Буддизм" — особенно главы об Экзотерической и Эзотерической Школах и Учениях — и затем сравнить с письменными свидетельствами всего древнего мира по этому вопросу.


Спрашивающий. Но разве этика Теософии не идентична этике, которой учил Будда?

Теософ. Конечно, идентична, потому что она является душой Религии Мудрости, и была когда-то общим достоянием Посвященных всех народов. Но Будда был первым, кто включил эту возвышенную этику в свои публичные Учения, и сделал ее основой и самой сущностью своей общественной системы. Именно в этом огромная разница между экзотерическим Буддизмом и любой другой религией. Потому что, в то время, как в других религиях обрядность и догма занимают первое и самое важное место, в Буддизме именно этике всегда уделялось самое большое внимание. Этим объясняется сходство, доходящее почти до идентичности, между этикой Теософии и этикой религии Будды.

Спрашивающий. Есть ли расхождния по каким-либо вопросам?

Теософ. Большое различие между Теософией и экзотерическим Буддизмом в том, что последний, представленный Южной Церковью, полностью отрицает: а) существование какого-либо Божества; б) какую-либо сознательную жизнь после смерти или даже какую-либо самосознающую выживающую индивидуальность в человеке.

По крайней мере, именно таково Учение Сиамской Секты, которое сейчас считается самой чистой формой экзотерического Буддизма. И это так, если мы рассматриваем только общедоступные Учения Будды; причину такой сдержанности с его стороны я далее объясню. Но Школы Северной Буддистской Церкви, учрежденные в тех странах, куда удалились Посвященные Архаты после смерти Учителя, учат всему, что сейчас называется Теософическими Доктринами, потому что они составляют часть знания Посвященных — таким образом доказывая, что слишком рьяная ортодоксия Южного Буддизма пожертвовала правдой ради мертвой буквы. Но насколько более величественно и благородно, более глубоко и научно это Учение (даже изложенное мертвой буквой), чем любая другая Церковь или Религия! И все же, Теософия — не Буддизм.

II

Экзотерическая и эзотерическая Теософия

Чем не является современное Теософическое общество


Спрашивающий. В таком случае, Ваши доктрины не являются ни возрождением Буддизма, ни точной копией Теософии Неоплатоников?

Теософ. Конечно, нет. Но на эти вопросы я не могу дать лучшего ответа, чем цитата из доклада "Теософия", прочитанного доктором Дж. Д. Баком, членом Теософического Общества, на последнем Теософическом Съезде в Чикаго, в Америке (Апрель, 1889). Ни один из ныне здравствующих теософов не выразил лучше подлинную сущность Теософии, чем наш глубокоуважаемый друг доктор Бак: "Теософическое Общество было организовано с целью распространения теософических доктрин и поощрения теософического образа жизни. Нынешнее Теософическое Общество — не первое в этом роде. У меня есть книга, озаглавленная: "Труды Теософического Общества Филадельфии", опубликованная в Лондоне в 1697 году; и другая, со следующим названием: "Введение в Теософию или Науку о Тайне Христа, то есть о Божестве, Природе и Творении, включающее философию всех действующих сил жизни, магических и духовных, и являющееся практическим руководством по достижению чистоты, святости и евангельского совершенства; также по достижению божественного видения и священной ангельской магии, возможностей и других преимуществ духовного возрождения", опубликованная в Лондоне в 1855 году. Вот посвящение этой книги: "Студентам Университетов, Колледжей и Школ Христианского Мира; Профессорам Метафизики, Механики и Естественных Наук во всех формах; образованным мужчинам и женщинам фундаментальной ортодоксальной веры; Деистам, Арианам, Унитариям, Сведенборгианцам и другим последователям всех неполных и малоосновательных вероучений, рационалистам и скептикам любого рода; правоверным и просвещенным Мусульманам, Иудеям и верующим в восточные древние религии; особенно министру по вопросам веры и миссионерства; всем варварским и непросвещенным народам с превеликим смирением и любовью посвящается это Введение в Теософию, науку о сути и тайне всех вещей".

В следующем году (1856) была издана другая книга, "Теософический сборник", в 600 страницах большого формата шрифтом "диамант". Было издано только 500 экземпляров этой работы для безвозмездного распространения по Библиотекам и Университетам. Среди этих ранних движений, многие брали начало внутри Церкви, были основаны людьми большой набожности и благочестия, безупречной репутации. Все эти труды имели общепринятую форму, использовали христианские выражения, и, как и работы выдающегося деятеля Церкви Уильяма Лоу, отличались глубоким благочестием и набожностью. Все это были попытки извлечь и объяснить более глубокое значение и изначальный смысл Священного Писания, а также пояснить и раскрыть теософический образ жизни. Эти работы были вскоре забыты и сейчас практически неизвестны. Они пытались реформировать духовенство и возродить подлинное благочестие, и никогда не приветствовались. Одного слова "Ересь" было достаточно, чтобы похоронить их в архиве утопий. Во времена Реформаций Иоганн Рейхлин предпринял аналогичную попытку с таким же результатом, хотя он был близким и доверенным другом Лютера. Правоверие никогда не хотело, чтобы его информировали и просвещали. Реформаторам сказали, как сказал Павлу Фестус, что слишком большое знание свело их с ума, и что дальше двигаться опасно.


Оставляя в стороне многословие, которое было отчасти следствием привычки и образования этих авторов, а отчасти результатом религиозной строгости светской власти, и подходя к сути проблемы, эти работы были теософическими в самом прямом смысле и относились единственно к знанию человеком своей собственной природы и высшей жизни Души. Современное теософическое движение иногда объявлялось попыткой обратить Христианство в Буддизм, что просто означает, что слово "Ересь" потеряло свой устрашающий смысл и силу. Отдельные личности во все времена более или менее верно понимали Теософическое Учение и приводили в соответствие с ним свою жизнь. Это Учение не принадлежит ни к какой религии, обществу или времени. Оно принадлежит, по праву рождения, каждой человеческой душе. Такую вещь, как правила веры, каждый должен выбирать сам, в соответствии со своей природой, потребностями и различным жизненным опытом. Таким образом становится ясно, почему те, кто представляли Теософию новой религией, напрасно охотились за ее символом веры и ритуалом. Ее кредо — это Верность Истине, а ее ритуал — "Чтить каждую Истину на практике".

Как мало этот принцип Всеобщего Братства понят массами человечества, как редко признается его высшая важность — это подтверждается разнообразием мнений и вымышленных интерпретаций, касающихся Теософического Общества. Это Общество было основано на единственном принципе, глубинном Братстве людей, как здесь коротко описывается и излагается далее. Его резко критиковали как Буддистское и анти-Христианское, как будто бы оно могло быть и тем и другим, тогда как и Буддизм и Христианство, с момента их провозглашения вдохновенными основателями, устанавливают братство единственной, неотъемлемой частью Учения и Жизни. Теософию также считали чем-то новым под Солнцем, или, в лучшем случае, старым мистицизмом под маской нового названия.

Несмотря на то, что многие Общества, основанные для поддержки принципов альтруизма или Всеобщего Братства, носили различные имена, также верно то, что многие назывались теософическими, с теми же принципами и целями, что и современное Теософическое Общество. В этих обществах неотъемлемая часть Учения была одной и той же, а все остальное — случайным, хотя это не устраняет того факта, что многие люди бывают привлечены поверхностными частностями и не замечают или игнорируют сущность Учения".


Нельзя получить более ясного и четкого ответа на Ваш вопрос, причем от человека, который является одним из наших самых заслуженных и уважаемых теософов.

Спрашивающий. В таком случае, какую систему, кроме Буддистской Этики, Вы предпочитаете или какой следуете?

Теософ. Никакой — и всем. Мы не придерживаемся никакой религии и никакой философии в частности: мы отбираем то хорошее, что находим в каждой. Но здесь, вновь, нужно констатировать, что, как и другие древние системы, Теософия разделяется на Экзотерическую и Эзотерическую.

Спрашивающий. В чем же разница между ними?

Теософ. Все члены Теософического Общества свободны исповедовать любую религию или философию, которая им нравится, или никакой, если они это предпочитают, при условии, что они полностью согласны и готовы выполнять одну или более из трех целей Ассоциации. Общество является филантропической и научной организацией для распространения идеи Братства в практическом, а не теоретическом плане. Члены Общества могут быть Христианами или Мусульманами, Иудеями или Парсами, Буддистами или Браманистами, спиритуалистами или Материалистами, это не имеет значения; но каждый член должен быть либо филантропом, либо ученым, исследователем Арийской и другой древней литературы, или изучать психические явления. Короче говоря, он должен помогать, по возможности, выполнению хотя бы одной из целей нашей программы. В противном случае у него нет причины становиться "собратом". Именно таково большинство экзотерического Общества, состоящего из "прикрепленных" и "не прикрепленных" членов6. Они могут стать, а могут не стать настоящими теософами.

Они являются членами, благодаря вступлению в Общество; но последнее не может сделать теософом того, у кого нет чувства божественного соответствия вещей, или того, кто понимает Теософию своим собственным — если можно так выразиться — сектантским и эгоистичным образом. Поговорку "красив тот, кто поступает красиво" (или "судят не по словам, а по делам") можно, в данном случае, перефразировать так: "Теософ тот, кто поступает теософически".



Теософы и члены "Теософического общества"

Спрашивающий. Это относится к рядовым членам, как я понимаю. Расскажите о тех, кто занимается эзотерическим изучением Теософии; являются ли они подлинными теософами?

Теософ. Не обязательно, пока они не доказали, что являются таковыми. Они вступили во внутреннее отделение и связали себя обетом выполнять, так строго, как только возможно, правила оккультной организации. Это трудное обязательство, так как самое главное правило — полный отказ от какого-либо индивидуализма — то есть, связанный обетом, член должен стать полным альтруистом, никогда не думать о себе, позабыть собственное тщеславие и гордость, мысля о благе всех своих ближних, даже превыше, чем о благе собратьев по эзотерическому кружку. Он должен жить, опираясь на эзотерические правила, жизнью воздержания во всем, самоотречения и строгих моральных норм, выполняя свой долг по отношению ко всем людям.

Среди таких членов в Теософическом Обществе имеется несколько подлинных теософов. Это не значит, что вне Теософического Общества и его внутреннего круга нет теософов, они есть, и их больше, чем думают люди, и уж, конечно, гораздо больше, чем среди непосредственных членов Теософического Общества.

Спрашивающий. Какова в таком случае польза от вступления в, так называемое, Теософическое Общество? В чем смысл?

Теософ. Пользы никакой, кроме преимущества в получении эзотерических инструкций, подлинного Учения "Религии Мудрости", и, если настоящая программа выполнена, в получении помощи от взаимной поддержки и симпатии. Союз — это сила и гармония, и хорошо отрегулированные одновременные усилия делают чудеса. Это было секретом всех ассоциаций и союзов с тех пор, как существует человечество.

Спрашивающий. Но почему человек с уравновешенным умом и единством цели, с неукротимой энергией и настойчивостью, не может стать Оккультистом и даже Адептом, если он работает один?


Теософ. Может; но десять тысяч против одного, что ему это не удастся. И первая причина, из всех других, та, что в наши дни нет книг по Оккультизму или Теургии, которые бы излагали секреты Алхимии или средневековой Теософии простым языком. Все они полны символов или притч; а так как ключ к ним на Западе был утерян в глубине веков, как может человек узнать верное значение того, что он читает или изучает? В этом самая большая опасность, которая ведет к бессознательной черной магии или к самому беспомощному медиумизму. Потому, у кого нет Учителя-Посвященного, следует отказаться от опасного изучения в одиночку. Оглянитесь вокруг и понаблюдайте. В то время, как две трети цивилизованного общества высмеивают саму мысль о том, что в Теософии, Оккультизме, Спиритуализме или Каббале все-таки что-то есть, оставшаяся же треть состоит из самых разнородных и противоположных элементов.

Некоторые верят в мистическое и даже сверхъестественное (!), но каждый верит на свой собственный манер. Другие бросаются без руководства в изучение Каббалы, Психизма, Месмеризма, спиритуализма или какой-либо формы Мистицизма. Результат: нет двух людей с одинаковым мнением, согласных друг с другом в основных оккультных принципах, хотя многие притязают на знание в последней инстанции и заставляют других поверить в то, что они являются вполне состоявшимися Адептами. Мало того, что на Западе нет доступного, научного и точного знания Оккультизма — нет даже знания настоящей Астрологии, единственной ветви Оккультизма, которая, в ее экзотерическом изучении, имеет определенные законы и систему, — никто даже не имеет представления о том, что такое настоящий Оккультизм. Некоторые сводят Древнюю Мудрость к Каббале или книге "Зохар", которые каждый трактует по-своему, в соответствии с мертвой буквой методов Раввинов. Другие считают Сведенборга или Бёме конечным выражением Высшей Мудрости; в то время, как третьи вновь видят в Месмеризме великую тайну древней Магии. Те же из них, кто в невежестве применяет свою теорию на практике, быстро погружаются в черную магию. Счастливы те, кто избегает этого, поскольку у них нет ни критерия, ни возможности для того, чтобы отличить правду от лжи.


Спрашивающий. Следует ли понимать это так, что внутренняя группа Теософического Общества призывает учиться всему только у настоящих Посвященных или Учителей эзотерической Мудрости?

Теософ. Не совсем. Личное присутствие таких Учителей не требуется. Достаточно, если они дают указания некоторым из тех, кто годы проучился под их руководством и посвятил всю свою жизнь Служению. Тогда, в свою очередь, они могут передавать знания другим, у кого нет такой возможности. Крупица истинных знаний лучше, чем масса неудобоваримых и непонятных сведений. Унция золота стоит тонны пыли.

Спрашивающий. Но как узнать, золото ли это, или только подделка?

Теософ. Дерево узнают по его плодам, систему — по ее результатам. Если бы наши противники смогли доказать нам, что некий ученик, в одиночестве изучающий Оккультизм, с годами стал святым Адептом, как Аммоний Саккас или даже Плотин, или Теургом, как Ямвлих, или совершил подвиги, такие как Сен-Жермен, без какого-либо Учителя, который руководил бы им, и все это — не будучи медиумом или шарлатаном, и не обманывая самого себя — тогда мы признаем, что ошибались. Но, до тех пор, теософы предпочитают следовать доказанному естественному закону традиции Священной Науки. Есть мистики, которые сделали великие открытия в химии и физике, почти граничащие с Алхимией и Оккультизмом; другие, кто, только с помощью своего Гения, заново открыли частично, если не полностью, потерянный алфавит "Языка Мистерий", и, таким образом, способны правильно прочесть древние свитки Иудеев; и еще те, кто, будучи ясновидцами, смогли уловить чудесные проблески сокровенных тайн Природы. Но все это узкие специалисты. Один — теоретик-изобретатель, другой — Иудаист, т.е. сектантский Каббалист, третий — Сведенборг нашего времени, отрицающий все и вся вне его собственной науки или религии. Никто из них не может похвалиться, что принес, тем самым, всеобщую или, хотя бы, национальную пользу, или даже самому себе. За исключением нескольких целителей — того класса, который Королевская Коллегия врачей или хирургов назовет шарлатанами — никто не помог своей наукой человечеству, даже нескольким окружающим его людям. Где Халдеи прошлого, те кто совершали удивительные исцеления, "не колдовством, но простотой"? Где Аполлоний Тианский, который излечивал больных и поднимал мертвых при любом климате и обстоятельствах? Нам известны несколько специалистов первого рода в Европе, но ни одного — последнего рода, за исключением Азии, где йогическая тайна "жизни в смерти" все еще сохраняется.


Спрашивающий. Является ли воспитание таких исцеляющих Адептов целью Теософии?

Теософ. У Теософии несколько целей; но самые важные из них те, которые ведут к облегчению человеческих страданий в любой форме, моральных так же, как и физических. И мы верим, что первое гораздо важнее, чем второе. Теософия должна внушать этику; она должна очищать Душу, ибо это принесет облегчение и физическому телу, чьи болезни, за исключением несчастных случаев, являются унаследованными. Нельзя достичь истинной цели, изучая Оккультизм из эгоистических побуждений, для удовлетворения личных амбиций, гордости или тщеславия — но только для помощи страдающему человечеству. Точно так же нельзя стать Оккультистом, изучая одну единственную область эзотерической философии — но только изучая, если уж не овладевая, все области.

Спрашивающий. В таком случае, помощь для достижения самой важной цели представляется только тем, кто изучает эзотерические науки?

Теософ. Вовсе нет. Каждый светский член Общества имеет право на общие инструкции, если только он этого хочет; но очень немногие хотят стать тем, кого называют "работающими членами", и большинство предпочитают оставаться трутнями Теософии. Пусть всем будет ясно, что личные исследования поощряются в Теософическом Обществе, если только они не нарушают границы, которая отделает экзотерическое от эзотерического, слепую магию от сознательной.



<< предыдущая страница   следующая страница >>