litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3 4
Елизавета Пархоменко



Отношение Православия к инославию


Вниманию читателей предлагается работа‚ как актуальная‚ так и интересная. Тема её — отношение Православной Церкви к инославию в аспекте благодатности инославных сообществ.

Почему мы не перекрещиваем инославных христиан‚ если не считаем их сообщества частью истинной Церкви?.. А если считаем протестантские общины частями Церкви‚ то как это возможно при отрицании теми же протестантами Евхаристии и многих основ православия?..

Вопросов в этой теме больше‚ чем ответов.

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 2000 года принял документ об отношении православия к инославию. Документ-то принят‚ но никакого обоснования тому‚ почему мы не перекрещиваем раскольников и еретиков‚ не дано‚ как не даётся оно и в сочинениях других авторов‚ писавших на эту тему.

Данная статья представляет собой попытку такого обоснования.

Вопрос о благодатности инославных сообществ никак нельзя отнести к разряду решённых.

Об этом спорили отцы Церкви в разные периоды церковной истории‚ преимущественно тогда‚ когда возникала проблема присоединения к Церкви инославных христианских сообществ.

Святые отцы не были единодушны в вопросе: признавать ли благодатность не принадлежащих Церкви христианских сообществ. Мнения колебались от самых риторических до либеральных.

Но ответ так и не был найден. Наиболее приемлемой казалась модель св. Василия Великого (об этом ниже)‚ которая и использовалась и на Востоке‚ и на Западе. Однако система святителя Василия‚ при том даже‚ что она была включена в сборники Канонов Православной Церкви‚ не считалась неоспоримой и общеобязательной. Достаточно упомянуть‚ что у православных Греции перекрещивали всех инославных‚ в Русской же Церкви к инославию подходили более лояльно.

По-настоящему эта тема заинтересовала богословов около двухсот лет назад. Можно выстроить цепочку имён мыслителей и богословов‚ вплотную занимавшихся этим вопросом.


В XIX веке это митр. Филарет (Дроздов)‚ А.С. Хомяков‚ на рубеже XIX-XX веков - архим. Иларион (Троицкий) (впоследствии архиепископ и священномученик) и митр. Антоний (Храповицкий).

Двадцатый век‚ с его массовыми экуменическими контактами‚ с обширными межконфессиональными знакомствами (особенно среди эмигрировавших в Европу русских богословов)‚ принёс новое понимание многих традиционных вопросов. Самым важным среди них был вопрос о благодатности (или неблагодатности) не православных сообществ.

Для многих стало открытием‚ что и среди католиков‚ и среди‚ что совсем поражало‚ протестантов‚ есть подвижники веры‚ молитвенники‚ люди‚ не мыслящие себя вне своей церковной общины.

В 1931 году в официальном органе Московской Патриархии‚ «Журнале Московской Патриархии»‚ помещается статья митр. Сергий (Страгородского) «Отношение Церкви Христовой к отделившимся от неё обществам».

Как продолжение дискуссии в 1933 году в Париже публикуется работа священника Георгия Флоровского «О границах Церкви»‚ которая по-новому ставит вопрос о наличии благодати в инославии. В этом же году в Париже выходит знаменитый сборник «Христианское воссоединение»‚ куда вошли работы на эту тему прот. С. Булгакова‚ Н. Бердяева‚ А. Карташёва.

В сороковые-пятидесятые годы 20-го столетия об этом пишет протопресвитер Николай Афанасьев‚ а начиная с 60-х годов - профессор Ленинградской Духовной Академии прот. Ливерий Воронов.

Вообще‚ духовный климат того времени называют «экуменическим»‚ так как именно в это время Русская Православная Церковь вступает во Всемирный Совет Церквей и активно участвует в диалогах с инославием. (Как один из ярких примеров экуменического богословия можно вспомнить постановление Московской Патриархии 1969 года о том‚ что в экстренных случаях‚ таких‚ как угроза смерти‚ православным разрешается принимать Таинства у католических священников.)

В 1986 году публикуется статья протоиерея Владислава Цыпина «К вопросу о границах Церкви». Однако если раньше экуменическим статьям был придан статус официального мнения Русской Православной Церкви‚ то с конца 80-х годов‚ со времени так называемой перестройки и прекращения вмешательства государства в церковные дела‚ всё меняется.


Звучат голоса как священнослужителей‚ так и мирян‚ что зависимая от советских государственных властей Русская Церковь‚ вынужденная раньше‚ по определённым причинам‚ участвовать в экуменическом движении‚ должна немедленно выйти из этого процесса. Публикуются статьи об абсолютной безблагодатности любых христианских сообществ‚ порвавших с православием.

Тем не менее‚ на последнем Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви (Москва‚ 2000) вновь подтверждается участие РПЦ в экуменическом движении‚ а также предпринимается попытка очертить границы Церкви.

Вместе с базисным документом «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию» в материалах Собора помещена статья «Вопрос о границах Церкви в русском православном богословии». В этой работе сделана попытка обощить все предыдущие мнения по данному вопросу. Однако здесь важно упомянуть‚ что эта «разъяснительная» статья ориентирована на читателя‚ знакомого с публикациями вышеупомянутых парижских и русских авторов; а публикации эти рассматривают вопрос о границах Церкви под разным углом зрения и зачастую совершенно по-разному отвечают на поставленные вопросы.

Задачей первой части данной работы является попытка обобщения основных мнений богословов‚ занимавшихся темой благодатности инославных конфессий. Проще говоря‚ мы постарались показать читателю‚ чем отличается мнение одного богослова от мнения другого (например‚ мнение митр. Сергия (Страгородского) - от мнения протопресв. Н. Афанасьева)‚ на чём оно основывается‚ в чём согласуется‚ а в чём расходится с мнением Православной Церкви.

Во второй части работы мы предлагаем свои размышления на тему отношения православия к инославию‚ так как этот вопрос остаётся по-прежнему принципиально нерешённым и открытым для богословских дискуссий.


ОБЗОР МНЕНИЙ

Прежде всего‚ остановимся на истории этого вопроса‚ тем более что Церковь недалеко ушла в его решении от времени первых серьёзных споров и заключений по этому поводу. В современной Православной Церкви существует три способа приёма инославных:


- через Крещение; так принимают тех‚ над кем Таинство Крещения было совершено неправильно‚ либо же тех‚ над кем оно вовсе не совершалось;

- через Миропомазание; так принимают тех‚ над кем Таинство Крещения было совершено правильно‚ но все остальные Таинства либо не совершались‚ либо не признаются;

- через Покаяние; так принимают христиан тех конфессий‚ Крещение‚ Миропомазание и другие Таинства которых признаются Православной Церковью.

В основе такого разделения лежит первое правило святителя Василия Великого‚ которое делит все отколовшиеся от православия сообщества на три категории в соответствии со степенью их отчуждённости от правильной веры и истинной Церкви:

- еретики‚ «совершенно отторгшиеся и в самой вере отчуждившиеся»; их следует принимать через Крещение;

- раскольники‚ то есть те‚ кто отделился от Церкви из-за относительно несущественных вопросов‚ «допускающих уврачевание»; их Крещение‚ «яко ещё нечуждых Церкви»‚ признаётся‚ и они принимаются через Миропомазание;

- самочинное сборище; в современном смысле слова это тоже раскольники‚ то есть те‚ кто отделился от Церкви по личным или дисциплинарным вопросам‚ но‚ поскольку они всё же ближе к истинной Церкви‚ чем вторая категория‚ то принимаются через Покаяние.

Несмотря на такую‚ казалось бы‚ предельную чёткость и ясность правила‚ реальная практика приёма уже Древней Церкви показывает‚ что на самом деле всё гораздо сложнее. А именно‚ мы видим‚ что представители одного и того же сообщества в разное время‚ при разных условиях могли приниматься то одним‚ то другим чином.

Так‚ ариане по правилам II Вселенского Собора принимались через Миропомазание‚ но история знает примеры‚ когда рукоположенные арианами епископы принимались в православие в сущем сане (например‚ св. Кирилл Иерусалимский).

Несториане сначала принимались через Миропомазание (III Вселенский Собор)‚ позже - только через Покаяние (Трулльский Собор).


Русская Православная Церковь в XVI веке всех западных христиан перекрещивала‚ а сейчас‚ как известно‚ принято протестантов принимать через Миропомазание‚ католиков - через Покаяние.

Греческая же Православная Церковь‚ основываясь на постановлении Поместного Собора 1756 года‚ и сейчас перекрещивает всех инославных‚ включая сюда и протестантов‚ и католиков. Впрочем‚ эту практику тоже нельзя считать безоговорочной‚ так как история знает исключения из неё (так‚ лютеранка София‚ супруга наследника Элладского престола‚ была принята только через Миропомазание).

Приходящие из Русской Зарубежной Церкви первое время после возникновения Карловацкого раскола принимались через Миропомазание‚ сейчас для воссоединения с православием достаточно Покаяния.

Такая неустойчивость практики чиноприёма из инославия вынуждает каждого неравнодушного человека задуматься: по какому критерию то или иное сообщество причисляется к разряду еретиков‚ раскольников или самочинников и в каком отношении к Церкви находятся эти сообщества‚ иначе говоря: где границы Церкви‚ так как‚ признавая крещение инославных‚ мы автоматически признаём наличие у них в той или иной степени благодати.

С раннехристанских времён и до сих пор в Церкви существуют две точки зрения на вопрос о принятии из иных конфессий: акривия‚ то есть строгий взгляд‚ строгое отношение к отделившимся‚ требующее перекрещивания для всех присоединяемых (в древности ярким выразителем этой точки зрения был св. Киприан Карфагенский)‚ и икономия‚ более мягкое отношение ради пользы Церкви и присоединяемого; именно оно и отразилось в правиле св. Василия Великого‚ разделившего инославных на три категории.

Существование обеих практик одновременно мы видим на протяжении всей истории Христианской Церкви (пример - вышеприведённое перекрещивание Греческой Православной Церковью протестантов и даже католиков и иная практика Русской Православной Церкви)‚ тем не менее‚ в истории этих двух взглядов прослеживается важная закономерность. Мы рассмотрим её на отдельном примере католиков и протестантов (это ближе нам и актуальней‚ нежели обсуждать практику чиноприёма ариан или каких-нибудь пепузиан)


Добавим‚ что‚ рассматривая неправославные конфессии в их отношении к православию‚ мы‚ чтобы не запутаться‚ будем придерживаться непривычной для нас классификации и терминологии св. Василия. Это важно особенным образом отметить‚ так как смысл‚ вкладываемый сегодня в понятия раскола и ереси‚ не соответствует терминологии св. Василия.


ПРОБЛЕМА ГЛАЗАМИ СТОРОННИКОВ ИКОНОМИИ И АКРИВИИ


С точки зрения икономии и в соответствии с современной практикой Русской Православной Церкви‚ протестантов надо только миропомазывать‚ а от католиков достаточно покаяния; с точки зрения акривии (Греческая Церковь)‚ протестантов и католиков надо перекрещивать‚ и в истории мы видим примеры такого строгого подхода к ним‚ то есть более строгого‚ чем указано в правиле св. Василия.

Итак‚ перекрещивание раскольников и самочинников допускается. Действительно‚ нередко та или иная конфессия в одно время присоединялась к Церкви через перекрещивание‚ а в другое - через Миропомазание или Покаяние.

Историческая строгость церковной дисциплины была связана с особой опасностью сект для Церкви или их особой жестокостью в тот момент (ариане‚ несториане‚ донатисты).

Таким образом‚ как мы видим‚ более строгое отношение‚ чем определено правилом‚ допустимо; но невозможно предположить допустимым‚ наоборот‚ более мягкое отношение‚ чем определяемое правилом‚ то есть принятие без перекрещивания еретиков‚ совершенно исказивших православные догматы (сейчас это могут быть‚ например‚ иеговисты)‚ или принятие раскольников (напоминаем‚ что мы пользуемся терминологией св. Василия Великого) лишь через Покаяние: протестанта - без Миропомазания‚ беспоповского наставника - в сущем сане и проч.

Всё это отсылает нас к рассмотрению вопроса об истинности Крещения инославных и об их близости к Церкви.

По какому критерию мы признаём Крещение у одних и отвергаем у других?.. Что является критерием истинности или неистинности Крещения в той или иной конфессии?..


Таким критерием‚ разумеется‚ является степень неповреждённости у них вероучения истинной Церкви. Но во избежание высокой степени субъективности в определении степени сохранности истинной веры внешним критерием становится правильная крещальная формула - то есть во Имя трёх Лиц Святой Троицы. И это не является чисто формальным признаком‚ так как правильное Крещение - во Имя Отца‚ и Сына‚ и Святаго Духа - декларирует принятие хотя бы основ христианской веры.

«Кто будет веровать и креститься‚ спасён будет» (Мк.16‚16). Крещение всегда признавалось обязательным условием спасения; как рождение бывает один раз‚ так и Крещение может быть совершено над человеком всего один раз: «Верую... во едино крещение»‚ - произносим мы в Никео-Константинопольском Символе веры. Но если икономия‚ разобравшись с тем‚ совершается ли истинное Крещение в той или иной конфессии‚ затем и принимает её членов в зависимости от этого‚ то есть перекрещивая только при отсутствии Таинства‚ то акривия требует перекрещивания всех‚ подразумевая отсутствие Таинства у всех.

Поскольку в Церкви всегда существовали одновременно обе практики‚ как уже было показано выше‚ и это никогда не было поводом к разделениям и взаимным обвинениям в ереси‚ но всегда оставлялось на усмотрение Поместных Церквей‚ то возникает вопрос: как сторонники обоих взглядов могли так спокойно относиться к одновременному существованию противоположных практик‚ ведь это касается не каких-то мелочей‚ но основ‚ изложенных в Символе веры? Получается‚ что сторонники икономии спокойно относились к тем‚ кто совершает второе Крещение‚ а сторонники акривии‚ вообще не признающие ни у кого Крещение‚ спокойно относились к тем‚ кто принимал некрещённых (с их точки зрения) без совершения Таинства Крещения.

Сейчас‚ не делая никаких выводов‚ мы просто рассмотрим‚ как отвечали на эти вопросы - а они не могли их себе не задавать - приверженцы одной и другой точек зрения.

Точку зрения сторонников икономии понять нетрудно. Из церковной практики нам известно‚ что в случае‚ если человек не знает‚ был ли он крещён в детстве‚ его крестят с произнесением формулы «аще не крещён». Крещение одно‚ но не будет никакого кощунства‚ если по незнанию сам обряд‚ уже не имеющий силы Таинства‚ произведут над человеком повторно (в то время как‚ с позиции сторонников акривии‚ это Крещение будет первым‚ поскольку они убеждены‚ что Крещения ещё не было).


В рассуждениях св. Василия Великого был и ещё один нюанс. Как прекрасно показывает митр. Сергий (Страгородский)‚ св. Василий‚ стремясь разобраться с обилием сект и разнообразием мнений относительно их чиноприёма‚ выступал в значительной степени в роли церковного судьи. Суд признаёт‚ что‚ безусловно‚ совершили преступление: отпали от Церкви - все‚ но затем пытается разобраться в степени виновности каждого и вынести всем справедливый приговор.

Канонический документ - правило Василия Великого - представляет собой некий справедливый закон‚ основывающийся на объективных критериях - свойствах‚ внутренне присущих данному сообществу (есть истинное Крещение или нет‚ есть священство или нет).

Итак‚ Василий Великий принимает закон‚ а затем с точки зрения этого закона рассматривает частные случаи и выступает здесь как юрист‚ как судья. И‚ как и в судебном рассмотрении отдельных инцидентов‚ здесь принимаются во внимание отягчающие обстоятельства (особая жестокость секты‚ например‚ или особая нетерпимость к православию)‚ которые определяют степень строгости приговора.

С точки зрения сторонников икономии‚ в лице св. Киприана Карфагенского и всех сторонников акривии явлен пример приговора очень строгого‚ не всегда вполне справедливого и целесообразного в смысле «назидания многих»‚ но не выходящего за рамки своих полномочий и «с формальной стороны законного: определив вину секты‚ суд имел полномочие наложить на неё то или другое ограничение в правах‚ даже ей действительно принадлежащих». (А вот поступить наоборот‚ то есть наделить конфессию отсутствующими у неё правами‚ суд не мог‚ как нельзя сейчас принимать иеговистов без Крещения.)



следующая страница >>