litceysel.ru
добавить свой файл
  1 2 3 4 ... 26 27
ГЛАВА ТРЕТЬЯ


КАББАЛА


Как неустанно утверждали выдающиеся теурги прошлых веков, одинаково важным, наряду с практической работой, и необходи­мым условием перед началом самой работы является знание цар­ственной философии, лежащей в основе теории и техники магии, этой крайне значимой предпосылки для ведения всякого дальнейше­го разговора о выбранном нами предмете. И в самом деле, едва ли может родиться истинное понимание логических обоснований магии, не говоря уже, разумеется, о восприятии происходящих внутри и вне мага сложнейших структур, если в разум мага не будет за­ложен краеугольный камень философии. Если и существует опас­ный феномен преследования магией, то возникает он только когда оператор точно не знает того, что делает. Именно на разумном понимании оккультных символов и тех реальностей, что они из­начально несут в себе, главным образом и зависит действенность ритуалов. Магические символы и принадлежности, попав в руки человека, незнакомого с основами искусства, скорее всего, не да­дут чудодейственных результатов. Поверхностное интеллектуальное знакомство с этими таинственными принципами тоже не прине­сет пользы в духовных экспериментах. С другой стороны, маги­ческое исследование вселенной и последующее ее духовное пос­тижение в сознании обретает гораздо большее достоинство, более богатое вовлечение и глубину, когда опирается на прочное теоре­тическое понимание.

В своей работе «Тайны Египта» («The Mysteries of Egypt») Льюис Спенс признает, что философская система магии вобрала в себя и «сделала явной всю мудрость и тайные знания древнего мира, ко­торые выкристаллизовались и систематизировались таким обра­зом, что не потеряй они своего первозданного вида, то, можно сказать с уверенностью, они спасли бы многие последующие века от значительного числа религиозных катастроф. Но из-за безделья и пренебрежения к своим консерваторам и, возможно, вследствие циничного влияния, оказанного на них из-за рубежа, изначально божественная красота магии стала теряться, и терялась до тех пор, пока от нее не остался лишь скелет ее ритуа­лов и церемоний»!

Только в ортодоксальной эзотерической традиции и сохранилось несколько разбросанных фрагментов скелета магии, в основном ма­лопригодных и малоэффективных, а в результате недобросовестного использования еще и мало кому понятных. Но существо магии, ее ранняя божественная красота все-таки сохранились в руках бескоры­стных людей, они лелеялись в высоких и светлых умах, и если вы желаете воспользоваться ими, то вполне можете осветиться ее лучами, прочитав уже опубликованные книги. В работах гностиков, вклю­ченных в труды неоплатоников, в намеренной таинственности алхимиков, среди томов, оставленных розенкрейцерами, во всем этом многообразии мы можем обнаружить сверкающие признаки философии практической магии света, которые, тщательно соб­ранные вместе на синтетическом фундаменте, возложенном Дре­вом Жизни, образуют тончайшую и работоспособную систему, одаривающую нас светом понимания всего того, что мы видим. Основными составляющими данной маги­ческой системы являются источник ссылок, каковым служит Древо Жизни каббалы, и иератическая религия древнеегипетской жречес­кой касты. Существует легенда — о которой я должен сказать, а интерпретировать ее каждый читатель волен по-своему — о том, что священная каббала была передана Моисею на горе Синай, и что он передал ее Иешуа, который оставил ее Судьям, те же, в свою очередь, передали ее синедриону, в конечном счете ею зав­ладели и довели до совершенства раввины-каббалисты. Противники этой легенды утверждают, что если Мо­исей был реальным историческим персонажем и ему действитель­но была дана каббала, то получил он ее от египетских жрецов, у кого он, как утверждают традиционные источники, учился в Ниль­ском храме. Очень мало стран, за исключением, возможно, Ин­дии, могут похвастать наличием такой же яркой летописи мисти­ческой и магической традиции, как Египет, который по праву считается колыбелью магии. Оставим в покое тех, кому мы на са­мом деле обязаны появлением каббалы, неважно, были ли это египтяне или кто-нибудь еще, в конце концов никакие легенды и никакие спекуляции не имеют в данном случае исторического под­тверждения. И тем не менее практическая теургия египтян прекрас­но согласуется с философскими теориями каббалы, а опыт бесчис­ленного множества магов свидетельствует, что едва ли найдется более уместная или удачная комбинация.


Ниже приводятся главнейшие принципы вселенной в понимании их магами; исследование этих принципов должно составлять осно­ву всей практической работы.

Концепция вселенной будет вкратце раскрыта в философских терминах каббалы, и «обвиваться» она будет вокруг центральной структуры Древа Жизни. «Человека, проникнувшего в святая святых каббалы, при виде доктрины столь про­стой и в то же время такой абсолютной охватывает восхищение. Необходимое единство идей и знаков, посвященное отражению большинства фундаментальных реальностей примитивными знака­ми, троица слова, букв и чисел; философия простая, как алфавит, полная и бесконечная, словно Логос; теоремы, затмевающие своим блеском и завершенностью пифагоровы; теология, для объяснения ко­торой хватит пальцев на одной руке; бесконечность, легко умеща­ющаяся в пустотах головы ребенка; десять цифр и двадцать две бук­вы, треугольник, квадрат и круг — все это элементы каббалы и все это изначальные и первостепенные принципы написанного слова, тень Логоса Произнесенного, создавшего мир!». Так гово­рил в своих работах Леви, и, нужно сказать, с его словами пол­ностью согласится любой. Ибо в вызывающем восхищение фунда­менте каббалы лежит простая математическая структура символов, чисел и имен, в которой используется десять цифр и буквы древ­нееврейского алфавита, или, как его уже долгое время называют, ангельского алфавита.

Приверженцы эзотерической философии, а пифагорейцы осо­бенно, всегда считали и продолжают считать математику наукой божественной, дающей с помощью цифр общее представление как о созидательных процессах во вселенной, так и о развитии человеческого бытия. Некоторые маги полагали, что Природа заро­дилась в недрах бесконечного пространства благодаря идеям, выра­женным в числах. Эти же идеи, или универсалы, создали изна­чальные элементы, масштабные временные циклы, космические тела, а также лежат в основе всей массы небесных божественных изменений.

Поскольку числа являлись средством или символами, с помощью которых можно было понять значение абстрактных универсальных идей, с течением времени ими стали заменять сами идеи.


Будущих философов- нумерологов прежде всего учили думать о росте и развитии в терминах чисел, рассматривать космические реалии в их прогрессирующем состоянии как последовательность движения чисел. Этим различным прогрессирующим состояниям со­ответствовали определенные числа. Так, если обратиться к маги­ческой философии, то здесь цифра «ноль» обозначает главным образом непроявленную Сущность вселенной до сотворения мира, безграничность и неизменность бесконечного космоса, где еще нет ни звезд, ни солнц, ни планет, ни человека.

Круг, по форме напоминающий «ноль» (0), считался символом, представляющим изначальную Реальность, которая породила все живое и сущее в бескрайнем пространстве космоса. Точка, мета­физическая и духовная, находящаяся в строгом соответствии с зако­ном цикличности, обозначалась дефисом или линией, проходящей сверху вниз в круге, то есть, как видим, ярко выраженной единицей.

Затем сами цифры начали обозначать процесс зарождения ми­ров Каждая цифра, вследствие эволюционных процессов, каждо­му из которых она изначально соответствовала, начала обозначать и этот процесс. В результате мы имеем разумное и

объяснение геометрических фигур, сигилов и символов, использу­ющихся в магических обрядах. По мере того как каббала будет раскрывать перед читателем свои тайны, он увидит, что представляют собой те фундаментальные выводы, ко­торые лежат в основе знаков и символов, используемых в теур­гии. Со всей очевидностью станет понятным, что нет в знаках ни спорных выводов, ни сомнительного подтекста и что корнем их является реальность, напитанная великой и величественной истиной. Однако я вынужден просить всех, кто решил изучать магию, еще немного подождать и терпеливо прочитать полностью не только эту главу, но и последующие, поскольку рассматриваем мы пред­мет чрезвычайно сложный и тонкий Не обольщайтесь той прос­тотой, с которой излагается общий материал, и к нему в сфере его практического применения следует отнестись со вниманием.


Прежде всего, следует сказать, что философия каббалы — это философия эволюции Считалось, что вселенная со всеми ее плане­тами, мирами и независимыми существами есть эманация первоз­данного принципа — субстанции, которую одни называют Богом, другие — Абсолютом, третьи — Бесконечностью, четвертые — Всем, и так далее В каббале этот же принцип, являющийся Единой Реаль­ностью, называется Эйн Соф, Бесконечным. «Сефер Зогар», воз­можно, один из наиболее значительных каббалистических текстов, описывает понятие Эйн Соф как сущность неизменяемую, разу­мом непознаваемую, безграничную, не проявленную и абсолютную Она по сути своей находится вне пределов всякого постижения ее с помощью интеллекта, поскольку разум, который является всего лишь одной из частей ее всеобъемлющей природы, понять ее во­обще не способен. И эта неспособность заложена в самом назва­нии: Эйн — ничто Поскольку в своей неизменности и безгра­ничности оно превосходит всякое законченное понимание челове­ческим разумом, самые глубокие размышления могут дать лишь весьма приближенное представление о том, что оно есть само по себе, это значит, что оно навсегда останется для всех таинственной пустотой, ничем. В этой связи наиболее яркой и убедительной можно посчитать графическую концепцию древних египтян. Небо, или пространство, предшествующее всякому проявлению, изобража­лось в виде обнаженного тела богини Нуит, повелительницы бес­конечного пространства, из грудей которой выходило молоко звезд и первозданной воды субстанции.

Все, что можно сказать истинного об данном Абсолюте, или Высшей Реальности, это то, что ОН ЕСТЬ. Вечный, сущий и са­модостаточный — вот те понятия, которые в своем величии превос­ходят самый высокий и стремительный полет хорошо тренирован­ного воображения, абстракции, находящиеся вне пределов понимания смертным разумом Одним из символов действенности Эйн в со­стоянии покоя является Круг, означающий, что все замыкается на однородности, что движение постоянно возвращается в себя, как на том рисунке, где змея заглатывает собственный хвост и он тем са­мым возвращается в нее же (см. рисунок вверху). И круг этот мо­жет разорвать только, если позволительно так сказать, закон пе­риодичности Данный закон, применимый ко всему, присущий природе всего, управляет постоянным притоком и оттоком, постоянным появлением и исчезновением миров. Действенность Эйн Соф отражается только тогда, когда из него выходит дыхание творчества, с началом очередного цикла, когда некая одна жизнь поляризуется в духе и материи. Прерывание крута беспрестанного движения совершается за счет сжатия его Бесконечного Света, следствие размещения малозаметной точки, сверкающей и искря­щейся, в ограниченном пространстве. Как достигается подобная концентрация света в космическом центре и что является неясным источником, сказать невозможно.


Существуют довольно путаные объяснения, основанные на Воле Эйн Соф или на законе циклов, но все они отличаются неубедительностью. В первом случае оказывается совершенно невозможном воспринять то бесконечное и столь абстрактное духовное условие как обладание Эйн Соф Волей, да еще такой, которой можно воздействовать, так как подобное утверждение куда более значительнее, чем если заявить, что у Эйн Соф есть разум и тело. С философской точки зрения традиционно принято считать, что Эйн Соф не есть Дух или лежащая в их основе, не сила или ма­терия, а то, на чем они базируются, их Первопричина. Относитель­но второго случая можно сказать, что постулат о законе циклич­ности как ответственного за появление Центра света вообще здесь неприменим, поскольку подразумевает наличие либо некоего не­зависимого фактора, либо фактора, заставляющего Эйн Соф дей­ствовать, то есть налагает на него определенную необходимость. Если же закон цикличности идентифицировать с Абсолютом, то тогда все рассуждения о нем совпадают с утверждением о проявле­нии Воли. Но, как бы там ни было, поскольку мы с вами согла­сились в теургии, что в оценке данного метафизического вопроса и аналогичных ему разум и разумное объяснение не могут быть судьей в последней инстанции, то и философскую традицию на этот счет нужно просто принимать как данность и не делать по­пыток рационально объяснить феномен появления в пространстве космического центра свечения.

Этот космический метафизический центр называется Кетер, или Венец, он является первым проявлением Неведомого, концентра­цией Бесконечного Света. Он и сам в некотором смысле неве­дом; так, «Зогар» называет его Сокрытым. Блаватская называет его первым Логосом , не проявленным, поскольку он дает рождение как духу, так и источнику космической материи. Ему соответству­ет число «единица», ибо это есть точка в круге, вытянутая вверх и в эту цифру превращенная.

Как Венец находится вверху системы эманации и является высшей точкой Древа Жизни, имеющего корни на небесах, так Кетер — глубочайшее чувство себя, оно составляет субстрату человеческого сознания и высший источник субстанции. Это центральная чувственная духовная точка, метафизический центр или монада сознания, выполняющая оба данных условия, сущест­вуя и как реальная индивидуальность, и как высшее деление мате­рии. Из монады исходит дуализм, два явных и определенных, со­существующих и взаимно вечных принципа деятельности, постоян­ной в течение всего периода проявления. Этими принципами явля­ются сознание и метафизическая независимая основа, на которой сознание и действует постоянно, космическая исходная субстанция. Первый называется Хокма — Мудрость, второму соответствует имя Бина — Понимание. Здесь следует отметить характерную особен­ность, присущую объяснениям каббалистических философов, дабы сделать абстрактные вещи отчасти более понятными для разумов, которых они обучали своей метафизике, они старались, насколько это возможно, выразить свои запутанные и трудные для понимания теоретические постройки в терминах человеческого поведения и человеческих чувств. Так, в их работах применительно к сефире Хокма мы находим объяснение Отец, а к сефире Бина — Мать. Всем сефирот, как называют эти эманации, находящиеся ниже Вен­ца, каббалистические философы дали мужские и женские харак­теристики, а согласованное действие мужских и женских сефирот они называли детьми; нейтральные же сефирот находятся в равно­весии, то есть устойчивы. Таким образом, «Древо Жизни», вклю­чающее в себя десять эманации — сефирот, развивается от высшей абстракции к вполне конкретному материальному несколькими триадами физических возможностей и духовных сил. Мужчина, женщина и дитя, положительное, отрицательное и результат их взаимодействия в третьем, примиряющем факторе.


Эти же два принципа сефирот — мы также будем дальше на­зывать их Отцом и Матерью — приписываются буквам так назы­ваемого Тетраграмматона; этих букв четыре — YHVH

Что касается доктрины Тетраграмматона, то здесь я должен на­помнить читателям, что и соответствия, связанные с этим именем, и способы его экзегетического использования имеют очень важ­ное значение, ибо от того, насколько точно и четко он все это уяснит себе, будет зависеть и его понимание практических формул магии, которые автор собирается изложить и рассмотреть ниже. Отцу соответствует буква «Y» имени Тетраграмматон, а первая бук­ва «Н» — Матери. Из союза букв «Y» и «Н» вытекает все осталь­ное. Иными словами, от сознания и его носителя образуется все, всякая постижимая сущность, божественная или человеческая, имею­щая свою основу в буквах Y и Н божественного имени Тетраграм­матон .

Мимоходом следует заметить, что позиция категории, называю­щей себя христианской наукой, отрицающей существование мате­рии, чужда теургической философии. Действительно, последняя считает физический мир иллюзией в том смысле, что все формы постоянно изменяются, то есть находятся в состоянии непрерывного потока. С этой точки зрения, если посмотреть на вселенную как бы сверху, она на самом деле будет представляться иллюзией. Но само ее существование основывается на реальности; исходная суб­станция Бина и отличается, и отделена от Хокмы. Только относи­тельно этого единственного вопроса, хотя есть и некоторые другие, представляющие предмет для дискуссий, магия не испытывает ника­кого интереса к мнению христианской науки2 и не пытается найти с ней компромисс.

И дух, и материя реальны, реальны в период проявления. По сути своей они являются всего лишь преходящими видами дея­тельности Эйн Соф.

Энергии Хокмы, расходясь по всему пространству и используя в качестве непосредственного носителя Бину, порождают остальные семь эманации, результатом чего становится появление постижимого физического мира. В Хокме идеальный или воображаемый мир, мир-план, формируется Логосом, который находится в Кетер, это идеи, на которых будет возведен мир будущий, или мир, который должен быть. В египетской «Книге мертвых» бог Тахути, или Тот, который соответствует Хокме, поскольку их основные характери­стики идентичны, выполняет роль «языка» творца Птаха, поэтому всегда озвучивает Волю Великого Бога, это он говорит те слова, которые содержат приказы всем сущностям, как одушевленным, так и неодушевленным, явиться в жизнь. Сэр Э. А. Уоллис Бадж, изве­стный египтолог, отмечает в весьма информативной брошюре, из­данной Британским музеем и посвященной «Книге мертвых», что «Тот составил костяк законов, на которых зиждутся небеса, земля и все небесные тела, это он дал пути солнцу, луне и звездам». Все это находится в полном соответствии с природой Хокмы, способности к формированию идей или Воображению космоса, где все сначала задумывалось, а затем выполнялось и проявлялось в субстанциях.


Третьей сефирой является Бина, Матерь всякой формы. Согласно знаменитому каббалисту XVI века равви Моше (Моисею) Кордоверо, это число есть корень всех вещей. «Космическая исходная сущность» и «первозданная энергия» — такими терминами Блаватская характеризовала это проявление, в каббале называемое Вели­ким морем. Формы древнееврейских букв, которыми пишется слово «море», очень точно отражают это понятие, они показывают, как поднимаются и опускаются морские воды. Древние очень мудро символизировали морем нетронутую, девственную субстан­цию, распространяющуюся по космическому пространству, ибо вода имеет легко изменяемую форму, каков сосуд, вмещающий воду, такой и будет ее форма. Море — наиболее подходящий символ для той пластичной субстанции, из которой надлежит создать все формы, а также нескончаемой, но пассивной энергии. Считается, что Бине соответствует черный цвет, поскольку именно он погло­щает все остальные цвета, точно так же и все материальные фор­мы после бесчисленных трансформаций и мутаций возвращаются в исходную субстанцию и поглощаются ею.

Данные три эманации по-своему уникальны. Венец, с его двумя производными, Отцом и Матерью, считается Небесной сефирой, они не несут в себе никаких связей с эманациями, исходящими от них. На рисунке Древа Жизни видно, что Небесные сефиры находятся над Бездной, великим пространством, расположенным между Идеальным и Реальным, отделяющим их от сефир, называе­мых низшими, то есть Верх от Низа. Как волны поднимаются над уровнем воды, а затем падают, и их движение не оказывает ни­какого влияния на общее состояние воды, так и реальная вселенная не оказывает никакого воздействия на Небесные сефирот, ибо последние находятся в плане, слишком удаленном не только от нас самих, но и от нашей способности воспринять их. Только с появ­лением четвертой эманации возникает нечто, что человек спосо­бен понять своим несовершенным разумом.

Поэтому существует и еще один метод нумерации, дополни­тельный к тому, что был приведен выше. Предполагается, что Не­бесные сефирот абсолютно независимы от сефирот низших, и рождение последних в пределах своей собственно божественной сущности никоим образом не затрагивает сущность высших сефи­рот. Как огонь освещает темноту и при этом не теряет своей силы, то есть само действие не оказывает никакого влияния на его сущность и бытие, так и деяния Небесных сефирот, исходящие из их центральной сущности, ни в коей степени не уменьшают ре­альности их источника. Иными словами, они существуют сами по себе над Бездной, хотя окружающее пространство заполняется их рассеиваемой сущностью, а их нумерация завершается в триаде. Начиная с низших сефирот, находящихся ниже Бездны, плана, обусловленного конечностью существования, ис­числение начинается также с единицы.


Таким образом, каждой из сефир в каком-то смысле соответствуют два числа, что указывает на определенную двойственностьразвития жизненного потока. Хесед соответствуют и четверка, и единица, поскольку эта сефира — первая в плане причинности, находящемся под Бездной. В магическом алфавите Юпитер как отец Богов иногда ассоциируется с Кетер. Но, с другой стороны, он также соответствует и сефире Хесед, поскольку Хесед на низ­шем плане является отражением Венца. Сохраняется прямая нумера­ция, поскольку она помогает избежать путаницы между двумя раз­личными наборами цифр, и продолжается от единицы до десяти. Автор говорит здесь об этом, поскольку только данный факт и спо­собен объяснить разрозненные фрагменты, принадлежащие к сис­теме чисел Пифагора, которая, если применить ее к Древу Жизни, но при этом не помнить о двойственности нумерации, может привести к совершеннейшей путанице.

Затем из первой триады, под Бездной, отражается или проеци­руется вторая триада эманации. Они, так же как и другие, состо­ят из мужской и женской сил, третья же сефира есть производ­ная от их прямого взаимодействия, то есть гармонии и равновесия сил. Четвертая сефира называется Хесед, что означает «милосердие», и Гедула, означающая «величие», ей древние философы приписы­вали астрологическое качество, именуемое Юпитером. Число «че­тыре» означает систематику и порядок, качества, которые, согласно астрологической традиции, соответствуют планете Юпитер.

В некоторых, весьма авторитетных источниках утверждается, что четверка — первое из чисел, указывающее на природу стойкости, твердости и стабильности, а поскольку, как мы видели выше, Хесед есть первая из сефир, расположенных под Бездной, и первая из сефир реальных, то и данные замечания вполне справедливы. «Мужская» сефира Хесед символизирует потенциальные возможно­сти объективной Природы. Пифагорейцы, учитывая астрологичес­кое соответствие ее Юпитеру, а также основываясь на мифологи­ческих качествах этого божества, покровительствующего ей, назы­вали четверку «величайшим из чудес, Богом иного образа, чем триада».


Пятая сефира, Гебура, означает могущество, и, хотя она является женской эманацией в своем качестве, природа ее иск­лючительно мужская. Некоторые древние источники утверждают, что пятерка есть символ творческой силы, отсюда и теперешняя ха­рактеристика Гебуры как сефиры, содержащей в себе концепцию созидания и мощи. Это формообразующая сила, ее название — Могущество, из планет ее соответствует Марс; благодаря ей план, сформировавшийся в Космическом Воображении и спроецирован­ный в качестве образа в исходной субстанции над Бездной, в сефире Хесед вихрем приводится в действие и проявляется. Пятерка состоит из трех и двух, первая цифра представляет собой пассивную энергию Матери, а вторая — мудрость Отца. Она выражает не столько состояние, но и дальнейшее движение, переход идеального в реальное.

Шесть — сефира, возникшая для того, чтобы гармонизировать и уравновесить остальные силы, называется Тиферет, что в пере­воде с древнееврейского означает «красота» и «гармония». Цифра «шесть» символизирует все, что уравновешено, гармонично, имеет приятные пропорции, и — поскольку она состоит из двух троек — опять же отражает разнообразные идеи, представленные этими числами. Поэтому, поскольку тройка выражает собой реальные мотивирующие силы эволюции, Макропросопус, или Логос, то и в Тиферет мы обнаруживаем должное и однородное отражение меньшего Логоса, Микропросопуса. Этой сефире, как считают каббалисты, соответствует планета Солнце, властитель и центр Солнечной системы. Посмотрев на рисунок Древа Жизни, чита­тель увидит, что Тиферет занимает очень заметное положение в центре всей его структуры. Пифагорейцы утверждали, что число «шесть» является символом души, позднее мы с вами обнаружим, что в человеке Тиферет, гармоничная эманация Солнца, есть сефира души, центр системы микрокосма, яркий посредник, располо­женный между находящимся вверху мыслящим Духом и телом с его, инстинктами внизу. Толкователи «Зогара», божественные филосо­фы, соотносили третью букву «V» божественного имени с Тиферетом, а поскольку она суть «дитя» Небесного Отца и Матери, то и называли ее Сыном. Знаком этой сефиры, очень для нее под­ходящим, является Соломонова печать, два переплетенных треуголь­ника, символ истинного равновесия.


Процесс отражения продолжается и дальше, и вторая триада, со­ставленная из чисел «четыре», «пять» и «шесть», — несмотря на то что сама она является отражением Небесных сефирот, — в свою очередь, порождает третью триаду, репродуцируя себя на еще более низком плане. Первая из этих последующих сефирот, Нецах, что означает «победа» или «триумф», — мужская. Семерка считается полным числом, она представляет собой завершение, окончание цикла и его возвращение в себя. Следовательно, с седьмой сефиры начинается новая триада и завершается предыдущая, она вбирает в себя все предыдущие силы.

Природа Нецаха — любовь и влечение, сила связи и единства во вселенной, присоединение одного к другому, действие инстин­ктивного разума среди живых существ. Философы в сфере магии считали, что этой сефире соответствует Венера как планета, сим­волизирующая любовь, страсть и влечение, а цвет — зеленый, ко­торый традиционно принадлежит Афродите, поскольку Нецах особенным образом ассоциируется с силами, связанными с ростом, урожаем и сельским хозяйством.

Второй сефирой в триаде, противоположной Нецаху, является сефира Ход, что означает «величие», «слава». Это женские качест­ва, повторяющие характеристики Хокмы только на более низком, не столь тонком плане. Сефира проявляет качества, соответствую­щие Меркурию, — текучесть, постоянное движение, беспрестанный поток, почему ее, как мне кажется, и называют изменением посто­янства. Рядом с ней, очень напоминающая ее по природе, находится девятая сефира, Йесод, что означает «основа», то есть «постоянство в изменении». Как гигантская скорость электронных частиц обес­печивает стабильность атома, так и текучие формы и движение Йесод составляют постоянство и устойчивость физического мира. Йесод — девятая сефира, и ей соответствует цифра, вобравшая в себя все последующие цифры. Сефира Йесод, которую обычно на­зывают астральным планом или Душой Мира, является десятой основой тонкой электромагнитной субстанции. В ней сфокусиро­ваны все высшие силы, составляющие основу или конечную мо­дель, на которой создается физический мир. Йесод является лунной сефирой по природе своей, поэтому из планет ей соответствует Луна, между которой, как омертвевшим спутником Земли, и аст­ральным светом существует довольно любопытная взаимосвязь.


Йесод завершает третью и последнюю триаду, ответвлением от которой является Малкут, десятая и последняя сефира, которая в конкретной форме, в образе кристаллизованном, завершенном и видимом, постижимом чувствами, представляет собой все качества предыдущих планов. Само слово «малкут» означает «царство», под ним подразумевается царство физического мира, место действий и перевоплощений душ, изгнанных из мира высшего, обиталище Святого Духа. Как утверждается в книге «Зогар», этой сефире, ко­торая называется Дочерью, поскольку является земным отражением первой буквы «Н», которая есть Матерь, соответствует буква «Н» божественного имени. Десятая сефира называется также Невестой, Дочерью и Девой Мира.

Вполне естественно, все вышесказанное есть не более чем краткий и весьма общий обзор числовой системы эволюции и космического развития, на основе и под волшебным влиянием которого вдохновенный Леви создавал свои яркие и впечатляющие работы. Однако и из приведенного, достаточно незатейливого очерка становится вполне понятным, что числа имеют самое непос­редственное отношение к творческому, эволюционному процессу и что они составляют фундамент понимания Природы как рит­мичного действия. Последняя фраза необычайно важна, поскольку гармоничные пропорции и действия на самом деле направляют и отмечают первые проявления одной жизни в элементах и во мно­жестве субстанций, в ней присутствующих. Все различия справед­ливо символизируются числом, образ которого точно раскрывает процесс. Числа представляют развитие завершенной и постижи­мой вселенной из скрытого и непостижимого источника, из не­изъяснимой субстанции, развитие из идеальной концепции до по­лучения законченной формы, в которой находит свое место Идеал. Таким образом, для теурга цифры суть символы самого ритма вселенной, а их сигилам соответствуют определенные общие силы и существа, с которыми он ищет возможности вступить в кон­такт.

Относительно Древа Жизни есть и еще одна точка зрения, на которой мне хотелось бы остановиться. Она касается того, что мы называем Четырьмя Мирами. Под этими мирами подразумеваются метафизические области как сознания, так и материи, поскольку, согласно теургии, каждое состояние сознания имеет собственное средство распространения, соответствующую степень материи. Миры эти можно рассматривать с двух различных аналитических точек зрения.


Согласно первой из них, Древо Жизни есть в каждом из ми­ров, следовательно, всего существует сорок сефир. Четыре мира называются Миром Архетипов, где первозданные архетипы, или эманации, развиваются в форме Древа Жизни. Этот архетип Дре­ва Жизни можно представить также и в виде человека, которого «Книга сияния» называет Адамом Кадмоном, Человеком Небесным, который содержит в себе все души, все духи и разумы каждой части космоса. Иными словами, Адам Кадмон суть Универсальная Душа, божественный праотец и родо­начальник всех остальных. Именно в этой Душе, Адаме Кадмоне, о которой говорит Леви и на которую мы раньше ссылались, именно в ней, в великой жизни ее, участвует каждая индивидуаль­ная сущность, каждое отдельное сознание.

Как невозможно подсчитать число развитии, возникающих из одного этого постулата, так невозможно и перечислить все то множество порожденных внутри него суггестивных (от лат. sug-gestio — внушение, намек) идей. Автор книги имел намерение лишь в общих чертах познакомить читателей с магической философией, надеясь, что наиболее заинтересованные из них смогут восполнить образовавшиеся пробелы самостоятельно.

Все количество сефирот в Олам Ацилут, Мире Архетипов, нахо­дится в высшем плане духовного сознания, первого проявления со­знания из Эйн Соф. По мере течения процесса эволюции Адам Кадмон постепенно проецируется далее в материю, отчасти несколько плотную, очевидно, теряя свое единство, многогранно отражаясь и образуя Творческий Мир, Олам Бриа. В этом мире на план, нахо­дящийся в творческом воображении Макропросопуса, оказывается дальнейшее воздействие, отдельные искры идей облекаются в дан­ных условиях в тонкую субстанцию, присущую этой сфере. И здесь также в результате отражения развивается полное Древо Жизни.

Из Творческого Мира Древо Жизни проецируется в третий план, в Формирующий Мир, Олам Йецира, где воображаемые идеи Логоса, духовные монадические искры, уже облеченные в тонкую ментальную субстанцию Творческого Мира, сформировы­ваются в определенные, логически связанные сущности, в астраль­ные модели, которые, в свою очередь, дают толчок возникнове­нию, или, иными словами, служат твердой основой физического мира. Четвертым и последним планом является Физический Мир, Олам Ассиа, который, являясь кристаллизованной проекцией Фор­мирующего Мира, суть итог и конкретное выражение всех выс­ших миров.


В свете вышеизложенной концепции можно считать вполне справедливым утверждение герметиков: «Что наверху, то и внизу». То есть все, что существует внизу, имеет идеальный архетипичный двойник в высших мирах. В самых разнообразных формах архетипичные идеи находят свое особое отражение или представле­ние внизу — камни простые и драгоценные, запахи и геометри­ческие формы, — все это особым образом указывает в земной сфере на божественные идеи.

Именно данная метафизическая формула дала Леви основание убедительно заявить о существовании «единой догмы магии — все, что для нас является видимым, есть пропорциональная степень невидимого» Леви, или, как его называли, «французский маг», в другом пассаже также замечает, что «видимое суть проявление не­видимого, или, иными словами, совершенный Логос в вещах по­стижимых и видимых, точно пропорциональных, недоступных на­шим чувствам и невидимым нашему глазу... Форма пропорцио­нальна идее... и мы знаем, что присущая добродетель вещей соз­дала слова и что существует точная пропорция между идеями и словами, каковые есть первая форма и произнесенная реализация идей». Именно это философское выражение соотношения между идеями и вещами и дает фундаментальное рациональное объясне­ние, истинное для магии. К нему нам придется вернуться несколько позже, здесь же пока рассмотрим некоторые другие идеи, требу­ющие более детального разъяснения.

Формула Тетраграмматона также применима и к идее о Четы­рех Мирах, и к первичным четырем элементам. Миру Архетипов соответствует буква «Y». Отсюда Мир Архетипов есть Отец, родо­начальник и поглотитель миров. Буква «Y» в этом случае соответ­ствует элементу Огонь, выказывающему жестокость и ярость, ак­тивную, духовную природу Отца. Первая буква «Н» в имени Тетраграмматон соответствует Творческому Миру, ему, восприимчи­вому и пассивному, присущ элемент Вода. Этот план представляет собой Мать, которая, прежде чем дать рождение сыну, ждет, дабы вобрать в себя творческую энергию и поток божественной жизни Отца. Формирующему Миру соответствует буква «V», это Сын, он, подобно своему отцу, активен, энергичен, обладает мужской природой, поэтому ему присущ элемент Воздух. Божественное имя завершает вторая буква «Н», которая, подобно Матери, пассивна и инертна. «Книга сияния» называет букву «Н» Царским Дворцом и Дочерью, которая представляет собой Физический Мир, являющийся синтезом всех миров.


Второй метод несколько отличается от вышеописанного. Сог­ласно ему, есть только одно Древо Жизни, на котором располо­жены все четыре плана или Мира. Кетер, Венец, занимает целый план, это Мир Архетипов, или Царство Логоса. Вторая и третья сефиры, Небесные Отец и Мать, составляют Творческий Мир, принимающий божественное воображение и выполняющий его. Третий план, или Формирующий Мир, собственно астральный план, — относительно его мы поговорим подробнее в следующей главе — состоит из следующих шести сефир, в которых весь мир подготавливается к видимому проявлению. Малкут, Царство, есть Физический Мир. К данной точке зрения применимы и все соот­ветствия, о которых мы говорили выше, за тем лишь исключени­ем, повторяю, что здесь мы имеем дело с одним Древом Жизни, то есть все миры расположены на одном Древе.

Прежде чем закончить главу, мне следует познакомить читате­лей с еще одним набором концепций. С точки зрения теургии вся вселенная есть сознание, жизнь и разум, воплощенные в видимую и невидимую формы. Во всем космосе пульсирует и вибрирует один разум, одно духовное сознание, воплощенное в мириадах искр или монад, проникающих в каждую форму, из которых нич­то в космос никоим образом не может высвободиться. Как суще­ствуют различные виды минеральной, животной и растительной жизни, а также бесчисленные степени разума человеческого, так и, в полном соответствии с магической традицией, аналогичная градация разума есть как под, так и над человеком.

Эта аксиома справедлива не только применительно к нашей вселенной, но и ко всякой точке безбрежного космоса, везде и всюду есть различные иерархии высших духовных существ и бо­жественных разумов. Из неведомой и непостижимой человечес­ким разумом Тьмы, которая суть Эйн Соф может явиться лишь одно неделимое сознание, подобное самому низшему демону с головой собаки в величайшей небесной иерархии. Существуют иерархии сознания небесные и земные, божественные и демонические, но и последние также имеют в себе высших богов и Универсальные Сущности.


В этом заключается краеугольный камень всей магической фи­лософии. Иными словами, в одной и той же философской систе­ме спокойно уживаются и монотеизм, и политеизм. Вся вселенная пронизана одной Жизнью, и эта Жизнь в проявлении своем пред­ставляется сонмом могущественных богов, божественных существ, космических духов или разумов, можете называть их как угодно. Духовное состояние и разнообразие, приписываемые им, велики и огромны, среди них есть и божественные силы розового рас­света космического проявления, от которого произошли мы с вами, духовные искры, выброшенные вниз из божественной сущ­ности.

А сейчас мы уже вполне можем расширить концепцию Древа Жизни и Четырех Миров в терминах сознания. Первые проявле­ния — боги или существа высшего сознания, которые, исходя из венца включают разум Логоса или непосредственных управителей сформулированного плана. Эти существа можно на­зывать богами, дхьян-чоханами, элохим, телетархами, как угод­но, главное — не потерять основной идеи. Для данной схемы ха­рактерно наличие различных иерархий существ во всем простран­стве, абсолютно упорядоченных, начиная от высших богов в высших мирах до низших иерархий ангельских существ в низших мирах. Каждой из сефир и каждому миру, исходящему из Эйн Соф, соот­ветствует своя определенная иерархия богов, имеющая свою, осо­бую задачу в эволюции и управлении вселенной, свою, присущую только ей природу. Как Кетер, Венец, порождает остальные сефирот, так и высшие боги испускают из себя другие божества, менее возвышенные и менее тонкие, чем сами. Как мы с вами уже зна­ем, нумерация была дана сефирам для того, чтобы они символизи­ровали творческую силу в космосе, а поскольку сефирам соответ­ствуют и боги, то и самих богов мы можем обозначить цифрами, вследствие чего идеи, ассоциируемые с определенным космичес­ким процессом, с тем же успехом становится возможным приме­нить к природе того или иного бога. «Существует странная взаи­мосвязь между числами и богами», — как удачно сказал Пифагор.


«Что наверху, то и внизу». Все существующее на земле имеет свои вечные духовные прототипы вверху, на небесах, и все сущее есть младенческое отражение богов, трепещущее и неясное. Чем дальше (метафизически и соразмерно расстоянию) какая-либо из эманации находится от своего источника, тем она слабее и туман­нее как отражение от источника, породившего ее. Боги, или Уни­версальные Сущности, более четко и ярко выражают неугасимую духовную природу Эйн, в их же земных эйдолонах4, низших бо­гах, этот ослепляющий блеск затуманивается и гаснет, словно что-то мешает его полному свечению.

В человеке отражение образа богов, сияние брахманического света, во многих случаях оказывается либо частично, либо почти полностью приглушенным. Как тепло огня теряется в зависимости от удаленности от пламени, так и в человеке заложенная искра богов становится все более и более тусклой. Чем далее он уходит от них, тем ближе он подходит к саморазрушению. Отношения между порядком жизни и сефирами, между богами, людьми и числами дают нам объяснение действенности магических символов и роли, которую они играют в теургических ритуалах. Знаки и печати в совершенстве отражают внутренние реалии, каждый символ ука­зывает на некие иерархии богов и духовных разумов. Из доктри­ны ключей неумолимо вытекает, что каждый феномен нераздели­мо связан с идеальным ноуменом, и таким образом подтверждается действенность теургии.

Объектом магии, следовательно, является возвращение человека к богам, процесс единения сознания личности, в течение всей его жизни, с высшим существом вселенской жизни и любви. Только так к человеку могут прийти свобода, просвещение и сила увидеть красоту и величие жизни, постичь ее такой, какая она есть в действительности Только духовное возвра­щение к источникам, из которых человек вышел, раскрытие всего себя им, подобно тому как прекрасный золотой цветок раскрывает свои лепестки Солнцу, дабы с восторгом и жаждой вобрать в себя его живительный свет, способно дать человеку просветление и свободу от наложенных на него земных оков и цепей.


Решение всех проблем человека и мира лежит в нахождении им, прежде всего, своего внутреннего бога и установлении нераз­рывных отношений с богами вселенской жизни. В этом более благородном сознании просвещения, основу которого составляет бо­жественное единение, и кроется сила обуздания мира-хаоса. Только так человек срывает с себя путы, которые связывают его сильнее всех смертных оков. И нет здесь иного решения, кроме как маги­ческие знания своего внутреннего мира и познание богов всего су­щего. «Если сущность и совершенствование всего добра заключе­ны в богах, а первая и древнейшая сила их находится с нами (теур­гами), и когда те, кто, как и мы, будет принадлежать к тем уди­вительным в своем великолепии природам, истинно обретут единение с ними и искренне обретут начало и конец всего добра, когда будет так, то обретется и созерцание истины, и разумная на­ука. А познание богов сопровождается... познанием самого себя».



<< предыдущая страница   следующая страница >>