litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3
ПРЕДИСЛОВИЕ


Проблема текста, его единиц: сложного синтаксического целого (ССЦ), сверхфразового единства,(СФЕ), дискурса, высказывания — имеет свою историю.

Первые шаги в изучении этого языкового явления, законченного в структурном, композиционном, смысловом отношении, относятся к 20-50-м годам XX века. О термине, называющем единицу текста, впервые за­думался акад. А. М. Пешковский. Он писал: «Очевидно, здесь нужно соз­давать термин для "крупнейшего синтаксического целого", а эти три сло­ва не так легко сжать в короткими ясный термин». А. М. Пешковский еще не разграничивал сложное цело и абзац, хотя и видел их существенное различие.

Термины «крупнейшего синтаксического целого», о котором говорил А. М. Пешковский, были предложены в 50-х годах двумя учеными: русским ученым — профессором Н. С. Поспеловым и украинским ученым — акаде­миком Л. А. Булаховским. Н. С.Поспелов назвал эту единицу «сложным синтаксическим целым» (в сокращении ССЦ), а Л. А. Булаховский дал тер­мин «сверхфразовое единство» (СФЕ).

Гипотеза о существовании и структуре этой единицы, ее связности по­лучила дальнейшее развитие в трудах И. А. Фигуровского, В. В. Виноградо­ва, Ю. В. Ванникова, И. Р Гальперина, Г. Я. Солганика и мн. др. Г. Я. Сол-ганик писал: «В художественное произведении <...> не предложение, а строфа [т. е. ССЦ] является наименьшим художественным целым». В. В. Виноградов называл эту единицу «долгим периодом», В. И. Став-ский — «составным синтаксическим целым», Н. Д. Зарубина — «текстом», И. А. Фигуровский— «компонентом целого текста». Однако большинство ученых предпочли термин ССЩили СФЕ, или просто «текст». Учеными были разграничены понятия: ССН, (или СФЕ) и абзац.

Исследование единиц текста определило формирование новой отрас­ли науки о языке, которая получила название «лингвистика текста» или «теория текста» и явилась одним из перспективных направлений в совре­менном языкознании. Единицей;текста за рубежом стали довольно часто называть «дискурс» (3. С. Хэррйс, А. Греймас и др.), что значит — «диа­лог», или «связная речь». Однако лингвистика текста в нашей стране со­хранила и все прежние термины.


Изучение текста (дискурса, ССЦ, СФЕ), высказывания способствова­ло дальнейшему развитию теории уровнего строения языка и речи, рас­смотрению иерархии внешней и внутренней структуры текста, получению новых данных о логико-семантической организации сложных единиц, об их основных (глобальных) текстообразующих категориях, необходимых для смысловой и структурной завершенности наблюдаемых языковых яв­лений.

Анализ единиц текста обратил внимание ученых на речевые акты и их коммуникативное предназначение быть источником «коммуникатив­ной деятельности», речевого общения; он позволил исследователям обна­ружить свойства языка реализовать гносеологический и мыслительный процесс. При их изучении ученые смогли связать теорию текста с комму­никативной и функциональной лингвистикой, с теорией информации.

Однако изучение теории текста имеет не только научное, но и при­кладное значение, т. к. открывает возможности более основательного обу­чения родному (и иностранному) языку, учит студентов новым приемам анализа произведений разной функциональной принадлежности, способ­ствует развитию у обучающихся навыков работы с художественным или публицистическим текстом и формированию у них умения самим созда­вать текст различных стилей и жанров на основании полученных теорети­ческих знаний.

Такого типа задачи ставил перед собой автор данного пособия, пред­назначая его для студентов-филологов, студентов-журналистов, а также для учителей школ, учащихся, интересующихся проблемами лингвистики. ' Автор благодарен за ценные рекомендации проф. Л. П. Ивановой (Киев­ский педагогический университет); доц. О. Е. Белинской (Винницкий универ­ситет, Украина); доц. Н. И. Пак (Калужский педагогический университет).

Введение

Современная лингвистика усматривает множественность и ассимет-ричность аспектов исследования синтаксических и суперсинтаксических единиц. Особое внимание в последнее время стали уделять изучению се­мантических, логических, коммуникативных, когнитивных отношений в структуре высказывания и текста, описанию функционирования единиц в


реальной речи.

Направление изучения содержательной стороны синтаксических еди­ниц, их внешней и внутренней формы было намечено еще в XIX в. в трудах В. фон Гумбольта, В. Вундта, А. А. Потебни, А. А. Шахматова и др.

Основательно разработано направление семантико-структурного син­таксиса в работах Женевской лингвистической школы (Ш. Балли, Л. Тень-ер, А. Сеше и др.), изучавших внутреннюю форму, структурную семан­тику, глубинный синтаксис.

В наши дни продолжается исследование семантики компонентов вы­сказывания: семантических ролей актантов, объективной и субъективной модальностей, семантических типов предиката в высказывании и тексте (Ч. Филлмор, У. Чейф, В. В Богданов, О. Н. Селиверстова, В. Г. Гак и др.).

Развивается изучение логических отношений в структуре языковых еди­ниц разного типа (Н. Д. Арутюнова, Л. А. Новиков, А. А. Ивин, Г. В. Кол-шанский, О. Е. Белинская и др.).

В исследованиях ученых, сориентированных на описание высказыва­ния и текста в реальной речи, в коммуникативном акте, находят отраже­ние идеи, высказанные в свое время А. А. Шахматовым, Ф. Ф. Фортунато­вым, учеными Пражской лингвистической школы (В. Матезиусом, Я. Фирбасом, Ф. Данешем и др.). Исследователями был установлен поря­док актуального членения высказывания, порядок слов в предложении, в последнее время — ив тексте (В. Матезиус, П. Адамец, И. Р. Гальперин, Я. В. Крупаткин и др.).

В процессе изучения актуального членения высказывания учеными были выделены диремные и моноремные структуры, определены понятия тематической, рематической и диффузных зон высказывания, вторичной рематизации и т. д. (Л. В. Щерба, Ю. В. Ванников, Е. А. Иванчикова,

И. И. Ковтунова, И. П. Распопов, Т. М. Николаева, О. Н. Селиверстова, А. П. Сковородников и др.).

Исследуя высказывания в коммуникативном акте, ученые обращают внимание на процесс актуализации (подчеркивания, выделения, «выдви­жения») говорящим лексических, словообразовательк IX, морфологиче­ских, синтаксических, тропеических, графических и других средств, ис­пользованных в художественной, публицистической, научной, деловой, разговорной речи с целью фиксации всех особенностей «наивной картины мира» и оказания воздействия на читателя, слушателя для более или ме­нее адекватного восприятия им всего объема информации.


В XX в. начала развиваться концепция «языковой картины мира» (Л. Вайсгербер, И. Трир, Э. Сепир, Б. Уорф, Г. В. Колшанский, Ю. Н. Ка­раулов и т. д.).

В последнее время подход к изучению коммуникативного акта речи все более приобретает лингво-психологическую направленность и опре­деляется как когнитивный. Е. С. Кубрякова так характеризует когнитив­ное направление науки: "это скорее направление образного экспериен-циализма; в нем больше опираются на данные естественной категориза­ции мира и изучают особенности наивной картины мира, обыденного соз­нания» (Кубрякова Е. С, 1997, 23-24). С точки зрения ученого, для пере­работки информации, распознавания образов, формирования смысловых концептов говорящим и слушающим применяются определенные наборы операций. При этом ими учитываются данные, связанные с вниманием, памятью. В отличие от машины, говорящим и слушающим используются такие свойства человеческого мозга, как фантазия, интуиция, воображе­ние, эмоциональные и культурологические факторы в решении языковых проблем.

Продуктивным направлением науки о языке явилось раздельное изу­чение текста как монологических и диалогических единств, между кото­рыми, тем не менее, по мнению Г. О. Винокура, нет строгих и абсолют­ных границ. В процессе изучения установлено, что монологическая речь, как правило, содержит цепочки связанных суперсинтаксических единиц. К ним относят сложные синтаксические целые (ССЦ), или сверхфразо­вые единства (СФЕ), которые характеризуются структурными языковы­ми, речевыми, логическими, семантическими и др. отношениями между компонентами высказывания, сегментами текста. Они иерархически объе­динены содержательными и языковыми коннекторами-скрепами в еди­ное смысловое целое.

Среди коммуникативных средств, используемых для установления контакта между говорящим и слушающим, учеными выделяются, помимо собственно диалога, такие формы диалогических единств, как автоком­муникация, внутренний монолог или диалог. Это размывает границы мо­нологических и диалогических единств. Такой способ представления информации создает новые возможности для «приращения смысла», расши­рения объема сообщения, введения продуцентом оценки, для построения «картины мира» с позиций говорящего в расчете на адекватное воспри­ятие слушающим смысла сказанного.



ЕДИНИЦЫ ТЕКСТА.

ИХ КОММУНИКАТИВНАЯ

ОРГАНИЗАЦИЯ

Термин «коммуникация», «коммуникативность» произведен от лат соттишсаиЪ, что обозначает «делать общим, связывать, сообщать». По­этому высказывание, ССЦ, текст— это коммуникативный вербальный акт письменной или устной речи. Он обладает внешней (формальной) и внутренней (семантической, прагматической) устроенностью, организо­ванной путем создания целостности, логической последовательности и связности его частей. В каждом коммуникативном акте учитывается соот­ветствующий тип ситуации, которая зависима от установки говорящего и должна быть понята слушателем.

Функция общения в процессе речи (коммуникативного сотрудниче­ства) рассчитана на то, что в речевом акте участвует не одно, а два ак­тивных начала (эвристической активности). Один участник (говорящий, продуцент) реализует коммуникативный замысел, другой (слушатель, читатель, адресат) — расшифровывает его. Поэтому учеными учтены и описаны позиции и функции двух активных начал.

Позиция говорящего (коммуниканта, адресанта, продуцента), кото­рый в речевом акте преследует определенную цель, называемую его ком­муникативной установкой (интенцией— Гак В. Г., 1986, 192), является основной. Под воздействием контактоустанавливающей интенции вводят­ся обращения, извинения, приветствия, оценочные формулы, которые на­зывают неинформативными актами речи (Гак В. Г., 1986, 193). Однако основной тип речевых актов — информативный. При этом установка ав­тора — на сообщение определенной информации адресату.

Говорящий в художественной речи осуществляет ряд функций, ро­лей: он отражает позицию самого писателя, субъективный план «образа автора», лирического героя, выполняет роль повествователя, рассказчика и др. Повествователей в одном произведении может быть несколько. Например, в «Герое нашего времени» М. Ю. Лермонтова функцию повест­вователя выполняют три лица: автор (не писатель, а его образ), Печорин и : Максим Максимыч. Говорящим может быть сам наблюдатель, субъекты-персонажи художественного текста. «Образ автора» (термин В. В. Вино­градова) связывает весь художественный текст, формирует его пресуппо-зидионный фон, макротему, основные текстовые категории, ведет сюжет­ную линию рассказа — все то, что должен уловить слушатель. Для пози­ции говорящего характерен этап порождения речевого акта — от мысли, смысла — к средствам выражения.


Позиция слушателя (адресата, коммуниката, читателя, реципиента) также изучается исследователями, т. к. именно читателю, слушателю предстоит понять и интерпретировать систему лексико-семантических, грамматических, прагматических, ситуативных, всех семиотических зна­ков, которыми пользуется говорящий для передачи своей мысли. При этом слушатель преодолевает путь: от средств выражения — к мысли.

Им должна быть учтена и кинесика, т. е. система жестов, мимики, поз, которая сопровождает устную речь и может являться также знаками письменной речи. Позиция слушателя, читателя для говорящего отличает­ся известной неопределенностью, размытостью образа собеседника. Вос­принимающий текст адресат, с точки зрения говорящего, может представ­лять собой конкретное лицо, некое лицо далекого будущего или настоя­щего, но отдаленного в пространстве. Такое свойство языка: связывать во времени и пространстве лица, объекты, события — американский ученый Ч. Хоккет назвал «перемещаемостью».

Это может также быть аудитория, состоящая из группы лиц. Если аудитория находится перед говорящим и существует прямой контакт в процессе устной речи, то говорящему легко настроить слушающего или слушателей на адекватное восприятие.

Сложнее позиция читателя, воспринимающего письменную, осо­бенно поэтическую, речь. При этом говорящий не всегда может рассчи­тывать на равный тезаурус, нужный объем знаний, одинаковое видение мира автором и его читателем. Недаром Н.'Гумилев говорил о двух ти­пах адресата: о «читателе-друге» и «читателе-враге» (Н. Гумилев, 1990, 421-422), не умеющем интерпретировать поэтический текст, его образы и символику, сложную семантику, необычный синтаксис и даже графи­ческую систему.

Поэтический текст нередко содержит элементы автокоммуникации, т. е. речь, рассчитанную на себя, обращение к себе. Такая внутренняя речь отличается известной сложностью образной системы, индивидуально­стью, использованием средств текстовых парадигм, окказиональностью, что должен понять читатель (Ковтунова И. И., 1986, 179).


Коммуникативные функции говорящего и адресата

В процессе акта коммуникации речевое поведение говорящего и вос­принимающего информацию обладает определенной суммой коммуника­тивных функций, различающихся между собой.

Коммуникативные функции говорящего (адресанта, коммуниканта, продуцента)

1. Основной является функция сообщения о субъектах, объектах действия, событиях, процессах, фактах внеязыковой действительности. Эта функция сообщения называется также номинативной, денотатив­ной, референтной.

2. Сопутствующей ей является познавательная функция — функция передачи определенных знаний, жизненного опыта, системы образов. Эту функцию называют также когнитивной, гносеологической.
.

3. Апеллятивная функция заключается в обращении к адресату и] воздействию на него, «навязыванию» своего видения мира. Руководству-! ясь этой функцией, автор убеждает слушателя в определенных идеях,! концепциях, внушает ему особую логику развития событий, рисует вооб-[ ражению читателя систему картин, зрительных, слуховых, осязательных, настаивает на этических, нравственных оценках и т. п.

4. Экспрессивная функция способствует выразительной форме изо­бражения психического состояния говорящего, его субъективного отно­шения к сказанному, которое может быть выражено при помощи средств всех уровней: лексико-семантических, словообразовательных, морфоло­гических, синтаксических, типа: багровый рассвет, загребущие руки, на веки вечные и т. д.

5. Эмотнвная функция создает условия для эмоционального насы­щения текста, для описания разнообразных чувств говорящего. Здесь, по­мимо языковых средств, особую роль играют вводные слова, восклица­тельные предложения, необычные сочетания слов и т.д. Например: Ах, какое радостное утро! К счастью, все устроилось; ужасный фильм; ма­ленький человечек; россыпь огней.

6. Поэтическая функция — это установка говорящего на сам знак, обращение автора к эстетическому чувству адресата. Такое воздействие достигается путем введения поэтических тропов, фигур, развития новых значений слов, немотивированного соединения слов с целью формирова­ния образной информации, например: Дрожащие огни печальных дере­вень (Лер.).


7. Контактоустанавливающая (фатическая) функция необходима го­ворящему для подготовки слушателя к восприятию, сосредоточению его внимания в процессе речевого общения при помощи включения сигналов особого рода для продолжения, поддержания внимания слушателя или прекращения речи. Так в диалоге: Послушай! А знаешь?... Помнишь ли? В мо­нологе: Пора уже нам закончить рассказ... Как вы помните, я говорил, что... А нужно сказать, что... —- используются средства данной функции.



следующая страница >>