litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3
ГОО и ФК акимата города Сарани



Подготовили:

ученицы 7 «В» класса

СОШ № 6

Головкова Дарья

Сильченко Оксана


Научный проект


«Казачьему роду, нет переводу!»


Руководитель проекта

учитель истории

Надёжкина М.Ю..


2012


Содержание. стр.


Абстракт ……………………………………………………………………..


Введение ………………………………………………………………………


Глава 1: «История казачества» ……………………………………………….


1.1 Этноним термина «казак» ……………………………………………….


1.2 Происхождение казачества ………………………………………………


1.3 Образование казачьих войск ………………………………………………


1.4 Освоение новых земель …………………………………………………….


1.5 Казаки в начале 20 века ……………………………………………………


Глава 2: «Казаки в Казахстане» ……………………………………………….


2.1 Оренбургское казачество ………………………………………………….


2.2 Уральское казачество ……………………………………………………..


2.3 Сибирское казачество ……………………………………………………


2.4 Семиреченское казачество ……………………………………………….


2.5 Казаки в современном Казахстане ………………………………………


Результаты …………………………………………………………………..


Выводы …………………………………………………………………………


Заключение …………………………………………………………………….


Глоссарий ……………………………………………………………………..


Список использованной литературы ……………………………………….


Приложения …………………………………………………………………..


Абстракт.

Актуальность темы исследования: Радикальные социально-экономические, политические и культурные изменения, происходящие в казахстанском обществе, появление новых ценностей закономерно приводят к переосмыслению и актуализации сложных проблем, стоящих перед обществом, в том числе в области судэтнических взаимоотношений к которой относится и проблемы истории казачества и традиционные механизмы взаимоотношений, поведения, выживания и адаптации казачества в Казахстане на современном этапе.


Проблема: Конец советских реалий, от идеологии до социальной политики и механизмов идентификации, не принес на казахстанские просторы новой общей идентичности. Казахстан переживает активизацию линий этнического размежевания, и одной из явных линий стало казачество.

Противоречие: При наличии всех возможностей и государственной поддержки по сей день, отсутствуют научные публикации, охватывающие все группы казачества в республике, не изучены процессы адаптации казаков к современным реалиям, не собрано их культурное наследие.

Цель работы: Исследование истории казачества на территории Казахстана и обобщение имеющихся данных о современном положении казаков.

Задачи:


      • подбор и изучение литературы по данной теме;

      • разработка анкет и опросников для уч-ся;

      • выявление особенностей исторического развития казачества в Казахстане;

      • исследования современного положения казаков в республике;

      • анализ полученных данных;

      • составление словаря терминов и таблиц обобщающих сведения о казаках.

Объект исследования: взаимоотношения казачества с властью и их участие в разных исторических событиях.

Предмет исследования: государственная политика в отношении казачества на разных этапах истории существования казачества.

Гипотеза: если изучить историю казачества в общем и отдельно на территории республики, разработать опросники для учащихся, составить словарь терминов, то всё это позволит задуматься о роли и феномене казачества. Возможно, побудит кого-то вспомнить свои исторические корни и свою этническую идентичность или вызовет интерес к данной теме.

Методы исследования: анкетирование, анализ, сравнение и обобщение данных.

Ценность: полученные данные можно использовать государственным органам и учреждениям, а словарь терминов необходим для знакомства с темой.


Ожидаемый результат: словарь терминов, анализ анкет школьников, карта расселения казаков по территории республики и сравнительные таблицы.


Введение.


Казахстан — страна с богатым историческим и культурным прошлым. Расположенный в центре Евразии, Казахстан оказался на перекрестке древнейших цивилизаций мира, на пересечении транспортных артерий, социальных и экономических, культурных и идеологических связей между Востоком и Западом, Югом и Севером, между Европой и Азией, между крупнейшими государственными образованиями евразийского континента.

Русское казачество на территории Казахстана складывалось в течение нескольких веков и состояло из нескольких территориальных групп, представлявших собой отдельные казачьи войска и отличавшихся по ряду организационных, хозяйственных и бытовых особенностей. Уральское, Оренбургское, Сибирское, Семиреченское казачьи войска были одной из основ политического, военного, хозяйственно-экономического и социокультурного присутствия России в Средней Азии вообще и в Казахстане, в частности. Уральские, оренбургские, сибирские и семиреченские казаки непосредственно соприкасались с местным казахским населением, входили с ними в сложную систему отношений. Эти отношения были порой мирными и взаимовыгодными, сопровождавшимися торговлей, обменом, заимствованием технологий, культурных и хозяйственных навыков, а порой - натянутыми и враждебными, сопровождавшимися борьбой за земельные ресурсы, военными столкновениями, грабежами.

Политическая, социокультурная и хозяйственно-экономическая роль русского населения в истории и современной жизни Казахстана огромна. Русское население Казахстана формировалось постепенно в ходе присоединения к России и освоения различных областей казахских степей.

В первой главе проекта представлены объяснения термина «казак», происхождения казачества, не только как социокультурного феномена, но и рассматривается этнический состав казачества. Рассмотрены версии образования казачьих войск по их географическому расположению и роду занятий. Особое внимание уделено истории казачества в начале 20 века, переломного времени. Освоение новых земель входило в одну из важнейших геополитических задач казачества в годы существования Российской империи поэтому мы постарались рассмотреть историю колонизации новых земель казаками в разрезе тех групп которые уже сформировались на территории Казахстана: сибирское, уральское, оренбургское, семиреченское казачества.


Вторая глава посвящена исследованию истории Казачества на территории Казахстана, особенности быта, участие в исторических событиях, войнах, революциях, военных походах и других. Постарались выявить проблемные вопросы во взаимоотношениях между собой. Различия и особенности современных казачьих организаций, вопросы религии и вклад казаков в культурное наследие современного Казахстана.

Итоги нашей работы подведены в выводах и результатах.


Глава 1. – «История казачества».


    1. Этноним термина «казак».

Слово имеет тюркское происхождение и в переводе с древнетюркского слово "казак" переводится как "свободные", "вольные", "отделившиеся люди", "храбрые, свободолюбивые люди", "удалые воины", "разбойник". Массовое распространение термин получил в XV веке, (хотя использовался и задолго до этого в отдельных случаях) когда часть племён, входивших в Ханство Абулхайра, под предводительством султанов Жанибека и Керея в конце 50-х годов XV века, восстав против хана, перекочевали с берегов Сырдарьи в западное Семиречье (Жетысу), в бассейн реки Чу. Эти племена стали именовать себя "казак", взяв самоназвание "казак", в руcском языке этот народ сейчас известен под названием "казахи". Этноним "казак" закрепился в отношении этого кочевого народа в XV веке с образованием в 1465 году единого ханства от Иртыша до Итиля (Волги). Этноним "казак" встречается в арабских, персидских, русских, греческих и других летописях. Даный термин "казак" использовался ранее разными тюркскими племенами для обозначения своего статуса и состояния. Что касается казачества, то согласно мнению Гумилева, одно из племен при слиянии называло себя именно так и даный термин был взят как самоназвание этой субэтнической группы. Таким образом термин <казак> в настоящее время используется одним довольно крупным этносом - казахами (самоназвание "казак") и субэтнической группой также называющих себя <казак>, известным в русском языке как "казаки".



1.2 Происхождение казачества


Существует множество теорий возникновения казачества. По мнению В. Шамбарова, Л. Гумилёва и др. историков казачество возникло путём слияния касогов и бродников после Монголо-Татарского нашествия. Касоги (касахи, касаки) - древний черкесский народ, заселявший территорию нижний Кубани в X-XIV веках. Бродники - народ тюркско-славянского происхождения, сформировавшийся в низовьях Дона в XII-м веке (тогда приграничный район Киевской Руси.

После покорения монголами, касоги бежали на север, и смешались с подонскими бродниками, которое унаследовали их имя - казак. При этом известно, что сами бродники приняли сторону Монголов, сражались против Руси в Битве на Калке. Так и образовалась первая ячейка казачества, изначально на службе Орды. Монголы лояльно относились к сохранению поданными своих религий, в том числе и людьми, входившими в их войсковые подразделения. Существовало также Сарайско-Подонское епископство, которое позволило казакам сохранить свою идентификацию. После раскола Золотой орды оставшиеся и на её территории казаки сохранили войсковую организацию, но при этом оказались в полной независимости и от осколков былой империи - Ногайская орда и Крымское ханство; и от появившегося на Руси Московского государства. Известно то, что в 1380-м году казаки преподнесли Дмитрию Донскому икону Донской Богоматери и участвовали против Мамая в Куликовской битве.

Однако в 1395 году состоялось нашествие Тамерлана на Русь. Хотя до Москвы Тамерлан не дошёл, его рати прошли по Дону и взяли огромный полон. Впоследствии Дон опустел, а казаки ушли на север и рассеялись, многие осели на Верхнем Дону, а также сформировались общины в бассейнах других рек, и именно это совпадает с первыми упоминаниями казаков на Волге, Днепре, Тереке и Яике.

Историк В. Н. Татищев в <Истории Российской с самых древнейших времён> говорит так:

Первые козаки, зброд из черкес горских, в княжении Курском в 14 ст. явились; где они слободу Черкасы построили и под защитой татарских губернаторов воровством и разбоями промышляли; потом перешли на Днепр и город Черкасы на Днепре построили.


Казаки являлись народной самообороной, нацеленной на защиту мирного населения от постоянных набегов вооружённых банд татарского происхождения. Это люди, постоянно сталкивающиеся в степи с татарскими воинами. По некоторым данным, древнейшее известие о казачестве говорит о казаках рязанских, в 1444 принявших участие в битве против татар, приведённых царевичем Мустафою. В XVI веке городовые казаки, и прежде всего рязанские, стали оседать военно-промысловыми артелями в открытой степи, в области верхнего Дона.

В 1571 г. боярином М. И. Воротынским был составлен первый русский устав станичной сторожевой службы. По нему сторожевую службу несли станичные (сторожевые) казаки или станичники, городовые же (полковые) казаки защищали города.

Казак Мамай

Первое упоминание в польских хрониках о казаках относится к 1493 г., когда черкасский воевода Богдан Федорович Глинский, по прозвищу "Мамай", сформировав в Черкассах пограничные казачьи отряды, захватил турецкую крепость Очаков.

Карамзин писал о казаках так:

Козаки были не в одной Украине, где имя их сделалось известно по истории около 1517 года; но вероятно, что оно в России древнее Батыева нашествия и принадлежало Торкам и Берендеям, которые обитали на берегах Днепра, ниже Киева. Там находим и первое жилище Малороссийских Козаков. Торки и Берендеи назывались Черкасами: Козаки - также: некоторые из них, не хотев покориться ни Моголам, ни Литве, жили как вольные люди на островах Днепра, огражденных скалами, непроходимым тростником и болотами; приманили к себе многих Россиян, бежавших от угнетения; смешались с ними и под именем Комков составили один народ, который сделался совершенно Русским тем легче, что предки их, с десятого века обитав в области Киевской, уже сами были почти Русскими. Более и более размножаясь числом, питая дух независимости и братства, Козаки образовали воинскую Христианскую Республику в южных странах Днепра, начали строить селения, крепости в сих опустошенных Татарами местах; взялись быть защитниками Литовских владений со стороны Крымцев, Турков и снискали особенное покровительство Сигизмунда I, давшего им многие гражданские вольности вместе с землями выше днепровских порогов, где город Черкасы назван их именем.


Н. И. Ульянов, исследовавший историю казачества, приводит подробные выдержки из летописей XVI-XVIII вв. с описанием конфликтов между казаками и пришлыми крестьянами, которых казаки отказывались признавать равными себе.

Беглые же крестьяне лишь пополняли, но не были корнем возникновения войск. Сами казаки всегда считали себя отдельным народом и не признавали себя беглыми мужиками или украинцами.

Французский этнограф Arnold van Gennep в книге [9] (1923) высказывал мысль, что казаков следует считать отдельной от украинцев нацией, поскольку казаки, вероятно, вообще не славяне, а византинизованные и христианизованные турки.

В московском государстве XVI и XVII вв. казаки находились в составе сторожевой и станичной служб, охраняли пограничные территории от разорительных набегов крымских татар и ногаев. Центральным управлением городовых казаков бы сначала Стрелецкий приказ, а затем Разрядный приказ. Сибирскими казаками ведал Сибирский приказ, запорожскими и малороссийскими казаками - Малороссийский приказ.


1.3 Образование казачьих войск.


В XVI веке, при короле Стефане Батории, казаки были образованы в полки Речи Посполитой для несения службы по охране границы и как вспомогательное войско в войнах с Турцией. Эти казачьи отряды получили название реестровых казаков. В качестве лёгкой кавалерии они широко использовались в войнах, которые вела Речь Посполита. Среди реестровых казаков выделяются также панцирные казаки, занимавшие нишу средней кавалерии - легче Крылатых Гусар, но тяжелее обычных реестровых казачьих войск.

Казачьи общины (<войска>, <орды>) стали образовываться и на территории Московского царства XVI и XVII вв. из состава сторожевой и станичной служб, что охраняли пограничные территории от разорительных набегов орд крымских татар и ногаев. Однако старейшим из всех казачьих формирований по официальной версии считается Запорожская Сечь, основанная во второй половине XVI века на территории нынешней Украины, входившей тогда в состав польского государства. После длительного периода номинальной зависимости от Речи Посполитой, она в середине XVII века вошла в состав Российской империи, и была разрушена Екатериной II в XVIII веке. Часть запорожцев ушла за Дунай, на территорию, принадлежащую тогда Турции, и основала Задунайскую Сечь, часть сохранила казачий статус, но была переселена на Кубань, в результате чего возникло Кубанское казачье войско.


Донские казаки присягнули царю Алексею Михайловичу в 1671 году, а с 1721 года войско было подчинено Санкт-Петербургской Военной коллегии. К концу царствования Петра Великого вслед за донскими и яицкими казаками в ведомство военной коллегии перешли и остальные казачьи общины. Внутреннее их устройство было преобразовано, была введена иерархия правительственных властей. Подчинив своей власти казаков в числе 85 тыс. человек, правительство использовало их для колонизации вновь завоёванных земель и охраны государственных границ, преимущественно южной и восточной.

В первой половине XVIII века были созданы новые казачьи войска: Оренбургское, Астраханское, Волжское. В конце XVIII века создаются Екатеринославское и Черноморское казачьи войска.


1.4 Казаки в начале XX века.


В начале XX столетия Российская империя, как витязь на распутье, встала в преддверии выбора пути в историческое будущее. Мир стремительно, но неуловимо менялся.

Тем не менее, мир, который казался столь радостным, перспективным и стабильным одновременно, висел на волоске. Выраставшие, как грибы, промышленно-финансовые гиганты были недовольны последним территориальным разделом планеты Земля (этот раздел был произведен по старым, «аристократическим» правилам монархами и дворянскими правительствами европейских колониальных стран). Получившие кой-какое образование и увидевшие в кино соблазны «красивой жизни» рабочие начинали возвышать голос, подстрекаемые революционными партиями. Неравноправные народы колоний вели борьбу против колонизаторов.

В начале XX века казачество, наверное, было самой консервативной частью населения Российской империи. Проживая на компактных территориях Донского, Кубанского, Терского, Сибирского и других «казачьих войск» - их насчитывалось 11 - беспошлинно пользуясь земельными ресурсами этих территорий на условиях поголовной военной службы Империи, казаки ни о каких возможных переменах в своей жизни не думали. (А между тем, и этот образ их жизни уже ставился правительством под вопрос: имелись сомнения в том, рационален ли такой «налог кровью» в новых условиях? Не пора ли отменить его – а с ним и «привилегии»? Нужны ли будут казаки в будущих модернизированных – с аэропланами, танками, броненосцами – войнах? – Ответить на этот вопрос в грядущих гигантских сражениях I мировой предстояло самим казакам… И они сумели ответить на него).


А пока – всё шло своим чередом: рождался казак, учился владеть конем, винтовкой, пикою и шашкой, подрастал до 20 лет – и шел на долгую, разбитую на несколько этапов, военную службу. Еще до «призыва» он включался в нелегкую сельскохозяйственную работу своей семьи на землях, «нарезанных» из общевойсковых – на каждого мужчину-казака. (В дальнейшем, женившись и обзаведясь необходимой сельхозтехникой, он мог жить и работать на своем наделе самостоятельно – или сдать его в аренду «иногородним»).

Казачья служба в полном смысле слова была «и опасна, и трудна». И, главное, долга: в XVIII веке казак служил 25 лет, в XIX – 20. Согласно Уставу, на 1913 г. общий срок службы казака – 18 лет. Сначала – год «приготовительной службы»; затем – двенадцать лет строевой; и пять лет – «в запасном разряде».

Для сравнения: «действительная служба» солдата Русской армии длилась три или четыре года в зависимости от рода войск; соответственно 15 или 13 лет он был «в запасе». Кроме того, «неказаки» призывались в армию не все, а «по жребию». Казачество служило поголовно.

Даже в мирное время казачья служба, как считают историки, «стоила» 25% потерь личного состава: болезни, стычки на границах, несчастные случаи… Двенадцать лет в строю – не шутка. Казаки относились к необходимости такой службы спокойно – и считали, что нужно ее нести с честью. Отец, провожая сына «в армеюшку», строго наказывал «служить отчизне и царю», не посрамить своих предков. И если сын погибал – то прежде всего спрашивал, честно ли исполнил он свой долг… Верность казачества Отечеству и Престолу была вне сомнений. (Существует даже своего рода дореволюционный статистический «рейтинг» воинской верности народов России: казаки занимают в нем первое место. За ними идут… украинцы. Как видим, все меняется – однако и в те времена подчас казаков приходилось сопоставлять с другими народами, а не с сословиями).

Да, служба была почетна для казаков – но и тяжела. Благосостояние казачьих семей зависело напрямую от результатов их труда на земельном наделе; а для того, чтоб были результаты, нужно, чтоб было кому на этой земле трудиться… Наделы «нарезались» только мужчинам – потому что служить должны были только они. Поэтому семьи старались обзавестись большим числом детей – и на фотографиях тех лет видишь седого отца, стоящего рядом с женою, а за ним – целый ряд казачат, как в воинском строю. 10, 12, 15 детей – это было в порядке вещей. Конечно, были среди них и девочки. И всех нужно было кормить и подымать «до возраста»…


На службу казак шел в снаряжении, которое приобретала на свои средства его семья (от государства затем выдавалась только винтовка). Без сомнения, самой дорогой частью «казачьей справы» был строевой конь: чтоб его купить, бедные семьи одалживались у родственников, продавали хозяйственную скотину. На этом коне никогда не пахали, не запрягали в арбу или бричку – у него была другая работа. Нужно было, чтоб конь не только прошел официальную «премку» воинской комиссией: конь становился боевым товарищем, неизменным другом, порой – единственным шансом спасения в бою или в трудном походе. Он, как и хозяин, тоже проходил боевую выучку, и можно сказать, тоже служил. «Вся родня не дороже коня», - говорили казаки.

Земля казачьего войска (Донского, Кубанского, Терского) представляла собой единую административную территорию в составе Российской империи. Войска управлялись назначенными войсковыми атаманами; делились на округа, округа – на станицы, а станицы – на хутора. Атамана войска назначал Государь; станичные и хуторские атаманы выбирались казаками местных обществ. Вообще же статус казака имел только тот, кто был «приписан» к какой-либо станице – это касалось как нижних чинов, так и генералов, и атаманов. Поэтому, знакомясь друг с другом, казаки прежде всего спрашивали: «Какой станицы?» В станице и находилась своя земля казака, которую он не мог продать или подарить. У офицеров этой земли было больше – по чину. Станичные атаманы осуществляли на подотчетной им территории административную, полицейскую и низшую судебную власть. Неказаки не могли приобрести земли в Войске; таким образом, население делилось на казаков – и «иногородних». Войска, правда, имели и «свои» города – столицей Донского был город Новочеркасск; а вот торговый город Ростов(-на-Дону), хоть и расположен в самом сердце казачьих земель, до 1887 г. считался уездом Екатеринославской губернии.

Существовал и особый статус «торгового казака». Такие казаки тоже были приписаны к станицам, тоже должны были служить на общих казачьих основаниях. Но от военной службы они официально откупались – и вели коммерческую деятельность. Самым известным «торговым казаком» был донец Елпидифор Парамонов, владелец большого количества пароходов, зернохранилищ, мельниц. Парамоновы стали пионерами в области электрификации юга России – не могу не упомянуть, многим «лампочка Ильича», загоревшаяся в СССР, обязана именно им.


Жизнь же рядового казачества прежде определялась производительностью земель, на которых они жили – и востребованностью плодов, которые эта земля производила. Так, терские казаки Кизлярского округа, традиционно выращивавшие виноград для выделки вин и известной в России водки-кизлярки, были вполне достаточными хозяевами; а их ближайшие соседи из горных станиц не могли этим похвалиться. Уральские казаки издревле обогащались от осетровой реки Урала – «серебряные берега, золотое донышко». А казаки Амурского войска, земля которых представляла собой болота вдали от промышленных центров, вообще по преимуществу бедствовали. И это тоже сказалось во время гражданской войны…

Большинство казаков были православные люди; но в Уральском казачьем войске по традиции преобладали староверы, а в Донское входили также казаки-калмыки, часть которых держалась ламаизма. Среди терских казаков на Кавказе были казаки-осетины; значительную часть Оренбургского войска также представляли инородцы. По законам того времени, казаком вообще мог стать любой, кого принимало и наделяло землей станичное общество. (Обращаю ваше внимание на то, что решение в этом вопросе принадлежало самим казакам!) Человек же, разорвавший отношения со станичным обществом (и не перешедший в другую станицу), тем самым выходил из казачьего сословия и терял его привилегии. Женщины-казачки, выходившие замуж за «иногородних» - самый частый тому пример.

- Таким образом, казачество в Российской империи было одновременно и народностью, проживавшей на особых правах в пределах своих компактных территорий – и сословием, связанным с государством обязательством поголовной военной службы. Наконец, оно было также отдельной военной структурой России: казаков нельзя назвать «родом войск» - у них была своя конница и пехота (кубанские пластуны), артиллерия и даже боевые корабли. И все же основная служба казаков была на коне – их использовали в мирное время для патрулирования границ, в охранных целях, а в отдельных случаях и для исполнения полицейских функций.


В быту казаки начала ХХ века заботились прежде всего об урожае, приплоде скота, закупке современного сельскохозяйственного оборудования (его немало – произвдства известных европейских фирм – закупалось зажиточными станичниками). Важны для них были вопросы размежевания земли меж станицами и округами, которые производились регулярно – и зачастую отмечались конфликтами соседствующих между собой обществ. В семьях старались увеличивать рождаемость – и хоть как-то «распланировать» ее так, чтобы когда одни сыновья будут служить, другие могли бы брать на себя долю общего труда. Нужно было вовремя выдать дочь замуж; женить сына до того, как он пойдет на службу (так надежнее можно было продолжить свой казачий род)… Дома казаки ходили в основном в одежде, которая представляла собой их военную форму – с «дополнениями» и заменой некоторых элементов: например, вместо сапог носили кожаные чувяки-чирики. В противовес нынешней моде казаков на военную форму, в тогдашних станицах модно было фотографироваться в «гражданской одежде» - в пиджаках, шляпах. Это было особенно характерно для молодежи. Пели свои, старинные казачьи песни; но городские напевы уже начинали проникать в женский репертуар… - Цивилизация сказывалась на патриархальном казачьем обществе все больше и больше. Атаманы и войсковые правления в основном занимались обычной административно-бюрократической волокитой (когда придет час в обезглавленной, лишенной царя России вновь собирать казачьи Круги, самим выбирать войсковых атаманов, решать политические вопросы – то в большинстве случаев выберут людей, совершенно к такой деятельности не готовых. Привыкших только выполнять приказы и верно служить).

Надо сказать два слова и о «казакоманстве» - так в то время назывался казачий патриотизм и национальная гордость. Это явление было обычным в казачьей среде. Но проявлялось такое начало прежде всего в некоей эстетической и поведенческой модели лихости, воинственной красоты, храбрости и сметки – в том, что у казаков ёмко называлось «задачностью». Лишь редкие индивидуумы были всерьез озабочены мыслями о вольном казачьем прошлом – и перспективах возможного самостоятельного будущего. Казачье общество смотрело на их метания с сочувствием – но всерьез их мало кто принимал…


В политической жизни России казачество приняло участие, как и все остальное население Империи – с созданием Государственной Думы. И толком во всем этом не разобралось. Просто не успело: слишком короток был срок – с 1905 года; слишком часты перерывы в работе Думы; слишком противоречивы и непоследовательны позиции думских политиков. Да и механизмы представительства депутатов не были отработаны… Все эти политические игры в далеком Петербурге доходили до казаков слабо. И интересовали казачество в основном местные хозяйственные вопросы да условия службы.

В мирное время на постоянной службе находилось 17 полков и 6 отдельных сотен Донского казачьего войска, 11 полков и 1 дивизион Кубанского войска, 4 полка и 4 местные команды Терского войска, 6 полков и 1 дивизион и 2 сотни Оренбургского войска, 3 полка и 2 команды Уральского войска, 3 полка Сибирского войска, 1 полк Семиреченского войска, 4 полка Забайкальского войска, 1 полк Амурского войска, 1 дивизион Уссурийского войска, 2 сотни Иркутских и Красноярских казаков.

Казачьи полки входили в состав кавалерийских дивизий вместе с регулярными армейскими полками, а также формировали шесть дивизий по четыре полка полностью казачьих.

Во время первой мировой войны численность казачьих войск увеличилась более чем в четыре раза. Всего казачество выставило 160 полков и 176 отдельных сотен. Вместе с казачьими пехотой и артиллерией это составило более 200 тысяч человек.



    1. Освоение новых земель казаками.

После гибели Ермака в 1585 году атаман Мещеряк оставил город Сибирь (он же Искер) и вернулся со своим отрядом казаков Ермака и Ивана Глухова (из Москвы) в Печору. Казалось, что плоды подвига Ермака погибли, но это казалось только некоторым теперешним доморощенным «историкам», отрицающим значение Ермаковского похода для будущего освоения Сибири. Вслед за Ермаком и после него казаки и дальше отправлялись в сибирские края «проведовать новые землицы» и ставить там «остроги», ставшие зародышами сибирских городов 17-го столетия.


В 1629 году атаман Галкин с 40 казаками проник до реки Кан и основал там «острог» Канск, а сотник Бекетов проплыл по рекам Тунгуске и Илиму до земли бурятов, куда ему на помощь подоспел атаман Хрипунов, прошедший далее до Ангары.

В 1631 г.оду атаман Порфирьев, построив Братский острог на реке Ангаре, осваивает те края в течении десяти лет. Оттуда казаки двинулись на Лену в поисках «новой землицы».

Первым достигшим Лену был сотник Бекетов, в 1632 году основавший Якутский острог (теперь Якутск). На помощь отряду Бекетова, защищавшегося от нападений якутов и тунгусов у реки Вилюя (впадавшей в Лену), подоспел атаман Галкин со своими сорока удальцами и помог отстоять Якутск от нападавших туземцев. Пройдя затем севернее от Якутска, Галкин основал на Лене Олекминск

Прослышали казаки, что где то есть какое то озеро Лама (Байкал), «морю подобное», и в том краю есть серебряная и золотая руда. Но где оно находится, в какой стороне, узнать им не удалось. И вот в 1636 году из Олекминска казаки Елисей Юрьев и Прошка Лазарь с пятьюдесятью казаками, всего на двух лодках, отплыли вниз по Лене. К зиме они выплыли в Ледовитый океан, завернули в устье реки Оленки и там перезимовали до весны 1637 года. Ни суровость сибирской зимы с морозами до 40 градусов, ни непрестанные нападения туземцев того края не сломили казаков, и весной они сухопутьем перетаскивая с собой лодки и провиант, прошли до устья реки Молоди, впадающей в Лену, по которой снова отправились вниз и на восток. Через пять суток, не зная ни отдыха, ни сна, они достигли реки Яны, по которой плыли три недели. Там Елисей Юрьев основал городок Устьянск, где казаки оставались до 1638 года.

В 1638 году из Якутска отправился на восток атаман Постник Иванов с тридцатью казаками опять поискать «новых землиц». Пройдя через горы и отбиваясь от нападавших кочевников ламутов, Иванов достиг реки Индигирки и, обследовав ее края, вернулся в Якутск с сообщением, что край тот богат пушным зверем и рыбой. И из Якутска стали отправляться на Лену за пушиной охотничьи отряды казаков.


В 1641 году казачий «пятидесятник» Мартын Васильев отправился со своими пятьюдесятью казаками вверх по Лене и у устья реки Куленги основал Верхнеленск, где и остался на охотничий промысел.

В 1643 году атаман Василий Колесников с «пятидесятником» Курбатовым и семьюдесятью четырьмя казаками, отправившись на юг от Верхоленска, впервые достиг знаменитого озера Ламы, т. е. Байкала. Пройдя за Байкал до устья реки Селенги, Колесников погиб в одной из многочисленных стычек с бурятами, а его поредевшая дружина вернулась в Верхоленск к отряду Курбатова, остававшегося там в виде гарнизона.

В 1643 же году, вслед за Колесниковым и Курбатовым, из Якутска, вниз по Лене, к Амуру в поисках опять «новой землицы» и серебряной руды, в середине июля отправился атаман Василий Поярков с 135 казаками. Свернув на реку Алдан, он через месяц плавания достиг устья реки Учура, по которой доплыл до реки Гоном. По Гоному казаки плыли полтора месяца, преодолевая с невероятными трудностями ее двадцать два порога. После зимовки в построенном остроге, Поярков по реке Зее вышел в Амур, и, наконец, через два месяца плавания и с непрестанными стычками с кочевыми племенами, достиг берегов Тихого океана. Здесь, в устье Амура, он перезимовал до весны 1646 года, а затем сухопутьем и волоками шел две недели до устья реки Ульи, а оттуда, так нее сухопутьем, добрался до реки Май. За это время сорок казаков погибли от истощения, голода, холода и в стычках с туземцами дючерами, но смельчаки Пояркова не пали духом и, поплыв дальше по реке Мае, добрались до реки Алдана, затем и Лены и ровно через три года прибыли в Якутск в середине июня 1646 года... Так казаки пролагали путь России к берегам Восточного Океана и вслед за Поярковым вскоре остали отправляться на Амур и русские вольные охотники и промышленники.

Через два года после Пояркова, в конце июня 1648 года, якутский казак Семен Дежнев с двадцатью пятью казаками отправился на приискание новых земель Северным морем. Шторм пронес их в Восточный океан и выбросил на берег ниже реки Анадырь. Очутились казаки в диком, безлесном, неведомом краю. Наступала зима... Укрыться от пурги было негде, строить хижины было не из чего... Казаки копали в сугробах ямы и в них прожили всю зиму. От лишений, голода и холода из двадцати пяти человек дружины Дежнева к весне осталось в живых двенадцать казаков, но весной они на самодельной лодке отправились вверх по Анадырю, подвергаясь неоднократным нападениям кочевников анаулов. В одной из стычек с ними Дежнев был ранен, но не опасно. После долгого плавания казаки стали готовиться к зимовке, устроив на берегу Анадыря зимовник. К этому же времени туда же случайно набрели через горы еще три отряда казаков Семена Моторы, Никиты Семенова и Михаила Стадухина. Это спасло отряд Дежнева и его самого от верной гибели.


Имя Семена Дежнева вошло в мировую историю, так как он сделал великое открытие, установив, что Азия не составляет одного целого с Америкой, на восемьдесят (!!!) лет раньше Беринга. В честь Дежнева самый северно-восточный мыс Азии назван его именем.

Михаил Стадухин из зимовника Дежнева отправился со своим отрядом на юг от Анадыри. Колесил он в тех краях по рекам Аклею, Изиги и Тавуя до 1658 года — целых десять лет. Стадухину же принадлежит честь открытия северной части Охотского моря.

Как и Стадухин, Дежнев также около десяти лет обследовал пройденные им края. А вслед за ними туда стали прибывать и русские люди, основывая поселки и остроги, зачатки будущих городов Сибири.

Прославился своими исследованиями на, Амуре и казак Ерофей Хабаров. С сотней казаков он в 1648 году отправился из Якутска в Даурию и до 1651 года обследовал этот край, плавая по Амуру, осваивая и образовывая города и поселки. Он же основал город, названный его именем — Хабаровск.

А на восточном фланге Средней Азии сибирские казаки, сделали еще шаг на юг, в 1853 г. основали крепость Верную (Алма-Ата). Чтобы закрепиться в Семиречье, весной 1854 г. сюда по жребию переселились казаки с Колывано-Кузнецкой и Бикатунской линий (9-й и 10-й полковые округа), к ним добавили 500 крестьянских семей, также включенных в казачье сословие. Появились станицы Алматинская, Надеждинская, Лепсинская и др. Кокандскому хану это очень не понравилось и в 1860 г. его армия и ополчение киргизов вторглись в Семиречье. Навстречу выступил комендант Верной подполковник Герасим Алексеевич Колпаковский. Собрав 2 тыс. казаков и солдат с 8 пушками, он совершил стремительный марш до р. Узун-Агач, и в трехдневных боях разгромил 20-тысячное вражеское войско. После этого силы Колпаковского соединились с отрядом полковника Циммермана и взяли штурмами кокандские крепости Токмак, Пишкек (Бишкек) и Мерке.

Освоение новых земель семиреченскими казаками. Но между крайними укреплениями Сырдарьинской линии и Семиречьем оставался разрыв в 900 верст. Враждебные племена, опираясь на крепости Азрек, Аулие-Ата, Чимкент, Туркестан, проникали в русские тылы. И было решено эти «ворота» закрыть. Войск в Средней Азии было очень мало — 11 оренбургских и 12 сибирских линейных батальонов, казаки трех Войск, весьма немногочисленных. И все эти силы были разбросаны на огромном пространстве в 3500 верст. Но народ был боевой. В мае 1864 г. навстречу друг другу выступили два отряда. От Перовска — полковник Николай Александрович Веревкин с 1200 солдат и уральских казаков при 10 пушках, от Верного — генерал Михаил Григорьевич Черняев с 1500 солдат и сибирских казаков при 4 пушках. Веревкин взял крепость Туркестан. Черняев — Аулие-Ата (Джамбул) и соединился с Веревкиным, приняв общее командование. После оставления гарнизонов в крепостях и потерь общие силы составляли 1 тыс. человек и 9 орудий, но они храбро атаковали Чимкент, где насчитывалось 10 тыс. защитников и 47 пушек. И победили, потеряв при штурме 47 бойцов. Была образована новая область, центром ее стал г. Туркестан.


В следующем году Черняев с отрядом из 1800 человек выступил на Ташкент. Разбил кокандцев в полевом сражении у стен города, ночью отряд казаков вскарабкался на стены, снял часовых и открыл ворота. Уличный бой продолжался два дня. После чего горожане прислали делегацию объявить о сдаче. Черняев всего с 5 казаками проехал через весь Ташкент к базарной площади и принял капитуляцию

В 1867 г. на завоеванных землях было образовано Туркестанское генерал-губернсторство из двух областей, Сырдарьинской и Семиреченской. И возникло новое, Семиреченское Казачье Войско — сибирские полки № 9 и № 10 были преобразованы в семиреченские полки № 1 и № 2. Наказным атаманом и начальником области царь назначил отстоявшего Семиречье от кокандцев Колпаковского, произведенного в генерал-майоры. Кстати, у казаков, обосновавшихся в Семиречье, возникла проблема с женщинами. Ведь перебиралась в новые места большей частью молодежь. А семейные, если на них падал жребий, старались откупиться, нанимая за себя холостяков. И указом Сената от 11.02.1865 г. здешним казакам было разрешено покупать и выменивать девочек у кочевников. Их крестили, размещали в русских семьях, до 15-летнего возраста на них выделялось хлебное и денежное жалованье. А женихов они выбирали по своей воле, но только из казаков.

Туркестанский корпус, как раньше Кавказский, представлял собой «особый мир», здесь была введена и особая форма одежды. Белые рубахи, которые в русской армии предназначались для занятий гимнастикой (отсюда и слово «гимнастерка») стали строевыми. Солдат переодели в казачьи штаны-«чембары», а к армейским кепи приделывались белые чехлы с назатыльниками, предохраняющие от солнца. Позже такая форма была распространена и на Оренбургский военный округ. А боевые качества противника были очень низкими. Бухарский эмир и кокандский хан стремились собрать массовые ополчения, но получались толпы, растворявшие в себе хороших наемников-профессионалов. Они были плохо вооружены, необучены, имели низкий боевой дух. В сражениях все решали стойкость и напор, а этого Туркестанскому корпусу было не занимать. Нормальным считалось соотношение рота на тысячу. В 1868 г. генерал-губернатор Кауфман выступил на Самарканд с отрядом в 4 тыс. Их ждало 60-тысячное бухарское войско. Казаки и солдаты вброд ринулись через р. Зеравшан. Перейдя ее, становились на руки, чтобы не тратить времени на переобувание и вылить воду из сапог. Ударили в штыки и опрокинули противника. Но бухарцы сочли, что раскусили магический секрет русских. Через месяц, при Зарабулаке, наши воины вдруг увидели, как враги становятся на голову, а соратники трясут их за ноги. И понеслись в атаку. Их даже не допустили до рукопашной, положили 10 тыс. человек из скорострельных винтовок Карле. Бухара запросила мира.


В 1869 г. англичане инспирировали и вооружили восстание в китайском Кашгаре, банды оттуда принялись нападать на Семиречье. И атаман Колпаковский ввел казаков и отряды солдат в Китай, занял г. Кульджу. Впрочем, вернул эти районы Пекину, когда китайское правительство справилось с мятежом. В 1860-х гг. русские продолжили и освоение восточного берега Каспия. Была построена крепость Красноводск, возникла Закаспийская область. Она поддерживали связь с Россией через море, поэтому была подчинена Кавказскому генерал-губернаторству, и служили здесь кубанские и терские казаки.

А в 1873 г. наши войска четырьмя отрядами двинулись на гнездо разбойников, Хиву. Отряд, шедший из Красноводска, не выдержал тяжелейшего пути через пустыни и повернул назад. Отряды, выступившие с Эмбы и Мангышлака, вместе 6,5 тыс. человек и 16 пушек, встретились у Мангыта и под общим командованием наказного атамана Уральского Войска генерала Н.А. Веревкина отбили нападения хивинцев. В этих боях отличился полковник Михаил Дмитриевич Скобелев. Он командовал авангардом из казаков 1-го Кизляро-Гребенского и 1-го Сунженско-Владикавказского полков, в схватках получил 7 ран. Четвертый отряд, Кауфмана, в 6 тыс. при 18 орудиях шел из Туркестана, едва не погиб в песках — спаслись чудом, случайно обнаружив колодцы. Соединились у Хивы с Веревкиным и 28 мая пошли на штурм. Противник встретил жестоким огнем батарей новеньких английских орудий, контратаками. Кауфман приказал: «Ракетами — по коннице, артиллерия — по воротам». Первым в пролом ворвался 29 мая Скобелев с терцами. Хива пала.

Хан сперва сбежал, но вернулся, при встрече с Кауфманом подполз к нему на животе, просил вернуть ему владения, обещая принести присягу. Было освобождено 10 тыс. русских и казахских невольников. Происходили душераздирающие сцены — многие русские, похищенные в детстве, успели состариться в рабстве. Кидались на шею нашим воинам, рыдали, пытались распрашивать о родных местах. Но еще больше хивинцы «щипали» Иран, не имевший таких систем обороны. В плену оказалось 40 тыс. персов. Когда их отправляли домой, они плакали от счастья, падали на колени перед казаками: «Дозвольте, и мы оближем пыль с ваших божественных сапог». В результате этих побед Хива, Бухара и Коканд сохранили свою государственность, но их монархи признали себя вассалами царя, запретили работорговлю, уступили часть территорий. Граница прошла по Амударье, где был построен форт Петропавловск, устроена линия казачьих кордонов. Службу тут несли уральцы, некоторые поселялись насовсем. Здесь возникли и поселения беглых сектантов-молокан, часть их тоже «оказачилась». Так возникло Амударьинское казачество. Генерал-губернатор Кауфман развивал торговлю, налаживал гражданскую жизнь, открыв в крае 60 школ и первую библиотеку.


Но многие местные феодалы не смирились с ограничениями своего произвола. В 1875 г. кокандского хана Худояра сверг и изгнал восставший бек Пулат. Был провозглашен ханом — с принесением человеческой жертвы, зарезали юношу, окропив кровью кошму, на которой подняли Путата, и он объявил «газават» русским. Англичане прислали деньги, оружие, отряды сипаев. Пошла резня тех, кого сочли сторонниками России. Кокандцы напали на Ходжент, но были отбиты. И Кауфман с 4 тыс. бойцов сам перешел в наступление. Конницей отряда (а она в Средней Азии состояла только из казаков) командовал Скобелев. Под Махрамом 24 августа встретили 60-тысячную армию Пулата. Пехота атаковала в лоб, Скобелев со 2-м Уральским полком и семиреченцами зашел в тыл. Перебили 3 тыс. врагов, остальных рассеяли. Наши потери составили 5 погибших и 8 раненых.



следующая страница >>