litceysel.ru
добавить свой файл
1
УДК 82-1/29:821.111(73)



Криштоп И. С.,

аспирант,

Минский государственный лингвистический университет


ЛЮБОВЬ И СУПРУЖЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

В ЦИКЛЕ СОНЕТОВ Э. МИЛЛЕЙ


Социальная и культурная модернизация  общества на рубеже XIX – XX веков, волна женской эмансипации обострили проблему взаимоотношения полов и, как следствие, нашли свое отражение в произведениях западноевропейских и американских писателей и поэтов, которые поставили под сомнение патриархальные традиции семьи, стремились выразить свою точку зрения на роль женщины в семье, показать противоборство мужчины и женщины как вечный конфликт и представить образцы новых женских образов.

Поэтические работы американской поэтессы Эдны Миллей (1892 -1950) могут быть охарактеризованы как наиболее полно демонстрирующие нетрадиционную и захватывающую атмосферу американского общества 20-30-х гг. XX века. В них представлены сугубо личная, инроспективая интонация. Тема взаимоотношений между мужчиной и женщиной была сильной стороной творчества Э. Миллей. Описывая их, она проявляет себя как глубоко и тонко чувствующий психолог, который дает точную оценку эмоциональному состоянию мужчины и женщины в различных ситуациях. Комментарий Э. Аткинс (E. Atkins) к работам Э. Миллей содержит утверждение, что "поэзия Э. Миллей полна лиризма и настроения, она представляет новые грани женственности и женской сексуальности, сфокусирована на проблемах проявления амбивалентности современных социальных и культурных изменений" [4, 146].

В отличие от большинства американских поэтов первой половины XX века, Э. Миллей обратилась к такой мало популярной в тот период поэтической форме как сонет. Ее имя входит в список наиболее продуктивных американских сонетистов – представителей разных литературных направлений (Г. Лонгфелло, Э. По, Э. Л. Мастерс, Э. Робинсон и др.), которые способствовали утверждению национальной традиции сонета.

Сонет – один из самых традиционных лирических жанров литературы, который на протяжении семи веков своего существования не утратил привлекательности. M. Л. Гаспаров, констатируя факт "воскресения" сонета в XX веке, видит в этом явлении противопоставление свободному стиху: "полюс строгости" против "полюса вольности" [1, 292]. В эпоху модернизма страстные сонеты Э. Миллей восхищали многих критиков и поэтов. Т. Гарди отмечал, что в США есть две достопримечательности – небоскребы и сонеты Э. Миллей. Через призму сонетов американской поэтессы выявляется как специфика художественного стиля, так и индивидуально-авторская картина мира.


В литературоведении находят место работы, посвященные идейно-тематическому анализу отдельных сонетов поэтессы, и практически отсутствуют обобщающие, системные исследования циклов сонетов Э. Миллей, в частности цикла "Сонеты с непривитого дерева" ("Sonnets from an Ungrafted Tree"). [10] Поскольку цикл представляет точку зрения женщины на вопросы любви и супружеских отношений, современники Э. Миллей отклонили его. Л. Антермеер (L. Untermeyer) называет его "скучным" [13, 158]. Американский критик Д. К. Рэнсом (J. C. Ransom) отмечает, что язык сонетов характеризуется "дефицитом мужественности" [11, 98] и, следовательно, не представляет интерес для "интеллектуально взрослого мужчины" [11, 99]. С. Кларк (S. Clark) объясняет, что "проявление модернизма вынудило отказаться от Миллей, так как модернизм игнорировал требования и чувства женщин в пользу интеллектуальных ценностей" [5, 72]. Критики в 1970-х годов вновь обратились к данному сонетному циклу. Цикл был признан "одним из самых ярких портретов жены в американской поэзии XX века" [8, 97], при этом многие критики были склонны рассматривать главную героиню цикла как жертву. Однако сонеты-размышления, которые предоставляют мысли и откровения женщины, дают несколько иное представление о главной героине цикла, авторе и эпохе, которая в них отражена, т. е. значение, а также особенности содержательно-формальной структуры цикла не были должным образом исследованы и оценены, и это делает данную работу актуальной.

Цель данного исследования – определить специфику формально-содержательной структуры сонетного цикла Э. Миллей "Сонеты с непривитого дерева". Объект исследования – сонетный цикл Э. Миллей, предмет исследования – формально-содержательная характеристика сонетов цикла.

Определение специфики сонетного цикла американской поэтессы требует анализа сложившегося в литературоведении понимания лирического цикла. Е. Г. Эткинд понимает лирический цикл как "группу лирических вещей, связанных единством переживания и общими героями. Каждое из стихотворений цикла может существовать и самостоятельно, но цикл – это более обширный контекст; он обогащает отдельное стихотворение, придет ему новые смыслы, дополнительные, иногда существенные оттенки "дополнительных смыслов" [3, 237], которые определяются "взаимодействием непосредственно воплощенного в отдельных стихотворениях", подчеркивает И. В. Фоменко [2, 90]. Циклическая форма приобретает такие характеристики как емкость и многозначность.


Цикл сонетов "Сонеты с непривитого дерева", состоящий из 17 сонетов, является частью сборника Эдны Миллей "Harp-Weaver and other poems" (1924), получившего Пулитцеровскую премию. Для создания циклического единства американская поэтесса используют разнообразную палитру приемов как формального, так и содержательного планов.

Сонеты цикла могут быть охарактеризованы с помощью такой характеристики как текучесть. Э. Миллей не всегда следует традиции и сонетному канону. Только два (сонеты IX и XV) из 17 сонетов состоят из синтаксических единиц, соответствующие четверостишиям и двустишиям. Данные сонеты содержат иронию, которая выражается через формальную сонетную структуру: в сонете IX описание действий будущего мужа наполнено риторикой, и в сонете XV образ умершего мужа сравнивается со сломанными часами. Остальные сонеты цикла имеют более свободную структуру, что свидетельствует об адаптации Э. Миллей английской формы сонета. Например, сонет II звучит как расширенное утверждение благодаря отсутствию знаков препинания. Э. Миллей демонстрирует тенденцию к синтаксической интеграции содержания первых 12 строк в сонетах X и XII, а итоговые две строки также тесно взаимосвязаны с предыдущими двенадцатью строками. Знаки препинания в других сонетах цикла скорее служат для связи, а не отделения предложений, т. е. структура сонетов Э. Миллей стремится к устранению противоречий внутри сонета. В общем, сонеты цикла американской поэтессы не имеют разделение на четверостишия, что делает звучание поэтических произведений американской поэтессы более динамичным. Такую же особенность можно отметить в некоторых сонетах Д. Мильтона, который "революционизировал" сонет, отказавшись от пунктуации внутри сонета. Инновации Э. Миллей в структуре сонета призваны раскрыть психологическую драму и внутренний мир главной героини сонетного цикла.

Э. Миллей допускает также изменение в структуре рифмы третьего катрена e f f e и увеличивает количество стоп в последней строке некоторых сонетов до семи. Критики, отмечая эту особенность, называют данные сонеты "фальшивыми" [7, 29]. Американская поэтесса в своем письме, датированное 1917 годом, объясняла этот факт тем, что сделала "четырнадцатую строку александрийской нарочно", так как считала, что сонеты должны заканчиваться "именно так" [9, 36]. Например, в сонете II в заключительной строке имеет место повторение, которое имитирует однообразие дождя, что барабанил по крыше. В сонете IX удлиненная заключительная строка подчеркивает банальность вывода девушки ("Youve got a friend to keep your company everywhere you go") [10]. В сонете XIV удлиненная последняя строка служит основанием для отсрочки трагического финала – смерти мужа ("She had kept that kettle boiling all night long") [10]. Дополнительное количество слогов в последней строке сонетов XV и XVII указывает на длительность процесса осознания женщиной смерти мужа и разрешения внутреннего конфликта героини («That things in death were neither clocks nor people, but only dead", "Small and absurd, and hers: not hers, unclassified") [10]. В защиту неправильной структуры сонета Э. Миллей добавляет: "Мередит написал довольно хорошие стихи из шестнадцати строк, которые называют сонетами"[9, 38]. Она явно намекает на цикл "Современная любовь" (Modern Love, 1862), состоящий из пятидесяти сонетов, повествующий о семейной "трагедии". Таким образом, при помощи удлиненной строки американская поэтесса смещает акцент на содержание заключительной строки.


Цикл "Сонеты с непривитого дерева" можно сравнить с жанром дневника, в котором содержится описание деятельности женщины, ее мысли и чувства, хотя повествование ведется не от первого лица, а от третьего. В некоторых местах цикла главная героиня полностью погружена в свои мысли, что приближает нас к пониманию ее внутреннего мира. Цикл сонетов Э. Миллей содержит элементы, характерные для жанров биографии, писем, автобиографии. Также важно отметить то, что большую часть художественного языка цикла составляют обычные разговорные конструкции, и прослеживается ассоциативная логика и структура. Организующую роль во временном построении сонетного цикла американской поэтессы выполняет антитеза прошлое-настоящее, в пространственном – антитеза дом-социум.

Избегая такого классического элемента формальной структуры сонетного цикла как философское вступление, поэтесса начинает с описания событий. Цикл открывается сонетом, который сообщает нам о месте действия – дом в Новой Англии, времени действия – зима, об отношения между супругами – они не любят друг друга, но главная героиня возвращается в дом своего бывшего мужа, т. к. он умирает. В цикле автор представляет множество деталей семейного быта и традиционные обязанности любой жены: наведение порядка в доме, приготовление чая, разведение огня в очаге и ухаживание за умирающим мужем, который нуждается в этом как ребенок. Они становятся фоном для представления глубокого психологического конфликта, переживаемого героиней цикла.

Ключевая мысль поэтического цикла звучит уже в сонете I: в первом предложении сообщается, что между мужем и женой отчуждение, и что он умирает, нелюбимым ("So she came back into his house again/ And watched beside his bed until he died,/ Loving him not at all... ") [10]. В данном сонете акцентируется чувство страха, которое испытывается женщиной при возвращении домой в знакомую обстановку. Автор цикла представляет информацию о невербальном мире женщины. Кухня является центром этого мира. Обращают на себя внимание ряд существенных для понимания всего содержания цикла деталей, таких как фартук, беспорядок в кладовой и на кухне, свист чайника, опилки на полу, ковер. Данные детали свидетельствуют о кризисе в семейных отношениях героев цикла.


Основная мысль первого сонета цикла находит продолжение в сонете IV, где автор при помощи сложной метафорики и приема параллельности указывает на сексуальную несостоятельность мужа и разочарование женщины в чувствах: жена, пытаясь развести огонь в очаге влажными дровами, вспоминает о своих чувствах к мужу, которые не были достаточными для возникновения истинной страсти ("Being mindful of like passion hurled in vain/ Upon a similar task, in other days") [10].

Автором акцентируется еще один момент, важный для понимания содержания всего цикла: главная героиня избегает встреч и контактов с соседями и другими людьми, которых она знала, живя вместе с мужем. В сонете V избегает встречи с бакалейщиком, в сонете VIII главная героиня не открывает дверь соседям, которые принесли желе. Следует отметить, что Э. Миллей первоначально используются местоимения третьего числа множественного числа (them, they), которые не указывает на половую принадлежность гостей, но в следующей строке автор при помощи метафоры иронично сообщает о визитерах: "fussy cluck and bray / Of hens"[10]. В момент смерти мужа (сонет XIV) главная героиня также выбирает кипящий чайник "для компании", а не соседей. Возможно, другие женщины хотели бы узнать и понять поступки главной героини (причину ее ухода от мужа, бегства из маленького городка), проявить солидарность либо выразить неодобрение и даже попытаться повлиять на ее поведение, чтобы урегулировать семейные разногласия. Как Дж. Коутс (J. Coates) отмечает, общение женщин в частной сфере гарантирует "установление и поддержание социальных отношений, укрепление дружбы, разрешение конфликта путем посредничества" [6, 98]. Поведение главной героини (отказ от общения с соседями) является нетрадиционным, отличным от доминирующей модели в американском обществе того времени, т. к. дом и счастливая семья были основными составляющими женского идеала семейной жизни. Главная героиня понимает, что подобное поведение может быть использовано против нее, но автор акцентирует внимание на чувстве страха главной героини из-за возможности вновь стать частью того, от чего она убежала, поэтому женщина выбирает одиночество. Таким образом, главная героиня пытается сопротивляться социальному давлению и имеет возможность остаться один на один со своими воспоминаниями и осмыслить опыт семейной жизни и те чувства, которые она испытывала и испытывает по отношению к мужу.


Э. Миллей не только описывает отношения между супругами в настоящий момент, но представляет информацию о том, что стало возможными причинами отчуждения между супругами. В сонете IX цикла, автор возвращает нас к моменту начала отношений между женщиной и мужчиной. В юности главная героиня реагирует на его невербальный, привлекающий ее внимание жест – он сверкнул зеркалом ей в глаза. Это стало началом той личной истории, которой она могла поделиться с подругами ("She told, in secret and with whispering,/ How he had flashed a mirror in her eyes"[10]). В настоящем главная героиня понимает, как мужской взгляд или знак внимания повышают статус юной девушки. Интересно, что понимание этого факта героиней происходит практически сразу после визита соседок (сонет VIII), т.е. происходит идентификация соседок с желе и подруг детства. Таким образом, автор обращает внимание на роль и функцию женского общения в субкультуре женщины как социального фактора, оказывающего влияние на личную жизнь.

Особенностью данного цикла является и то, что автор не предоставляет возможность узнать точку зрения мужа главной героини – вся информация предоставляется женщиной. В своих воспоминаниях личные качества мужа описываются героиней негативно: несмышленый, неспортивный, некрасивый (“Not over-kind nor over-quick in study/ Nor skilled in sports nor beautiful was he,/ Who had come into her life when anybody/ Would have been welcome, so in need was she” [10]). В сонете X, "мальчик", который "не отличается от остальных" ("not different from the rest" [10]) приобретает некоторую таинственность, когда пара плавает в лунном свете. Но эта положительная характеристика сменяется отрицательной: он не стал главной героине соратником по духу ("not her spirit’s mate"). Образ мужа (как и его здоровье) не улучшается и в сонетах цикла, посвященных настоящему моменту: он сравнивается с "больным ребенком" ("an ailing child" [10]), "беспомощной вещью" ("what helpless things they were"[10]), с "чем-то, спящим рядом" ("something asleep beside her"[10]). Сонеты XIII и XV содержат еще более уничижительные эпитеты и сравнения по отношению к мужу: "пустой крик", "сломавшиеся часы" ("empty scream …. That things in death were neither clocks nor people, but only dead "[10]). В последнем сонете цикла главная героиня заключает, что мужа вообще нельзя квалифицировать ("unclassified" [10]). Главной героиней перечисляются только негативные характеристики мужчины, тем самым предполагается, что не личность мужчины стала причиной возникновения того чувства любви, которое она испытывала в юности. Возможно, само чувство было ошибочно либо ее "предало тело", а отчуждение между супругами в настоящий момент – результат их юношеской неопытности, страсти и социальных условностей. Таким образом, не идеализируется ни мужчина, ни женщина, и мужчина начинает восприниматься лишь как соучастник в процессе разочарования главной героини в чувстве любви и семье.


Пониманию внутреннего мира главной героини способствует множество мотивов и образов, которые обеспечивают циклическое единство, необходимое как для создания целостной картины, так и для выражения сложных многоуровневых художественных построений. В сонете III обращают внимание образы "пыльного деревянного пола", "непригодных для отопления поленьев" и "гнилой сердцевины яблока", которые указывают на отчуждение между супругами и усиливают трагичность ситуации, в которой оказалась героиня.

В сонетах I-VI женщина, занимаясь домашними делами, констатирует, что за время ее отсутствия в семейном быту произошли некоторый изменения: беспорядок, сода не на месте и т. д. Сонет VII можно трактовать как попытку автора обобщить и представить основные обязанности женщины-жены, а использование в конце сонета местоимения второго лица выявляет ироничное отношение автора. Убираясь на кухне, главная героиня теряет чувство собственного "я", так как кухня превращается в место, непригодное для приготовления еды, т. к. слишком хорошо вычищена ("Polish the stove till you could see your face,/ And after nightfall rear an aching back/ In a changed kitchen, bright as a new pin,/ An advertisement, far too fine to cook a supper in" [10]). Концентрация главной героини на уборке кухни заставляет ее на некоторое время забыть о той проблеме, которая существует между супругами, но после выполнения уборки она вновь возвращается к своим мыслям, т. к. женщина понимает, что идеальное состояние кухни не означает идеальные семейные отношения.

Сонет XI можно рассматривать как поворотный момент, кульминацию всего цикла. Данный сонет, согласно американскому литературоведу Д. Стенброу является самым выдающимся в цикле, т. к. содержит "один из самых ярких образов Э. Миллей – образ женщины, страдающей от духовного удушья " [12,197]. Сонет повествует о наблюдениях женщины над окружающими ее предметами, выстроенных в виде серии предложений, помещенных между параллельной конструкцией, образованной началом и завершением сонета. Данные наблюдения представлены в порядке их важности: прошлогодняя трава, одежда, булавки, и фартук. При упоминании фартука ("an apronlong ago" [10]) происходит временной сдвиг, и главная героиня возвращается к прошлому: на первый план выдвигается воспоминание, связанное с такой же ​​ночью, когда она впервые осознала, что не может оставаться в доме мужа. Лейтмотивный образ фартука, который в сонете I рассматривается как символ женщины-хозяйки, женщины, имеющей семью и дом, предполагает процветание, изобилие и плодородие. Фартук в сонете XI значит больше, чем предмет быта или женский атрибут – он символизирует состояние женщины, дилемму, перед которой находится главная героиня, и, таким образом, метонимическим средством для восприятия и понимания ее внутреннего мира. Изначально в сонете XI фартук сброшен, похоронен, как и надежды героини на счастливую семейную жизнь, на новое чувство, т. е. он становится символом боли, насилия, смерти. Но в дальнейшем повествовании фартук, найденный ее весной, рассматривается как подарок ("Forgotten, quaint and novel as a gift" [10]), как сама жизнь, которая весной обновляется, т. е. фартук становится носителем идеи духовного воскрешения и освобождения. Таким образом, размышления, связанные с наблюдением над фартуком, вызывают в главной героине прозрение ("It came into her mindIt struck her" [10]): она понимает, что у нее есть возможность обрести счастье ("… the whole year to be lived once more" [10]). Следует отметить, что автор непосредственно не сообщает о причинах разрыва отношений между женой и мужем, а также конкретно не указывает причины, послужившие основанием для возвращения жены в момент, когда ее супруг умирает. Это может быть чувство вины или чувство долга, но не любовь. Сонет XI предлагает и другую возможность: она вернулась, чтобы понять себя. Таким образом, автор последовательно при помощи традиционных символов и мотивов, наполненных новыми смыслами, представляет сложный процесс осознания главной героиней своего собственного "я", своих истинных чувств, желаний и целей.


Последующие сонеты указывают на восприятие женщины себя другой, обновленной. В сонете XII имеет место изменение в настроении главной героини: она признает, что то, "что спит рядом с ней" отделяют ее от "волшебного мира". Внутренний мир главной героини становится центром и сонета XIII, структурированного как расширенное предложение и имитирующего ритм мысли. Прошлая жизнь женщины входит в этот сонет лишь косвенно через описание дома. Женщина погружается в мечты, которые контрастируют с реальностью, наполненной болезненным состоянием мужа. Мечты представляют внутреннюю реальность, которая полна приключений и детских проказ. Ее мечты представлены как нечто более долговечное и устойчивое, чем реальные объекты – стулья и ковер.

В сонетах XIV-XVII повествуются о смерти мужа, при этом уточняется, что дистанция между мужем и женой увеличивается. Главная героиня даже выражает удивление, что когда-то делила с ним постель ("It seemed a curious thing that she had laid / Beside him many a night in that cold bed" [10]). В последнем сонете происходит окончательное освобождение главной героини от прошлых чувств и семейных уз: она заявляет, что муж больше не ее ("for once, not hers, unclassified" [10]). Осознание этого факта автор показывает как итог разрешения внутреннего конфликта, переживаемого героиней.

Тесно связаны с основной темой сонетного цикла мотивы эфемерности и постоянства, которые образуют антимонию внутри сонетного цикла. Главная героиня в результате разрешения внутреннего конфликта понимает, что чувство любви не является чем-то постоянным, внутренний мир человека постоянно модифицируется под влиянием факторов внешней реальности, на отношения между супругами оказывают влияние как внутренний, так и внешний миры.

Таким образом, цикл "Сонеты с непривитого дерева" ("Sonnets from an Ungrafted Tree") отражает попытку американской поэтессы представить опыт внутренней жизни обычной женщины в качестве темы и также эксперимент в форме сонета. Именно в этом цикле американская поэтесса выходит за рамки традиционного канона сонетной формы, чтобы показать ритм мысли, передать медитации женщины. Женщина говорит о своих эмоциях, чувствах, мыслях, переживаниях, восприятии действительности. Для сонетного цикла Э. Миллей характерно усиленное внимание к внутреннему миру человека как противоборству духовного и социального начал. Э. Миллей указывает на изменение отношения женщины к любви и семье во времени, возвеличивает не духовную мягкость и послушание женщины, а ее способность самостоятельно делать свой выбор, бросать вызов обществу, смело заявлять о себе, искать, думать и делать. В своем сонетном цикле Э. Миллей разрушает веками сложившиеся стереотипы взаимоотношений между мужчиной и женщиной.



Литература

1. Гаспаров М. Л. Очерки истории европейского стиха. Метрика. Ритмика. Рифма/ М. Л. Гаспаров. – Строфа М.: Наука, 1984. – 320 с.

2. Фоменко, И. В. Лирический цикл: (становление жанра, поэтика)/ И. В. Фоменко. – Тверь, 1992. – 124 с.

3. Эткинд Е. Г. Материя стиха/ Е. Г. Эткинд. – СПб.: Гуманитар. союз, 1998. — 506 с.

4. Atkins E. Edna St. Vincent Millay and Her Times/ E. Atkins. – Chicago: U of Chicago P, 1964. – 265 p.

5. Clark S. Sentimental Modernism: (Women Writers and the Revolution of the Word)/ S. Clark. – Bloomington: Indiana UP, 1991. – 228 p.

6. Coates J. Gossip Revisited: Language in All-female Groups/ J. Coates// Women in Their Speech Communities: (New Perspectives on Language and Sex)/ [ed. by J. Coates, D. Cameron]. – London: Longman, 1988. – P. 94-122.

7. Cook H. L. Edna St. Vincent Millay. An Essay/ H. L. Cook// A Bibliography of the Works of Edna St. Vincent Millay/ [ ed. by K. Yost]. – New York: Franklin, 1968. – P. 7-55.

8. Dobbs J. Edna St. Vincent Millay and the Tradition of Domestic Poetry/ J. Dobbs// Journal of Women's Studies in Literature. – 1979. – № 1. – P. 89-106.

9. Letters of Edna St. Vincent Millay/ [ed. by A. R. Macdougall]. – New York: Grosset & Dunlap, 1952. – 384р.

10. Millay E. Sonnets from an Ungrafted Tree/ E. Millay [Electronic resource]. – 2012. – Mode of access: URL: http://www.violafair.com/poetry/millay/millayharp5.htm. – Название с экрана.

11.Stanbrough J. Edna St. Vincent Millay and the Language of Vulnerability/ J. Stanbough// Shakespeare's Sisters: Feminist Essays on Women Poets/ S. M. Gilbert, S. Gubar. – Blomington: Indiana UP: 183-199.

12. Ransom J. C. The World's Body/ J. C Ransom. – New York: Scribner's, 1938. – 350 p.

14.Untermeyer L. Among the New Books: Five American Poets/ L. Untermeyer// Yale Review. –1924. –№14. – P. 156-61.



Аннотация


Статья посвящена комплексному исследованию цикла Э. Миллей (1892 -1950) «Сонеты с непривитого дерева» (1923). В статье анализируется основные образы, мотивы и идеи сонетного цикла. Обосновывается мысль о том, что Э. Миллей возвеличивает не духовную мягкость и послушание женщины, а ее способность делать самостоятельный выбор и бросать вызов обществу. Показано, что для достижения художественной цели поэтесса экспериментирует со структурой сонета, чтобы максимально точно передать внутренний мир главной героини, ее чувства и мысли.


Ключевые слова: доминирующие образы, любовь, семейные отношения, брак, цикл сонетов, структура сонета.


Summary


The article is devoted to the complex research of the sonnet cycle written by E. Millay (1892 -1950) "Sonnets from an ungrafted tree" (1923). In the article the basic images, motifs and ideas of the sonnet cycle are analyzed. The article substantiates the idea that E. Millay does not exalt spiritual gentleness and obedience of a woman and the poet focuses on the ability of a woman to make an independent choice and challenge the society. It is shown that the poet experiments with the sonnet structure in order to achieve her artistic goals, i. e. to convey the inner world of the protagonist, her feelings and thoughts.

Keywords: dominant image, love, family relations, marriage, sonnet cycle, sonnet structure