litceysel.ru
добавить свой файл
  1 ... 10 11 12 13

ее в этот интернат... Как хотите... А можете везти всего-навсего здесь двадцать минут езды.

- Это куда?

- Документы вот у меня. Я вам отдаю справку, что я ее забрала домой. И все.

Неожиданно, понимаете? И пять часов вы свободны.

- Так. Бабуля, вы тут что... вы ее забираете так забираете, нечего нам тут... ваньку,

понимаешь... Берите и везите на такси сами.

- Нет. Если вы ее не везете сюда, то мы с вами едем туда, в пятую, вместе, а уже оттуда

вам главврач даст указание везти ее домой как передумавшую. Я так и так с ним договорюсь, я

бы и здесь договорилась, Дезы не было, заведующей. Потому что таких возят, возят, я вам

говорю, на "скорых помощах" именно. Просто здесь сейчас главврач и Деза в отпуске, иначе

все было бы проще. Ну, поехали.

- Давайте бумаги.

- Бумаги я вам отдам у подъезда моего дома, ребята, ну что вы, в самом деле, вам же

легче. Не ходит она, не ходит.

- Это вы не с нами тогда везите, у нас путевка туда, кто нам подпишет?

- Ну едем туда, там вам подпишут, но на обратном пути мы все равно поедем к нам

домой. Я вам это гарантирую. Не ближний свет, шесть часов по морозу. А лучше всего скажите

на подстанции, что больную забрали домой, и все, даром проездили.

- Мы сами знаем, что говорить...

- А я вам дам в подтверждение эту бумагу. И все. Ну подумайте, в такую погоду, не дай

Бог она умрет... Ребята...

- Выходи! Выходите все! Мы и так вернемся, без вас.

- Нет. Без нас вы никуда, а с нами вы поедете туда.

- Так... Много мы видели сумасшедших. Вас же саму надо, тебя надо в дурдом! Вы же

старая женщина! Старая!

Я вся дрожала, но валерьянка, драгоценный корень жизни, делала свое дело. Собранная,

энергичная, волевая, я действовала на эти тупые мозги так мощно, что они были готовы убить


меня оба. Они ясно понимали, что что-то здесь происходит не то, и готовы были тронуться в

пятую, однако перспектива провести шесть часов со мной в машине их тоже не радовала. С

другой стороны (прослеживала я ход их мыслей), здесь спокойный наряд, а вернувшись раньше

времени на подстанцию, они могут получить направление куда-нибудь почище, к белой горячке

или к топору в запертой квартире. Да. Жизнь.

- Я вам очень и очень сочувствую, искренне прямо, но положение безнадежное, я ее

сопровождаю и буду сопровождать, куда бы она ни поехала, и вы меня не выкинете. Вы не

имеете права везти ее без документов.

- Да к тебе надо врача со шприцом! Странная ситуация, в психперевозку понадобился

врач со шприцем.

- Смотрите, сейчас она обосрется у вас тут, ее покормили. Я ее раздену. Я не собираюсь

стирать все это, и она сходит вам на пол (про судно в чемодане я молчала).

Моя старушка что-то забулькала, лежа на койке. Я сидела у ее изголовья.

Они мрачно на меня смотрели из кабины.

- Везите нас скорее. Здесь полчаса.

Мрачно, мрачно, с сердцем шофер тронулся. Я прокричала адрес. Они не шелохнулись и

не прореагировали. Они нас повезли. Куда? Путь был сложен. Куда нас везли? Куда? Я лишена

была возможности видеть, стекла ведь в таких машинах забелены специально, чтобы не

волновать окружающих. Врачебные тайны, врачебные тайны, что происходит под вашим

покровом! Роды, насилие, пытки, боль, преступления против нравственности, кровь,

скрученные руки, крики, последнее отчаяние, смерть. Санитары это власть, это деспотия, не

знающая неповиновения и милосердия, и дорого бы дал этот санитар, чтобы всадить мне укол и

показать, кто здесь тля, а кто тиран и начальник.

Через буквально десяток минут шофер остановил и сказал, что приехали. Приехали. Но


каким образом? Откуда они узнали, как подъезжать, - ах да, им дали историю болезни, ах и ох,

но ведь к нам трудно разобраться, поворот во двор совершенно из другого переулка, те

считанные разы, когда я брала такси, - куда, куда он привез, совсем не туда, а стекла

замалеванные -

- Будьте добры, вы с той ли стороны заехали, а то мне трудно бабушку выводить, я

понимаю, мне уже никто не поможет, я бы взяла такси, но пенсия, вот в чем вопрос, только

послезавтра, не могли бы вы сказать, где мы находимся, у меня топографический кретинизм, ха,

ха, ха, вечно не понимаю, как добраться - какое место -

- Приехали, приехали, то, то.

Я выставила чемодан на снег, долго выводила мою старушку, она была хоть и невесомая,

но какая-то каменная, неповоротливая. Два здоровых лба сидели и курили, и "скорая"

вывернулась из-под наших ног буквально в ту же секунду, когда я захлопнула дверь. Как

буквально живое существо, как таракан, вывернулась и укатила.

Где-то мы стояли, на каком-то мосту, серым днем, ближе к вечеру, у обочины. Справа

дымили огромные трубы, под мостом проходили железнодорожные пути, открывались

огромные производственные дали. Мимо проехал незнакомый трамвай приглушенно по снегу,

стояли на той стороне какие-то кирпичные дома, шли небольшие осадки. Я все дрожала. Где мы

находимся?

Но, но! Не война, не под танками. Санитары да, они все поняли, ну не в первый же раз. Ну

они возят каждый день по сто человеческих отбросов. Сколько они видели-перевидели таких

хитрых родственников, которые хотят забрать домой своих старичков и детей, не отдают их

дальше на смерть и растерзание, сколько, ха, ха. Они поневоле научились.

Мы тряслись, расположившись на одном месте, у края тротуара. Я посадила бабу на


чемодан, она сидела скрючившись, в той же позе эмбриона. Вдруг она вздрогнула всем телом и

опять поникла, и я поняла, что в этот момент она помочилась в валенки. Сейчас ей тепло. Через

пять минут она замерзнет. Я ее подняла под мышку, взяла чемодан и поволокла скрюченное,

окаменевшее тельце по снегу ближе к трамваю, будь что будет, мне помогут. В трамвае тепло, и

куда-нибудь доедем.

Сзади, фырча, надвинулась какая-то машина. Подождут. Хлопнула дверца.

- Ложите ее давайте, чего там, - сказал мужской голос, и бабулю у меня перехватили

под мышки. Я повернулась и шла следом, волоча чемодан.

У обочины стояла "скорая помощь". В лицо секла метель. Кто-то вызвал, подумала я,

спасибо добрым людям. Мы подошли к дверям, мужчина открыл дверцу. Я разглядела его

сквозь обледеневшие ресницы! Это был все тот же он, санитар психоперевозки. Они вернулись.

Санитар быстро, умело поднял тело моей мамы в машину, уложил ее. В машине, я чувствовала,

было тепло, горела лампочка. Мама лежала на носилках, санитар укрыл ее сверх мокрого

пальто каким-то их рубищем. Мама лежала на белой подушке в слишком большой шапке

горшком, с провалившимся ртом и малюсенькими щелочками глаз. Глаза были мокрые, как и

все лицо.

- Ну подписывайте, - сказал мне санитар и подсунул мне бумажку.

Вот зачем они возвращались. Все должно было быть подписано.

Дома дети, Алена, я ей нужна, куда в этот детский очаг наше говно и пропахшие мочой

одежды, наша старость. Вообразить рядом запахи мыльца, флоксов, глаженых пеленок, зачем я

все эти сутки пугала мою бедную Алену, мне самой-то надо уйти.

Санитар влез с моей подписью в машину, поправил еще маму, оглядываясь на меня.

Возможно, он ждал, что я с ней попрощаюсь. Потом он вылез, захлопнул с силой дверцу, залез


к шоферу, хлопнул еще своей дверцей, и машина тяжело тронулась.

У ближайшего мусорного контейнера я разгрузила свой чемодан, выбросила пахнущие

хлоркой пеленки, остро воняющую клеенку, квач и утку, свои сокровища периода надежд. Туда

же пошли рваные простыни, я оставила только ком ваты.

Теперь Алена меня полностью загрузит детьми, думала я, бросит на меня троих, а как же

так, мне надо съездить к маме туда. Почему я не обтерла ей лицо? Что было так каменеть,

обычное дело, старца везут в богадельню, Божие дело этих санитаров. Что было так рыдать на

скамейке в метро, люди смотрели, глупость. Закон. Закон природы. Старое уступает место

молодым, деткам.

Я подошла к моей священной обители, не стала звонить, тихо так открыла, было темно и

тепло, пахло маленьким ребенком и пригорелым молочком, на кухне урчал явно пустой

холодильник, надо выключить, все можно хранить на балконе. Так я размышляла,

прокрадываясь к себе, стащила с себя все мокрое, вымылась тихо, пропарилась, легла в свою

кровать. Теперь я проснулась среди ночи, мое время, ночь, свидание со звездами и с Богом,

время разговора, все записываю.

В квартире полная тишина, холодильник выключен, издалека тупые, глухие удары:

соседка Нюра дробит кости на суп детям, сколько раз ей говорили, чтобы она прекратила по

ночам эти леденящие душу удары, как поступь судьбы. Почему такая полнейшая тишина, трое

детей ведь! Никто не пикнул, молодцы, устали. И мать не шляется по квартире то молочка

согреть, то пеленку сухую. Молодец. Все тихо и эти удары. Шаги судьбы. Что же они молчат?!

Молодцы. Спят мертвецким сном. Спят как мертвые. Полная тишина. Живы ли, вот вопрос.

Живые дети так не спят. Совсем не ворочаются. Уже всю ночь тишина. Что еще эта

сумасшедшая натворила с собой и детьми? Живы ли? Полное молчание. Я и всю-то жизнь


прокрадывалась к детским постелькам послушать, дышат ли. Иногда дыхание такое слабенькое,

спят как умерли. Как сейчас. Не придумывай на свою голову. Какая тишина! Далекие удары.

Совсем Нюра с ума тронулась, все жалуются. Кормить нечем, она пустые кости где-то достает

детям. Потом сутки вываривает, делает холодец, молодец. Спят как убитые, молодцы. Не могу

туда идти. Не могу знать. Не могу предугадывать насчет четырех гробов мал мала меньше, и

как все это хоронить?! Как, скажите мне! Зима, цветы! Какие могут быть еще зимой цветы!

Андрюша запьет. Подлец не явится от ужаса передо мной и этой погубленной маленькой

жизнью. Ветер будет трепать на мертвой головенке легкие кудри. Ветер создаст впечатление

живых волос. Как она это совершила, гадина!

Таблетки! У нее всегда были в запасе таблетки. За что детей? Тому последнему и вообще

крошка понадобилась, растворила в молоке. У мертвых выражение лица облегчение как после

слез. В ряд лежат. Сколько можно бить по костям, я спрашиваю? Удары судьбы. Нюра, хватит!

Пойти постучать ей в дверь. Можно просто сойти с ума. Ответит матом, распаренная трудовая

женщина, с визгом. Все давно привыкли и спят. Господи! Господи!!! Спаси и помилуй!

Я сделала две вещи. Первое, я не выдержала и пошла к Нюрке. Я ей сказала пару слов на

ее языке, что заявлю, что ее Генка ворует телефоны, если она не понимает простых вещей. Мы

с детьми видели. Срезал трубку. Она только разинула пасть для мата в разгар трудовой

деятельности, как я захлопнула с треском ее дверь. Пусть подумает. Далее. Я решительно

поднялась к себе и вошла в комнату своей дочери, и там при свете включенной лампочки

никого не оказалось. На полу лежала сплющенная пыльная соска. Она их увела, полное

разорение. Ни Тимы, ни детей. Куда? Куда-то нашла. Это ее дело. Важно, что живы. Живые

ушли от меня. Алена, Тима, Катя, крошечный Николай тоже ушел. Алена, Тима, Катя, Николай,

Андрей, Серафима, Анна, простите слезы


17

Людмила Петрушевская: "Время ночь"

Библиотека Альдебаран: http://lib.aldebaran.ru


<< предыдущая страница