litceysel.ru
добавить свой файл
1




Российская Федерация


Семнадцатый арбитражный

апелляционный суд


О Б З О Р


___________№ __________


Пермь


практики рассмотрения споров, связанных с применением Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе»1







Одобрен

президиумом Семнадцатого арбитражного апелляционного суда 29.07.2011





1. Демонтаж рекламной конструкции предполагает освобождение рекламного места от рекламной конструкции в целом, а не от отдельных ее конструктивных элементов.


Комитет обратился в арбитражный суд с иском к обществу об обязании демонтировать 2 рекламные конструкции (тканевые перетяжки).

Основанием иска явилось неисполнение обществом в добровольном порядке в установленный срок предписания комитета о демонтаже рекламных конструкций, установленных обществом в отсутствие договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции и разрешения на ее установку.

Суд первой инстанции, установив отсутствие у общества соответствующих разрешений на установку спорных рекламных конструкций, иск удовлетворил в части обязания общества демонтировать одну рекламную конструкцию. В отношении второй рекламной конструкции в удовлетворении иска отказано. При этом суд исходил из того, что на момент рассмотрения спора судом первой инстанции информационное поле, содержащее рекламную информацию, отсутствовало, а оставшиеся металлические тросы рекламной конструкцией не являются.

Изменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя иск полностью, суд апелляционной инстанции указал, что поскольку тросовые элементы конструкции предназначены исключительно для крепления рекламного изображения и иная их эксплуатация представляется невозможной и нецелесообразной, тканевая перетяжка в соответствии со ст. 134 Гражданского кодекса Российской Федерации2 фактически представляет собой сложную вещь, состоящую из тросовых элементов крепления и тканевого рекламного изображения, используемых по общему назначению. Следовательно, само по себе отсутствие тканевого рекламного изображения при наличии тросовых элементов крепления не означает полное отсутствие рекламной конструкции.


Согласно требованиям действующего законодательства демонтаж рекламной конструкции предполагает освобождение рекламного места от рекламной конструкции в целом, а не от отдельных ее конструктивных элементов.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции, оставив постановление апелляционного суда без изменения.


2. Информация о времени работы и наименовании организации может носить рекламный характер при ее размещении совместно с информацией о культурных программах, поскольку в этом случае она направлена на формирование и поддержание интереса неопределенного круга лиц к проводимым мероприятиям, а не на идентификацию организации и места ее нахождения в порядке, установленном ст. 54 ГК РФ.


Администрация обратилась с иском к обществу о возложении обязанности произвести демонтаж 5 отдельно стоящих щитов с подсветкой в связи с неисполнением обществом требований ее предписания о демонтаже самовольно установленных рекламных конструкций.

Общество в возражениях на иск указывало, что информация, размещенная на спорных щитах, не является рекламой, а содержит сведения о культурных программах, времени работы парка, наименовании организации и иную информацию, подлежащую размещению в соответствии с Законом о защите прав потребителей.

Решением суда первой инстанции, оставленным судами апелляционной и кассационной инстанций без изменения, заявленные требования удовлетворены. При этом суды исходили из следующего.

В соответствии со ст. 3 Закона о рекламе рекламой признается информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке; объект рекламирования - товар, средства индивидуализации юридического лица и (или) товара, изготовитель или продавец товара, результаты интеллектуальной деятельности либо мероприятие (в том числе спортивное соревнование, концерт, конкурс, фестиваль, основанные на риске игры, пари), на привлечение внимания к которым направлена реклама.


Поскольку размещенная на спорных щитах информация направлена на формирование и поддержание интереса неопределенного круга лиц к мероприятиям, а не на идентификацию организации и места ее нахождения в порядке ст. 54 ГК РФ, суды пришли к выводу о том, что информация, размещенная на спорных щитах, носит рекламный характер.

В нарушение ч. 9 ст. 19 Закона о рекламе спорные щиты установлены ответчиком в отсутствие соответствующей разрешительной документации на установку рекламных конструкций, в связи с чем, суды удовлетворили исковые требования администрации и обязали общество демонтировать спорные рекламные щиты.


3. Орган местного самоуправления вправе обратиться в арбитражный суд с требованием о демонтаже рекламной конструкции, установленной в отсутствие соответствующего разрешения, вне зависимости от того, в чьей собственности находится объект недвижимого имущества, на котором такая конструкция установлена.


Администрация обратилась в арбитражный суд с иском к киностудии о возложении обязанности произвести демонтаж рекламной конструкции – световой стелы, используемой после окончания срока действия разрешения на распространение рекламы.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и в удовлетворении заявленных требований отказал. При этом апелляционный суд исходил, в том числе, из того, что администрация не является заинтересованным лицом и не вправе обращаться в суд с иском о демонтаже спорной рекламной конструкции, поскольку земельный участок, на котором расположена рекламная конструкция, принадлежит собственникам кондоминиума, а не администрации.

Суд кассационной инстанции, отменяя постановление апелляционного суда и направляя дело на новое рассмотрение в тот же суд, указал, что в силу ч. 5, 9 ст. 19 Закона о рекламе для распространения наружной рекламы наряду с согласием собственника земельного участка, здания или иного недвижимого имущества, к которому присоединяется рекламная конструкция, необходимо разрешение, выдаваемое органом местного самоуправления.


В соответствии с ч. 22 ст. 19 Закона о рекламе при невыполнении обязанности по демонтажу рекламной конструкции орган местного самоуправления вправе обратиться в суд или арбитражный суд с иском о принудительном осуществлении демонтажа рекламной конструкции.

4. Предписание о демонтаже самовольно установленной рекламной конструкции может быть выдано соответствующим органом местного самоуправления собственнику такой конструкции, либо иному лицу, являющемуся ее владельцем.


Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными предписаний управления, в соответствии с которыми на него возложена обязанность в установленный срок демонтировать самовольно установленные рекламные конструкции.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении заявленных требований было отказано.

В обоснование позиции о незаконности предписаний общество ссылалось, в том числе, на то, что оно не является собственником рекламных конструкций, названные конструкции принадлежат обществу на праве аренды.

Названный довод общества был отклонен в связи со следующим.

Статьей 19 Закона о рекламе предусмотрено, что владельцем рекламной конструкции является физическое или юридическое лицо - собственник рекламной конструкции либо иное лицо, обладающее вещным правом на рекламную конструкцию или правом владения и пользования рекламной конструкцией на основании договора с ее собственником.

В силу ч. 10 ст. 19 Закона о рекламе самовольно установленная рекламная конструкция подлежит демонтажу на основании предписания органа местного самоуправления городского округа на территориях которого установлена рекламная конструкция. Какого-либо иного способа устранения нарушения Закона о рекламе, выразившегося в самовольной установке рекламной конструкции, указанная норма не содержит. При этом Закон о рекламе не связывает применение данного способа с титулом владения рекламной конструкцией.


Следовательно, предписания правомерно выданы управлением обществу, как владельцу рекламных конструкций.


5. Титул собственника помещения (здания, строения, сооружения), используемого для размещения рекламной конструкции, не может являться достаточным основанием для признания этого лица рекламораспространителем, ответственным за нарушение требований законодательства о рекламе.


Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, удовлетворены требования предпринимателя о признании незаконным и отмене постановления о привлечении его к административной ответственности по ст. 14.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях3 за нарушение законодательства о рекламе4 в связи со следующим.

Согласно ст. 3 Закона о рекламе рекламораспространитель - лицо, осуществляющее распространение рекламы любым способом, в любой форме и с использованием любых средств.

В соответствии со ст. 19 Закона о рекламе при распространении рекламы с использованием щитов, стендов, строительных сеток, перетяжек, электронных табло, воздушных шаров, аэростатов и иных технических средств стабильного территориального размещения (рекламных конструкций), рекламораспространителем признается владелец рекламной конструкции.

Судами из материалов дела было установлено, что решением административного органа предприниматель был признан рекламораспространителем ненадлежащей рекламы. Названная реклама размещалась на фасаде здания продуктового магазина, принадлежащего предпринимателю на праве собственности. Вместе с тем, торговую деятельность в указанном магазине осуществляло общество на основании договора аренды, заключенного с предпринимателем. Рекламная конструкция была размещена арендатором магазина. Доказательства, свидетельствующие о размещении рекламы предпринимателем, отсутствовали.

6. При разрешении вопроса о соблюдении требования об указании в рекламе, связанной с привлечением денежных средств участников долевого строительства, сведений о месте и способах получения проектной декларации следует исходить из наличия у заинтересованных лиц реальной возможности в получении из рекламы этой информации.



Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления управления о привлечении его к административной ответственности, предусмотренной ст. 14.3 КоАП РФ

Решением суда первой инстанции заявленные требования удовлетворены. Постановлением апелляционного суда решение оставлено без изменения. Суды исходили из недоказанности управлением наличия в действиях общества состава вменяемого административного правонарушения.

Суд кассационной инстанции выводы судов признал правильными в связи со следующим.

Обществу вменялось нарушение законодательства о рекламе, выразившееся в размещении рекламы, связанной с привлечением денежных средств участников долевого строительства для создания (строительства) многоквартирных домов, без указания сведений о месте и способах получения проектной декларации.

Согласно ч. 7 ст. 28 Закона о рекламе реклама, связанная с привлечением денежных средств участников долевого строительства для строительства (создания) многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, должна содержать сведения о месте и способах получения проектной декларации, предусмотренной федеральным законом.

В еженедельном справочнике обществом размещена реклама жилого комплекса. Реклама объектов строительства размещена как на обложке справочника, так и на его страницах.

В рекламе, размещенной на обложке еженедельного справочника, содержался адрес Интернет-сайта общества, на котором потребитель мог узнать всю интересующую его информацию, в том числе об опубликовании проектной декларации, номерах телефонов офиса продаж. Кроме того, данная информация имелась в рекламе тех же объектов строительства, опубликованной на страницах этого справочника.

С учетом изложенного, суды признали рекламу общества соответствующей требованиям законодательства о рекламе, поскольку в данном случае потенциальный покупатель недвижимости имел возможность получения всей необходимой информации.



7. Антимонопольный орган в рамках осуществления контрольных функций за соблюдением законодательства о рекламе вправе истребовать только документы и сведения, которые имеют непосредственное отношение к нарушению законодательства о рекламе.


Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным требования антимонопольного органа в части истребования документов и сведений.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом, заявленные требования удовлетворены в связи со следующим.

В соответствии с ч. 1 ст. 33 Закона о рекламе антимонопольный орган осуществляет в пределах своих полномочий государственный контроль за соблюдением законодательства Российской Федерации о рекламе, в том числе, предупреждает, выявляет и пресекает нарушения физическими или юридическими лицами законодательства Российской Федерации о рекламе.

Согласно ч. 1 ст. 34 Закона о рекламе федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления и должностные лица указанных органов, а также индивидуальные предприниматели, юридические лица и их руководители обязаны представлять в антимонопольный орган информацию, необходимую для осуществления им полномочий по государственному контролю за соблюдением законодательства Российской Федерации о рекламе, и обеспечивать его уполномоченным должностным лицам доступ к такой информации.

Следовательно, антимонопольным органом могут быть запрошены не любые документы, а только те, которые имеют отношение к обнаруженному нарушению законодательства о рекламе. При этом антимонопольный орган вправе запросить конкретные документы, касающиеся деятельности определенных лиц.

Из материалов дела следует, по факту размещения обществом статьи на интернет-сайте, в целях контроля за соблюдением законодательства о рекламе, на основании ст. 34 Закона о рекламе антимонопольным органом у общества запрошены различные документы и сведения согласно перечню.


Опубликованная статья касалась деятельности этого антимонопольного органа в сфере осуществлении контрольных функций за соблюдением законодательства о рекламе. Суды пришли к выводу, что статья не носит рекламного характера.

Поскольку распространение подобной статьи не подпадает под правовое регулирование Закона о рекламе, оспариваемый ненормативный правовой акт является неправомерным, возлагает на общество обязанности, не предусмотренные законодательством.


1 Далее – Закон о рекламе.

2 Далее – ГК РФ.

3 Далее – КоАП РФ.

4 В настоящее время административная ответственность за нарушение рекламодателем, рекламопроизводителем или рекламораспространителем законодательства о рекламе, за исключением отдельных случаев, предусмотрена ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ (применительно к п.п. 6, 7 Обзора).