litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3


На правах рукописи


АКОПЯН АРТУР АНАТОЛЬЕВИЧ


ОСОБЕННОСТИ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ЛОГИКО-ФИЛОСОФСКОЙ КАТЕГОРИИ УСЛОВИЯ

(на материале английского и русского языков)


Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое

и сопоставительное языкознание


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Пятигорск – 2011

Работа выполнена на кафедре теории и практики перевода

в ФГБОУ ВПО

«Пятигорский государственный лингвистический университет»


Научный руководитель: доктор филологических наук,

профессор

Артемова Анна Федоровна


Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

доцент

Витковская Леокадия Васильевна


доктор филологических наук,

профессор

Прохорова Ольга Николаевна

Ведущая организация: ФГАОУ ВПО «Южный федеральный

университет»


Защита диссертации состоится 14 декабря 2011 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.193.02 в ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» по адресу: 357532, г. Пятигорск, проспект Калинина, 9.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет».


Автореферат разослан ноября 2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Л.М. Хачересова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Изучение категории условия привлекает к себе ученых из разных областей знаний со времен античности, что подтверждается внушительным количеством трудов, в которых данная категория описана с точки зрения логики, философии, психологии, лингвистики. Заключая в себе естественную для человека способность строить в своем сознании бесконечное множество перспективных линий развития событий, получивших название «возможные миры», концепт «условия» представляет собой исследовательскую проблему, которая охватывает столь широкий круг вопросов, что, несмотря на достаточно обширное количество работ, так или иначе рассматривающих категорию условия, до сих пор многие аспекты этого концепта остались за пределами лингвистических исследований.


На современном этапе наибольшую актуальность приобретает междисциплинарный анализ мыслительных категорий, позволяющий наиболее полно понять особенности функционирования соответствующих лингвистических категорий в рамках естественного языка. С другой стороны, осознанная необходимость более глубокого изучения строевых и функциональных характеристик языка как инструмента общения, связанная со стремительно растущими процессами международного взаимодействия, диктует необходимость усовершенствования типологических и сравнительно-сопоставительных исследований. Современная лингвистика относит условие к числу языковых универсалий, семантических примитивов, непреодолимых единиц естественного языка, однако лингвистическая суть данной многоаспектной универсальной категории проявляется определенными типологическими сходствами и различиями в разноструктурных языках, которые основываются на особенностях материальной репрезентации. Интерес исследователей к ментальности различных народов, изучению языковых стереотипов и принципов их кодирования и передачи, стремление народов к самоидентификации на фоне растущей глобализации, несомненно, оказывают влияние на стремление языковой личности к национальной самоидентификации посредством сопоставления родного языка с другими языками мира.

Интерес современной лингвистики к изучению концептов, отражающих основные когнитивные процессы сознания, необходимость детального описания всего спектра средств материальной репрезентации мыслительных категорий в разноструктурных языках обусловливают актуальность настоящего исследования, в котором предпринята попытка комплексного сравнительного изучения, описания и систематизации различных способов и средств русского и английского языков, используемых для выражения условной семантики.

Предметом исследования является семантическая категория условия.

Объектом исследования стали конструкции, способные оформлять условные отношения в русском и английском языках.


Целью данной работы является комплексное сопоставительное описание и классификация эксплицитных и имплицитных средств выражения условной семантики, оформляющих ядро и периферию функционально-семантического поля условия в русском и английском языках.

Указанная цель предполагает решение следующих исследовательских задач:

1. Выявить основные направления и закономерности в развитии категории условия как логико-философского и лингвистического концепта;

2. Рассмотреть условие как универсальный экстралингвистический концепт, и определить сущность лингвистической категории условия по отношению к соответствующим категориям логики и философии;

3. Выявить и классифицировать эксплицитные и имплицитные средства выражения условия в русском и английском языках;

4. Проанализировать и сопоставить языковые средства, оформляющие ядро и периферию функционально-семантического поля условия в синтаксических конструкциях русского и английского языков;

5. Изучить особенности репрезентации условной семантики в сложноподчиненных, сложносочиненных, бессоюзных, простых и осложненных конструкций в сопоставляемых языках.

Материалом исследования послужили электронные корпусы текстовых материалов британского английского языка (British National Corpus), современного американского английского языка (Corpus of Contemporary American English), русского литературного языка (Russian National Corpus), а также корпус цитат и афоризмов (Quotations Page), в состав которых входят различные образцы письменных текстов и устной речи. Лингвистический материал для исследования насчитывает не менее 8000 единиц анализа, извлеченных методом сплошной выборки.

Исследование фактического материала проведено с использованием следующих методов: метод лингвистического описания, включающий описание и классификацию материала; метод концептуального анализа; метод компонентного анализа и анализа словарных дефиниций; сопоставительно-типологический метод, при помощи которого выявляются сходства и различия в репрезентации категории условия в русском и английском языках; метод контекстуального анализа; метод трансформационного преобразования, позволяющий выявить условную семантику на глубинном уровне; метод логико-лингвистической интерпретации; метод корпусного отбора фактического материала.


Теоретическая значимость работы заключается в том, что ее результаты в части классификации и сравнительного описания условных конструкций в разноструктурных языках послужат дальнейшему развитию сравнительного языкознания. Методика, положенная в основу исследования, может быть использована для описания условных конструкций в различных языках.

Практическая значимость диcсертации опредeляется воз-можноcтью иcпользовaния ее материалов в курсах по теоретической и практической грамматике английского и русского языков, общему языкознанию, типологии, теории и практике перевода.

Научная новизна данной работы заключается в представлении системной сопоставительной классификации эксплицитных и имплицитных средств, оформляющих ядро и периферию функционально-семантического поля условия в русском и английском языках. Обоснована необходимость изучения лингвистической категории условия в связи с соответствующими категориями логики и философии. Впервые проведен сопоставительный анализ ананкастических, псевдо-императивных и биноминативных конструкций условной семантики на материале русского и английского языков.

Результаты проведенного исследования позволяют сформулировать основные научные положения, выносимые на защиту:

1. Условие является универсальным концептом, способным конструировать в сознании человека возможные миры, которые находят вербальную репрезентацию при помощи определенного набора языковых средств, при этом каждый язык обладает собственным инвентарем маркеров выражения условной семантики.

2. Условная семантика в сопоставляемых языках может быть выражена как эксплицитно, при помощи союзов, союзных речений, предлогов, наречий, так и имплицитно, посредством конструкций, обнаруживающих условную связь лишь при экспликации глубинной структуры высказывания.

3. Функционально-семантическое поле условия в русском и английском языках имеет ядерную структуру, обладает ядром и периферией, маргинальными звеньями, а также присущей ему иерархической организацией маркеров. К ядру поля относятся те маркеры условия, которые выражают сему условия в наиболее чистом виде, обладают универсальностью функционирования и имеют самую высокую частотность употребления. Периферию составляют маркеры, условная семантика которых раскрывается только в рамках высказывания или микротекста.


4. Околоядерная зона, зоны ближней и дальней периферии, осложненные дополнительными оттенками значений, представлены в сопоставляемых языках сходными единицами лексического уровня. Исключение составляют стилистически окрашенные маркеры условия русского языка, не имеющие аналогов в английском языке.

5. Анализ синтаксических особенностей конструкций, способных транслировать условную семантику в русском и английском языках показал, что большинство зафиксированных структурных несоответствий объясняется существующими различиями в грамматическом cтрое и в основных синтаксических характериcтиках предложения в coпоставляемых языках. Относительное единообразие и универсальность в логическом членении действительности, которая фиксируется данным типом предложений носителями обоих языков, объясняет отсутствие функциональных различий.

Апробация работы. Основные положения диссертации неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры теории и практики перевода ПГЛУ (2010 и 2011 гг.) и освещены в семи публикациях по теме исследования общим объемом 3,5 печатных листов, в числе которых две публикации в издании, рекомендованном ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации для публикации результатов научных исследований.

Структура диссертации определяется целью и задачами иccледования. Работа coстоит из ввeдения, трех глав, выводов к главам, заключeния, библиoграфичеcкoгo cпиcка и списка источников примeрoв.

Во введении обосновывается выбор темы и актуальность диссертационного исследования; формулируются цели, задачи, материал и методология исследования; обозначены научная новизна, теоретическая и практическая ценность, сформулированы положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Условные отношения как объект научного исследования» анализируются различные подходы к описанию категории условия. В первом параграфе проводится логико-философский анализ условных высказываний, в том числе с точки зрения теории материальной импликации и семантики возможных миров. Во втором параграфе анализируются основные лингвистические подходы к изучению и классификации условных конструкций, толкованию лингвистического концепта «условия».


Во второй главе «Эксплицитные маркеры условия в английском и русском языках» рассматриваются ядерные и периферийные средства эксплицитного выражения условной семантики в русском и английском языках. Выделяется 12 групп ядерных маркеров эксплицитного выражения условия на основании наличия семы условия в качестве доминирующей семы в их словарных дефинициях, а также ряд периферийных эксплицитных маркеров, в которых условная семантика обнаруживается лишь при рассмотрении их функционирования в рамках микротекста. Проводится сопоставительный анализ языковых средств на основании частотности употребления, формы реализации и стилистических особенностей.

В третьей главе «Имплицитные маркеры условия в английском и русском языках» рассматриваются языковые средства русского и английского языков, способные актуализировать условную семантику на глубинном уровне. Трансформационный метод позволяет выявить условную семантику в осложненных конструкциях, бессоюзных сложных, биноминативных и простых предложениях. Во втором параграфе анализируется окказиональная условная семантика, возникающая в эллиптических конструкциях русского и английского языков.

В заключении подводятся основные итоги сопоставительного анализа, рассматриваются возможные перспективы дальнейшего изучения условных конструкций.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Первая глава диссертации «Условные отношения как объект научного исследования» состоит из двух разделов: 1.1. Возможные миры как основа логико-философского подхода к описанию условных конструкций; 1.2. Особенности лингвистических подходов к описанию условных конструкций.

В первом разделе рассматриваются логико-философские предпосылки к изучению мыслительной категории условия, которая характеризуется обоснованием одного высказывания ссылкой на другое и может быть заключена в формулу If P, then Q, где P – антецедент (основание условной конструкции), а Q – консеквент (следствие). Данная формула была заимствована лингвистами из языка формальной логики, в котором она именуется материальной импликацией и используется для установления истинности условных суждений. С точки зрения материальной импликации условное высказывание может быть истинно в трех случаях: 1) антецедент и консеквент истинны; 2) антецедент ложен, а консеквент истинен; 3) антецедент и консеквент ложны. Являясь формальным аналогом условного высказывания в классической логике, материальная импликация не подразумевает ни смысловой, ни содержательной связи между соединяемыми ею высказываниями. Руководствуясь принципом, что истинность сложного высказывания зависит от истинности более простых высказываний, из которых оно состоит, высказывание Если Алла Пугачева певица, то 2 х 2 = 4 истинно, поскольку каждая из входящих в него пропозиций истинна, однако с точки зрения естественного языка высказывание не может считаться истинным, поскольку пропозиции не имеют ничего общего. В дальнейшем парадоксы материальной импликации были изучены К.И. Льюисом, который постарался решить проблему при помощи модальных операторов «необходимости» (necessity) и «возможности» (possibility) [Lewis, 1929] , Г.П. Грайсом, предложившим исключать все парадоксы путем применения прагматических принципов разговорной импликатуры [Grice, 1989]. Логические свойства условных высказываний естественного языка были достаточно подробно описаны в работах Р. Столнейкера [Stalnaker, 1968], Дж. Хэймана [Haiman, 1978], Дж. Мэки [Mackie, 1985], Н. Гудмена [2001], А. Никифорова [2009] и ряда других ученых.


А. Веретенников называет рассмотрение явлений логики при помощи анализа живого естественного языка настоящим «лингвистическим прорывом», сущность которого заключалась в обращении к природе логических законов с точки зрения человеческого мышления, познаваемого через язык» [Веретенников, 2008]. Рассматривая характер условных отношений, ряд ученых отмечает необходимость логико-семантического анализа условной связи, так как синтаксический, семантический и логический анализ взятые в отдельности, не способны справиться с этой задачей [Anjum, Schapansky, 2009]. Одной из основополагающих теорий, способных интерпретировать условные высказывания сквозь призму естественного языка стала семантика возможных миров. В ее основе лежит способность человека размышлять над ходом жизни, представлять развитие различных событий и ситуаций, конструировать возможное положение дел в будущем и, оглядываясь назад, моделировать иной исход уже свершившихся событий.

Мышление «возможными мирами» находит отображение в языке языковой модальности, которую называют модальностью возможных миров. Возможные миры получают вербальную репрезентацию через языковой знак, сигнализирующий границы миров. Возможные миры фиксируют в языке активность наблюдателя, не ограничивающегося фиксацией явлений, а старающегося увидеть теневую сторону событий, обозреваемую из реального мира.

Понятие «возможные миры» восходит Г. Лейбницу, который ассоциировал возможные миры с божьим сознанием, полагая, что созданный Богом реальный мир, является «лучшим из всех возможных миров». Однако истинный научный интерес к концепту «возможные миры» возник лишь в ХХ веке, когда С. Крипке и Я. Хинтикка разработали систематическую теорию модальной логики, которая стала использовать теорию возможных миров для создания оценочной семантики утверждений о «возможности» и «необходимости» [Kripke, 1980; Хинтикка, 1980]. В контексте этой семантической теории в качестве значений пропозиций рассматривались их истинность или ложность во всех возможных мирах, модальных контекстах, постижимых сознанием. Модальная логика предполагает, что утверждение считается возможным (possible), если оно истинно хотя бы в одном из возможных миров; утверждение считается необходимым (necessary), если оно истинно во всех возможных мирах; утверждение считается случайным (contingent), если оно истинно в некоторых (но не во всех) мирах. Показательным примером мышления возможными мирами являются повседневно используемые нами контексты времени, такие как: «Он полагает, что» «Он думает, что ...», «Он верит, что ...». Я. Хинтикка определяет миры как «вероятностное развитие событий» [Хинтикка, 1980, с. 45].


Д. Льюис отождествляет возможное положение вещей (модификации нашей вселенной) с конкретными вселенными, существующими наряду с нашей вселенной, т.е. возможные миры представляют собой реально существующие вселенные (формы бытия) [Lewis, 1973].

На сегодняшний день наибольшее распространение в области взглядов на модальное мышление получили два подхода: номинализм и актуализм. Актуализм исключает существование нереальных форм бытия, сущностей, не наличествующих в реальном мире, поэтому дает оценку истинности модальных утверждений с точки зрения реального мира, а все возможные миры представляют собой набор непротиворечивых, исчерпывающих положений дел, возможных событий [Lewis, 1973; Plantinga, 1974; McMichael, 1983]. Номиналистический подход рассматривает возможные миры в качестве конкретных частиц, недоступных нам из нашего мира, но схожих по своей форме и сути с тем миром, который мы населяем. [Adams, 1974].

Модальный фикционализм – теоретический подход, отождествляющий модальные утверждения о возможных мирах с фиктивными (вымышленными) утверждениями, которые нельзя воспринимать буквально [Rosen, 2002, p. 327]. Основное преимущество данного подхода заключается в том, что он допускает существование возможных миров в языке, отрицая онтологическую составляющую, провозглашающую реальное существование этих миров. Объекты, не существующие в реальном мире (драконы, синие лебеди, летающие лошади), живут в рамках ментального пространства, а не в других мирах, не менее реальных, чем наш мир.

Д. Армстронг предложил комбинаторную теорию, согласно которой, возможные миры конструируются при помощи элементов реального мира. Возможные миры создаются путем произвольной перестановки компонентов реальности (индивидов и универсалий), составляющих «положение дел». Под возможными мирами Д. Армстронг понимает нереализованные в реальности положения дел. Предметы и универсалии, существующие в реальном мире, формируют заведомо нереализованное положение дел [Armstrong, 1989].


А. Эпштейн ориентирует по отношению к возможным мирам свою собственную позицию, которая получила у него название «поссибилизм». Согласно этой теории, стоит отказаться от обращения к возможным мирам с точки зрения реальности-фиктивности и исходить из модуса «можествования» как уникального онтологического статуса миров. Возможное не принадлежит ни нашей, ни иной реальности, поэтому его следует поместить в отдельную область [Эпштейн, 2001].

Вопросы об онтологическом статусе возможных миров затрагивали сферу интересов отечественных ученых [Целищев, 1977; Степанов, 1994; Бабушкин, 2001; Руднев, 2001; Семенова, 2007]. Ю. Степанов отмечал, что освоение возможных миров происходит при помощи мысленной экстраполяции черт действительного мира на более далекие пространства, Чем больше мы отдаляемся от действительности, тем меньше соответствующий мир схож с нашим [Степанов, 1994]. А. Бабушкин описывает возможные миры в виде сегментов ментального пространства, поддающихся определенной дифференциации. По мнению ученого, ментальные фрагменты существуют в сфере языковой модальности, модальности возможных миров и становятся объектом лингвистического исследования только тогда, когда их сущность схвачена языковым знаком, когда они получают вербальную репрезентацию. «Миропорождающая потенция», вхождение в пространство возможных миров может быть выражено специальными языковыми средствами: модальными словами и выражениями, союзами, частицами, наклонением, а также условными конструкциями индикативного и неиндикативного типа, которые способны открывать так называемые «окна» в иные и возможные миры [Бабушкин, 2001].

Наблюдаемая взаимосвязь общефилософских онтологических категорий с языковыми категориями обусловливает интерес не только к философским, но и к лингвистическим аспектам возможных миров.

Во втором разделе первой главы исследования рассматриваются особенности лингвистических подходов к описанию условных конструкций. В современной лингвистике условные конструкции английского и русского языков достаточно подробно описаны с формально-грамматической точки зрения [см., напр.: Sweet, 1891; Onions, 1904; Fowler, 1908; Kruisinga, 1925; Poutsma, 1929; Curme, 1931; Wood, 1960; Chomsky, 1964; Cattell, 1966; Meyer-Myklestad, 1967; Lyons, 1969; Swan, 1980; Quirk, Greenbaum, Svartvik, Leech, 1985; Palmer, 1988; Кубик, 1960; Ганшина, Василевская, 1964; Бархударов, Штелинг, 1973; Каушанская, 1973; Бабалова, 1975; Зинченко, 1975; Латышева, 1983; Беднарская,1985; Бузаров, 1998, Кобрина, 1999]. В этих трудах внимание уделяется, в основном, описанию средств, используемых для выражения условных отношений в прототипических сложноподчиненных предложениях. Так, например, в [Leech, Svartvik, 1994] представлена тройственная классификация условных конструкций. Авторы выделяют реальные условные конструкции (open conditionals), обозначающие условия, которые могут быть реализованы и гипотетические условные конструкции (hypothetical conditionals), выполнение условий в которых маловероятно, нереальные условные конструкции (negative conditionals), заключающие в себе нереальный антецедент:


1) Open conditionals: I’ll lend Peter the money if he needs it.

2) Hypothetical conditionals: I’d lend Peter the money if he needed it

3) Negative conditionals : But for John, we would have lost the match.1

Классификация, представленная в [Quirk et al, 1982] предполагает использование такого критерия как отношение говорящего к истинности антецедента, на основании чего выделяются следующие классы: open condition: If Colin is in London, he is undoubtedly staying at Hilton и hypothetical condition:

1) If he changed his mind, he would be much more likebale.

2) They would be here with us if they had the time;

3) If you had listened to me you wouldn’t have made so many mistakes.2 В своей классификации Р. Квирк объединяет гипотетические и контрфактические (т.е. маловероятные и невероятные) условные конструкции в один класс.

Несмотря на достаточно заметную разницу в терминологии, основным критерием большинства классификаций по формально-грамматическим признакам является критерий реальности – маловероятности - нереальности условного высказывания по отношению к определенному отрезку времени.

Вслед за представителями формального подхода условные конс1трукции были описаны в трудах приверженцев функционального [Chafe, 1976; Tomlin, 1985; Thompson, 1986; Парменова, 1975; Золотова, 1979; Кузнецова, 1987; Бороздина, 2003] и семантического подходов [Бондарко, 1984; Слюсарева, 1986; Якубенко, 1999; Арутюнова, 2003; Нерушева, 2003; Мирохина, 2005].

На стыке XX-XXI веков появляется ряд дискурсно-ориентиро-ванных работ, связанных с анализом условных конструкций [Ford, 1993; Cutrer, 1994; Fauconnier, 1996; Sweetser, 1996; Dancygier, 1998]. Е. Свитсер рассматривает смысловую связь между элементами условных конструкций с функционально-дискурсивной точки зрения. Она разделяет условные конструкции на содержательные (content), эпистемические (epistemic) и речеактные (speech-act) в соответствии с когнитивными областями (cognitive domains) их применения и интерпретации:


1) If he loves her, he’ll type her thesis (content) – прогноз о внешнем мире

2) If he typed her thesis, he loves her (epistemic) - антецедент- базис для консеквента

3) If I don’t see you before Thursday, have a good Thanksgiving! (speech-act)3

Отличительной чертой когнитивных теорий является попытка проанализировать условные конструкции как единое целое, с точки зрения конструкции в целом. Условные отношения рассматриваются не с точки зрения морфологических или синтаксических различий между конструкциями, а с точки зрения смысловой связи, доминирующей в том или ином условном высказывании. В [Anjum, Shapansky, 2009] представлена классификация условных конструкций с точки зрения смысловой связи пропозиции-условия (антецедента) и пропозиции-следствия (консеквента):

1. Обобщающие (generic) условные конструкции, в которых каузативная связь антецедента и консеквента объясняется общеизвестными фактами, общечеловеческими истинами, основанными на эмпирических наблюдениях, законах точных и естественных наук, человеческой психологии:

If you put an object into the water, it displaces its own weight of fluid. (BNC)

2. Экзистенциональные (existensial) условные конструкции выражают связь между антецедентом и консеквентом в рамках заданного контекста. Истинностная оценка в данном случае опирается на житейский опыт, черты характера, возможность, эмпирические данные, особенности человеческого поведения и т.д.:

If you cheat on your husband, he will kill you. (BNC)

3. Риторические (rhetorical) условные конструкции используют кондициональную связь для достижения определенного коммуникативного эффекта: сомнения, иронии, доверия, предупреждения и т.д.:

If Clare is nice, then I’m Mother Theresa. (BNC)

4. Инференциальные (inferential) или эпистемические (epistemic) условные конструкции, в которых консеквент представляет собой заключение, основанное на принятии предположения, выраженного в пропозиции антецедента [Dancygier, 1998].


If she is 60, she is retied now. (BNC)

5. Речеактные (speech-act) условные конструкции, иначе именуемые условными конструкциями релевантности (relevance conditionals):

There are some biscuits in the sideboard if you want them. [Austin, 1956]

Пропозиция консеквента (утверждение о наличии печенья в буфете) истинна независимо от истинности антецедента (хочет ли слушающий печенье или нет). Примеру с печеньем речеактные условные конструкции обязаны своим третьим называнием: «biscuit conditionals» [Austin, 1956; Siegel, 2006; de Rose, Grandy, 1999; Iatridou, 1991; Franke, 2009].

Достаточно часто предложение со значением обусловленности можно представить в виде формулы: If you want A, you have to (should) do B. Условные конструкции, в которых консеквент со значением необходимости является основанием для достижения желаемого антецедента, получили название ананкастических (anankastic) условных конструкций (от греч. ananke – необходимость, долженствование, неизбежность).

А. Кратцер рассматривает ананкастические условные конструкции с точки зрения семантики возможных миров, полагая, что немногочисленные модальные глаголы не способны с точностью передать все оттенки модального значения, способные раскрыться в рамках заданного контекста. Условный компонент в рамках ананкастической условной конструкции должен определять ряд доступных возможных миров, на которые распространяется действие модального основания [Kratzer, 1991]. Ананкастичские условные конструкции можно по праву назвать условно-директивными речевыми актами, в которых говорящий побуждает адресата совершить какое-либо действие ради достижения желаемой адресатом цели. Например:

If you want to be on time, you


следующая страница >>