litceysel.ru
добавить свой файл
  1 2 3 ... 14 15
Раздел 1. Конкурентное (антимонопольное) законодательство: защита конкуренции или защита прав потребителей?



1.1. Цели конкурентного (антимонопольного) законодательства: необходима смена ориентира


В соответствии со ст. 1 Закона о конкуренции целями данного акта, а значит и в целом конкурентного (антимонопольного) законодательства являются:


  1. защита конкуренции;

  2. создание условий для эффективного функционирования товарных рынков;

  3. обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров;

  4. обеспечение свободы экономической деятельности в Республике Казахстан.

Как видно из вышеизложенного, в указанном перечне отсутствует цель по защите прав и интересов потребителей. Однако, это не означает, что казахстанское конкурентное (антимонопольное) законодательство не направлено на достижение этой цели.

Во-первых, во вводной части Закона о конкуренции устанавливается, что «настоящий Закон регулирует общественные отношения в области защиты конкуренции, ограничения монополистической деятельности и защиты законных прав потребителей».

Во-вторых, согласно ст. 11 Гражданского кодекса РК (далее – ГК РК)8 не допускается монополистическая и всякая иная деятельность, направленная на ограничение или устранение законной конкуренции, получение необоснованных преимуществ, ущемление прав и законных интересов потребителей.

В третьих, защита прав потребителей указана в качестве квалифицирующего признака всех трех основных антимонопольных правонарушений: по злоупотреблению доминирующим положением, по совершению антиконкурентных действий государственным органом, по совершению антиконкурентных соглашений и антиконкурентных согласованных действий.

В соответствии со ст. 13 Закона о конкуренции под злоупотреблением доминирующим или монопольным положением понимаются действие или бездействие субъектов рынка, занимающих доминирующее или монопольное положение, которые привели или могут привести к ограничению доступа на соответствующий товарный рынок, недопущению, ограничению и устранению конкуренции и (или) ущемляют законные права потребителей.


В соответствии со ст. 33 Закона о конкуренции запрещаются антиконкурентные действия государственных органов, выразившиеся в принятии актов либо решений, письменных или устных указаний, заключении соглашений или совершении иных действий, которые привели или могут привести к ограничению или устранению конкуренции или ущемлению законных прав потребителей.

В соответствии со ст. 10 и ст.11 Закона о конкуренции в качестве условия допустимости антиконкурентных соглашений и антиконкурентных согласованных действий между субъектами рынка определен факт не ущемления законных прав потребителей.

Таким образом, ключевым признаком указанных основных видов антимонопольных правонарушений, наряду с недопущением, ограничением и устранением конкуренции, является их направленность на ущемление законных прав потребителей. Следовательно, именно защита законных прав потребителей наравне с защитой конкуренции является основной целью казахстанского конкурентного (антимонопольного) законодательства. Более того, в практике антимонопольного регулирования данная цель является приоритетной и зачастую полностью отстраняет цель по защите конкуренции.

Очевидно, постановка защиты законных прав потребителей в качестве самостоятельной цели антимонопольного органа является ошибочной, что создает проблему концептуального характера.

Согласно Типовому закону о конкуренции, разработанному Конференцией Организации Объединенных Наций по торговле и развитию (ЮНКТАД) (далее – Типовой Закон о конкуренции ООН), задача и цель закона заключается в контроле или ликвидации ограничительных соглашений и договоренностей между предприятиями или проведения слияний и приобретения доминирующего положения на рынке или злоупотребления им, которые ограничивают доступ к рынкам или иным образом неправомерно сдерживают конкуренцию, оказывая отрицательное влияние на внутреннюю или международную торговлю или экономическое развитие.9 Как видно из вышеуказанного, главная и единственная цель Типового закона о конкуренции ООН - защита конкуренции.


В рамках подготовки доклада по одностороннему поведению для Шестой ежегодной конференции Международной конкурентной сети представители антимонопольных органов 33-х стран ответили на вопросы анкеты относительно целей законодательства об одностороннем доминировании. При этом 32 из 33-х антимонопольных органов, ответивших на вопросы анкеты, обозначили обеспечение эффективного процесса конкуренции в качестве самостоятельной цели, либо одновременно как цели и средства, или же как средства для достижения других целей (благосостояние потребителей, экономическая свобода или повышение эффективности).10

Большинство исследователей также отмечают, что цель конкурентного (антимонопольного) права заключается в охране конкуренции как таковой.11

Таким образом, традиционно в мире антимонопольными органами и учеными в подавляющем большинстве случаев признается, что основной целью конкурентного (антимонопольного) законодательства является обеспечение эффективного конкурентного процесса, т.е. защита и развитие конкуренции. При этом в мире признается, что достижение главной цели конкурентного законодательства – обеспечение (развитие и защита) свободной конкуренции на рынке - влечет множество положительных экономических, социальных и политических эффектов, которые являются производными целями конкурентного (антимонопольного) законодательства.

Вместе с тем, как показывают итоги анкетирования антимонопольных органов различных стран, только 7 из 33 опрошенных антимонопольных органов указали, что их законы о конкуренции имеют своей непосредственной целью благосостояние потребителя.12 Таким образом, в небольшом числе юрисдикции удовлетворение интересов (но не прав) потребителей признается в качестве основной цели антимонопольного законодательства наравне с целью по защите конкуренции. Однако при этом фактически эта цель в таких юрисдикциях носит условный и замещающий характер, т.е. непосредственным объектом конкурентного (антимонопольного) законодательства цель по обеспечению интересов потребителей становится в только в тех случаях, когда конкуренция уже ограничена и на рынке действуют субъекты, обладающие значительной рыночной властью, а принудительная демонополизация или деолигополизация рынка будет противоречить принципам разумности и справедливости.


Единственным критерием при определении границ защиты интересов потребителей в конкурентном (антимонопольном) праве служит сама конкуренция. При наличии на рынке эффективной конкуренции интересы потребителей считаются защищенными, и в конкурентном (антимонопольном) праве она не рассматривается в качестве его непосредственной цели. В отсутствии же эффективной конкуренции, а именно на рынках, где присутствует доминирующий продавец, интересы потребителей могут стать непосредственной целью конкурентного (антимонопольного) права, и последний должен обеспечить такой уровень удовлетворенности интересов потребителей, который был бы при отсутствии барьеров входа на рынок и, соответственно, наличии на рынке эффективной конкуренции. Показательным в этой связи являются положение ст. 13 закона Украины «О защите экономической конкуренции»13, где одним из квалифицирующих признаков состава правонарушения по злоупотреблению монопольным (доминирующим) положением на рынке является ущемление интересов потребителей от посягательств, которые были бы невозможны при наличии значительной конкуренции на рынке, т.е. подчеркивается замещающий характер такого способа защиты конкуренции и определяются границы защищаемых конкурентным (антимонопольным) правом интересов потребителей.

Вместе с тем необходимо отметить, что в практике антимонопольного регулирования в мире редко применяются санкции за установление высоких цен, т.е. напрямую защищаются интересы потребителей. Это связано с признанием того факта, что ограничение практики установления монопольно высоких цен хотя и приносит в краткосрочном периоде пользу для потребителей, но, вместе с тем, в долгосрочном плане за счет снижения привлекательности рынка для новых инвесторов и соответствующего снижения предпринимательской активности вредит потребителям. Именно возможность получения высоких доходов делает привлекательными отдельные товарные рынки для появления новых конкурентов и вложения инвестиций, тогда как законодательное ограничение размера прибыли способствует снижению уровня конкуренции и застою на рынке. Примечательным в этой связи является опыт законодательного регулирования в Турции, где способность устанавливать высокие цены не считается подтверждением факта доминирования, «так как бытует мнение о том, что неблагоразумно наказывать фирму за рациональное применение рыночной власти, если такая власть получена законным способом. Существует мнение, что неэффективные монополисты, устанавливающие высокие цены, привлекают на рынок новых участников, так как эффективный производитель сможет осуществлять продажи по более низкой цене и забрать долю на рынке у неэффективной фирмы».14


Наглядной демонстрацией тенденции не наказывать бизнес за установление монопольно высоких цен служат примеры антимонопольного регулирования в США и Европейском Союзе. Антимонопольные органы США вообще не регулируют и не контролируют цены субъектов рынка и не защищают права и интересы потребителей, поскольку ст. 2 Закона Шермана США вообще не применяется для запрета монопольно высоких цен, как и иных видов эксплуатирующих злоупотреблений доминирующим положением. В Европейском Союзе, как отмечено в отчете ОЭСР «Конкурентное право и политика в ЕС», использование рыночной власти путем установления высокой цены хотя и может рассматриваться как злоупотребление, однако не было ни одного окончательного судебного решения, осуждающего установление высоких цен. При этом в далеких 1970-х годах Европейская Комиссия приняла два решения, которыми пыталась преследовать установление высоких цен как злоупотребление доминирующим положением. Однако, в конце концов окончательным решением судов попытки найти правонарушение на основании указанных доказательств не увенчались успехом.15

Как следствие вышеизложенного, антимонопольным органом в мире признается орган, который призван защищать конкуренцию на товарных рынках путем:

1) предупреждения, выявления и пресечения антиконкурентных соглашений субъектов рынка;

2) предупреждения, выявления и пресечения злоупотреблений доминантов своей рыночной властью;

3) предупреждения, выявления и пресечения антиконкурентных действий государственных органов;

4) осуществления контроля за экономической концентрацией (сделками по слиянию и поглощению) субъектов рынка.

При этом на антимонопольный орган в мире, за исключением небольшого количества юрисдикции, не возлагаются функции по защите интересов потребителей и тем более по тарифному регулированию и борьбе с ростом цен. При этом даже в юрисдикциях, где цель по обеспечению интересов потребителей признается в качестве самостоятельной цели конкурентного (антимонопольного) законодательства, она носит условный и замещающий характер и в своей практике антимонопольные органы и суды редко преследуют бизнес за высокие цены в угоду интересов потребителей.


В основе же казахстанского конкурентного (антимонопольного) законодательства, как указывалось выше, заложены совершено иные концептуальные установки, чем в антимонопольном законодательстве США, Европейского Союза и других ведущих государств мира. Антимонопольное регулирование у нас нацелено, наоборот, в первую очередь именно на достижение цели по защите прав потребителей и удовлетворении их краткосрочных интересов. При этом достижение данной цели зачастую обеспечивается, даже если это может повредить бизнесу. Таким образом, антимонопольный орган в нашей стране в большей степени вынужден выполнять функции не органа по защите конкуренции, а органа по защите прав и краткосрочных интересов потребителей, в том числе органа, ответственного за осуществление борьбы с высокими ценами. Как следствие, антимонопольным органом наряду с Агентством РК по защите конкуренции зачастую признается Агентство РК по регулированию естественных монополий, за то, что оно регулирует тарифы субъектов естественных монополий и некоторых доминирующих субъектов, т.е. суть антимонопольного регулирования видится в контроле и регулировании цен и тарифов.

Таким образом, антимонопольная политика в том виде, в котором она закреплена в казахстанском законодательстве, не может способствовать развитию конкуренции и тем более служить в качестве меры по поддержке бизнеса, а скорее является инструментом для борьбы с бизнесом для удовлетворения краткосрочных прав и интересов потребителей. В пылу борьбы с ростом цен, периодически объявляемой в нашей стране с участием антимонопольного органа и других государственных органов, зачастую не учитывается первостепенное значение эффективности рынка в целом, и лишь односторонне берутся за основу текущие задачи по защите краткосрочных интересов потребителей. По сути, проводя вышеописанную политику в «интересах» потребителей, государство добивается обратного эффекта, поскольку снижение инвестиции в отрасль влечет его отставание от мирового научно-технического прогресса и в конечном итоге приводит к действительно высоким ценам при низком качестве. Как показывает практика, государственное регулирование цен чаще наносит вред и бизнесу, и потребителям. Оно снижает остроту конкуренции, препятствует стремлению бизнеса увеличивать свою долю на рынке, вводить инновации, снижать себестоимость продукции, завоевывать новые рынки и, наоборот, создает почву для выживания слабых и ленивых компаний. Цены при таком раскладе все время растут (ведь бизнес всегда сумеет убедить регулятора в необходимости повышения цен) и в какой-то момент становятся чрезмерно высокими. В итоге потребители получают товары и услуги низкого качества, но по легально завышенным ценам.


Как уже указывалось выше, Закон о конкуренции ключевым признаком антимонопольных правонарушений определяет наличие цели по защите законных прав потребителей. Очевидно, что использование понятия «защита законных прав потребителей» является необоснованным, поскольку установленные законодательными актами РК права потребителей представляют собой достаточно узкий перечень. При этом в условиях рыночной экономики у потребителей нет и не должно быть права, предусмотренного законодательными актами, покупать товары по низким ценам и, соответственно, права продавцов продавать по невысоким ценам.

Ошибочное определение в качестве цели защиту законных прав потребителей ведет к тому, что казахстанское конкурентное (антимонопольное) законодательство подменяет собой законодательство о защите прав потребителей. Наглядным отрицательным результатом такой ошибки является то, что за совершение злоупотребления доминирующим положением путем ущемления законных прав конкретного конечного потребителя должны налагаться такие же санкции, как и за злоупотребление доминирующим положением путем ограничения конкуренции в целом на товарном рынке. Учитывая то обстоятельство, что антимонопольный орган в своей практике штраф за монополистическую деятельность рассчитывает в процентах от годового оборота (выручки) субъекта рынка, штраф за ущемление прав одного из миллионов потребителей должен составить объективно непропорциональную причиненному вреду сумму.

Очевидно, что защита законных прав потребителей должна быть целью специальных законодательств, а конкурентное (антимонопольное) законодательство должно иметь в качестве своей цели защиту конкуренции и посредством него обеспечения долгосрочных интересов (благосостояния) потребителей, которые не являются установленными законодательными актами правами, поскольку «интересы потребителей» понятие более широкое, чем охватываемое им понятие «права потребителей». Интерес порождается самим субъектом, а субъективное гражданское право – это возможности, обеспечиваемые государством.16 Конкурентное (антимонопольное) право не должно конкурировать как с законодательством о защите прав потребителей, так и иным законодательством в достижении их целей.


Исходя из вышеизложенного, необходимо в конкурентном (антимонопольном) законодательстве Республики Казахстан установить, что основной его целью является защита конкуренции на товарных рынках. При этом обеспечение интересов потребителей необходимо признать в качестве цели конкурентного (антимонопольного) законодательства лишь в исключительных случаях, при отсутствии эффективной конкуренции и только в отношении состава правонарушения по злоупотреблению доминирующим положением.


1.2. Монопольно высокие цены: нужен контроль, но не регулирование

В соответствии с положениями ст. 14 Закона о конкуренции в отношении субъектов рынка, занимающих доминирующее или монопольное положение, не подлежащих прямому государственному ценовому регулированию, применяется ограничение в виде запрета на установление монопольно высоких цен.

Данный вид злоупотребления доминирующим положением относится к эксплуатирующим злоупотреблениям и направлен не на ограничение конкуренции, а на ущемление краткосрочных интересов потребителей. При этом установление высоких цен оказывает проконкурентный эффект, поскольку привлекает новых конкурентов на такие рынки и, соответственно, неизбежно приводит в долгосрочном периоде к снижению цен при условии, что антимонопольный орган эффективно предотвращает и пресекает барьеры входа на товарные рынки. Как правильно указали Ф. Шерер и Д. Росс: «когда нет серьезных барьеров для входа новых конкурентов, а доминирующие фирмы или тесно связанные между собой олигопольные группы стараются максимально увеличить краткосрочную монопольную прибыль, монопольная власть разрушается довольно быстро».17

Основной проблемой при квалификации таких правонарушений является определение цены, которая должна признаваться монопольно высокой, а также цены, которая должна считаться справедливой. Сложность вызывается тем, что одним из постулатов рыночной экономики является свобода продавать свою собственность по любой цене и отсутствие каких-либо ограничений размеров прибыли. Нормирование размера прибыли субъектов рынка – это нонсенс для чистой рыночной экономики и является скорее идеалом коммунистического общества, распределяющего блага не по заслугам, а по потребностям. Также необходимо иметь в виду, что «без помощи государства для потенциального монополиста невозможно устанавливать и сохранять цены и производственную политику независимой от остальной экономики. Если бы он попытался установить цены и объем производства на уровне, приносящем новым фирмам в отрасли прибыль существенно выше, чем в других отраслях, конкуренты в эту отрасль неизбежно бы проникли. Главным регулятором в свободной экономике является рынок капитала. Если капитал будет двигаться без ограничений, то он будет искать такие сферы, в которых норма отдачи максимальна».18


В целом, указанные выше мнения являются обоснованными. Однако в нашей стране необходимость контроля за установлением монопольно высоких цен во множестве товарных рынков является бесспорной, учитывая отсутствие развитого рынка капитала, наличие множества непреодолимых барьеров входа в большинстве товарных рынков, в том числе установленных государством под влиянием крупных финансово-промышленных групп, серьезные диспропорции в экономике, порожденные советским монополизмом, малочисленность населения и другие факторы, снижающие в ближайшей перспективе вероятность развития конкуренции. В этой связи предупреждение и пресечение монопольно высоких цен должно оставаться одним из основных направлений антимонопольной политики. Однако пределы применения такого механизма необходимо ограничить товарными рынками, где имеются существенные барьеры входа на рынок, и доминирующий субъект контролирует товарный рынок полностью или же его значительную часть. На рынках же, где отсутствуют значительные барьеры входа на рынок и установление высоких цен, наоборот, стимулирует конкуренцию, необходимо отказаться от применения запретов на высокие цены. Продолжая нормировать размер прибыли бизнеса, государство может добиться обратного эффекта и отпугнуть потенциальных инвесторов, а также отодвинуть достижение когда-либо перспектив улучшения интересов потребителей, поскольку такое регулирование наносит вред и бизнесу, и потребителям.

Одной из важных дискуссионных вопросов казахстанского конкурентного (антимонопольного) законодательства относится проблема применяемых методов расчета монопольно высокой цены.

Казахстанский законодатель для расчета монопольно высокой и монопольной низкой цен использовал опыт российского законодателя, в частности, ст. 6 Закона РФ о защите конкуренции19 (в редакции, действовавшей до 17 августа 2009 года).

Монопольно высокой ценой товара согласно ст. 14 Закона о конкуренции признается цена, установленная субъектом рынка, занимающим доминирующее или монопольное положение, если:


  1. эта цена превышает максимально высокую цену, которую на этом же товарном рынке в условиях конкуренции устанавливает субъект рынка, не входящий в одну группу лиц с субъектом рынка, занимающим доминирующее положение. В случае если невозможно сравнить цену на этом же товарном рынке, сравнение производится с ценой товара на сопоставимом товарном рынке, в том числе за пределами Республики Казахстан. Под сопоставимым товарным рынком понимается другой товарный рынок, сопоставимый по объему продаваемого товара, составу покупателей или продавцов (поставщиков) товара, определяемому, исходя из целей приобретения или продажи товара, и условиям доступа на товарный рынок;

  2. эта цена превышает сумму необходимых для производства и реализации такого товара расходов и прибыли.

Закон о конкуренции по сравнению с Законом РФ о защите конкуренции (в редакции, действовавшей до 17 августа 2009 года) имеет три особенности:

  1. сравнение цены субъекта, занимающего доминирующее положение на рынке, производится с ценами на том же товарном рынке, и только в случае отсутствия такой возможности сравнение производится с ценой товара на сопоставимом товарном рынке;

  2. при сравнении с ценами на сопоставимом товарном рынке нет ограничений на использование (для цели сравнения) цен субъектов, входящих с покупателями или продавцами товара в одну группу лиц, и/или занимающих доминирующее положение на сопоставимом товарном рынке;

  3. отсутствует требование о непризнании цены на товар монопольно высокой, если она не соответствует хотя бы одному из двух указанных критериев, т.е. по одновременному учету концепции сравнения цен и концепции ограничения прибыли. Данное положение прямо предусмотрено в Методике по выявлению монопольно высокой цены20

Обязательность сравнения цен доминирующего субъекта с ценами на том же товарном рынке, где он реализует свои товары, является неразумным. Согласно экономической концепции «ценового лидера», на товарных рынках, где присутствует один крупный доминирующий субъект и много мелких конкурентов, мелкие игроки не обладают значительной рыночной властью и не могут влиять на общие условия обращения товаров на рынке, следовательно, они не способны состязаться с доминантом и склонны просто копировать его действия. При этом цена, устанавливаемая лидером, служит маяком для других участников рынка. На олигополистических товарных рынках, где друг с другом конкурируют небольшое количество крупных компаний, ценовой конкуренции может и вовсе не быть. Поэтому цены всех участников олигополистического рынка обычно приблизительно одинаково высоки, хотя на других сопоставимых товарных рынках цены могут быть значительно ниже.


В этой связи необходимо отказаться от обязательного сравнения цен на одном и том же рынке в пользу сравнения с ценами на сопоставимых товарных рынках. При этом недопустимо, чтобы на сопоставимых товарных рынках использовались цены субъектов, входящих с покупателями или продавцами товара в одну группу лиц, и/или занимающих доминирующее положение.

Совершенно недопустимым является расчет цен на предмет монопольно высоких только лишь на основании «концепции сравнения цен» без учета «концепции ограничения прибыли». Для этого в Законе о конкуренции необходимо закрепить требование о непризнании цены на товар монопольно высокой, если она не соответствует хотя бы одному из двух указанных критериев, при условии, что для бенчмаркинга имеется сопоставимый товарный рынок.

При формировании антимонопольной политики государство должно учитывать тот факт, что, устанавливая запреты на высокие цен, нормируя прибыль субъектов рынка, оно снижает потенциал отечественного бизнеса и, соответственно, препятствует росту своей экономики. Именно по этой причине, как было указано выше, в мире крайне редко фирмы наказываются за установление монопольно высоких цен, а усилия антимонопольных органов в основном сконцентрированы на устранении и недопущении барьеров входа на товарные рынки. Как справедливо полагает Й. Шумпетер, высокие цены являются платой за риск, который несет предприятие, выпускающее новые товары и внедряющее новую технику, а накопление монопольной прибыли является необходимой предпосылкой для осуществления крупных инвестиций.21


1.3. Государственное регулирование цен на товары лиц, включенных в Государственный реестр субъектов, занимающих доминирующее или монопольное положение: необоснованно ограничивает конкуренцию и подлежит отмене

Согласно Закону РК о естественных монополиях и регулируемых рынках22 производится регулирование тарифов субъектов естественных монополий, а также субъектов рынка, включенных в государственный реестр субъектов, занимающих доминирующее или монопольное положение, в области железнодорожного транспорта, электро- и теплоэнергетики, нефтепродуктов и газа, транспортировки нефти, гражданской авиации, портовой деятельности, телекоммуникаций и почтовой связи.


Очевидно, что тарифное регулирование, осуществляемое тарифным и/или отраслевым регулятором, а не антимонопольным органом, в отношении товаров, работ и услуг на естественно-монопольных рынках, где может быть эффективным лишь один субъект, - объективная необходимость. Однако жесткое регулирование цен на конкурентных рынках совершенно не оправданно.

Положения о государственном регулировании цен на товары лиц, включенных в Государственный реестр субъектов, занимающих доминирующее или монопольное положение, действующих на конкурентных рынках, по нашему мнению, фактически являются мерой ответственности (наказанием) для субъектов рынка. Причем только за то, что они в какой-то момент были включены в статичный реестр субъектов, занимающих доминирующее или монопольное положение, поскольку контролировали более 35% рынка при одностороннем доминировании или же 15 % при коллективном доминировании. Таким образом, заведомо любой субъект рынка, кто был введен в этот государственный реестр, признается нарушившим закон (злоупотребившим доминирующим положением), поскольку на него без проведения какого-либо расследования и наличия доказательств установления им монопольно высокой цены накладывается наказание в виде ограничения права на свободное ценообразование.

При этом необходимо учесть, что нормирование цен основывается на практике установления себестоимости товара и «разумной» прибыли на уровне, не превышающем среднеотраслевой показатель. Очевидно, что в данной ситуации не учитывалось то, что «совершение хозяйствующим субъектом действий, направленных на получение максимальной прибыли, используя рыночную конъюнктуру, соотношение спроса на данный товар с его предложением, но без нарушения установленных законом ограничений – естественный образ предпринимательской деятельности на рынке. Без подобного поведения не будет никакой конкуренции и никакого рынка».23

Законодательное регулирование цен на товары доминирующих субъектов в Казахстане имеет драматическую историю, в которой счастливый конец все еще не наступил. По сути, жесткое регулирование цен в отношении товаров, работ и услуг субъектов, включенных в Госреестр доминантов, начал осуществляться с принятием Закона о конкуренции 2001 года24.


Государственное регулирование цен лиц, включенных в государственный реестр доминантов, имело место и в России в далеких 1992-1993 годах, но было непродолжительным.25 При этом, как показали данные специального исследования, проведенного в Российской Федерации, спад производства продукции, подпадающей под ценовое регулирование, в 1993 году существенно превышал средний показатель в промышленности и, соответственно, правительство данной страны вовремя осознало необходимость «возврата реестру функции наблюдения за поведением монополистов на рынках, освободив его от несвойственных ему функций домоклова меча ценового регулирования».26 Вот как характеризуют российские экономисты указанные процессы: «потенциальная возможность ценовых злоупотреблений, вытекающая из доминирующего положения хозяйствующего субъекта на рынке, фактически признавалась реальной сразу же после его включения в государственный реестр…. Хотя факт злоупотребления в соответствии с антимонопольным законодательством, да и просто здравым смыслом, надо было еще доказать».27

В нашей же стране с 2001 года лица, включенные в Государственный реестр субъектов, занимающих доминирующее или монопольное положение, практически во всех отраслях экономики старались «не показывать» свои реальные прибыли, чтобы их размер не был замечен и «урегулирован» во имя высоких интересов потребителей, а также, чтобы избежать риска быть привлеченными к суровой ответственности.

Такая политика по отношению к частному бизнесу, лишающая его стимулов для роста и увеличения доходов, делала бесперспективным надежду на то, что наша страна когда-нибудь займет достойное место в числе развитых стран мира.

Несправедливое наказание в виде ограничения права на свободу ценообразования, осуществлявшееся органом по защите конкуренции, на самом деле влекло прямые антиконкурентные последствия. К примеру, если доли конкурентов на определенном товарном рынке представляют в процентном выражении 17, 17, 16, 14, 14, 12 и 12, то государство по Закону о конкуренции 2006 года28 регулировало цены на товары первых трех субъектов рынка, а цены остальных конкурентов не регулировало. При этом совершенно не учитывалось, что рынок не стоит на месте, а доли рынка субъектов не статичны и могут меняться на протяжении небольшого отрезка времени. Как результат, бизнес был лишен стимулов по увеличению производства, своей доли на рынке и повышении своих доходов.


Государство, соорудив преграду для роста бизнеса под угрозой ограничения его деятельности, на самом деле ввело наказание за успех, привлекая к ответственности тех конкурентов, которые осмеливались более эффективно вести свою работу. Трагичность и одновременно комичность ситуации заключается в том, что эти антиконкурентные положения возникли благодаря положениям закона о конкуренции, который, наоборот, должен был защищать и развивать конкуренцию.

Несправедливое и вредное для экономики государственное регулирование цен доминирующих субъектов было в значительной мере отменено 27 июля 2007 года29. Однако до сих пор такое избирательное регулирование цен субъектов рынка, контролирующих более 35% рынка при одностороннем доминировании и 15% рынка при коллективном доминировании, сохраняется в области железнодорожного транспорта, электро- и теплоэнергетики, нефтепродуктов и газа, транспортировки нефти, гражданской авиации, портовой деятельности, телекоммуникаций и почтовой связи. Наказание, накладываемое только как следствие приобретения субъектом рынка 15 процентов товарного рынка, свидетельствует о недопонимании сущностных основ функционирования экономики. Желание государства любым способом решить кратковременные цели потребителей ведет не только к ущемлению прав и интересов бизнеса, но и в долгосрочном плане приводит к ухудшению положения потребителей.

Вред существующего государственного регулирования цен заключается не только в том, что оно носит избирательный характер и основывается на методе «затраты плюс», но и потому, что, благодаря фактическому снижению пороговых размеров доли рынка, достаточного для признания наличия доминирующего положения до 15 процентов, под ограничения подпадают субъекты, не обладающие значительной рыночной властью. В этой связи уместными являются слова Адама Смита о том, что «при существовании монопольной корпорации, может быть и надлежит регулировать цену предметов первой необходимости, но при отсутствии таких корпораций конкуренция будет регулировать цены гораздо лучше любой таксы».30


Как видно из вышеизложенного, государственное регулирование цен субъектов, включенных в «черный список», противоречит экономическим интересам нашей страны. Как показывает опыт, государственное регулирование цен чаще наносит вред и бизнесу, и потребителям. Оно снижает остроту конкуренции, препятствует стремлению бизнеса увеличивать свою долю на рынке, вводить инновации, снижать себестоимость продукции, завоевывать новые рынки и, наоборот, создает почву для выживания слабых и ленивых компаний. Цены при таком раскладе все время растут (ведь бизнес всегда сумеет убедить регулятора в необходимости их повышения) и в какой-то момент становятся чрезмерно высокими. В итоге потребители получают товары и услуги низкого качества, но по легально высоким ценам.

Надо признать, что в определенных случаях государственное регулирование цен неизбежно. Это относится к субъектам естественной и государственной монополии, к монополистам, почти полностью контролирующим те или иные товарные рынки, и к тем сферам, где имеется так называемый повышенный «социальный фактор». Но в любом случае регулирование цен должно распространяться на всех субъектов рынка, работающих на этих рынках, а не только на тех, которые контролируют чуть более 15% рынка. Регулирование цен на товары наблюдается в практике большинства стран мира, но его необходимость основывается на особой значимости определенных товаров для экономики и жизнеобеспечения таких стран, а не на субъектных характеристиках (доминант или не доминант).

В связи с вышеизложенным необходимо полностью отказаться от прямого регулирования цен субъектов, занимающих доминирующее положение, и перейти исключительно к регулированию цен на товары, перечень которых устанавливается Правительством РК.

В условиях роста цен на продовольственные товары в последние годы актуализировалась работа по снижению цен путем использования административных методов. При этом местные органы исполнительной власти, зачастую, проводят «переговоры» с предпринимателями на предмет снижения цен на товары, используя беспроигрышный аргумент, сажая напротив бизнесмена представителей акимата, налогового комитета, прокуратуры и финансовой полиции.31


Очевидно, что такого рода действия нарушают ст. 33 Закона о конкуренции, согласно которой запрещаются и признаются недействительными антиконкурентные действия государственных органов, которые привели или могут привести к ограничению или устранению конкуренции или ущемлению законных прав потребителей, в том числе действия, направленные на повышение, снижение или поддержание цен. Однако, несмотря на данную императивную норму, заключение различного рода меморандумов по поддержанию цен с субъектами рынка приняло повсеместный характер и зачастую поддерживаются антимонопольным органом.

В результате, субъекты рынка, с одной стороны, вынуждены выполнять требования местных властей по недопущению роста цен на товары, а с другой стороны, за выполнение таких требований могут быть привлечены к суровой ответственности со стороны антимонопольного органа за фиксацию цен на одном уровне с конкурентами. Сложившуюся ситуацию лучше описывают нижеследующие слова Айн Рэнд: «Согласно антимонопольным законам, человек становится преступником в тот же миг, как начинает заниматься бизнесом, что бы он ни делал. Если он исполняет один из этих законов, ему угрожает уголовная ответственность по нескольким другим. Например, если он устанавливает цены, которые покажутся каким-то чиновникам слишком высокими, его можно будет привлечь за монополию, а точнее, за успешное «намерение монополизировать рынок»; если установленные им цены ниже, чем у его конкурентов, его можно привлечь за «нечестную конкуренцию» или «ограничение свободы торговли»; если же он устанавливает те же цены, что и его конкуренты, его можно привлечь за «тайное соглашение» или «сговор»».32

Еще одной крайностью контроля над ценами, которая нарушает основы антимонопольной политики, является установление государством минимальных расценок на товары, благодаря которому поставщики с низким уровнем издержек лишаются возможности расширить свою долю рынка за счет предоставления потребителям большей ценности за малые деньги. К примеру, в Казахстане для защиты интересов крупных олигополий от возможной конкуренции со стороны мелких производителей установлены минимальные розничные цены на сигареты с фильтром.33 При этом очевидно, что принятие данного акта замаскировано целью обеспечения улучшения собираемости акцизов и повышения качества товаров.


Представляется, что вышеуказанные подходы по регулированию цен являются недопустимыми.

В связи с тем, что вышеуказанные попытки различных государственных органов установить контроль за ценами субъектов рынка наблюдаются практически во всех основных сферах экономики, очевидно, необходимо решать эту проблему посредством принятия специального Закона об основах ценовой политики.34



<< предыдущая страница   следующая страница >>