litceysel.ru
добавить свой файл
1
Руководитель: учитель кубановедения МОУ ООШ №11,Полякова Д.В.


Автор: Беленко А.,8 класс, МОУ ООШ №11


ПРАВОВАЯ СИСТЕМА ЧЕРНОМОРСКИХ КАЗАКОВ

Правовая культура - часть человеческой культуры, совокупность норм, ценностей, юридических институтов процессов и форм, выполняющих функцию социально и правовой ориентации людей в конкретном обществе[1].

Правовую систему черноморского казачьего войска в первой половине XIX века составляли суды, а административной и военной инстанцией являлся войсковой атаман. В то же время войсковой судья, рассматривал важные гражданские споры и уголовные преступления и выносил по ним решение. Однако его судебные полномочия были ограничены: тяжкие преступления, мерой наказания за которые определялась смертная казнь, были изъяты из его ведения и подлежали передаче Таврическому губернатору.

В Дарственной грамоте Екатерины II от 30 июня 1792г. говорилось: «Мы предоставляем Правительству Войсковому расправу и наказание впадающих в погрешности в Войске, но важных преступников повелеваем для осуждения по законам отсылать к губернатору Таврическому». Наряду с войсковым судьей су­дебные функции выполняли войсковой писарь и есаул. Писарь вел документацию и оглашал приговор суда. Есаул выполнял функции полицейского чиновника, следователя и судебного исполнителя. Он рассматривал жалобы на местах, преследовал преступников и следил за исполнением приговоров.

В Черноморском казачьем войске тяжкими видами преступлений считались смертоубийство, разбои и лихоимство. Лиц, совершивших данные преступления, после расследования следовало отсылать Таврическому губернатору.

К судам первой инстанции в Черноморском казачьем войске относился суд куренных атаманов, рассматривавший незначительные преступления и проступки. Судопроизводство было публичным, проводилось «голословно», базировалось на здравом смысле и войсковых традициях. Судопроизводство в целом основывалось на нормах обычного права[2].

Судебные функции окружных правлений изложены были следующим образом: «...между людьми встречающиеся ссоры и драки голословно разбирать, обиженных защищать, злонравных исправлять, сирот и вдов заступать и во всем помогать, не покоряющихся власти и не почитающих старших по мере преступления штрафовать, а содеявших важное преступление к законному суж­дению присылать в войсковое правление. В тех округах, ежели где появятся воры и разбойники, окружного правления командиры долженствуют с подчиненными им старшинами и казаками стараться всех переловить и отослать к законному суждению, как и передержателей (лиц, укрывающих беглых преступников) в Войсковое правительство при рапорте».


К началу XIX в. после Персидского бунта, прокатившегося в землях Черноморского казачьего войска, правительство во главе с императором Павлом I побоявшись беспорядков среди казаков 18 февраля 1801г. Подписывает указ, в соответствии с которым вместо Войскового правления была учреждена Войсковая канцелярия[3].

Войсковую канцелярию возглавлял Войсковой атаман. В ее составе учреждались шесть экспедиций, наделенных различными полномочиями. Одна из экс­педиций носила название сыскного начальства, и ее полномочия соответствовали земскому суду. Приговоры и решения экспедиций должны были утверждаться Войсковой канцелярией, при этом делопроизводство следовало производить на основании законов Российской Империи. В целях обеспечения законности в деятельности Войсковой канцелярии и «для охранения правосудия» при войске была учреждена должность прокурора.

Фигура прокурора, осуществляющего функции контроля за соблюдением законности, была введена в структуру войскового правления с целью контроля за деятельностью последней и оперативности информирования государственной власти, а при необходимости и вмешательства в войсковые дела извне. Кроме того, требование производить рассмотрение всех поступающих дел на основании общих для Российской Империи правовых норм должно было ограничить вольности представителей войсковой администрации в решении текущих дел и привязать войсковую судебную систему к общероссийской.

Высшей судебной инстанцией являлся Войсковой уголовный суд, полномочия которого соответствовали полномочиям Палаты Уголовного суда [1]. Войсковой уголовный суд был судебным учреждением второй инстанции, ему подлежали «ревизии» дел, рассмотренных Окружным судебным на­чальством. Все решения Войскового уголовного суда и приговоры поступали на утверждение Войсковому наказному атаману, в случае разногласий последний мог доносить Сенату или императору [3]. Судом первой инстанции являлось Окружное судебное начальство, полномочия которого соответствовали уездным судам.


Окружное судное начальство осуществляло правосудие, а также предварительное следствие «по всем уголовным и следственным делам», отнесенным к его компетенции [2]. Данное учреждение начинало производство только по предписанию Войскового правления или по материалам предварительного следствия, расследованными чиновниками этого же учреждения. Однако они не могли принимать участия в судебном рассмотрении таковых дел [2].

Производство следствия в землях Черноморского войска осуществлялось Окружным сыскным начальством, в состав которого входили окружной атаман и выборные на Станичном сборе заседатели. В то же время заседатели от казаков могли принимать участие в рассмотрении дел только казачьего сословия. Производство следствия осуществлялось Окружным сыскным начальством коллегиально, а их компетенция соответствовала Земскому суду. При этом они руководствовались установленными законом нормами по расследованию преступлений и проступков и находились под надзором судных начальств[3]. Оконченное следствие препровождалось в Окружное судное начальство [3]. Приговоры суда после утверждения Наказного атамана приводились в исполнение. Так, в отношении казаков, приговоренных за кражу к телесным наказаниям, приговор приводился в исполнение Войсковым правлением на полном Станичном сборе.

По законодательству из лиц гражданского ведомства предавались военному суду: «5) контрабандисты, в случае сопротивления пограничной и кордонной страже и местной полиции; 8) виновные в похищении воинского имущества; 10) отставные офицеры и нижние чины, водворяемые в округах военного поселения, равно и отставные офицеры и нижние чины, имеющие оседлость в военных городках, посадах и местечках, состоящих в военном поселении кавалерии; 11) солдатские дети, находящиеся на воспитании у родственников; 20) жители Закавказского края за разбои и грабежи; 21) кочующие в Кавказской области нагайцы, каранагайцы, трухмены, куртинцы и другие магометанские народы, за одни важные преступления, как-то — измену, возмущение, побеги за границу, подвод хищнических племен и тайные сношения с ними; 23) лица, скрывающие военнопленных и неприятельское оружие; 31) участники в убийствах в Дагестане; 33) все лица гражданского ведомства, оказавшиеся виновными в побегах с черноморской береговой линии, из мест расположения наших войск, к не­приязненным горским народам»[3].


Позднее, в начале XIX в., в связи с массовыми переселениями лиц не казачьего сословия, возникла необходимость расширения подсудности, и в 1844г. Сенатским указом было установлено суждение военным судом лиц не войскового сословия, проживающих в пределах Черноморского казачьего войска, но по гражданским уголовным законам.

Все уголовные дела относительно кочевых инородцев были разделены на две категории: к первой относились измена, возмущение в народе (аналог современного — подстрекательство), побег за границу со злым умыслом, подвод хищников заграничных (привод вооруженных племен); ко второй относились убийство, разбой и грабеж; поджоги; фальшивомонетничество; кра­жа, угон лошадей и другого скота на сумму более 30 рублей или преступления, совершенные неоднократно [3].

Предварительное расследование по делам первой категории осуществля­лось Окружным сыскным начальством в Черномории при участии военного чиновника, назначенного от губернского начальства, по окончании производства дело направлялось в Войсковой уголовный суд. Расследование дел второй категории Окружное сыскное начальство осуществляло самостоятельно, а по окончании направляло их с виновными к Окружным судным начальствам [3]. Предварительное следствие осуществлялось по общеустановленным законам. Кроме того, обвиняемым «инородцам» при расследовании дела представлялись переводчики[3]. А присягу они давали в присутствии муллы либо старейшин своего племени. Эти же лица допускались в качестве депутатов на следственные действия.

Рассматривая вопрос о правовой системе черноморского казачества, мы видим, что она соединяет особенности правовой культуры Украины и юга России.

Примечания:

1. В.И.Даль. толковый словарь русского языка.М.2001г. С.736

2. Л.П.Рассказов, В.Н.Ратушняк. Монография. Кубань и казачество (конец XVIII В. – 1920г..) (историко-правовое исследование). Ростов-на-Дону, 2003. С. 119

3. Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. Том II. Екатеринодар 1913г. С. 848

4. И.Я.Купецко. Кубанское казачество. Краснодар 1993г. С.582