litceysel.ru
добавить свой файл
1


Рассмотрено и рекомендовано: УТВЕРЖДАЮ

1. На заседании кафедры Онтологии и теории познания декан

философского факультета

Д.ф.н., проф. Ю.Н. Солонин

протокол от 6 марта 2003 г. № 7

Заведующий кафедрой онтологии и

теории познания д.ф.н., проф. Липский Б.И

2. На заседании методической

комиссии философского факультета

протокол от №

Председатель методической комиссии


Д.ф.н., проф. В.С. Никоненко


ПРОГРАММА СПЕЦКУРСА «РЕФЛЕКСИЯ В ПОСТСОВРЕМЕННОСТИ»

по специальности 020100 (философы):

специализации 020102 (систематическая философия, дневное)


Автор

Д.ф.н., проф. Савчук В.В.


Рецензент: Д.ф.н., проф. Шилков Ю.М.


Санкт-Петербург 2003 г.


1. Организационно-методический раздел


    1. Цель изучения дисциплины: рефлексия предельных оснований, сознания, разума, культуры - традиционные темы западноевропейской философии. Столь же традиционными являются вопросы их происхождения. На основании различения рефлексии, генеалогии, генезиса, а внутри самой рефлексии исторические типы ее: чувственная, эмпирическая, логическая, трансцендентальная, абсолютная препологается введение и обоснования нового типа рефлексии топологической.

    2. Задачи курса: на основе всестороннего анализа процедуры рефлексии и функций, которые она исполняла в классическом дискурсе, добиться осознанного использования означенных процедур.

1.3 Место курса в профессиональной подготовке выпускника

Этот специальный курс является базовым в подготовке профессионального философа, политолога и конфликтолога.

1.4. Требования к уровню освоения дисциплины «Рефлексия в постсовременности»

— знать содержание излагаемого курса и уметь ориентроваться в различных философских направлениях, использующих конкретный тип рефлесии.

— иметь представление как об истории, так и современном состоянии разработки этой проблемы,


  • теоретически овладеть и практически использовать знание о типах рефлексии.

  • притобрести навыки топологической рефлексии


2. Объем дисциплины, виды учебной работы, форма текущего, промежуточного и итогового контроля *


Всего аудиторных занятий


34 ч. часов


из них: - лекций


34 часов


- практические занятия


нет


Самостоятельная работа студента (в том числе на курсовую работу по дисциплине)


40 часов


Итого (трудоемкость дисциплины)


74 часов



Изучение дисциплины по семестрам:

Дисциплина читается в течении одного семестра.

Форма итогового контроля – зачет


3. Содержание дисциплины

3.1.1. Темы дисциплин, их краткое содержание н виды занятий


Введение

Настроения конца века, резонансно усиленные совпадением с концом тысячелетия, укореняют в сознании диагноз: конец рациональности, дискурсивности и рефлексивности. Поиск же корней и истоков современных бед непреложно обращает взгляд назад, к развилке дорог, к ситуации выбора европейской цивилизацией того пути, который сегодня, обнажая неразрешимые противоречия, все явственней осознатся как тупиковый. Тема рефлексии — вновь актуальна. В научно-теоретической части она важна для исследователей проблем мышления и сознания, в прагматической части — для любого будущего специалиста.


Рефлексия предельных оснований, сознания, разума, культуры - традиционные темы философии. Столь же традиционными являются вопросы их происхождения. Однако они принципиально разведены: рефлексия обнаруживает подобное, генеалогия - иное, в первом случае мы получаем тождество с самим собой (праформу), во втором - различие (формообразование). К этому добавим неэлиминируемую проблему принципиальной несопоставимости рефлексии архаического и архаической рефлексии. Если первая мыслит архаику как иное себе, как то, от чего необходимо отталкиваться, то вторая, оглядываясь назад, ищет себе подобное в тотеме, образе первопредка, в космоустроительном мифе, в сакральной жертве. Эта несовместимость усиливается разнонаправленностью интенций, с одной стороны, осуществить проект разума и доказать легитимность переустройства мира на его основе, а с другой - вписаться в тело рода и, вписавшись, утвердить единый Космос. Драматизм проблем, проистекающий из современного способа воспроизводства человека, делает привлекательным мысль о возможной смене глобальных стратегий отношения к природе, к основаниям воспроизводства жизни. Уже одно это - достаточная причина, обращения внимания к пространству архаического и постановки гносеологических проблем, возникающих в процессе исследования истоков сознания и способов отношения к миру.

Вследствие этого назрела необходимость испытания разрешающей (обратим внимание на термин, имеющий явные оптические коннотации) способности рефлексии отразить в истории сознания его архаический этап. И вновь, трудно не заметить существенное противоречие нововременной культуры, в которой декларируемое почтение и уважение к предкам соседствует с отказом в чувствах почтения к ним, когда дело доходит до архаического периода с его непременными кровавыми жертвоприношениями и всепоглощающими мистериями и оргиями. Отношение к архаике, как ничто иное обнаруживает умолчание предпосылок того сознания, которое высказывается о своих истоках. Столь же насущным является анализ изменения дискурса об архаике, который, каждый раз, выстраивая логику понимания ее, со всей очевидностью проговаривается о непонимании истоков самого дискурса. Эта история может дать картину эволюции исходных позиций, выносящих на поверхность новые “определения” архаики, в которых самоуверенная негация и отрицание архаического опыта соседствуют с надеждами на использование этого опыта в решении насущных проблем современности. Равно как и ощущение власти и господства человека над природой внешней с необходимостью влекут к табу на проявление определенных чувств и желаний, диктуемых “внутренней” природой человека.


Актуальность обращения к архаическому этапу человечества, к сознанию родоплеменного сообщества обусловлена также целым рядом обстоятельств, среди которых можно указать на предпринимаемые в последнее время усилия обнаружить и определить вне-, до- и инонаучные формы мысли, которые бы ограничили как “притязание разума”, так и позволили бы избавиться от последствий “разума заблуждающегося”. К этому можно добавить плодотворную дискуссию по волнующим многих проблемам роста преступности и личной безопасности, решение и осмысление которых увязывается с пониманием природы уголовной субкультуры как “первобытной”, а также воспроизводстве архаических структур в современную эпоху в среде подростков, армии, тюрьме и прочих относительно замкнутых и изолированных сообществ.

Напряженное поле "пошатнувшихся" смыслов в отношении рефлексии, границ ее очевидности и полноправия, кроме всего прочего, задается противоборством мыслителей, взявших на себя труд продолжать и развивать проект "современности", находя его скрытые потенциальные возможности в решении актуальных проблем (Ю.Хабермас, К.-О.Апель) и тех мыслителей, кто, напротив, говорит о завершенности эпохи "современности", эпохи модернизма, эпохи классического разума. Создавшаяся ситуация заставляет вновь обратиться к природе рефлексии, пересмотреть ее “статус кво” в сознательной деятельности.

Обращение к проблематике отечественного контекста рефлексии, в котором, так уж повелось, любые влияния и самое искреннее приятие Западной мысли приобретает столь отличную от исходного образца форму, что ее своеобразие приобретает статус качественного отличия, продиктовано введением в поле философского анализа явлений, в течении длительного времени репрессировавшихся и вытеснявшихся из сферы философии. Речь идет о православной иконографической традиции изображения первозаписи. Обозначившееся сегодня проблемное поле соотношения голоса и письма затмило или, по крайней мере, отодвинуло в тень интереса традиционные вопросы соотношения слова и образа, логоса и изображения. Концентрация усилий, порождающих пространство игры интерпретаций, на отказе от фалло-лого-центризма, развертывающаяся, в частности, по линии традиционной последовательности голоса и письма, позволяет обратиться к классическим сюжетам с ощущением невозможности возврата к абсолютной уверенности трансцендентального означаемого, к гарантированной истинности позиции своего вопрошания и, наконец, к пафосу, из них следующему. Это все остается в силе и рамках текста. Но столь же сильно ощущение невозможности переноса техники разборки и реконструкции текста на психологическую и социальную реальность, на экологические и медицинские параметры, составляющие жизнь человека, вне коррекции интонации. То, что задевает за живое - требует участия. Сопротивление установившемуся режиму происходит посредством отслеживания того места, из которого проистекают или, что одно и тоже, к которому стягиваются силовые линии власти и популярности. А разоблачение “незаинтересованности”, “игры”, “свободы” и “безответственности” обнажает заинтересованность в единых правилах игры и увеличении числа играющих. Двойному кодированию иронии и свободы противопоставляется искренность индивидуального поиска, помноженная на ответственность адекватного ответа на вызов современности. Смена “угла зрения”, методологических установок и принципов подхода возможна посредством воскрешения неравнодушного взгляда “изнутри” и чувства ответственности, которые характеризуют специфику отечественной философии на протяжении всей ее истории. То, что до недавнего времени характеризовалось как недостаток - затруднение эмансипации философии от литературы и литературной критики, - может в современной ситуации обнаружить свой нереализованный потенциал, дать верный взгляд на природу происходящих событий и наметить возможные выходы из обозначившихся тупиков цивилизованного развития.


Топологическая рефлексия - это первое проявление отказа от lumen naturalis трансцендентального субъекта, смотрящего поверх уникальных топосов и, тем самым, отражающегося лишь от однокачественных секторов их внешней поверхности. Шаг от субъекта к сингулярности, собирающейся здесь и сейчас каждый раз заново и, подчеркиваю, уникальным образом, есть шаг от регулярного тождества, к “тождеству” единиц, каждая из которых уникальна. Топологическая рефлексия, собирая образ исследуемого мира, не соизмеряет его с абстрактной единицей, для которой равнотождественны, едино- и однообразны все миры, но косвенно сообщает о присутствии хотя инвариантной, но неметризуемой структуры.

Идея топологической рефлексии заостряет проблему соотносимости несоизмеримого. Для нее достаточно лишь возможности каким-то образом трансформировать нечто, не сводя его к унифицирующей единице. Важно еще, что при трансформации сохраняется непрерывность. Такая рефлексия, несмотря на отсутствие четко фиксированной единицы познания или единицы разумности, не является "случайным приближением", а имеет устойчивую структуру (топологию), обеспечивающую вечный возврат — воскрешение исходного состояния понимания, состояние слитности первомысли и первочувства, первораны и первознака, боли другого и своей боли и, наконец, жжения и сожжения, насилия и святости.

Топологическая рефлексия предполагает актуализацию ценности близи и окрестности, в которых человек реально вплетен. Интенция к высказыванию из пространства свего переживания воплощается в желании следовать к ближайшим целям, рефлексировать местоположение современного человека. Так, точка жизни, тактильная реакция на потоки пронизывающие человека, мысль телом и опережающее рациональную артикуляцию реагирование составляют еще один смысл рефлексии в современном искусстве. Такая рефлексия, которая обнаруживает внутреннее состояние, точку подлинной жизни. Но эта точка жизни - Lebenspunkt - воплощающаяся в современном — акционистском в первую очередь — искусстве, есть пункт истины переживания тела, в то время как точка зрения есть истина тела идеологического и визуального. Ясно, что из точки жизни исходит то нечто, что есть. Есть тело, ощущают свое тело, ощущают им. Тело продолжается из того места, где оно ранено, где получен импульс действию и куда оно возвращает не столько картину, сколько телесный шок, удовольствие, галлюцинацию, боль или “изысканную нежность”. Вид и текстура этого возвращения — разновидность топологической рефлексии, включающей в том числе и тактильную форму переживания, действие и жест. Точка же зрения ограничена реальностью оптикоцентризма современной цивилизации.



Названные обстоятельства определили выбор в спецкурса такого угла зрения, который обращен к проблеме начала разума, сознания, социальной общности и культуры, т.е. постижения в истории становления себя такой границы, отметка которой позволила бы увидеть начало того, в свете чего мы видим и понимаем. История проведения демаркационной линии между человеческим и дочеловеческим, а в самом человеке между животными, дикими, “первобытными” и собственно человеческими проявлениями есть история забвения сознания, в котором стратегии отношения к универсуму выстраивались на иных, “неразумных” основаниях и, наконец, есть история стерилизации процесса производства и воспроизводства жизни различных сообществ.

Тема 1. Понятие рефлексии


Судьба рефлексии и история понятия. Происхождение термина. Соотношение понятий рефлексия, обращение, отражение. Классические концепции онтологии и рефлексии. Патернализм - условие рефлексии в классическом дискурсе. Рефлексия в традиционном обществе. Рефлексия как практическое разрешение противоречия между инструментальной деятельностью, технической организацией и символической деятельностью. Функции рефлексии. Субъект-объектные отношения как матрица отношений просвещенного и непросвещенного сознания.

Тема 2. Рефлексия в свете разума


Естественноисторические предпосылки рефлексии. Рождение оптикоцентристской метафоры. Поединок с зеркальным двойником. От рефлексии эмпирической к абсолютной. Рефлексия в постсовременности: изменение структуры социальных отношений в постсовременности и трансформация формы рефлексии в обществе потребления. Понятие и идея топологической рефлексии.

Тема 3. Рефлексия в виртуальном пространстве

Информация и рефлексия. Гиперреальность и рефлексия. Хитрость мирового техне. Технические посредники взаимодействия. Ситуация расщепления “атома” индивида на более мелкие “частицы” в поле компьютерных сетей и проблемы идентификации и рефлексии в новом контексте. Анонимность сообщений и дезориентация целей. Стерильность пространства рефлексии и иррациональность потоков сообщения. Реализация желаний в пространстве классической рефлексии.

Тема 4. Рациональные и внерациональные аспекты рефлексии


Логическая - гомогенная и дологическая, дорациональная - гетерогенная рефлексия. Границы рефлексии архыического. Рефлексия архаического и архаическая рефлексия. Ритуалы и жертвоприношения как способ рефлексии сакрального. Наука, власть и рефлексия (Кант, Фихте, Гегель).

Рефлексия и современное искусство. Концептуализм и акционизм как формы постижения современного мира.

Тема 5. Место рефлексии в ситуации постсовременности


Трансформация субъективности и самоидентификации в новой инфо- и техно-сфере. Дезориентация — невроз современности. Конец истории, постсовременность и постистория - этапы разрушения проекта модерна. Локальный характер рефлексии.Курт Хюбнер, Жиль Делез и Мишель Фуко о топологической рефлексии. Критика, рефлексия и деконструкция. Топологическая рефлексия: от тотальности к локальности.


3.2. Перечень примерных контрольных вопросов и заданий для самостоятельной работы


  1. Рефлексия архаического и архаическая рефлексия.

  2. Ритуалы и жертвоприношения как способ рефлексии сакрального.

  3. Рефлексия и современное искусство.

  4. Трансформация субъективности и самоидентификации после конца истории

  5. Курт Хюбнер, Жиль Делез и Мишель Фуко о топологической рефлексии.

  6. Критика, рефлексия и деконструкция.



3.3. Примерные темы курсовых работ


  1. Судьба рефлексии и история понятия.

  2. Происхождение термина.

  3. Соотношение понятий рефлексия, обращение, отражение.

  4. Классические концепции онтологии и рефлексии.

  5. Патернализм - условие рефлексии в классическом дискурсе.

  6. Естественноисторические предпосылки рефлексии.

  7. Рождение оптикоцентристской метафоры.
  8. От рефлексии эмпирической к абсолютной.


  9. Рефлексия в постсовременности

  10. Понятие и идея топологической рефлексии.

  11. Гиперреальность и рефлексия.

  12. Хитрость мирового техне. Технические посредники взаимодействия.

  13. Логическая - гомогенная и дологическая, дорациональная - гетерогенная рефлексия.

  14. Топологическая рефлексия: от тотальности к локальности.

  1. Рефлексия архаического и архаическая рефлексия.

  2. Ритуалы и жертвоприношения как способ рефлексии сакрального.

  3. Рефлексия и современное искусство.

  4. Трансформация субъективности и самоидентификации после конца истории

  5. Курт Хюбнер, Жиль Делез и Мишель Фуко о топологической рефлексии.

  1. Критика, рефлексия и деконструкция.


3.4. Примерные темы рефератов


  1. Рефлексия: история понятия.

  2. Происхождение термина рефлексии.

  3. Соотношение понятий рефлексия, обращение, отражение.

  4. Классические концепции онтологии и рефлексии.

  5. Патернализм - условие рефлексии в классическом дискурсе.

  6. Естественнонавучные предпосылки рефлексии.

  7. От рефлексии эмпирической к абсолютной.

  8. Трансформация рефлексии в постсовременности

  9. Понятие и идея топологической рефлексии.

  10. Логическая - гомогенная и дологическая, дорациональная - гетерогенная рефлексия.

  11. Топологическая рефлексия: от тотальности к локальности.

  12. Виртуальная реальность и рефлексия.



3.5. Примерный перечень вопросов к зачету по всему курсу


  1. Судьба рефлексии и история понятия.

  2. Происхождение термина.

  3. Соотношение понятий рефлексия, обращение, отражение.
  4. Классические концепции онтологии и рефлексии.


  5. Патернализм - условие рефлексии в классическом дискурсе.

  6. Естественноисторические предпосылки рефлексии.

  7. Рождение оптикоцентристской метафоры.

  8. От рефлексии эмпирической к абсолютной.

  9. Рефлексия в постсовременности

  10. Понятие и идея топологической рефлексии.

  11. Гиперреальность и рефлексия.

  12. Хитрость мирового техне. Технические посредники взаимодействия.

  13. Логическая - гомогенная и дологическая, дорациональная - гетерогенная рефлексия.

  14. Топологическая рефлексия: от тотальности к локальности.

  15. Рефлексия архаического и архаическая рефлексия.

  16. Ритуалы и жертвоприношения как способ рефлексии сакрального.

  17. Рефлексия и современное искусство.

  18. Трансформация субъективности и самоидентификации после конца истории

  19. Курт Хюбнер, Жиль Делез и Мишель Фуко о топологической рефлексии.

  20. Критика, рефлексия и деконструкция.


4.1. Перечень обучающих, контролирующих и расчетных программ, диафильмов, слайдфильмов, кино и видно- фильмов

Раздел 4.1. отсутсвует

4.2. Активные методы обучения

Интерактивность, использование историко-философского знания, краткие сообщения и дискуссии. Используются также традиционные аудиторные методы и внеаудиторное изучение студентами рекомендованной литературы.

4.3. Материальное обеспечение дисциплины, технические средства обучения и контроля

Стандартно оборудованная лекционная аудитория.


4.4. Литература

4.5.1. Основная


  1. Аверинцев С.С. Риторика и истоки европейской литературной традиции. М. 1996.

  2. Акчурин И.А. Топология и идентификация личности. //Вопросы философии. 1994. № 5.
  3. Архангельский А.В. Топология //Математическая энциклопедия. Т. 5. М., 1985.


  4. Барчунова Т.В. - Гарви Уилер. Структура человеческой рефлексии. Рефлексивная психология Владимира Лефевра. (Рецензия). //Вопросы философии. - 1991. № 1.

  5. Вирилье “Бог, кибервойна и ТВ” //Комментарии. 1995. № 6. С. 208-219.

  6. Гальяр Г. Риторика. Спб. 1797.

  7. Гегель Г.В.Ф. Наука логики: В 3 т. Т. 2. М., 1971.

  8. Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа. //Соч. Т. IV. М., 1959.

  9. Делез Ж. Фуко.М., 1997

  10. Делез Ж., Логика смысла. М., 1996

  11. Заблуждающийся разум? Многообразие вненаучного знания. /Отв.ред. и сост. И.Т.Касавин. - М., 1990.

  12. Лейбниц Г.В. Новые опыты о человеческом разумении. Соч. В 4 т. Т.2. - М. 1983.

  13. Лиотар Ж.-Ф. Ответ на вопрос: что такое постмодерн? // Ступени: Философский журнал. - 1994, № 2(9).

  14. Лобковиц Н. От субстанции к рефлексии. Пути западноевропейской метафизики. // Вопросы философии. - 1995. - № 1.

  15. Локк Дж. Избранные философские произведения. В 2 т. Т. 1. - М., 1960.

  16. Мамардашвили М.К. Картезианские размышления. М., 1993.

  17. Маркс К., Энгелс Ф. Немецкая идеология.Соч. 2-е изд. Т. 3.

  18. Митрофанова А.Д. Субъект в эпоху тотальной коммуникации //Комментарии. - 1994 № 3. - С. 126-135.

  19. Нанси Ж.-Л. Сегодня (Лекция, прочитанная в январе 1990 г. в Ин-те философии РАН) //Ad Marginem`93 /Отв. ред. Е.В.Петровская, У.В.Ознобкина. - М.: “Ad Marginem”, 1994. С. 148-165.

  20. Огурцов А.П. Наука: власть и коммуникация (социально-философские аспекты) // Вопросы философии. - 1990. № 11. - С. 3-18.

  21. Подорога В. А. Феноменология тела. Введение в философскую антропологию. М.: Ad Marginem, 1995.

  22. Принцип симметрии: Историко-методологические проблемы. М.: Наука, 1978.

  23. Проблемы рефлексии. Современные комплексные исследования./ Отв. ред. И.С.Ладенко. - Новосибирск, Наука, 1987.
  24. Рациональность и проблемы познания (Тезисы научной конференции Санкт-Петербург 27-28 ноября 1995 г.) / Отв. ред. Б.И.Липский - СПб. Изд-во СПбГУ.


  25. Рорти Р. Хабермас и Лиотар о постсовременности //Ступени 1994. № 2. С. 115-132.

  26. Савчук В.В. Кровь и культура. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 1995 .

  27. Савчук В.В. Конверсия искусства. СПб.: Петрополис, 2000.

  28. Савчук В.В. Пространство архаического: границы рефлексии. Автореф. на соискание доктора философских наук. СПбГУ, 1996. - 35 с.

  29. Савчук В.В. Рефлексия в свете разума //Основы онтологии /Под ред Ф.Ф.Вяккерева, В.Г.Иванова, Б.И. Липского, Б.В.Маркова. Изд-во Санкт-Петербургскогго ун-та, 1997. С. 241-260

  30. Танатография эроса: Жорж Батай и французская мысль середины ХХ века /Сост., пер. и коммент. С.Л.Фокина. СПб., 1994.

  31. Теоретические и духовно-практические формы освоения действительности)./Отв. ред. В.Г.Федотова. - М., 1987.

  32. Тхостов А.Ш. Топология субъекта (опыт феноменологического исследования) //Вестник МГУ, сер. 14. Психология. 1994 № 3.

  33. Фуко М. Воля к истине. М.,1996

  34. Фуко М. Слова и вещи: Археология гуманитарных наук. СПб.: Изд-во А - cad, 1994.

  35. Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. Московские лекции и интервью. - М.: Изд. центр “AKADEMIA”, 1995..

  36. Хайдеггер М. Гегель и греки //Время и бытие: Статьи и выступления. М., 1993.

  37. Хеймоне Ж.-М. Хабермас и Батай // Татанография эроса: Жорж Батай и французская мысль середины ХХ века. СПб., 1994.

  38. Хюбнер К. Критика научного разума. М., 1994.

  39. Хюбнер К. Рефлексия и саморефлексия в метафизике ? //Вопросы философии. - 1993. № 3.

  40. Штегмайер В., Марков Б.В., Савчук В.В. и др. Стратегии ориентации в постсовременности. (Коллективная монография) СПб., 1996.


4.5.2 Дополнительная


  1. Chauvin E. Lexicon philosophicum. Leovardiae, 1713.
  2. Chauvin E. Lexicon rationale, sive Thesaurius philosophicus, ordine alphabetico digestus, in quo vocabula omnia philosophica еxplicare, et universe quae lumine naturali possunt. Rotterodami, 1692.


  3. Gasché R. The Tain of the Mirror. Derrida and the Philosophy of Reflection. London, 1986.

  4. Goclenius R. Lexicon philosophicum, quo tanquam clave philosophiae fores aperiuntur informatum opera et studio Rodolphi Goclenii Senioris. Francofurti, 1613. (Прер. статьи “рефлексия”).

  5. Hassan I. Making sense: the triumph of postmodern diskourse //Nev literary history. Vol. 18, № 2.

  6. Kamper D. Zeichen als narben. Gedanken zur “Materie” der Signifikation //Elementarzeichen /Idee und Konception: Lucie Schauer. Berlin, 1985.

  7. Konersmann R. Lebendige Spiegel. Die Metapher des Subjekts. Frankfurt am Main, 1991.

  8. Marx W. Reflexiontopologie. Tьbingen, 1984.

  9. Micraelius J. Lexicon philosophicum terminorum philosophis usitatorum ordine alphabetico sic digestorum ut inde facile liceat cognosse. Ienae, 1653.

  10. Rationaliät: irhe Entwiklung und Grenzen./ Hrsg. von Leo Scheffcryk - Freiburg; München: Alber, 1989.

  11. Voss D. Metamorfosen des immaginдren — nachmoderne Blike auf Дstetik, Poesei und Gesrolschaft //Postmoderne. Zeichen eines kulturellen Wandels. /Andreas Huyssen, Klaus R. Scherpe Hg. Rowohlts Enzyklopдdie. Hamburg, 1986.

  12. Wahl J. Le Valheur de la conscience dans la Philosophie de Hegel. PUF. P., 1951.

  13. Zahn L. Reflexion //Historische Wörterbuch der Philosophie. Bd. 8 /Hrsg. Joachim Ritter und Karl-Fridrich Gründer. Basel; Stuttgart, 1992.