litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 4 5


Становление православия в Надым–Пур-Тазовском междуречье-2

(Составлено по благословению настоятеля Свято-Никольского храма г. Тарко-Сале отца Алексея.)

1. Введение


Без знания исторического прошлого миссии новые миссионеры

не могут действовать правильно, не могут не повторять старых

ошибок, не сочинять бесполезных проектов, не реализовать того,

что опытом их предшественников на миссионерском поприще

было отброшено, как ненужное, а часто – и как вредное для

успеха действий миссии.

Отец Иринарх (Иван Семенович Шемановский), настоятель

Обдорской духовной миссии с 1897 по 1910 годы

История активного распространения русской православной церкви на Обском Севере насчитывает всего чуть более 400 лет, но, несмотря на столь непродолжительный по планетарным масштабам период, она сыграла значительную роль в жизни коренных народов и оказала заметное воздействие на развитие русской культуры в Заполярье. Христианизация ненцев, ханты и селькупов в разные периоды имела свои особенности и последствия. Эта сторона жизни коренного населения и первых русских переселенцев еще совсем не исследована и не описана, но факт особой роли православия в освоении Крайнего Севера оспорить невозможно. Ведь, по сути, православие для коренных народов Сибири стало связующим звеном между прошлым и будущим.

Первые попытки приобщения аборигенов Севера к православной культуре начались в очень раннюю пору, когда к XIII веку новгородцы освоили северный - «печорский» - путь через Урал в Сибирь. По словам известного исследователя Сибири П.А. Словцова, общим и обязательным правилом для всех первых русских переселенцев было следующее: «где зимовье ясачное, там и крест, или впоследствии – часовня; где водворение крепостное, там церковь и пушка, а где город, там снаряд огнестрельный и монастырь, кроме церкви». Здесь вполне уместно будет заметить, что большинство очевидцев того времени отмечали, что при всем свободолюбии и суровости все сибиряки в массе своей были очень религиозными людьми. Протопоп Андреев, посещая в 1778 году Березовский и Сургутский уезды, записал в своем дневнике: «Здешнее общество православное, раскола не знающее». И это не удивительно: выжить в те годы в суровых условиях Севера без твердой веры в божью помощь было просто невозможно. Православие являлось важнейшим условием жизнеспособности немногочисленных северных русских общин. При этом следует отметить, что не все первые попытки обращения коренных северян в православную веру были успешными. Миссионерам с первых дней своего пребывания в стойбищах и на рыбацких станах пришлось столкнуться не только с фанатичной приверженностью язычеству* одной части местного населения и полной безучастностью к вере вообще другой, но и вступить в настоящую борьбу за выживание в условиях сурового полярного климата.


А первое знакомство коренных жителей, проживающих в Надым-Тазовском междуречье, с православной культурой связано с русским городом Мангазеей.

2. Мангазея


Мангазея - один из самых таинственных и легендарных городов севера Сибири. С одной стороны, его судьба известна достаточно хорошо, с другой - с именем Мангазеи связывают великие тайны, разгадка которых до сегодняшнего дня привлекает внимание многих ученых и исследователей.


* Язычество - совокупность народных представлений о сверхъестественных силах, управляющих миром и людьми. В центре традиционных религий арктических народов стоит представление о Вселенной, состоящей из нескольких сфер, населенных духами. Сфер, как правило, три: Верхний, Средний и Нижний миры. Связь между ними осуществляет шаман. Он владеет искусством воздействия на духов, благодаря чему может влиять и на души людей. Такая система мировоззрения называется шаманизмом.

Это был первый русский город за Полярным кругом и в Восточной Сибири. Мангазея была основана в 1601 году на правом высоком берегу реки Таз, в 300 километрах от Тазовской губы Карского моря. По одной из версий название этому городу дало самоназвание одного из родов предков современных энцев, проживавших по среднему течению Таза в XVI веке и имевших самоназвание monkansi. Свою местность они называли "Monkansi ja", что, собственно, и означает «земля монканси». Возможно, отсюда и пошло русское слово "Мангазея". Но есть и другая версия: «магазеями» или «мангазеями» в старину на Руси называли большие амбары, общественные продовольственные склады. И эта версия имеет право на существование, ведь доподлинно известно, что еще до образования города Мангазеи здесь стояли такие амбары, возведенные русскими поморами*, ходившими сюда из Двины, Мезени и Печеры.

А началась история города с того, что в 1600 году царь Борис Федорович Годунов направил на завоевание мангазейской земли стрелецкое войско во главе с князем Мироном Шаховским и дьяком Данилой Хрипуновым. По тем временам богатства там были немыслимые: мягкая рухлядь - пушнина, соболь в те времена ценился наряду с золотом. Отряд состоял из ста пятидесяти тобольских казаков. Но воевать стрельцам не пришлось - местное население не противилось первооткрывателям. Воевода стрельцов Мирон Шаховской заприметил на берегу реки Таз, в месте впадения реки Осетровки (Мангазейки) в реку Таз, брошенное поселение поморов и решил основать здесь острог. Было это уже весной 1601 года. Население Мангазеи быстро росло. Способствовало этому и то, что место оказалось очень удобным для торговли пушниной. В 1608 году царь Василий Шуйский объявил Мангазею городом. К этому времени здесь уже имелись крепость-кремль с крепостной стеной, посад, три церкви, гостиный двор, государевы житницы. Все постройки стояли на вечной мерзлоте, их фундаменты укреплялись на слое замороженной строительной щепы. Под фундамент подкладывались листы бересты, тогда грунтовая вода не проходила в подвалы зданий и не разрушала замороженного слоя. В городе было около 100 жилых домов (7 улиц), население его составляло более чем 1500 человек. Пять башен венчали крепостные стены кремля: одна проезжая - Спасская башня, остальные четыре глухие - Успенская, Зубцовская, Ратиловская и Давыдовская. С любой башни открывался вид на окрестности и на окружавшие город речки - Ратиловку и Осетровку (Мангазейку). Взять такой мощный кремль было практически невозможно. Мангазея в те времена считалась красивейшим городом русского Севера. В сказаниях о ней говорится, что купола её церквей были покрыты червлёным золотом, и звали город златокипящим. В центре крепости-кремля стояла пятиглавая соборная церковь Троицы. На посаде в торгово-ремесленной части города, которая располагалась вне стен кремля, среди приземистых домов выделялись золоченые купола двух других церквей, освященных в честь Успения Богородицы и поморских чудотворцев Михаила Малеина и Макария Желтоводского**. В трапезной церкви Успения Богородицы хранилась общинная казна. Эти деньги шли на нужды церквей, а также на снаряжение экспедиций служивых людей в ясачные зимовья, на ремонт съезжей избы и на «кормление воевод».


* Поморы – русское население современной Архангельской области, потомки новгородцев. В поисках богатых промыслов уже в XIV – XV веках ими был освоен «морской ход» в устье Оби и в Мангазею.

** Макарий Желтоводский и Унженский. Преподобный (1349-25.07.1444), родом из Нижнего Новгорода. В двенадцать лет тайно оставил дом родителей и принял монашеский постриг в Вознесенском Печерском монастыре. Основатель обители во имя Святой Троицы, называемой Желтоводской (Троицкий Макарьев Желтоводский монастырь в Нижегородских землях). После разорения обители в 1439 году казанскими татарами прп. Макарий с братией и многими жителями той местности переселился в окрестности города Галич в Костромских землях. Переселившись на р. Унжу, прп. Макарий основал Унженскую обитель (Унженский Макарьев Троицкий монастырь), в которой и скончался в глубокой старости. Память прп. Макария отмечается 25 июля/7 августа.

Михаил Малеин. Преподобный (ск. 962 году). Игумен Кименской обители на Афоне. Память отмечается 12/25 июля.

Золотые купола всех церквей было видно с большого расстояния, и каждый подъезжающий к городу после многомесячного пути уже издали мог любоваться красотой мангазейских храмов. Это был настоящий праздник для души православного человека. Из-за нехватки строительных материалов в период массовой застройки города, очень часто использовались доски от разобранных лодок – кочей*, но, тем не менее, все современники отмечают не только размеры, но и архитектуру кремля и церквей **. В те годы в Мангазее не было специальной православной миссии для инородцев – так называли группу священнослужителей, основной целью которых было проповедование православия в среде коренных северян. Да её, наверно, и не могло быть, ведь Сибирская епархия была учреждена на 20 лет позднее закладки Мангазеи ***. Но все исследователи отмечают, что первые попытки приобщения к православной культуре коренного населения, проживающего на реках Пур, Таз и Вах, состоялись именно в Мангазее. Любопытство и внимание ко всему новому влекло коренных жителей в город не только по торговым делам и для уплаты ясака, но и для простого человеческого общения. Ведь многие промысловики годами жили среди коренного населения, а значит, заводились знакомства, создавались смешанные семьи, и для освящения этих браков в церкви коренные северянки принимали православие. Крещение ненцев, ханты и селькупов было началом включения их в общий поток цивилизации, принятием ими общечеловеческих ценностей. Правда, большинство современников того времени в своих записях повествуют, что в основном всё исполнение православных треб инородцев сводилось к пожертвованию небольшой суммы денег или шкурки соболя для нужд церкви. Да и само мировоззрение коренных северян даже после крещения еще долго оставалось смесью христианства и язычества, с явным преобладанием последнего. Интересен тот факт, что по настоянию священнослужителей мангазейских храмов инородцы перед посещением церквей одевались в праздничные одежды и отгоняли от себя сопровождавших их всюду собак.



Промышленники проникали в Мангазею тремя путями. Мангазейский морской ход шел вдоль побережья Северного Ледовитого океана к западному побережью полуострова Ямал, затем вверх по рекам Муртыяха (Мордыяха) и Сеяха (Мутная) до водораздельных озер Нейто, далее полтора километра волоком в озеро Ямбуто и в низ по реке Сеяхе (Зеленая) в Обскую и Тазовскую губы и на реку Таз. При ранней весне и благоприятных ледовых условиях, поморы пользовались и прямой морской дорогой, огибая с севера полуостров Ямал. Второй путь был по суше через Березовский и Обдорский городки и далее водой через Обскую и Тазовскую губы. Был и третий путь, многие исследователи называют его речным или Казымо-Надым-Пуровским, по нему в Мангазею шли в основном казаки и торговые люди из коми-зырян. Проходил он от Березовского городка вверх по реке Казым, далее по короткому волоку на реку Надым, потом по его правому притоку Танлава и снова по короткому волоку на левый приток реки Пур – Большой Ямсовей. В связи с тем, что на реках Надым и Пур весенний ледоход проходит почти на месяц раньше, чем ото льда освобождаются Обская и Тазовская губы то данный путь хоть и проходил по двум волокам, но позволял уже поздней весной добраться до Мангазеи или выехать из неё. С данным путем связано появление в начале XVI века Надымского городка в среднем течении реки Надым и Пантуева городка на реке Пур.

* Коч – уникальное русское полярное судно, созданное поморами, жившими на берегу Белого моря. Особенности конструкции этого судна делали его максимально приспособленным к плаваниям в ледовой обстановке. Русский коч один из символов освоения Северного морского пути.

** Во многих в источниках указывается, что в Мангазее, в период её рассвета, было около 500 домов. На самом же деле в первом русском городе за Полярным кругом было не более 60 – 100 домов. Но почти все они были большие и многокомнатные, как бараки и в каждой из комнат этих домов жило до десяти человек. Из-за плотной застройки пожары несколько раз почти полностью уничтожали весь город. Подтверждением сказанному служат и раскопки, проведенные на месте древнего городища.


*** Сибирская епархия с размещением архиерейской кафедры в г. Тобольске была учреждена в 1620 году.

История Пантуева городка - это затерявшаяся во времени первая страница истории освоения водораздела реки Пур казаками и торговыми людьми из коми-зырян. Сколько он просуществовал, каково было его основное предназначение об этом достаточно много легенд, большинство из которых скорее похоже на сказку и очень мало подлинных свидетельств. Возможно, это объясняется тем, что в нижнем течении Оби в начале XVII века существовал городок с одноименным названием и этот факт вносит определенную путаницу в историю существования Пантуева городка на Пуру. Огромная территория водораздела реки Пур с его разветвленными истоками, безусловно, привлекала охотников промысловиков, и Пантуев городок на реке Пур, используя свое исключительно выгодное географическое положение, мог существовать и как транзитный городок - спутник Мангазеи и как ясачное зимовье. Высказывая предположение о его месте расположения большинство исследователей, называют нижнее течение реки Пур - между ныне существующими селом Самбург и поселком Уренгой. Но сколько лет просуществовал данный городок и по какой причине был оставлен его жителями, об этом нам еще только предстоит узнать.

В первой трети XVII века Мангазея была действительно "златокипящей", если под золотом понимать драгоценные шкурки соболей, лисиц и бобров. Каждый год ранней осенью десятки частных кочей бросали якорь у Мангазеи, и шумный промысловый люд (около 1,5 тыс. человек) оставался зимовать в городе. Весной расходились по промыслам, которые все дальше и дальше отодвигались на восток. Большинство промышленников уже не оставались в тазовских районах, а на мелких судах волоком переходили на реку Турухан, где с 1607 года вырастал соперник Мангазеи - Туруханское зимовье. Отсюда пути сибирских «зверобоев» лежали на правые притоки Енисея - Нижнюю и Подкаменную Тунгуски. Для более активного сбора ясака вокруг Мангазеи в скором времени выросла целая сеть административных пунктов – ясачных зимовий. Их ставили в центре компактного проживания коренных жителей: ненцев, энцев, селькупов и эвенков. Среди этих небольших городков-крепостей историки выделяют три наиболее значимых: Верхне-Тазовское (в районе села Киккиакки, заложено в 1627 году), Худосейское (в районе реки Худосей, его еще называли Туруханским, заложено в 1607 году), Леденкин шар (между Мангазеей и устьем реки Таз, в устье реки Русская *, заложено в 1620 году).



Следует отметить, что на стремительное продвижение русских купцов и промышленников на восток вдоль северного побережья практически не повлияли смута и государственная неустроенность России, возникшие после смерти царя Ивана Васильевича Грозного в 1584 году и продлившиеся практически до пришествия на престол Михаила Федоровича Романова в 1613 году. Несметные богатства Сибири, отдаленность от властей, отсутствие крепостной зависимости с каждым годом привлекали на новые земли все больше переселенцев из центральных частей России.


Но вся жизнь Мангазеи уложилась в сроки человеческой жизни, и судьба ее была такой же скорой на взлеты и падения. В 1619 году московское правительство официально запретило Мангазейский морской ход из Приморья в Обскую губу через Ямал, аргументируя свое решение тем, что иностранцы тайно приплывают по северным морям и рекам в Мангазею и скупают там беспошлинно главный торговый продукт страны - пушнину.

* Название реки Русская (Луцеяха) одно из немногих топонимов связанных с распространением православия в Надым-Пур-Тазовском междуречье и сохранившихся до наших дней. К примеру, село Церковенское, что стояло в сорока километров выше по течению реки Таз от п. Красноселькуп (ранее он назывался Тундровой яр) перестало существовать в 50 годы прошлого века. По понятным причинам топонимов обозначающих святые места и святилища коренных жителей Ямала несравненно больше. Например: озер с название Нум-то (святое озеро) на Обском Севере множество.

Дорога в Сибирь была определена сухопутная - через город Березов (основан в 1593 году) и Обдорск (основан в 1595 году). Но Мангазея еще какое-то время сохраняла свое экономическое положение в крае. В 1640 – 1660 годы на всём севере - от Гренландии до Чукотки - изменились климатические условия, стало значительно холоднее. Это, а также то, что охота на пушного зверя велась мангазейцами варварски, стало причиной того, что через несколько десятков лет соболь ушел в восточную тайгу. А это уже была катастрофа.


Немалые разрушения принесла городу и «мангазейская смута» 1629-1631 годов, спровоцированная ссорой двух воевод – А.Ф. Палицына и Г.И. Кокорева. В начале XVII века в каждый сибирский город назначались по два воеводы с одинаковыми полномочиями. В случае враждебных отношений между ними такая практика значительно дезорганизовывала все местное управление. Забросив дела управления, они вербовали себе сторонников и ловили случай побольней уколоть соперника. Город разделился на две партии, и зимой 1630 года дело дошло до вооруженных столкновений. Г.И. Кокорев укрылся за городскими стенами и обстреливал сторонников А.Ф. Палицына, за которым была посадская часть. Последние, в свою очередь, периодически штурмовали городские укрепления. Поскольку на стороне Палицына оказалась большая часть промышленников, то Г.И. Кокорев из зловредности приказал, при начале ледохода на реке Таз, обстреливать кочи. Спасти удалось лишь пять судов, остальные пришлось бросить, и их раздавило льдом. Всего с обеих сторон было убито 12 человек, не считая получивших ранения. Такого бурного «воеводства» не видел, пожалуй, в то время ни один город России. Активным участником ссоры двух воевод был и будущий землепроходец Восточной Сибири - Ерофей Хабаров. Он выступал на стороне воеводы А.Ф. Палицина и, отправляясь весной 1630 года в Москву, доставил письмо от имени торговых и промышленных людей на имя царя Михаила Романова с просьбой уладить конфликт. В 1642 году в Мангазее был сильный пожар. Вновь отстроить прежний город у мангазейцев уже не было ни сил, ни средств. Почти сразу же после пожара близ местной церкви Святой Троицы вышел сам собой из земли гроб. Пытались его убрать, но ничего не получилось - он не сдвигался с места и не поддавался топору. Архиепископ Сибирский и Тобольский Симеон направил в Мангазею для следствия попа Ивана Семенова. Гроб вскрыли. Там оказались останки 15-16 - летнего юноши Василия Федорова.* Так состоялось одно из важнейших событий не только в жизни Мангазеи, но всей Сибири – произошло обретение мощей первого сибирского святого Василия Мангазейского.



следующая страница >>