litceysel.ru
добавить свой файл
1


Мартинович Г. А. Коммуникативно-тематическое поле "Береза" (по одноименному роману А. С. Пушкина). (Статья подготовлена к печати).


В ряде исследований нами было показано, что одноименные ситуативно-тематические (СТП) и ассоциативные поля (АП), определяемые по данным двух видов ассоциирования (ассоциирование при порождении текстов и ассоциирование при порождении реакций в ассоциативном эксперименте), в своих существенных областях оказываются практически идентичными. Следовательно, есть достаточные основания утверждать, что они выявляются по результатам двух видов материализации одного и того же фрагмента общественного языкового сознания1. Объединение элементов этих полей позволяет с наибольшей полнотой и надежностью определять части этого фрагмента – совокупности номинативных единиц, тематически организованных непосредственно в коммуникативных целях, которые, скорее всего, могут быть охарактеризованы как коммуникативно-тематические поля (КТП). Объединения же наименований, реконструируемые на основе данных текстов и ассоциативного эксперимента, можно условно разграничить как, соответственно, КТП-1 и КТП-2.

Элементами КТП являются номинативные единицы – слова и устойчивые словосочетания. КТП-1 практически идентичны СТП. КТП-2 не совпадают полностью с АП, так как под последними обычно понимают совокупности собственно реакций (словоформ и словосочетаний в той форме, в какой они непосредственно даны испытуемыми), организованных словом-стимулом. Состав КТП-2 определяется в результате незначительного уровня абстракции собственно номинативных единиц от состава ассоциативных полей (от состава реакций).

Со структурной точки зрения КТП делится на тематическую (субстантивную), состоящую из наименований-существительных, и функциональную (признаковую), состоящую из наименований-признаков (прилагательных (включая и причастия), глаголов (включая и деепричастия), наречий и слов категории состояния), области, подразделяемые далее на группы и подгруппы. Делается это на основе следующих соображений. Наименования-существительные предназначены, главным образом, для предметно-понятийного (то есть тематического) членения наших знаний о явлениях действительности, тогда как признаковые слова – для обозначения признаков той или иной предметной (в широком, абстрактно-грамматическом смысле) сферы. Поэтому наименования-существительные (субстантивные наименовании) образуют собственно тематическую область КТП. Признаковые же наименования создают функциональные участки поля и группируются не на основе своих собственных семантических признаков, а на основе связей и отношений с тематическими группами имен существительных. Таким образом, предлагается, по существу, функционально-тематическая классификация элементов КТП.


Из сказанного следует, что исследование индивидуального и общественного лексикона (ассоциативно-семантических сетей, ассоциативных полей, лексического компонента речевой способности и т. п.) принципиально возможно как на основе экспериментальных данных, так и на основе данных естественных текстов. Но если изучение явлений ассоциативного характера в отечественной и зарубежной науке экспериментальными методами стало уже довольно обычным делом, то их целенаправленное и планомерное изучение на основе текстов, по существу, только начинается, и здесь пока много неясного и непонятного, в чем еще предстоит разобраться. И это, несомненно, необходимо сделать, так как, с одной стороны, текстовые исследования обладают целым рядом весьма существенных преимуществ по сравнению с экспериментальными2, с другой – они открывают дополнительные, принципиально не осуществимые путем ассоциативного эксперимента, возможности изучения явлений ассоциативного плана. Например, обращение к текстовым источникам позволяет если не реконструировать полностью, то, во всяком случае, хотя бы в значительной мере восстановить ассоциативные вербальные связи не только живых, но и мертвых языков, не только живого языка в его современном состоянии, но и в те или иные исторические периоды его развития и существования и т. п. В последнем случае имеется исключительная и, в общем-то, уникальная возможность реконструкции характерных для тех или иных эпох ассоциативных полей. Причем такое восстановление может осуществляться как в пределах всего национального языка, так и в пределах его различных функционально-социальных вариантов (сфер, стилей, жанров и т.п.) вплоть до индивидуально-авторских, личностных.

Поэтому вполне закономерным, по нашему мнению, является выявление и описание КТП по материалам художественных произведений, в частности – той или иной темы определенного художественного произведения. При этом в зависимости от конкретных задач эта тема может быть представлена как «в статике» (во всей своей целостности), так и «в динамике» (по отдельным структурно-композиционным элементам произведения – главам, частям, томам; в завязке, кульминации и развязке и т. п.).


Покажем сказанное на примере фрагментов
КТП «Евгений Онегин» одноименного романа А. С. Пушкина, в котором, как хорошо известно, традиционно выделяются четыре главных героя и, соответственно, четыре основные темы: тема Онегина, тема Татьяны, тема Ленского и тема автора33.

Тематическая область поля состоит из четырех групп: 1. Наименования, относящиеся к Евгению Онегину; 2. Наименования, относящиеся к другим лицам и персонажам романа; 3. Наименования предметов и явлений, связанных с деятельностью человека, 4. Наименования предметов и явлений окружающей среды, обстановки и т. п.

В свою очередь, в первую группу тематической области входят, например, такие подгруппы: Имена и наименования Евгения Онегина (Онегин, Евгений, дитя, повеса...); Наименования внешнего вида, частей тела, покровов тела и т. п. Онегина (голова, волосá, рука...); Наименования явлений внутреннего мира Онегина (страсть, скука, любовь, мечта, грусть...); Наименования видов и способов существования Онегина (жизнь, судьба, жребий...); Наименование состояний, положений Онегина (хандра, недуг, сон...); Наименования видов деятельности, поступков, поведения, действий и т. п. Онегина (свидание, труд, измена, разговор...) и другие.

Во вторую группу – подгруппы: Имена и наименования человека (друг, дядя, отец, актриса...); Имена и наименования литературных, мифологических, эпических, сказочных и т. п. персонажей (Гомер, Диана, Зевес...); Наименования явлений внутреннего мира других персонажей (ум, воля, злоба...); Наименование состояний других персонажей (нега); Наименования видов деятельности, поступков, поведения, действий и т. п. других персонажей (вздох, крик, сплетни, спор...) и др.

В третью группу: Наименования зрелищ, балов, игр, развлечений и т. п. (бал, обед, балет, вечер, маскарад, праздник…); Названия и наименования словесных произведений (книга, письмо, стихи, эпиграмма, анекдот...); Наименования свойств, качеств и т. п. словесных произведений (бред (в книгах), злость (эпиграмм), скука (в книгах), смысл...); Наименования стихотворных размеров (хорей, ямб); Наименования продуктов производства (золото, лес, сало…) и др.


В четвертую группу: Наименования земного шара, стран, мест и т. п. (земля, государство, страна); Названия и наименования населенных пунктов, мест проживания и т. п. (деревня, Париж, Цареград); Названия и наименования строений, сооружений, элементов городского пейзажа и т. п. (Нева, бульвар, гранит, Летний сад...); Названия и наименования учреждений, заведений и т. п. (театр, завод, Talon (‘ресторан’)...); Наименования жилищ (двор, дом); Наименования элементов зданий, учреждений, жилищ и т. п. (кабинет, гостиная, потолок, ступени...); Наименования предметов мебели, убранства и т. п. (постеля, стол, кресло, тафта, хрусталь...); Наименования предметов туалета (гребенка, духи, ножницы, пилочка...); Наименования предметов одежды и носильных вещей (брегет, боливар, жилет, фрак...); Наименования блюд, продуктов и т. п. (ананас, вино кометы, котлеты, roast-beef...); Наименования видов и средств передвижения (дрожки, карета, санки...); Наименования элементов ландшафта (лес, поле, дуброва, роща, холм, ручей…); Наименования атмосферных явлений (пыль (морозная)); Наименования временных явлений (лет, дней, частей суток и т. п.) (день, год (лет), пора, утро...) и др.

Размеры настоящей работы позволяют нам представить в качестве примера лишь субстантивные наименования первой и третьей подгрупп первой группы.

Все исследование осуществляется по тексту «Евгения Онегина» Русской виртуальной библиотеки: http://www.rvb.ru/pushkin/toc.htm (РВБ: А.С.Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. Версия 2.2 от 30 января 2002 г.).

Глава первая


(Хандра)


Подгруппа 1
. Имена и наименования Евгения Онегина. Онегин 15, Евгений 9, дитя (‘ребенок’ 1, забав и роскоши 1), педант, повеса 2, воспитанник (мод), враг (порядка), гений (науки страсти нежной), герой (наш), гражданин (кулис), житель (сельский), законодатель (театра), знаток (с видом знатока), малый (сущ.), наследник (родных), обожатель (актрис), отступник (наслаждений), приятель (мой (автора)), проказник, расточитель (порядка), ребенок, философ (в осьмнадцать лет), франт, хозяин (заводов, вод, лесов, земель), эконом (‘знаток экономики’) 1.

В сравнении. Венера (подобный ветреной Венере), Dandy (как dandy лондонский одет), Child-Harold (как Child-Harold, угрюмый, томный…), Чадаев (второй Чадаев, мой Евгений) 1.

Подгруппа 3. Наименования явлений внутреннего мира Онегина (чувств, мыслей, отношений, черт характера и т. п.). Страсть (‘любовная’ 3, ‘интерес, увлеченность’ 1) 4, скука, любовь (‘к женщине’), мечта, надежда, наслаждение, отрада, ум, чувство 2, грусть, дружба (‘чувство и деятельность’), дума, душа, жажда (просит бокалов), жар (сердца), лень, мука (душевная), отчаянье, охота (‘желание’), память, преданность (мечтам), предмет (дум), пустота (душевная), разность (‘различие характеров, натуры и т. п.’), рассеянье (‘невнимательность к окружающим’), сердце (‘душевный мир’), сожаленье (с душою полной сожалений), странность, талант (в разговоре коснуться до всего слегка), цель (‘намерение, желание’), черты 1.

В прямой речи Онегина. Коварство, скука 1.

Глава вторая


(Поэт)


Подгруппа 1. Имена и наименования Евгения Онегина. Евгений 6, Онегин 5, друг (мой (‘автора’)), инвалид (в любви), мудрец, чудак (все решили) 1.

[Онегин и Ленский]: пустынники 1.

В прямой речи соседей. Неуч, сосед, фармазон 1.


Подгруппа 3. Наименования явлений внутреннего мира Онегина (чувств, мыслей, отношений, черт характера и т. п.). Любовь (‘к женщине’), нужда (‘забота’), сожаленье 1.

[Онегина и Ленского]: разнота (‘разность характеров, натуры и т. п.’), страсть (занимала умы), ум 1.

[Онегин и Ленский]: В сравнении-антитезе. Волна – камень, стихи – проза, лёд – пламень 1.

Глава третья

(Барышня)

Подгруппа 1. Имена и наименования Евгения Онегина. Евгений 3, герой, Онегин 2, искуситель, тиран 1.

В сравнении. Грандисон, тень (подобный грозной тени) 1.

[Онегин и Ленский]: други 1.

В прямой речи Татьяны. Онегин, О…, сосед 1.

В прямой речи Ленского. Онегин 1.

Подгруппа 3. Наименования явлений внутреннего мира Онегина (чувств, мыслей, отношений, черт характера и т. п.).

В прямой речи Онегина. Беда, привычка, скука 1.

В прямой речи Ленского. Беда 1.

Глава четвертая

(Деревня)

Подгруппа 1. Имена и наименования Евгения Онегина. Онегин 6, Евгений 3, жертва (был жертвой заблуждений), приятель (наш) 1.

В сравнении. Анахорет (Онегин жил анахоретом), Чильд-Гарольд (Онегин вдался в лень Чильд-Гарольдом) 1.

[Онегин и Ленский]: друзья 1.

В прямой речи онегина. Муж 2, отец, супруг 1.

В сравнении. Брат (люблю любовью брата) 1.

В прямой речи Ленского. Милый 2, друг 1.

Подгруппа 3. Наименования явлений внутреннего мира Онегина (чувств, мыслей, отношений, черт характера и т. п.). Душа 3, дума, желанье, заблуждение, сожаление, страсть, чувствие, упоенье 1.

В прямой речи онегина. Душа 2, волненье, любовь (брата), мечта, порука (совесть порукой), сердце (‘душевный мир’), совесть, чувство 1.


[Онегина и Татьяны]: Мука (будет супружество) 1.

Глава пятая

(Именины)

Подгруппа 1. Имена и наименования Евгения Онегина. Евгений, Онегин 3, герой (наш), чудак 1.

[Онегин и Ленский]: друзья 2.

Во сне Татьяны. Онегин 5, Евгений 3, герой (нашего романа), сам-друг, хозяин (‘в шалаше’) 1.

Подгруппа 3. Наименования явлений внутреннего мира Онегина (чувств, мыслей, отношений, черт характера и т. п.). Душа 2, воля, досада, жалость, карикатуры (‘гостей чертил в душе Онегин’), нежность 1.

Глава шестая

(Поединок)

Подгруппа 1. Имена и наименования Евгения Онегина. Онегин 13, Евгений 9, друг (‘Ленского’) 1.

В сравнении. Боец, мальчик, муж, мячик (Евгений был должен оказать себя не мячиком, не мальчиком, не бойцом, но мужем), зверь (не щетиниться, как зверь) 1.

[Онегин и Ленский]: враги 4, друзья 2.

В сравнении. Враги (врагам наследственным подобно) 1.

Подгруппа 3. Наименования явлений внутреннего мира Онегина (чувств, мыслей, отношений, черт характера и т. п.). Дума, душа, сердце (‘душевный мир’), скука, удовольствие, ум, холод (холодом облит), честь, чувство 1.

[Онегина и Ленского]: жажда (‘желание’), мысли 1.

В прямой речи Онегина. Презренье 1.

Глава седьмая

(Москва)

Подгруппа 1. Имена и наименования Евгения Онегина. Евгений 2, Онегин, герой (наш), отшельник (мой) 1.

В мыслях Татьяны. Онегин 2, ангел, бес, москвич в Гарольдовом плаще, пародия, подражанье, призрак, слов модных полный лексикон, созданье ада, созданье небес, чудак, чужих причуд истолкованье 1.

В прямой речи Анисьи. Барин 1.

Подгруппа 3. Наименования явлений внутреннего мира Онегина (чувств, мыслей, отношений, черт характера и т. п.). Душа, опала (‘немилость’) 1.


Глава восьмая

(Большой свет)

Подгруппа 1. Имена и наименования Евгения Онегина. Онегин 15, Евгений 5, поэт (не сделался поэтом 2), чудак (корчит чудака 1, мой чудак 1) 2, друг (‘князя’), малый (сущ.), родня (‘князя’), ученик (‘автора’) 1.

В сравнении. Гарольд, квакер, космополит, Мельмот, патриот, ханжа (явиться Мельмотом, космополитом, патриотом... и т. д.), маска (иль маской щегольнет иной) 1.

Дитя (как дитя), сурок (как сурок), тень (как тень), Чацкий (как Чацкий) 1.

Мертвец (на мертвеца похожий), поэт (походил на поэта) 1.

В прямой речи онегина. Сосед (я им сосед) 1.

Подгруппа 3. Наименования явлений внутреннего мира Онегина (чувств, мыслей, отношений, черт характера и т. п.). Дума, душа, мечта, тоска, цель, чувство 2, безумство, беспокойство, буря (ощущений), воображенье, глубина (души), досада (в душе), желание, забота (юности – любовь), любовь (в душе), мысль, надежда, охота (‘желание’), ощущение, печаль, помышление, свойство (охота к перемене мест), сердце (‘душевный мир’), сожаление, сомненье, страданье, суетность (‘в душе’), трепет, ум 1.

В письме Онегина. Душа, сердце (‘душевный мир’) 2, волнение (в крови), жажда (любви), мука, привычка, разум, скука, тайна, хитрость, цель 1.

В свою очередь, как уже отмечалось, признаковые наименования группируются не на основе своих собственных семантических признаков, а на основе связей и отношений с тематическими группами имен существительных. Например, к наименованиям первой подгруппы первой группы (Глава первая) относятся:

Имена прилагательные и причастия.

[Евгений, Онегин, он]: Довольный (жребием своим), подобный (ветреной Венере), полусонный (едет в постелю), преданный (безделью), свободный, томный (как Child-Harold), угрюмый (как Child-Harold) 1. И другие.


Глаголы и деепричастия.

[Евгений, Онегин, он]: Мог 5, знал, умел, читал 3, вошел, имел (не имел охоты 1, имел талант 1), нашел (полон двор услуги 1, дядю покойник на столе 1), поскакал (на бал 1, по почте 1), оставил (книги 1, причудниц 1), увидел (свет 1, что и в деревне скука та же 1) 2, бранил (Гомера, Феокрита), взглянул (на сцену), взлетел (по ступеням) 1. И др.

Наречия и наречные словосочетания.

[Евгений, Онегин, он]: (поскакал) стремглав 2, (взглянул) потом, (взлетел по ступеням) стрелой, (взялся за перо) зевая, (вышел) вон, уж, (заперся) дома 1. И др.

Слова категории состояния.

[Онегину]: немудрено (везде поспеть), все равно (с кого начнет он) 1.

На данном этапе исследования не осуществлялось подробное описание словоупотреблений романа А. С. Пушкина, как это делается, например, в «Словаре словоупотреблений М. Горького»44. Задача настоящей работы была более скромной. Она заключалась прежде всего в попытке представить систематизированную определенным образом лексику (точнее – состав номинативных единиц), использованную А. С. Пушкиным для воплощения в романе одной из основных тем – темы «Евгений Онегин». Понятно также, что в случае необходимости может быть произведен весьма подробный как собственно лингвистический, так и литературоведческий анализ представленного выше материала, однако это предмет специального исследования.

1 Мартинович Г.А. Вербальные ассоциации и организация лексикона человека // Филологические науки. – 1989, № 3. С. 39–45. Мартинович Г.А. К проблеме онтологии языка // Вестник Ленинградского университета. Сер. 2, 1989. Вып. 3. С. 54-60. Мартинович Г.А. Текст и эксперимент. – СПб., 1993. Мартинович Г.А. Текст и эксперимент (исследование коммуникативно-тематического поля в русском языке). Автореф. дис. ... докт. филол. наук. – СПб., 1994. Мартинович Г. А. О новом типе учебного словаря русского языка // Лексикография: Информационный бюллетень – СПб., 2002. – С. 4-23.


2 Данные ассоциативных экспериментов в силу самой своей природы (порождение вне контекста) всегда содержат некоторый элемент неопределенности, не позволяющий в целом ряде случаев интерпретировать их однозначно, что в значительной мере затрудняет классификацию элементов КТП-2. Эта неопределенность практически полностью снимается при использовании аналогичных им данных КТП-1. Возможность обращения к контекстам позволяет в этом случае устанавливать часть речи, значение многозначного слова, лексическую и грамматическую сочетаемость, синтаксическую функцию и т. д. слова, как правило, достаточно определенно (если только сама неопределенность не задана специально автором текста в особых целях).

3 Состав КТП «Евгений Онегин» выявлялся путем дистрибутивно-статистического анализа ключевых слов рассматриваемой темы и их местоименных заместителей – Онегин, Евгений, дитя, повеса, он, его, ему и т. д.

4 См.: Словарь автобиографической трилогии М. Горького. Л., 1974. В. I. – С. 9 – 50.