litceysel.ru
добавить свой файл
1 ... 3 4 5 6 7 8

9. Гимназия и реальное училище при Петропавловской-евангелическо-лютеранской церкви (1913, арх. Отто фон Дессин)

Петроверигский пер., 10

История немецкой школы в России начинается почти одновременно с историей российских немцев. И это неудивительно. Большинство из них принадлежало к евангелическо-лютеранскому вероисповеданию, а для протестантов церковь и школа – понятия неразделимые. Посещение школы является для них необходимым и обязательным этапом человеческого бытия, своего рода промежуточной ступенью между крещением и конфирмацией. Главная и первоначальная задача школы заключалась в том, чтобы дать детям религиозно-нравственное воспитание и научить их чтению, которое прежде всего способствует становлению истинного христианина, ибо дает возможность самостоятельно изучать Библию.

Евангелическая церковь изначально была заинтересована в распространении образования среди всех слоев населения. Еще в 1524 году Мартин Лютер обратился к властям германских городов с призывом организовать общедоступные школы. В 1642 году правитель герцогства Саксен-Гота Эрнст Благочестивый ввел у себя всеобщее начальное образование. Впоследствии оно было распространено и на другие германские государства.

Немецкие школы основывались не только в Германии. Куда бы ни забрасывала немцев судьба, они всегда стремились объединиться и организовать обучение детей. С XVII по начало ХХ века немцы имели свои церкви и школы в России, и, главным образом, благодаря богослужению и обучению на родном языке они в течение 300 лет сохраняли вдали от исторической родины свой язык и национальную культуру. Уже в начале XVII века при московской евангелическо-лютеранской церкви существовала школа, где преподавали религию, церковное пение, чтение, письмо и арифметику. Возможно, однако, что самая первая школа возникла еще раньше – в 1576 году – одновременно с основанием в Москве первой евангелическо-лютеранской церкви.

Во второй половине XVII века в московской Немецкой слободе действовали две евангелическо-лютеранские церкви, названные впоследствии Михайловской и Петропавловской. При каждой из них имелись школы для мальчиков и девочек. Среди учеников были дети разных национальностей, но немцы составляли большинство, и преподавание велось на немецком языке, являвшемся в какой-то степени языком «межнационального общения» в Немецкой слободе, населенной выходцами из различных европейских стран.


Впоследствии программа школ существенно расширилась. Так, например, в 1815/16 году в училище при Михайловской евангелическо-лютеранской церкви появились новые предметы: русский и французский языки, история, география и рисование. В 1871 году училищу был присвоен статус реального, и программа его стала соответствовать программам аналогичных российских учебных заведений, но преподавание велось на немецком языке. Здание Михайловского реального училища в Новокирочном переулке (д.№4) пока еще существует; самой же Михайловской евангелическо-лютеранской церкви не осталось и следа. Место, где она стояла когда-то, находится на территории филиала Центрального аэрогидродинамического института.

Что касается школы при Петропавловской церкви в Немецкой слободе, то она сгорела дотла во время пожара 1812 года. Несколько лет спустя ее восстановили вместе с церковью, но не на прежнем месте, а в Космодамианском (ныне Старосадском) переулке, поскольку уже тогда в центре города жила значительная часть общины. В 1824 году при Петропавловской церкви была открыта школа для мальчиков, а в 1829-м – для девочек. С этого времени культурный и образовательный центр московских немцев окончательно переместился из Немецкой слободы в Космодамианский переулок.

Благодаря высокому качеству преподавания и обширной программе школы при Петропавловской церкви пользовались большим авторитетом. Многие русские родители стремились обучать там своих детей, ибо знали, что ее выпускники получат основательные знания и свободное владение немецким языком, необходимом в то время для успешной предпринимательской деятельности. В результате среди учащихся Петропавловской школы стали преобладать русские (в 1840 году из 104 учеников было только 38 немцев), и для того, чтобы они лучше усваивали программу, преподавание в течение ряда лет велось на русском языке.

Срок обучения в школе для мальчиков составлял 8 лет. В программу 1840 года входил Закон Божий (для лютеран и православных отдельно); немецкий, русский, французский и латинский языки; арифметика, алгебра, геометрия, география, история, естественная история, физика, рисование и чистописание. Содержание преподавания со стороны Министерства народного просвещения почти не регламентировалось.


В 1879 году Министерство народного просвещения издало «Положение о мужском училище, состоящем при евангелическо-лютеранской церкви в Москве». В соответствии с ним оно было разделено на гимназию и реальное училище, программа которых соответствовала программам государственных аналогичных учебных заведений. В 1880 году женское Петропавловское училище получило статус женской правительственной гимназии. Включение школ при Петропавловской церкви в образовательную систему России и подчинение учебного процесса программам Министерства народного просвещения в определенной степени повлекло утрату самобытности этих школ и отчасти сковало личную инициативу педагогов. Однако эта реформа была неизбежна и в целом отвечала интересам учеников. Ведь обучаясь по программам, по которым обучались их сверстники в аналогичных русских учебных заведениях, они, по окончании школы, получали и те же права. Так, выпускники мужской гимназии могли без экзаменов поступить в университет, а выпускницы женской гимназии могли стать домашней учительницей или преподавать в начальной школе.

Основным языком преподавания, вплоть до Первой мировой войны, был немецкий. По-русски должен был преподаваться Закон Божий для православных, русский язык и история российской словесности, а также история и география России.

Во второй половине XIX века доля русских учащихся в немецких школах, по сравнению с предшествующим периодом, несколько уменьшилась, что связано с увеличением количества учебных заведений в Москве, однако оставалась довольно высокой. В конце XIX-начале ХХ века русские составляли примерно около трети учащихся Петропавловской гимназии и реального училища.

Большинство преподавателей обеих Петропавловских гимназий и реального училища, как и других учебных заведений при евангелическо-лютеранских церквях, были немцами. Значительную их часть составляли выходцы из прибалтийских губерний, получившие образование в Дерптском университете. Многие были уроженцами Германии и, живя в России многие годы, сохраняли германское подданство. Преподавателями «русскоязычных» предметов были русские учителя; французский язык преподавали, как правило, французы; английский (в реальном училище) – англичане.


Для «русскоязычных» предметов использовались учебники, употребляемые в средних учебных заведениях России; для «немецкоязычных» - немецкие учебники. Одни из них были изданы в Германии и предназначались для германских средних учебных заведений, другие были написаны учителями российских немецких школ и изданы в России.

Для того, чтобы облегчить русским и немецким детям вхождение в билингвальную среду, при Петропавловском училище была устроена подготовительная школа. В соответствии с упомянутым выше «Положением о мужском училище, состоящем при евангелическо-лютеранской церкви Петра и Павла в Москве» от 21 апреля 1879 года, в нее принимались дети с 7 лет. Она делилась на русскоязычное и немецкоязычное отделения, в каждом из которых было три класса. В этой школе русские овладевали немецким языком, а немцы – русским; кроме того, в программу входил Закон Божий (отдельно для учеников различных вероисповеданий), арифметика и пение.

Помимо гимназий, реального училища и подготовительной школы, при Петропавловской церкви была еще начальные школы для мальчиков и девочек. Обучались там бесплатно или за небольшую плату дети из малообеспеченных семей, принадлежавших к Петропавловской общине.

Таким образом, в конце XIX-начале ХХ века при московской Петропавловской евангелическо-лютеранской церкви существовал целый школьный организм, состоящий из шести учебных заведений: начальных школ для мальчиков и девочек, подготовительной школы, мужской гимназии и реального училища и женской гимназии. В 1915 году преподавание в них было переведено на русский язык, а после Октябрьской революции они прекратили свое существование.


Вернемся в Старосадский переулок и через церковный двор выйдем в Колпачный переулок, названный так по занятию местных жителей, изготовлявших головные уборы. Прямо перед нами – изящный особняк в стиле модерн.


10. Особняк Г.П.Юргенсона (1912, арх. В.Д.Глазов)

Колпачный пер., 9


Г.П.Юргенсон - сын известного музыкального издателя Петра Юргенсона, в типографии которого печатались произведения П.И.Чайковского.


Справа от особняка Г.П.Юргенсона – доходный дом в стиле модерн, построенный по проекту того же архитектора


11. Доходный дом К.В.Снегирева (нач. ХХ века, арх. В.Д.Глазов)

Колпачный пер., 11

К.В.Снегирев – известный окулист; его жена происходила из семьи Юргенсонов.


Повернув налево, мы увидим на правой стороне Колпачного переулка еще два особняка, принадлежавшие фабрикантам Кноопам.

Их отец – Людвиг Кнооп (1821-1894) – родился в семье небогатого бременского купца. В 1838 году он поступил на службу в английскую фирму Де Джерси, продававшую в Россию английскую пряжу, а в 1839-м был командирован в Москву. С этого времени начинается его головокружительная карьера. Известность он приобрел благодаря тому, что поставил новейшее текстильное оборудование для Никольской мануфактуры Морозовых. За ней последовали другие. В 1852 году Кнооп принял российское подданство и вскоре открыл в Москве собственную фирму – торговый дом «Л.Кноп». В 1861 году Кнооп вернулся в Германию, но ежегодно приезжал в Москву, где остались его дети.

Л.Кнооп был одним из известнейших предпринимателей России, о чем свидетельствует и поговорка: «Что ни церковь – то поп, что ни фабрика – то Кноп».



<< предыдущая страница   следующая страница >>