litceysel.ru
добавить свой файл
1 ... 4 5 6 7 8

12. Дом Теодора фон Кноопа (XIX в., арх. Б.В.Фрейденберг)

Колпачный пер.,7

13. Дом Андреаса фон Кноопа (1900, арх. К.В.Трейман)


Колпачный пер.,5


Вернемся по Колпачному переулку назад и обратим внимание на находящиеся напротив доходного дома К.В.Снегирева палаты XVII века, принадлежавшие, по преданию, гетману Ивану Мазепе.

14. Палаты Мазепы (XVII в.)


Колпачный пер.,10


Миновав палаты, свернем налево, в Хохловский переулок, название которого свидетельствует о том, что в XVII веке здесь было место компактного проживания украинцев. На его левой стороне мы увидим большое старинное здание, принадлежавшее когда-то Московскому архиву коллегии иностранных дел – предшественнику нынешнего Российского государственного архива древних актов. В конце XIX века к нему было пристроено здание типографии нотопечатни Петра Юргенсона.


15. Московский архив коллегии иностранных дел (XVII-XIX вв.)


Хохловский пер., 7

Это здание является памятником гражданской архитектуры XVII века, и принадлежало оно дьяку Емельяну Украинцеву – известному дипломату Петровского времени. Впоследствии дом принадлежал Голицыным, а в 1770 году в нем был размещен Московский архив коллегии иностранных дел. В то время им руководил известный историк и путешественник Герхард Фридрих Миллер (1705-1783).

Миллер приехал в Россию 20-летним выпускником Лейпцигского университета, и уже три года спустя по его инициативе стал выходить первый русский литературный и научно-популярный журнал - «Месячные исторические, генеалогические и географические примечания к Санкт-Петербургским ведомостям». А вскоре Миллер основал первый в России исторический журнал, выходивший, правда, на немецком языке. Назывался он «Sammlung russischer Geschichte» (Собрание российской истории). В нем были впервые опубликованы отрывки из русских летописей. В 24 года недавний студент был назначен профессором Петербургской академии наук. Казалось бы, все складывается как нельзя лучше, но в 1733 года Миллер без сожаления оставляет спокойную обеспеченную жизнь и неторопливые научные занятия и присоединяется ко Второй Камчатской экспедиции Беринга.


Миллер пробыл в Сибири 10 лет. За это время он собрал колоссальный исторический и этнографический материал, ставший основой не только для его собственный сочинений, но и для исследований не одного поколения историков и этнографов.

Вскоре после возвращения Миллер выступил с предложением об учреждении при Петербургской Академии наук исторического департамента для написания истории и географии России, однако проект был отклонен. Вслед за этим последовали более существенные неприятности. Однажды Миллер узнал, что результаты его научных изысканий являются, оказывается, государственной тайной: в 1744 году он был вызван на допрос по поводу разглашения сведений о картах Второй Камчатской экспедиции. В последующие годы Миллер имел неосторожность всерьез заняться генеалогией российской правящей династии и на основании скрупулезного изучения документов пришел к таким выводам, что Сенат строго настрого запретил ему заниматься этой темой.

Миллер послушался, но выводов никаких не сделал. Он так никогда и не понял, точнее, не хотел понять, что в России историческая наука связана с политикой и предназначена властями главным образом для воспитания патриотизма. В 1749 году он вынес на обсуждение Академии Наук диссертацию «О происхождении народа и имени Российского». На основании изучения летописей он доказывал скандинавское (норманнское) происхождение первой русской правящей династии и решающую роль скандинавов в создании русской государственности. Уже тогда «норманнский вопрос» имел не научный, а политический характер. «Непатриотичные» идеи Миллера были дружно заклеймены коллегами, а его диссертация сожжена.

Миллера это не сломило. Как и прежде, он продолжал работать над своим фундаментальным трудом «История Сибири», который был основан на материалах, собранных за время десятилетних странствий. В 1750 году вышел его первый том. В последующие годы Миллер написал ряд трудов по древнерусской истории, возобновил издание «Sammlung russischer Geschichte», а также основал новый журнал – «Ежемесячные сочинения к пользе и увеселению служащие». Здесь печатались литературные произведения, а также статьи по физике, астрономии, геологии, биологии, агрономии и, конечно же, истории.


В 1766 году в жизни 60-летнего ученого наступает перемена. Он переезжает в Москву и становится во главе Московского архива коллегии иностранных дел. Из склада никому не нужных старых бумаг Миллер превратил архив в научное учреждение, обеспечивавшее историков необходимыми материалами для исследований. Фактически Миллер создал первый в России исторический архив, ставший предшественником нынешнего Российского государственного архива древних актов. Незадолго до смерти Миллер передал сюда за символическую плату свою бесценную коллекцию древних рукописей и старопечатных книг. Современные историки пользуются до сих пор этим собранием, известным под названием «портфели Миллера».

Московский архив коллегии иностранных дел стал главным, но не единственным делом последних лет жизни Миллера. Он написал первый в России труд по истории дворянства, а в возрасте семидесяти с лишним лет совершил длительное путешествие по Московской губернии, результатом которого стала серия статей об истории подмосковных городов и монастырей.

Итак, Герхард Фридрих Миллер стоит у истоков российской исторической науки, архивоведения, этнографии и журналистики. Однако значение его личности для современников и потомков не исчерпывается перечислением его заслуг и научных сочинений. Миллер является примером самоотверженного, бескорыстного и смелого ученого, который превыше политической конъюнктуры ставил правду. Исследователь прошлого, по мнению Миллера, «должен казаться без отечества, без веры, без государя; все, что историк говорит, должно быть строго истинно».

Московский архив коллегии иностранных дел находился в Хохловском переулке более ста лет – до 1874 года. Служба в нем считалась весьма престижной, и многие дворянские юноши начинали свое жизненное поприще именно здесь. Поэт начала XIX века Владимир Филимонов так писал о нем:

Вот на Ивановской горе старинный,

И стариной своей красив,

Образчик теремов, весь в окнах узких, длинный


Дипломатический архив.

Для нашей юности дворянской

В нем основался быт гражданский:

Рассадник на Руси до нынешних годов

Вождей, сановников, певцов.

(Романюк С.К. Из истории московских переулков. М., 1998. С.286)

Служивших здесь юных архивистов упоминает и А.С. Пушкин в седьмой главе «Евгения Онегина»:

Архивны юноши толпою

На Таню чопорно глядят,

И про нее между собою

Неблагосклонно говорят.

Эти старинные палаты помнят и самого А.С.Пушкина: в 1836 году он изучал здесь архивные документы.

В 1875 году здание было передано Московскому отделению Русского музыкального общества для занятий недавно основанной Московской консерватории, не имевшей еще собственного помещения, а в 1882 году здесь разместилась нотопечатня П.И.Юргенсона, в которой впервые увидели свет почти все произведения П.И.Чайковского.


Миновав здание Московского архива коллегии иностранных дел, сразу же увидим Церковь Живоначальной Троицы в Хохлах.


16. Церковь Живоначальной Троицы в Хохлах (1696, XVIII-XIX в.)

Хохловский пер., 12

Эта церковь была заложена Е.А.Чириковой в память о своей умершей дочери.


По Хохловскому переулку выйдем на Покровский бульвар и перейдем на противоположную его сторону. Мы пересекли древнюю границу Москвы, проходившей по нынешнему Бульварному кольцу. На его месте стояли стены Белого города, построенные в 1586-1591 гг. архитектором Федором Конем по приказу Бориса Годунова. Во второй половине XVIII века их разобрали, а в начале XIX века на их месте разбили бульвары.

Покровский бульвар получил свое название от начинающейся недалеко от него улице Покровка, известной с XV века. В то время так именовалась не только нынешняя улица, но и Маросейка. Название Покровка происходит от находившегося на ней Покровского монастыря, упраздненного в XVIII веке.


Выйдя на Покровку, мы увидим на противоположной стороне улицы эффектный доходный дом, построенный в стиле модерн.


17. Доходный дом (1899, арх. П.А.Дриттенпрейс)

Покровка, 19


Свернув направо, увидим знаменитый «дом-комод», а за ним – церковь Воскресения в Барашах.


18. Городская усадьба Трубецких («дом комод», конец 1760-начало 1770-х годов)

Ул.Покровка, 22

Это единственная сохранившаяся без существенных переделок жилая постройка в стиле растреллиевского барокко в Москве. На устраивавшихся здесь балах бывал А.С.Пушкин.


19. Церковь Воскресения в Барашах (XVII-XVIII вв.)

Ул.Покровка, 26/1

В этой церкви венчалась императрица Елизавета Петровна с А.К. Разумовским. В память об этом событии церковную главу украшала золоченая деревянная корона.


Сворачиваем направо, в Барашевский переулок, начинающийся между «домом-комодом» и церковью Воскресения. Свое название переулок получил по занятию местных жителей, изготовлявших палатки (шатры) – бараши. Почти сразу же увидим еще один храм - церковь Введения Богоматери в Барашах.


20. Церковь Введения Богоматери в Барашах (XVII-XVIII вв.)

Барашевский пер.,8


Пройдя до конца Барашевский переулок, пересекаем Лялин переулок и идем по левой стороне Малого Казенного переулка. Вскоре мы увидим здание бывшей Полицейской больницы для бесприютных, во дворе которой стоит памятник доктору Гаазу



<< предыдущая страница   следующая страница >>