litceysel.ru
добавить свой файл
1 ... 2 3 4 5


Другая часть образцов керна, извлеченных из отложений без газопроявлений, показала вполне ожидаемое газосодержание при оттаивании, которое либо соответствовало свободному поровому пространству, либо было значительно меньше. Это дает все основания полагать, что часть исследованных образцов, так же как и на Ямбургском месторождении, содержит реликтовые газовые гидраты в поровом пространстве. Это, прежде всего, наблюдается в песчаных прослоях казанцевской и ямальской свит. К сожалению, образцы песчаных пород из отложений ямальской серии оказались весьма редкими вследствие размыва песков при бурении. Но даже суглинистые образцы иногда показывали аномальное газосодержание при оттаивании.

Проведенные исследования керна в комплексе с наблюдениями за газопроявлениями на скважинах позволяют сделать вывод о совместном существовании газовых гидратов и свободного газа в проницаемых прослоях криолитозоны на Бованенковском ГКМ. Длительные (до полугода) газопроявления при вскрытии скважиной газовых скоплений свидетельствуют о значительной гидравлической (газодинамической) связи внутри газовых и газ-газогидратных скоплений. Причем, несмотря на приуроченность к относительно небольшому интервалу глубин, газо- и гидратосодержащие скопления изолированы друг от друга, о чем говорит раннее или позднее окончание выделения газа.

Было также проанализировано количество выбросов из интервалов ММП на различных скважинах НТФ «Криос» к середине 1996 года. Анализ данных по газопроявляющим скважинам, показал, что основное количество газопроявлений приходится на глубины 50–80 м и 100–120 м. Это в основном отложения ямальской серии, представленные суглинками и супесями с прослоями песков. Резкая литолого-фациальная неоднородность разреза на этих глубинах говорит о том, что газ мог отжиматься и скапливаться в песчаных или супесчаных прослоях на данных глубинах при продвижении фронта промерзания вниз по разрезу, особенно когда они подстилались глинистыми, непроницаемыми для газа, отложениями. Источником газа могло быть органическое вещество, которым обогащены отложения казанцевской свиты и ямальской серии. Этот механизм косвенно подтверждается и результатами компонентного и изотопного анализов образцов газа, отобранных из газопроявлений и непосредственно из мерзлых образцов керна. Для компонентного состава газа из газопроявлений характерным было отсутствие (либо незначительное содержание) этана, пропана, бутанов и др. углеводородов, которые обычно свидетельствуют о глубинном происхождении газа. Метан составлял обычно 98–99 % от общего объема. Изотопный анализ углерода в газе дал величины от –70,3 до –74,6 ‰. Эти значения также свидетельствуют о микробиальном происхождении газа, не связанного с глубинными источниками, в т.ч. с верхним продуктивным горизонтом Бованенковского ГКМ – сеноманом, где значения δ13С меняются в диапазоне –46…–54 ‰. Следует отметить, что сеноманский горизонт залегает на глубине 530–550 м, т.е. всего на 400 м ниже ямальской серии. Тем не менее, в соответствии с результатами изотопного и компонентного анализа, газ в сеномане и в четвертичных отложениях имеет разный генезис.


Исходя из вышеизложенного, можно предполагать, что газовые и газогидратные карманы, содержащие микробиальный газ из верхних горизонтов четвертичных отложений имеют площадное распространение в ММП Бованенковского ГКМ. Глубинный (катагенетический) газ в газопроявлениях из ММП может встречаться локально, в местах, приуроченных к разломам, сквозным таликам и вблизи аварийных скважин, фонтанировавших ранее.

Исследования на Бованенковском ГКМ позволили сделать следующие выводы:


  • газовые и газогидратные скопления в криолитозоне представлены преимущественно биохимическим газом, сингенетичным вмещающим отложениям;

  • скопления могут находиться как в песчанистых, так и в суглинистых породах, особенно если в последних присутствуют мелкие полости;

  • скопления могут содержать достаточно газа для вызова полупромышленных притоков;

  • скопления представляют собой высокий геологический риск при сооружении разведочных и эксплуатационных скважин;

  • газ этих скоплений резко отличается по своему химическому и изотопному составам от состава газа нижележащих продуктивных горизонтов, что позволяет предполагать широкое распространение подобных скоплений по всей области Земли, занятой криолитозоной, независимо от нефтегазоносности нижележащих отложений.


В пятой главе обобщены полученные в предыдущих главах сведения о формировании и распространении газовых и газогидратных скоплений в криолитозоне. Рассмотрены генезис, пути миграции и способы аккумуляции свободного газа, масштаб и роль процессов гидратообразования, проведено районирование территории РФ по условиям газоносности криолитозоны, дана первичная оценка объемов газа в газовых и газ-газогидратных скоплениях в криолитозоне, приведены рекомендации по выделению и исследованию газовых и газогидратных скоплений при разбуривании интервалов криолитозоны.

Как показал анализ состава газа исследованных газовых и газогидратных скоплений в интервале криолитозоны Ямбургского и Бованенковского ГКМ на севере Западной Сибири (гл. 4), практически все газопроявления были представлены местным биохимическим (микробиальным) газом. Источником газа является РОВ, обнаруженное при исследованиях многих образцов керна из интервала криолитозоны. Процесс микробиальной переработки РОВ в метан вполне мог иметь место перед промораживанием разреза или же в период трансгрессии моря, когда поверхность пород была скрыта водной толщей с малыми отрицательными или положительными температурами и интервал криолитозоны был представлен талыми породами.


Не исключается локальное распространение глубинного, катагенетического газа, попавшего в криолитозону по проницаемым зонам (разломам, литологическим окнам, аварийным скважинам). Нефтегазоматеринские породы и пласты-коллекторы, содержащие скопления свободного газа, попадая в зону промерзания и в зону стабильности гидратов, формирующуюся при промерзании, вполне могут переформировываться во внутримерзлотные залежи газа и газогидратов. Такие залежи могут быть обнаружены в тех регионах, где территория распространения криолитозоны частично или полностью перекрывает территорию нефтегазоносного бассейна.

Особый случай внутримерзлотных газовых скоплений – скопления угольных газов. Они наблюдаются в районах распространения угленосных бассейнов, когда многолетнемерзлая толща предотвращает выветривание верхнего интервала угленосных отложений. Среди особенностей состава газа в криолитозоне угленосных бассейнов следует отметить присутствие (помимо метана) азота, углекислого газа и водорода. Метановая зона может начинаться уже с глубин менее 100 м в отличие от угленосных бассейнов в немерзлых областях, где она начинается с глубин 500–600 м.

Миграция газа в криолитозоне осуществляется такими же путями, как и в немерзлых породах: по проницаемым пропласткам, в водорастворенном виде, через проницаемые разломно-трещинные зоны, которые имеются в ее разрезе. Соответственно, скопления газов можно ожидать в проницаемых породах, перекрытых покрышками. Однако полевые исследования показывают, что это далеко не единственная структура, благоприятная для образования газовых скоплений в криолитозоне. Газ в криолитозоне может скапливаться из трех основных источников (поступление газа из атмосферы не рассматривается): микробиальная переработка РОВ в интервале криолитозоны (биохимический газ), миграция в интервал криолитозоны глубинного катагенетического газа из нефтегазоматеринских пород и газа из угленосных толщ (последние два источника разделены вследствие разницы в изотопном и компонентном составе газа). Возможно также допустить миграцию сверхглубинного абиогенного газа, но в рамках рассматриваемых моделей газонакопления в криолитозоне, этот газ можно приравнять к глубинному катагенетическому по источнику поступления. Из этих трех источников только биохимический газ генерируется непосредственно в породах, слагающих криолитозону. Катагенетический газ может формировать скопления в породах криолитозоны до промерзания (попадание в интервал криолитозоны нефтегазоматеринских пород и метаморфизирующихся углей), так и поступать в интервал криолитозоны в результате миграции по проницаемым каналам в геологическом разрезе во время и после промерзания.


Критическим моментом при рассмотрении вопроса о миграции и аккумуляции газа всех трех источников в криолитозоне является момент промерзания разреза – т.е. формирования криолитозоны, т.к. при этом значительно меняются фильтрационно-емкостные свойства вмещающих газ пород. Существуют два подхода к моделированию миграции и аккумуляции газа в криолитозоне:


  1. Криолитозона практически непроницаема для газа. Формирование твердой фазы – льда – в поровом пространстве проницаемых пород значительно снижает их проницаемость. Процесс промерзания разрезе либо экранирует уже имеющиеся в криолитозоне залежи, либо способствует их формированию под нижней границей мерзлой толщи из мигрирующего снизу и отжимаемого из промерзающих водоносных систем сверху газа,

  2. Криолитозона проницаема для газа. Мерзлая толща внутри криолитозоны, хотя и значительно снижает возможности миграции газа, однако не является непроницаемой и состоит из чередования прослоев различной проницаемости. Причем формирование газовых скоплений в интервале криолитозоны может происходить и после промерзания разреза.

Проведенные исследования показали, что справедливы оба подхода и все зависит от льдонасыщения и литологического состава пород криолитозоны. Однако, второй подход описывает более распространенную ситуацию и при определенных обстоятельствах включает в себя первый. Т.е. первый подход описывает локально распространенный процесс образования газовых скоплений в криолитозоне, а второй – регионально распространенный. Изучение газовых скоплений в криолитозоне на Ямбургском и Бованенковском месторождениях показало, что «запечатывание» газовых скоплений внутри криолитозоны при промерзании и формирование скоплений под подошвой мерзлой толщи вполне может сочетаться с миграцией газа внутри криолитозоны и формированием газовых скоплений уже после промерзания. Криолитозона проницаема для углеводородных газов, но процессы миграции и аккумуляции газов в ней носят специфический характер вследствие изменений свойств пород, обусловленных промерзанием.

По некоторым данным других исследователей (Мельников В.П., Дегтярев Б.В., Мизулина Н.Б. и др.), породы криолитозоны на севере Западной Сибири (включая п-в Ямал) относятся к газоматеринским. В них превалируют сингенетичные битумоиды с небольшими примесями эпигенетичных. В то же время газогенерационный потенциал разных прослоев различен. Наибольшим потенциалом обладают суглинистые породы, но они имеют низкие фильтрационно-емкостные свойства. А наибольшие и продолжительные газопроявления отмечаются из соседних песчаных прослоев разреза криолитозоны. Это очевидное свидетельство первичной миграции газа в породах разреза криолитозоны. Другой вопрос – когда произошла эта миграция: до, во время или после промерзания разреза? Учитывая, что микробиальная переработка РОВ начинается с момента формирования осадка, можно утверждать, что первичная миграция, несомненно, началась еще до промерзания. По мере углубления осадка происходило его уплотнение и отжатие флюидов в близлежащие проницаемые пропластки при продолжающейся генерации газа, а также растворение газов в подземных водах, как это происходит в талых разрезах. . Однако промерзание разреза должно было вызвать активное выделение газовой фазы из формирующегося порового льда и значительно увеличить долю свободного газа в составе флюидов криолитозоны вследствие резкого понижения растворимости газа во льду по сравнению с водой. Таким образом, можно предполагать, что промерзание одномоментно (в геологическом смысле) активизирует выделение и миграцию газа в породах криолитозоны и приводит к миграции свободной фазы в проницаемые пропластки, где и происходит аккумуляция газа. После этого генерация, миграция и аккумуляция биохимического газа внутри криолитозоны в значительной мере должны быть подавлены дальнейшим промерзанием отложений. А сформированные газонасыщенные пропластки внутри криолитозоны должны быть запечатаны слабопроницаемыми (вследствие литологии или льдистости) породами. Длительная сохранность таких газовых скоплений возможна при отсутствии гидравлической связи с соседними пропластками и дневной поверхностью.


Однако, если мерзлая толща криолитозоны в целом проницаема для газа, то помимо скоплений биохимического газа возможны скопления глубинного газа, мигрирующего снизу через проницаемые каналы (литологические неоднородности, разломы).

Обобщая данные по миграции и аккумуляции природных газов в криолитозоне можно сделать следующие выводы.


  1. Мерзлая толща пород криолитозоны не является региональной покрышкой для мигрирующих глубинных углеводородных газов. Мерзлые толщи с повышенной льдистостью (более 70 % от порового пространства в случае песчаных пород) могут представлять собой локальные покрышки и барьеры для миграции глубинных газов, способствуя образованию локальных очагов разгрузки глубинных газов вблизи больших водоемов, где существуют глубокие талики. Наличие локальных очагов разгрузки не способствует широкому площадному распространению внутримерзлотных газовых скоплений глубинного газа.

  2. Биохимический (микробиальный) газ распространен повсеместно в рыхлых четвертичных отложениях криолитозоны вследствие его генерации из РОВ, содержащегося в этих отложениях. Его миграция и аккумуляция носят местный характер и связаны как с длительными естественными процессами истечения углеводородных газов из четвертичных нефтегазоматеринских пород, так и с одномоментным отжатием газа из водорастворенной фазы в проницаемые прослои при промерзании разреза. При этом в дальнейшем миграция и аккумуляция биохимического газа в разрезе криолитозоны в значительной степени подавляются отрицательными температурами и льдообразованием. Иными словами, сформировавшиеся в результате промерзания газовые скопления биохимического газа уже консервируются и не претерпевают значительных изменений в мерзлом разрезе со временем (не считая медленной диффузии).
  3. Значительные по объему (промышленные) залежи глубинного газа в криолитозоне могли сформироваться только до промерзания разреза и их формирование не отличалось от такового в талом разрезе.



Формирование гидратов в пределах криолитозоны может происходить при достижении последней определенной мощности (например, 270 м для начала образования гидрата метана), когда в разрезе появляются термобарические условия для гидратообразования. Равновесные условия могут создаваться также вышележащим ледниковым покровом или трансгрессией холодного моря. Исчезновение ледника или регрессия моря могут привести к самоконсервации сформировавшихся гидратов и их залеганию выше верхней границы ЗСГ. В пределах ЗСГ газогидраты могут существовать в стабильном состоянии, выше ЗСГ – в метастабильном, законсервировавшемся. Стабильность законсервировавшихся гидратов определяется температурной и геохимической обстановкой в данном интервале криолитозоны. Попадание в криолитозону (промерзание) гидратосодержащих отложений, сформировавшихся еще до промерзания, только стабилизирует гидраты, не приводя к значительным изменениям газосодержания отложений. Механизм формирования газогидратных залежей в ЗСГ неоднократно рассматривался в отечественной и зарубежной литературе (Н.В.Черский, В.П.Царев, K.A.Kvenvolden и др.), поэтому в данной работе формирование газогидратных залежей из катагенетического газа не обсуждается.

Таким образом, в интервале криолитозоны распространено 2 термодинамических типа газогидратов: стабильные – в интервале ЗСГ и метастабильные или реликтовые – выше верхней границы ЗСГ. Состав газа в гидратах криолитозоны не отличается от такового в скоплениях свободного газа и имеет преимущественно микробиальное происхождение. Формирование гидратов в разрезе криолитозоны выше ЗСГ вызывается либо ледниковым покровом или трансгрессией холодного моря, либо механизмом криогенного концентрирования газа, в ходе которого водорастворенный газ переходит в свободную фазу и скапливается в литологических и криогенных (мерзлотных) ловушках в разрезе формирующейся криолитозоны. Дальнейшее промерзание разреза приводит к повышению давления в этих газовых карманах и переходу части газа в гидратное состояние. После полного промерзания ловушки избыточное давление постепенно спадает вследствие миграции газа в окружающие породы и часть гидратов может частично разложиться вследствие самоконсервации, сформировав газ-газогидратное скопление – скопление, в котором сосуществуют свободный газ и газогидраты.


Внутримерзлотные газовые и газогидратные скопления могут встречаться как на территории нефтегазоносных бассейнов (включая угленосные), так и за их пределами. В орогенных поясах, приуроченных к площади распространения криолитозоны, возможны подобные скопления в межгорных впадинах, где происходит накопление осадочного материала и биохимическая переработка захороненного органического вещества. Таким образом, вся территория распространения криолитозоны, за исключением возвышенных районов орогенных поясов, может являться зоной потенциального распространения внутримерзлотных газовых и газогидратных скоплений.

При анализе распространения внутримерзлотных газовых и газогидратных скоплений можно выделить следующие закономерности:


  1. Вся территория распространения криолитозоны (кроме участков морозных пород) является потенциально газоносной.

  2. Приповерхностные газовые и газ-газогидратные скопления могут встречаться по всей территории распространения криолитозоны, стабильные газогидратные скопления – только в области распространения ЗСГ (приблизительно 40 % от общей площади распространения криолитозоны).

  3. Наиболее вероятно обнаружение всех видов газовых (катагенетические и биохимические) и газогидратных (стабильных и метастабильных) скоплений в пределах нефтегазоносных (включая угленосные) бассейнов, где мощность криолитозоны превышает 300 м.

  4. Газовые и газогидратные скопления наиболее часто приурочены к песчанистым прослоям криолитозоны.

До настоящей работы не предпринималось попыток оценки объемов газа, содержащегося во внутримерзлотных газовых и газогидратных скоплениях. Сами эти скопления стали рассматриваться как потенциальный источник газа относительно недавно. В соответствии с разработанной методикой объемного определения ресурсов газа различного генезиса в криолитозоне различной мощности было подсчитано, что в целом по РФ объем внутримерзлотного газа может составлять от 7 до 17 трлн.м3.


Проведенные экспериментальные и полевые работы по изучению внутримерзлотных газовых и газогидратных скоплений позволили предложить ряд рекомендаций по выделению и исследованию газовых и газогидратных скоплений при разбуривании интервалов криолитозоны.

При выявлении газо- и гидратосодержащих интервалов:


  1. Бурение газовых и газогидратных прослоев криолитозоны с отбором керна следует вести с охлажденным до +2 - +4оС буровым раствором на глинистой основе или охлажденным до отрицательных температур буровым раствором на углеводородной основе.

  2. Отбор и подъем керна вести с максимальной скоростью.

  3. Отобранный керн должен храниться в герметичной упаковке при температурах –5 - -20оС, нельзя допускать его оттаивания.

  4. Определение газо- и гидратосодержания керна возможно только при его оттаивании и замере количества выделяющегося газа. Геофизические методы не дают информации о содержании гидратов в мерзлом керне.

  5. После выделения газо- и гидратосодержащих прослоев в интервале криолитозоны, необходимо определить генезис газа. Для этого необходим анализ компонентного и изотопного состава. Имея эти данные, можно внести необходимые коррективы в процесс сооружения и эксплуатации скважин.

Проведенные работы позволили предложить рекомендации по прогнозу и предотвращению газопроявлений на различных этапах освоения северных месторождений. Так на этапе предпроектных изысканий необходим прогноз газопроявлений из надпродуктивных толщ при бурении и сооружении скважин, т.е. выделение потенциально газоносных горизонтов, возможного количество газа в них, интенсивности и длительности возможных газопроявлений. Здесь необходимо комплексное исследование кернов и газопроявлений из криолитозоны, составление карты потенциальной опасности криолитозоны. На этапе бурения и заканчивания скважин в газоопасных участках необходимо бурение вести с помощью охлажденного (+2 - +4оС) бурового раствора. При возникновении газопроявления при разбуривании надпродуктивной толщи (включая толщу ММП) – произвести отбор проб и исследования состава газа на предмет его происхождения: глубинный или местный, микробиальный. Даны рекомендации как вести буровые работы дальше в зависимости от происхождения газа. На этапе эксплуатации возникновение межколонных и заколонных газопроявлений может свидетельствовать об аварийном состоянии скважины. Поэтому особенно важно вести контроль состава газа в таких газопроявлениях. При обнаружении местного биохимического метана в заколонном газопроявлении – можно продолжать работы, следя за характером проявления, если местный газ появляется в межколонном пространстве – необходимо скважину ставить на капитальный ремонт. Дан ряд рекомендаций по безопасному ведению работ на скважине.



В заключении отмечено, что систематизация фактических данных о газопроявлениях из криолитозоны и их анализ свидетельствуют о возможности нахождения здесь газовых скоплений как в свободном, так и в газогидратном состоянии. Наиболее часто встречаются скопления свободного газа, но есть примеры залегания смешанных газ-газогидратных скоплений. Для изучения генезиса, миграции, аккумуляции и определения форм залегания природного газа в криолитозоне был выполнен комплекс исследований, в результате которых были получены следующие результаты:

1. Разработана методика исследования состава, строения и свойств газогидратов и мерзлых гидратосодержащих пород, которая включала следующие стадии: а) разработку и конструирование экспериментальных установок для получения газогидратов и гидратосодержащих сред; б) отработку методики проведения экспериментов по получению мерзлых гидратосодержащих пород; в) разработку методов идентификации газовых гидратов в мерзлых породах; г) адаптацию методов исследования состава, строения и свойств мерзлых пород применительно к гидратосодержащим породам.

2. Обнаружена и исследована ранее неизвестная способность газогидратов к самоконсервации в условиях криолитозоны. Эффект самоконсервации газовых гидратов при понижении давления ниже равновесного в области отрицательных температур заключается в образовании непроницаемой для газа оболочки льда в результате замерзания воды, выделяющейся при поверхностном разложении гидрата, что останавливает дальнейшее разложение гидрата и приводит к его стабилизации. Было определено, что стабильность «законсервировавшихся» гидратов зависит от макроструктуры образца, температуры хранения, возможности сублимации влаги с поверхности гидратов, наличия светового и механического воздействий. Обнаруженный эффект значительно расширяет термодинамическую область существования газовых гидратов в природе.

3. Проведены опыты по гидратонакоплению в дисперсных породах, которые показали, что у песчаных пород при гидратообразовании практически вся поровая влага переходит в гидратное состояние (при избытке газа), при этом происходит массоперенос к местам активного гидратонакопления. Механизм массопереноса – преимущественно пленочный и аблимационный. Массоперенос при гидратонакоплении в песках приводит к формированию гидратных текстур. Были выделены: массивная, корковая, линзовидная, порфировидная и слоистая текстуры. Выполнены они, как правило, мелкими, хаотично переплетенными кристаллами газогидратов. В глинистых породах гидратосодержание зависит от категории поровой влаги. Прочносвязанная вода в гидратообразовании практически не участвует. Массоперенос в глинистых породах при гидратообразовании зафиксирован не был.


4. Установлено, что среди песчано-супесчаных грунтов наиболее благоприятные для гидратонакопления условия имеются в тонкозернистых песках.

5. В результате исследований мерзлого керна Ямбургского ГКМ с использованием разработанных экспериментальных методик установлено наличие природных газовых гидратов в криолитозоне выше ЗСГ.

6. Полевое и лабораторное изучение внутримерзлотных скоплений на Бованенковском ГКМ позволило установить широкое распространение газовых и газогидратных скоплений по территории месторождения, значительное количество газа биохимического генезиса в них и отсутствие прямой связи этих скоплений с нижележащими продуктивными горизонтами сеноманского возраста.

7. Обоснована модель криогенного концентрирования газа в разрезе криолитозоны, объясняющая существование законсервировавшихся гидратов вне зоны стабильности.

8. Теоретически предсказана и экспериментально подтверждена возможность формирования скоплений углеводородных газов в интервале криолитозоны, часть которых может иметь практическую ценность как дополнительный источник получения природного газа.

9. Разработана методика оценки общего количества газа во внутримерзлотных газовых и газогидратных скоплениях на территории России. По проведенным оценкам, эта величина достигает 17 трлн м3. Предложено рассматривать внутримерзлотные скопления как один из видов нетрадиционных источников природного газа.

10. Разработаны рекомендации по выделению и исследованию газовых и газогидратных скоплений при разбуривании интервалов криолитозоны, а также рекомендации по бурению и эксплуатации газовых и нефтяных скважин, проходящих газо- и гидратосодержащие интервалы криолитозоны.



<< предыдущая страница   следующая страница >>