litceysel.ru
добавить свой файл
1
Федеральное агентство по образованию


Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Кузбасская государственная педагогическая академия»


ЯН АМОС КОМЕНСКИЙ


Выполнила:

учитель начальных классов

Лаптева С.А.


Новокузнецк 2011


Дидактические принципы Яна Амоса Коменского

Коменский был основоположником педагогики нового времени. В его теоретических трудах по вопросам обучения и воспитания детей ("Материнская школа", "Великая дидактика", "Новейший метод языков", "Пансофическая школа" и др.) рассмотрены все важнейшие педагогические проблемы. В дидактическом учении Коменского одно из важных мест занимает вопрос об общих принципах обучения, которые обычно называют дидактическими принципами. Принципы обучения подразумевает те положения общеметодического характера, на которые опирается обучение и учение вообще. В педагогической литературе различают дидактические (общие) принципы обучения и методические (частные) принципы обучения.
Коменский впервые в истории дидактики не только указал на необходимость руководствоваться принципами в обучении, но раскрыл сущность этих принципов:
1) принцип сознательности и активности;
2) принцип наглядности;
3) принцип постепенности и систематичности знаний;
4) принцип упражнений и прочного овладения знания и навыками.

а.) Принцип сознательности и активности
Этот принцип предполагает такой характер обучения, когда учащиеся не пассивно, путем зубрежки и механических упражнений, а осознанно, глубоко и основательно усваивают знания и навыки.

Коменский считает главным условием успешного обучения постижение сущности предметов и явлений, их понимание учащимися: "Правильно обучать юношество - это не значит вбивать в головы собранную из авторов смесь слов, фраз, изречений, мнений, а это значит - раскрывать способность понимать вещи, чтобы именно из этой способности, точно из живого источника, потекли ручейки (знания)".

Коменский также считает основным свойством сознательного знания не только понимание, но и использование знаний на практике.

Коменский дает целый ряд указаний о том, как осуществить сознательное обучение.
Сознательность в обучении неразрывно связана с активностью учащегося, с его творчеством. Исходя из этого, одним из самых главных врагов обучения Коменскийй считал бездеятельность и лень учащегося. В своем труде "Об изгнании из школ косности" Коменский раскрывает причины лени и дает ряд указаний о том, как ее ускоренить.
Коменский считает, что "косность есть отвращение к труду в соединении с леностью. С нею связаны:
1) беглость от работы и уклонение от задаваемых работ;
2) вялое, холодное, поверхностное и безучастное исполнение их;
3) медлительность и прекращение уже начатых работ".


Лень учащихся, по Коменскому, выражается в том, что они "не думают, как бы приобрести самим себе свет истинного и полного просвещения, и еще менее того принимают на себя труд, потребный для достижения такого просвещения". Коменский считал, что изгонять лень нужно трудом.
Воспитание активности и самостоятельности Коменский считает важнейшей задачей: "Чтобы все делалось посредством теории, практики и применения, и притом так, чтобы каждый ученик изучал сам, собственными чувствами, пробовал все произносить и делать и начинал все применять. У своих учеников я всегда развиваю самостоятельность в наблюдении, в речи, в практике и в применении, как единственную основу для достижения прочного знания, добродетели, и наконец, блаженства".


б.) Принцип наглядности
Принцип наглядности обучения предполагает прежде всего усвоение учащимися знаний путем непосредственных наблюдений над предметами и явлениями, путем их чувственного восприятия. Наглядность Коменский считает золотым правилом обучения.

К использованию наглядности в процессе обучения обращались еще тогда, когда не существовало письменности и самой школы. В школах древних стран она имела довольно широкое распространение. В средние века, в эпоху господства схоластики и догматизма, идея наглядности была предана забвению и ее прекратили использовать в педагогической практике. Коменский первым ввел использование наглядности как общепедагогического принципа.

В основе учения Коменского о наглядности лежит сенсуалистически-материалистическая гносеология. Для обоснования наглядности Коменский много раз приводил одну фразу: "Ничего не может быть в сознании, что заранее не было дано в ощущении".
Коменский определял наглядность и ее значение следующим образом:
1) "Если мы желаем привить учащимся истинное и прочное знание вещей вообще, нужно обучать всему через личное наблюдение и чувственное доказательство".
2) "Поэтому школы должны предоствлять все собственным чувствам учащихся так, чтобы они сами видели, слышали, осязали, обоняли, вкушали все, что они могут и должны видеть, слышать и т.д., они избавят, таким образом, человеческую природу от бесконечных неясностей и галлюцинаций..."
3) То, что нужно знать о вещах, должно быть "преподаваемо посредством самих вещей, т.е. должно, насколько возможно, выставлять для созерцания, осязания, слушания, обоняния и т.п. сами вещи, либо заменяющие их изображения".
4) "Кто сам однажды внимательно наблюдал анатомию человеческого тела, тот поймет и запомнит все вернее, чем если он прочтет обширнейшие объяснения, не видав всего этого человеческими глазами."
То есть отсюда видно, что Коменский наглядность считал не только принципом обучающим, но и облегчающим обучение. Для осуществления наглядности Коменский считал необходимым использовать:
1) реальные предметы и непосредственное наблюдение над ними;
2) когда это невозможно, модели и копию предмета;
3) картинки как изображение предмета или явления.
Учебный эффект всякого наблюдения зависит от того, насколько мы сумели внушить учащемуся, что и для чего он должен наблюдать, и насколько нам удалось привлечь и сохранить его внимание на протяжении всего процесса обучения.

Для осуществления правильного наблюдения Коменский категорически требует: "Пусть будет для учащихся золотым правилом: все, что только можно предоствлять для восприятия чувствами, а именно: видимое - для восприятия зрением, слышимое - слухом, запахи - обонянием, подлежащее вкусу - вкусом, доступное осязание - путем осязания. Если какие-нибудь предметы сразу можно воспринять несколькими чувствами, пусть они сразу схватываются несколькими чувствами".



в.) Принцип постепенности и систематичности знаний
Последовательное изучение основ наук и систематичность знаний Коменский считает обязательным принципом обучения. Этот принцип требует овладения учащимися систематизированным знанием в определенной логической и методической последовательности.
Последовательность и систематичность в первую очередь касаются следующих вопросов: каким образом распределять материал, чтобы не нарушить логику науки; с чего начинать обучение и в какой последовательности построить его; как установить связь между новым и уже изученным материалом; какие связи и переходы следует установить между отдельными этапами обучения и т.п.
Какое содержание вкладывает Коменский в свое основное положение - "Обучение должно вестись последовательно"
Первое требование Коменского состоит в том, чтобы был установлен точный порядок обучения во времени, поскольку "порядок -- душа всего".
Второе требование касается соответствия обучения уровню знаний учащихся и чтобы "вся совокупность учебных занятий должна быть тщательно разделена на классы".
Третье требование касается того, чтобы "все изучалось последовательно с начала и до завершения".
Четвертое требование - "подкреплять все основания разума - это значит всему учить, указывая на причины, т.е. не только показывать, каким образом что-либо происходит, но также показывать, почему оно не может быть иначе. Ведь знать что-нибудь - это значит называть вещь в причинной связи".
Коменский формулирует ряд конкретных указаний и дидактичеких правил для реализации этих требований.
1. Занятия должны быть распределены таким образом, чтобы на каждый год, каждый месяц, день и час были поставлены определенные учебные задачи, которые должны быть заранее продуманы учителем и осознаны учащимися.
2. Эти задачи должны решаться с учетом возрастных особенностей, точнее говоря, соответственно задачам отдельных классов.

3. Один предмет следует преподавать до тех пор, пока он с начала и до конца не будет усвоен учащимися.

4. "Все занятия должны бать распределены таким образом, чтобы новый материал всегда основывался на предшествующем и укреплялся последующим".
5. Обучение "должно идти от более общего к более частному", "от более легкого - к более трудному", "от известного - к неизвестному", "от более близкого к более отдаленному" и т.д.
"Эту последовательность, - говорит Коменский, - необходимо соблюдать всюду; повсюду ум должен переходить от исторического познания вещей к разумному пониманию, затем к употреблению каждой вещи. Этими путями просвещение ума ведет к своим целям подобно машин с собственным движением".


г.) Принцип упражнений и прочного овладения знания и навыками
Показателем полноценности знаний и навыков являются систематически проводимые упражнения и повторения.
Принцип повторения и упражнения также стар, как и само обучение. Еще древний китайский философ Конфуций строил систему обучения на принципе повторения и упражнения. В средние века они стали универсальными методами обучения.
Однако понимание упражнения изменялось в различные времена и эпохи в связи с изменением целей и содержания обучения. Во времена Коменского в школах господствовавшее положение занимали формализм и зубрежка.

Коменский в понятия упражнения и повторения вложил новое содержание, он поставил перед ними новую задачу - глубокое усвоение знаний, основанное на сознательности и активности учащихся. По его мнению, упражнение должно служить не механическому запоминанию слов, а пониманию предметов и явлений, их сознательному усвоению использованию в практической деятельности. Поэтому Коменский не случайно называет упражнения то практикой, то использованием, то хресисом, то автохресисом и др. "Так как только упражнение делает людей сведущими во всех вещах, искусившимися во всем и поэтому годными ко всему, мы требуем, чтобы во всех классах учащиеся упражнялись на практике: в чтении, письме, в повторении и спорах, в переводах прямых и обратных, в диспутах и декламации и т.д. Упражнения такого рода мы разделяем на упражнения: а) чувств, б) ума, в) памяти, г) упражнения в истории, д) в стиле, е) в языке, ж) в голосе, з) в правах и к) в благочестии".

Коменский связывает упражнения с памятью.

Также большое внимание Коменский требует уделять физическому воспитанию учащихся.
Придавая большое значение упражнениям и повторениям, Коменский выдвигает ряд указаний и правил для осуществления этого принципа в обучении:
"Обучение нельзя довести до основательности без возможно более частых и особенно искусно поставленных повторений и упражнений".
В одной и той же школе должен быть "один и тот же порядок и метод во всех упражнениях".
"Ничего нельзя заставлять заучивать, кроме того, что хорошо понятно".
На каждом уроке после объяснения материала учитель должен предложить "встать одному из учеников, который все сказанное учителем должен повторить в том же порядке, как будто он сам уже был учителем других, объяснить правила теми же примерами. Если он в чем-то ошибается его нужно исправлять. Затем нужно предложить встать другому и сделать то же самое..."
По мнению Коменского, такое упражнение принесет особую пользу, ибо:
"I. Учитель всегда будет вызывать к себе внимание со стороны учеников"
"II. Преподаватель определеннее убедится в том, что все изложенное им правильно усвоено всеми. Если недостаточно усвоено он будет иметь возможность тотчас исправить ошибки".
"III. Когда столько раз повторяется одно и тоже, то даже наиболее отстающие поймут изложенное настолько, чтобы идти наравне с остальными".
"IV. Благодаря этому столько раз проведенному повторению все ученики усвоят себе этот урок лучше, чем при самом долгом домашнем корпении над ним".
"V. Когда таким образом ученик постоянно будет допускаться, так сказать, к исполнению учительских обязанностей, то в умы вселится некоторая бодрость и увлечение этим учением и выработается смелость с одушевлением говорить о любом высоком предмете перед собранием людей, а это будет особенно полезно в жизни".
Коменский разработал такие требования для принципа обучения и повторения:

1. "Правила должны поддерживать и закреплять практику"

2. "Ученики должны делать не то, что им нравится, но то, что им предписывают законы и учителя".
3. "Упражнения ума будут происходить на специальных уроках, проводимых по нашему методу".
"Каждая задача прежде иллюстрируется и объясняется, причем от учеников требуется показать, поняли ли они ее и как поняли. Хорошо также в конце недели устраивать повторения".
Из этих положений видно, что Коменский упражнение и повторение полностью подчиняет задаче сознательного и прочного усвоения знаний учащимися. С этой точки зрения многие предложенные им правила не только являются крупным достижением современному Коменскому дидактики, но и поныне сохраняют свое теоретическое и практическое значение.


Классно – урочная система Я. А. Коменского


Одна из величайших заслуг Коменского – разработка важнейших вопросов классно – урочной системы обучения и обоснование урока как формы организации обучения в школе.
В истории школы и педагогической мысли известные различные формы организации учебно-воспитательной работы. Урок как форма организации обучения имеет гораздо более короткую историю, чем школа и обучение вообще. Основной формой организации обучения была индивидуальная работа учителя с учениками, поскольку прием в школу происходил в любое время года независимо от возраста, и каждый ученик получал задание учителя в индивидуальном порядке. Индивидуальный порядок обучения господствовал во всех странах почти до 18 века, а в некоторых странах до конца 19 века.
Урок как форма организации учебной работы подразумевает:
1) неизменный состав учащихся, стоящих приблизительно на одном уровне развития (твердый класс);
2) организацию занятий в точно определенное время по стабильному расписанию, предусматривающему определенное чередование учебных предметов;
3) одновременную работу учителя со всем классом по одному и тому же учебному предмету;

4) руководящую роль преподавателя на протяжении всего периода обучения.

Идея урока впервые, как известно, в зачаточном виде встречается в книге римского оратора и педагога Квинтилиана « О воспитании оратора». Однако создателем теории классно – урочной системы все же является Коменский, поскольку он впервые дал всесторонние обоснование этой форме обучения и сформулировал главнейшие принципы ее построения.
Коменский подверг резкой критике господствующий, а его время школьный режим вообще и индивидуальною форму организации занятий особенно. Он считал убийственным для детей то, что учение продолжалось «с восхода до заката»
Коменский в организации обучения особое внимание уделяет точному определению места и времени обучения. В работе «Законы хорошо организованной школы» он рассматривает эти вопросы в специальных главах и формулирует правила организации обучения

Выдержки из разных трудов Коменского, касающихся урока как формы организации обучения.
1) учащиеся должны приниматься в школу одновременно для получения «с начала до конца постепенного образования. Вместе с тем никто не может быть принят в школу после начала занятий, никто не будет выпущен из школы до конца занятий….. Занятия мы будем начинать только один раз в год…,и тогда нам ничто не помешает довести всех в одно и то же время до намеченной цели»;
2) учащиеся должны быть разделены на классы;
3) сколько имеется классов, столько должно быть классных комнат;
4) классным занятиям учащиеся ежедневно должны уделять четыре часа (в «Пансофической школе» Коменский требует шестичасового учебного дня);
5) каждый час должен иметь свою определенную задачу, которая обязательно должна быть решена;
6) в определенное время каждый по данному знаку должен тотчас же отправиться в учебную комнату и занимать свое, а не чужое место;
7) когда учитель что - нибудь говорит, излагает, объясняет, то все должны слушать с напряженным вниманием;
8) после каждого часа должен быть перерыв, отдых.

Из приведенных положений ясно видно, что для правильной организации учебной работы Коменский считал необходимыми условия:

1) твердый класс с неизменяющимся составом учащихся и приблизительно одинаковым уровнем развития;
2) твердо определенное время занятий;
3) последовательное чередование занятий с перерывами между ними;
4) одновременную работу учителя со всем классом.
Таким образом, эти характерные черты классно-урочной системы, урока как основной формы организации учебной работы в законченном виде даются уже у Коменского. Коменский определил длительность урока одним часом. Каждый час, по его мнению, должен быть частью того времени, которое выделено для изучения предмета. Каждый час должен иметь свою конкретную задачу. «Порядок, касающийся лиц, водворится в школе от распределения учащихся в зависимости от возраста и успехов по отделениям, или куриям, которые мы, согласно принятому в школах обозначению, называем «классами». Класс, следовательно (в этом случае), есть не что иное, как объединение одинаково успевающих учеников для того, чтобы легче можно было вести вместе к одной и той же цели всех, кто занят одним и тем же и относятся к обучению с одинаковым прилежанием.»
Занятия в классе должны начинаться и заканчиваться в установленные сроки. «Отсюда следует, что будет согласно с требованиями хорошего порядка, если все классы будут начинать и заканчивать свои годовые занятия в одно время: весной или, что, по-видимому, удобнее, осенью. Поэтому вне этого времени никого не следует (как общее правило) принимать в школу, чтобы обучение всех подвигалось равномерно и курс одинаковых занятий заканчивался всеми учениками каждого класса в конце года».

Коменский считает, что время, выделенное для урока, должно быть разумно использовано. Он пишет: «Если где-либо нужно мудрое распределение времени, то больше всего оно нужно, несомненно, там, где прилагают старание к приобретению мудрости: чтобы и частичка ее не пропала без пользы и не оставляла умы не оплодотворенными, а также, с другой стороны, чтобы время, отмеренное нам Богом, правда, в достаточном количестве, но слишком суживаемое нашей скупостью, не вызывало бы насилия над умами. В пансофической школе время должно быть так распределено, чтобы отдельные годы, месяцы, дни и часы имели свои определенные задания, которые должны быть разрешены в свое время».

Режим всякого рационального обучения требует отдыха. «Но эти ежедневные занятия в течение шести часов ни в коем случае не должны продолжаться без перерыва, -между ними должны быть промежутки для отдыха. В предобеденные часы должны упражняться преимущественно ум, суждение, память, а в послеобеденное - руки, голос, стиль и жесты ».
Коменский ничего не говорит специально о типах уроков, однако, если проанализировать все его высказывания об уроке, мы увидим, что хотя он часто требует вести обучение по «одному методу», каждый урок и его характер, по Коменскому, обусловлены учебным предметом, спецификой его содержания, конкретные задачи данного урока, уровнем развития подготовки учащихся вообще, степенью подготовки материала предыдущего урока. По Коменскому, каждый урок должен содержать сообщение нового материала и упражнение, которому он отводил ¾ времени. По своему характеру и дидактическому назначению это приблизительно соответствует такому типу урока, который мы называем смешанным, комбинированным уроком.
Коменский, кроме этого, указывает на такой вид урока, который ставит своей целью специальное упражнение и повторение пройденного ( в конце каждой недели, четверти года).
Интересны и важны взгляды Коменского относительно структурного построения урока. Он различает три части урока: начало, продолжение и завершение. Эти части урока полностью соответствуют взгляду Коменского на ступени процесса обучения. Его положение о том, что «строго определенных ступеней в каждом занятии есть три», относятся и к структуре урока. Для Коменского начало означает восстановление в памяти учащихся пройденного, опрос и создание целеустремленного внимания; продолжение- показ, восприятие, разъяснение; окончание- упражнение, овладение, использование.

Кроме того, у Коменского сообщение нового, объяснение играет значительно меньшую роль, чем оно должно играть вообще, но сам по себе принцип строго распределения времени является положительным, поскольку он указывает на необходимость рационального использования времени, планирования учителя каждой минуты.

Давая высокую оценку рациональному использованию времени на уроки, Коменский писал: «Следовательно, если ты в каждый отдельный час, будешь выучивать хотя бы одно положение из какой- либо науки, хотя бы одно правило из техники искусства, хотя бы одну изящную маленькую историю или одно изречение, что, очевидно, можно сделать без всякого труда, то, спрашиваем, какое огромное сокровище знаний должно образоваться?». («Великая дидактика», XV, 17).
О рациональном использовании времени говорят следующие положения Коменского: «I. Образование человека нужно начинать весной, т.е в детстве, ибо детство изображает собой весну, юность-лето, возмужалый возраст-осень и старость-зиму.
II. Утренние часы для детей наиболее удобны (т.к опять утро соответствует весне, полдень-лето, вечер - осени, а ночь - зиме) ». («Великая дидактика», XVI, 10).
У Коменского можно найти много высказываний о такте и поведения учителя на уроке. Учить должен быть душой и сердцем урока, и его творцом.
Коменский в своем учении о уроке большое место уделяет также вопросом дисциплины учащихся и считает, что уроки, также как и вообще школа, без дисциплины подобны «мельницы без воды» , но дисциплина должна основываться «не на паке и на побоях», а на сознательности учеников, на уважении к достоинству учащегося, к его личности. Она должна служить воспитанию учащихся верой в собственные силы, любви к учебе и труду.
Коменский не оставил без внимания вопрос о домашних заданиях и их дозировке. Он отрицательно оценивал такую практику, когда центр тяжести в усвоении учащимися учебного материала переносится на самостоятельную работу и в результате ребенку приходится переживать огромное страдание, зазубривая дома непонятные для него тексты. Коменский требовал так объяснять материал и разрабатывать его с помощью упражнений, чтобы учащемуся понадобилось лишь быстро «перечитать один раз вечером и один раз утром», перед уходом в школу.

Вместе с тем Коменский был настолько увлечен критикой, что развивал даже несколько крайнюю, ошибочную мысль, когда писал: «Ни в один день юношество не должно заниматься более шести часов, и при том только в классе; на дом ничего не следует задавать (особенно в младших классах), кроме того, что имеет отношение к развлечениям и домашним услугам. Если кто-либо скажет, что не давать ученикам никаких занятий вне школы, значит давать слишком много свободы, то я на это отвечу:

1) школа называется учебной мастерской; следовательно, именно в ней, а не вне ее, надо делать то, чем обусловливается научный успех;
2) сколько не приказывай, чтобы ученики делали вне школы то или другое, они все-таки – таково уж свойство юности – будут исполнять это лишь поверхностно, небрежно и с ошибками; а уж лучше ничего не делать, чем делать с ошибками;
3) я так распределил время занятий, чтобы на работу приходилось восемь часов, столько же на ночной отдых и еще восемь часов на выполнение житейских обязанностей и на развлечения. Я прошу быть терпимым и к тому, чтобы ученики не испытывали недостатка времени для выполнения кое-чего по собственному усмотрению (что отвечает их природе) и чтобы, выполняя свои работы, они снова становились склонными к тому, что они должны делать по нашему мнению». («Пансофическая школа», часть I, 57).
Несмотря на недооценку роли домашних заданий, Коменский правильно ставит вопрос о ликвидации перегрузки учащихся, о дозировке знаний, о построении обучения на основе принципа сознательности.
Таким образом, Коменский не только поставил все основные вопросы, связанные с уроком, но его богатое наследие в этой области наряду с учением других дидактов, особенно Дистервега и Ушинского, является полноценной теорией о сущности урока, о его построении и проведении. Эта теория с ее лучшими сторонами вошла в советскую дидактику.
В XVII веке классно-урочная система получила признание и в XIX веке стала ведущей системой организации школьного обучения во многих странах. В школах России классно-урочная система начала широко применяться в последней четверти XVIII века; изданное в 1783 «Руководство учителям первого и второго класса народных училищ Российской империи» утверждало классно-урочную систему как основную систему организации обучения в русских народных школах.

В процессе развития и совершенствования классно-урочная система в конце XIX-начале XX веках, когда некоторые страны приняли законы об обязательном обучении, выявился ряд сложных и актуальных проблем: классификация учащихся, перевод в следующие классы, индивидуализация обучения и др.

Школы капиталистических стран (США, Великобритании и др.) уже в начале XX века предприняли попытки решить эти проблемы посредством распределения учащихся в параллельных классах по способностям. Это привело к возникновению «сильных», «средних», «слабых» классов и соответствующей дифференциации учебных программ, сроков изучения материала, методов преподавания. В результате чего возможность перехода из «слабых» в «средние» и «сильные» классы фактически исключалась. Группировка проводилась в соответствии с показаниями тестовых испытаний умственной одаренности и стала использоваться правящими кругами буржуазных стран в качестве одного из средств классовой селекции учащихся. Некритическое применение педагогами подобной методики классификации учащихся в условиях советской школы было осуждено постановлением ЦК ВКП (б) от 4 июля 1936 года «О педагогических извращениях в системе наркомпросов».
Анализ данных теории и практики обучения показывает, что идея группировки учащихся по способностям имеет двойственную природу: теоретически предполагая определенные организационные преимущества, она включает ряд крайне нежелательных последствий, прежде всего в гуманном отношении. Она и практически неосуществима по многим причинам, из которых главными является отсутствие научно обоснованных способов объективного измерения способностей учащихся и неизбежное нарушение однородности состава класса (даже если бы удалось достичь ее при помощи тех или иных методик классификации) из-за неравномерности развития учащихся и различий в их интересах, склонностях.
Работать в таких классах, естественно, сложнее, но опыт лучших школ и учителей свидетельствует, что эти трудности преодолимы. Развитие интересов и способностей каждого учащегося, формирование творческой индивидуальности обеспечивается сочетанием достаточно гибких и разнообразных видов обучения на уроках с факультативными занятиями и различными формами внеклассной и внешкольной работы.

В условиях школы классно-урочная система обеспечивает четкость организации учебной работы, относительно непрерывное педагогическое руководство учащимися, их продуктивную познавательную деятельность, сохраняет личностные отношения между учителем и учащимися, а также между самими учащимися и способствует созданию ученического коллектива, который становится эффективным инструментом не только обучения, но и воспитания учащихся. В старших классах школ классно-урочная система применяется в сочетании с элементами лекционно-семинарской системы.

Урок, основная форма учебного процесса в современной школе. Организационно урок характеризуется определённостью отводимого на него времени, постоянством состава учащихся, проведением по установленному расписанию, преимущественно в учебном классе (кабинете) и при коллективной форме обучения. Дидактически урок характеризуется единством дидактической цели, объединяющей содержание деятельности учителя и учащихся, определённостью структуры, диктуемой каждый раз конкретными условиями и закономерностями усвоения учебного материала.
Как часть учебного процесса урок может содержать: организационный момент, восприятие, осознание и закрепление в памяти информации; овладение навыками (на основе усвоенной информации) и опытом творческой деятельности; усвоение системы норм и опыта эмоционального отношения к миру и деятельности в нём; контроль и самоконтроль учителя и учащихся. При этом на каждом уроке целенаправленно решаются и задачи воспитания. Различают обычно следующие основные типы урока: организации восприятия и усвоения новых знаний; формирования навыков и умений; формирования опыта творческой деятельности (или проблемный урок); т. н. комбинирующий урок (объединяющий 2 или 3 первых типа).
Традиционное выделение специальных уроков для закрепления знаний и опроса учащихся неправомерно: то и другое реализуется при усвоении знаний, формировании умений и навыков и творческом применении знаний.

Правильно организованному на уроке учебно-воспитательному процессу свойственны черты, не зависящие от состава учащихся, учебного оборудования, личности учителя. Единство обучающей и воспитательской функции взаимодействия учителя и учащихся, содержания и средств обучения; активность учащихся; развитие познавательной самостоятельности (то есть стремления и умения познавать новое в процессе творческого поиска); единство дидактической цели и подчинение ей отдельных элементов или частей урока; построение урока и его частей с учётом содержания образования, закономерностей усвоения учебного материала, методов обучения и места урока или его части в целостной системе обучения (теме, разделе, курсе). Обязательность этих черт, обеспечивающих эффективность урока, отражает, с одной стороны, объективность процесса обучения, с другой – его зависимость от осознания учителем особенностей содержания, закономерностей усвоения (субъективный аспект процесса обучения). Вместе с тем соблюдение предъявляемых к уроку требований не ограничивает творчества учителя, свободы его методического почерка в соответствии с уровнем развития и особенностями групп учащихся.

Для усвоения содержания современных программ и смежного материала урок дополняется домашними заданиями, углубляющими знания учащихся, вырабатывающими у них навыки самостоятельной работы и самообразования.
Ян Амос Коменский оказал огромное влияние на развитие педагогической мысли и школы во всем мире. Его учебники, переведенные на многие языки, получили широкое распространение во многих странах, в том числе и в России в XVII - XVIII веках, являлись лучшими учебными книгами для первоначального обучения в течение 150 лет и послужили образцами для разработки учебников другими прогрессивными педагогами. Коменский был новатором в области дидактики, выдвинувшим много глубоких, прогрессивных дидактических идей, принципов и правил организации учебной работы (учебный год, каникулы, деление учебного года на учебные четверти, одновременный прием учащихся осенью, классно-урочная система, учет знаний учащихся, продолжительность учебного дня). Рекомендации его по этим вопросам до сих пор в основных чертах применяются в школах различных стран.
То новое, что дал Коменский в области педагогики (идея всеобщего обучения, единой школы, шестилетнего обучения в начальной школе, некоторые дидактические принципы и правила), пробивало себе путь медленно. Многое, о чем мечтал, что возвещал великий педагог, опережая свое время, вошло в практику школы (да и то в ограниченном виде) только два - два с половиной столетия спустя.
Со второй половины XIX века значение Коменского стало все более уясняться прогрессивными педагогами (особенно в славянских странах и в России).
Педагогическая теория Коменского имеет научный характер и является большим вкладом в мировую культуру.


Педагогическая деятельность и теория Яна Амоса Коменского

Великий славянский педагог Ян Амос Коменский (1592—1670) жил в то время, когда народ его родины Чехии, находившейся в условиях тяжелого национального угнетения со стороны немецких феодалов, поднимался на борьбу за свое освобождение.

Коменский родился в семье мельника, принадлежавшей к религиозной общине Чешских братьев, объединявшей значительную часть населения Чехии. Члены общины вели трудовую жизнь, оказывали друг другу помощь, совместно заботились о воспитании детей, открывали для них школы.
Рано лишившись родителей, Коменский благодаря заботам общины получил университетское образование. Это был человек огромной эрудиции. По окончании обучения он был назначен учителем братской школы в г. Фульнеке, затем стал проповедником и одним из руководителей местной общины Чешских братьев. Коменский вел разностороннюю научную работу, проникнутую патриотическим духом. Он изучал особенности чешского языка собирал произведения устного народного творчества, занимался географией своей страны. Заботясь о том, чтобы дать знания народу, стремился соединить науку с народными воззрениями, а также совершенствовал содержание и методы обучения в братских школах.

Мирные занятия Коменского были прерваны Тридцатилетней войной (1618—1648). В это время погибла от чумы семья Коменского, он потерял все имущество, книги и рукописи. В 1628 г. Коменский снова стал учителем братской школы, издал здесь несколько произведений, принесших ему мировую славу, среди которых такие, как “Великая дидактика и “Материнская школа”.
В странах Западной Европы стало известно о его научных занятиях в области демократизации знаний и попытках создать “Пансофию — энциклопедию знаний о природе и обществе, доступную для всех людей. В 1641 г. Коменский был приглашен английским парламентом, боровшимся тогда с феодальной и католической реакцией, в Лондон для совместной с английскими учеными работы в этом направлении. Его поездка превратилась в триумфальное шествие — свидетельство того, как велика была популярность чешского педагога, глашатая новых идей и реформатора воспитания. Его приглашали также в Швецию И. Венгрию для проведения школьных реформ.

Коменский продолжал свои научные исследования, написал ставший широко, известным учебник “Мир чувственных вещей в картинках и приступил к созданию грандиозного труда “Всеобщий Совет об исправлении человеческих дел”

По возвращении в Польшу Коменский вскоре снова лишился всего имущества. Во время польско-шведской войны Лешно был дотла сожжен. Погибла библиотека ученого и ценнейшие его рукописи. Умер Коменский в 1670 г. в Амстердаме. Вся его жизнь, которая, по его словам, “протекала не в отчизне, а в вечном и беспокойном странствии”, является примером горячей любви к родине и преданного служения делу воспитания подрастающих поколений.
О роли воспитания, его целях и задачах
Взгляды Коменского на ребенка, его развитие и воспитание коренным образом отличались от средневековых представлений. Вслед за гуманистами эпохи Возрождения Коменский отвергал религиозные измышления о греховности природы человека, хотя и не освободился еще от влияния религии. Так, он полагал, что те способности, которыми все дети обладают от рождения, — это “дары божьи”, но в то же время он правильно указывал, что развиваются они только в процессе воспитания. Коменский верил в огромную роль воспитания в развитии человека и утверждал, что благодаря воспитанию “из всякого ребенка можно сделать человека”, что все дети при умелом "к ним педагогическом подходе могут стать воспитанными и образованными.

Взгляды Коменского на ребенка как на существо развивающееся, его вера в силу и возможности воспитания были прогрессивными, это подтверждено историей.

Хотя Коменский считал, что земная жизнь является “только подготовлением к вечной жизни”, и стремился воспитать верующего христианина, его идеалом, соответствующим прогрессивным требованиям нового времени, являлся человек, способный “знать, действовать и говорить”. Поэтому он полагал необходимым с ранних лет планомерно развивать в детях все их физические и духовные силы, помогать им постоянно совершенствоваться.

Принцип природосообразности воспитания

Правильное воспитание, по Коменскому, должно быть природосообразным. Борясь с распространенными тогда схоластическими методами обучения, великий педагог призывал в искусстве “учить всех всему”, исходить из указаний природы, учитывать индивидуальные особенности ребенка.


Следуя установившимся в эпоху Возрождения взглядам на человека, Коменский считал его частью природы и утверждал, что все в природе, включая и человека, подчинено единым и универсальным законам. Коменский помышлял о создании “всеобщего естественного метода”, который вытекает из “природы вещей и основывается, по его словам, “на самой человеческой природе”. Поэтому, обосновывая свои педагогические положения, он часто прибегал к ссылкам на явления природы и примеры человеческой деятельности. Например, желая доказать, что преподавание следует начинать с общего ознакомления с предметом, с целостного восприятия его детьми, а уже затем переходить к изучению отдельных его сторон, Коменский говорил, что природа все начинает с самого общего и кончает частным: так, при образовании из яйца птицы сначала возникает общее ее очертание и только затем постепенно развиваются отдельные члены. Подобно этому, по словам Коменского, действует и художник, который сначала делает общий набросок изображаемого предмета, а потом уже вырисовывает отдельные его части.

Частые ссылки на природу и деятельность людей были у Коменского лишь своеобразным приемом для подтверждения правильности его педагогических положений. Подобные примеры помогали ему обосновать его собственный богатый педагогический опыт и современную ему передовую педагогическую практику.

Коменский глубоко проникал в природу процесса обучения. В противовес схоластической школе, которая не считалась с психикой детей, он стремился построить обучение на знании законов развития человека, рассматриваемого им как часть природы. Природосообразным, по Коменскому, является только такое обучение, которое строится с учетом возрастных особенностей детей.

Но понимание Коменским принципа природосообразности воспитания было исторически ограниченным: в то время он не мог еще понять своеобразия развития человека как существа общественного и ошибочно полагал, что это развитие определяется только естественными законами.

Всеобщее обучение
Считая, что все дети способны воспринять знания, Коменский хотел “учить всех всему”. Он требовал всеобщего обучения, которое должно распространяться как на богатых, так и на бедных, как на мальчиков, так и на девочек: все должны получать образование, “вплоть до ремесленников, мужиков, носильщиков и женщин". Эта идея всеобщего обучения детей обоего пола, несомненно, была передовым, демократическим требованием, отвечавшим интересам народных масс.

Коменский полагал, что школа должна давать детям всестороннее образование, которое развивало бы их ум, нравственность, чувства и волю. Веря в силу человеческого разума, он мечтал о такой школе, которая была бы “истинной мастерской людей, где умы учащихся озаряются блеском мудрости”. Коменский решительно осуждал школы, в которых процесс обучения состоял в зубрежке непонятных детям религиозных текстов, называл их “пугалом для мальчиков и застенком для умов и требовал их коренного преобразования.
Система школ. Содержание образования
Исходя из принципа природосообразности, Коменский установил следующую возрастную периодизацию. Он определил четыре периода в развитии человека: детство, отрочество, юность, возмужалость; каждому периоду, охватывающему шесть лет, соответствует определенная школа. Для детей от рождения до 6 лет Коменский предлагал особую материнскую школу, т. е. воспитание и обучение малышей под руководством матери. Все дети от 6 до 12 лет обучаются в школе рваного языка, которая должна быть открыта в каждой общине, селении, местечке. Подростки и юноши от 12 до 18 лет, обнаружившие наклонность к научным занятиям, посещают латинскую школу, или гимназию, создаваемую в каждом большом города, и, наконец, для молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет, готовящихся стать учеными, Коменский предлагал организовать в каждом государстве академию. Образование должно завершаться путешествием.

Демократ Коменский мечтал об установлении стройной и единой системы школ, преемственной на всех ступенях, которая должна обеспечить всестороннее воспитание молодого поколения.

Для всех ступеней (кроме академии) Коменский подробно разработал содержание обучения. Он считал, что преподавание каждого предмета следует начинать “с простейших элементов II знания детей от ступени к ступени должны расширяться и углубляться подобно дереву, которое год от года, пуская новые корни и ветви, все более укрепляется, разрастается и приносит больше плодов.
В те времена, когда обучение велось еще на латинском языке, весьма прогрессивным было требование Коменского сделать начальную школу школой родного языка. Великий педагог руководствовался при этом демократическим стремлением сделать науку доступной народу. В начальной школе, считал Коменский, дети должны научиться свободно читать и писать, познакомиться с арифметикой и некоторыми элементами геометрии, получить элементарные знания по географии и естествоведению. Хотя Коменский в разработанной им программе школы родного языка отводил еще большое место религиозному обучению, она была, несомненно, прогрессивной для его времени, когда начальная школа давала крайне убогие знания. Очень ценным было мнение Коменского о том, что учащиеся должны “ознакомиться со всеми более общими ремесленными приемами отчасти с той только целью, чтобы не оставаться невеждами ни в чем, касающемся человеческих дел, отчасти даже и для того, чтобы впоследствии легче обнаружилась их природная наклонность, к чему кто чувствует преимущественное призвание”.

Значительно расширял Коменский и круг знаний, которые давала современная ему средняя школа. Сохраняя латинский язык и “семь свободных наук”, Коменский вводил в курс гимназии физику (естествознание), географию и историю. При этом он предлагал изменить установленный в средневековой школе порядок прохождения наук. После изучения языка (грамматики) он считал целесообразным перейти к физике и математике, а занятия риторикой и диалектикой перенести в старшие классы, т. е. развитием речи и мышления учащихся следует заниматься по приобретении ими реальных знаний. “Словам нужно учить и учиться только в соединении с вещами”, — писал Коменский.