litceysel.ru
добавить свой файл
1
_general_ciК вопросу о понятии юридической техники



Чигидин Б.В.


Для определения понятия юридической техники необходимо рассмотреть ряд ее наиболее фундаментальных характеристик.

Воля государства, направленная на урегулирование общественных отношений, как известно, объективно выражается через систему правовых норм. Толковаться и реализовываться в их "чистом", идеальном виде нормы не могут. Для этого они должны приобрести некоторую чувственно воспринимаемую форму, быть зафиксированными таким образом, чтобы государственная воля, выраженная в них, могла храниться и доводиться до сведения всех заинтересованных субъектов.

Для достижения указанных свойств  необходимо закрепление результатов волеизъявления в акте-документе, который в самом общем виде может рассматриваться как свидетельство о волеизъявлении, доказательство совершения волеизъявляющего акта. В связи с этим отмечается: "Акт-документ фиксирует волеизъявление, служит формой его содержания и закрепления. Таким образом, говорить об отсутствии взаимосвязи акта-действия (волеизъявления) и акта-документа (фиксации волеизъявления, его результатов) нет оснований. Актов-документов без волеизъявлений, т.е. без актов-действий, … не бывает" .

Поэтому цель точной, недвусмысленной и адекватной фиксации результатов волеизъявления государства в акте-документе относится к наиболее актуальным и постоянным целям, стоящим перед правотворчеством всех государств и всех времен. Достижением этой цели занимается особая отрасль правового знания - юридическая техника.

В отечественной юридической литературе значительно чаще говорится о задачах, методах, приемах юридической техники, чем о ее сущности. Между тем вопрос о сущности любого явления и предмета представляется чрезвычайно важным, поскольку дать объекту должное определение можно, только поставив и правильно решив вопрос о сущности этого объекта.

Для выяснения сущности юридической техники прежде всего должна быть решена проблема места исследуемого явления в системе юридического знания, иными словами,  отнесения его к практической или теоретической области. Единого подхода к этой проблеме среди отечественных исследователей не существует.


Разброс имеющихся среди отечественных исследователей мнений по данному вопросу чрезвычайно широк. Однако - с долей некоторой схематизации - все имеющиеся подходы можно объединить в три большие группы: 1) сугубо практический, 2) сугубо научный, 3) научно-практический (методологический).

Сугубо практический подход  подразумевает рассмотрение юридической техники исключительно как практической деятельности, направленной на выработку текста нормативно-правового акта. Например, Л.М. Бойко, рассуждая о понятии законодательной техники (которая есть вид техники юридической), пишет: "Нам представляется, что под законодательной техникой следует понимать чисто технические моменты подготовки проектов нормативных актов, т.е. все, что касается методики составления правовых актов, их оформления" . Сходной позиции придерживается и Х.Э. Бахчисарайцев, определяющий юридическую технику лишь как "правила и приемы составления текста акта" . Е.И. Астрахан считал, что законодательная техника лишена собственной научной базы, а ее вопросы "относятся к науке общей теории советского права" .

Сугубо научный подход, согласно которому юридическая техника есть наука и только наука, также не относится к числу господствующих. В своем завершенном виде он был выражен только в монографии Л. Успенского (1927 г.), который полагал, что юридическая техника полностью поглощает собой предмет общей теории права .

В более поздних трудах различных авторов делается попытка дифференциации юридической техники per se и науки юридической техники. Так, по мнению А.А. Ушакова, юридическая техника, с одной стороны, должна рассматриваться как практическая деятельность по оптимизации законодательства, с другой стороны, как научная дисциплина, изучающая такую деятельность . В другой работе А.А. Ушакова содержится следующее утверждение: "В более узком смысле в задачу юридической техники входит изучение  (выделено мной. - Б.Ч.) правил, способов воплощения правовой идеи в конкретную материальную правовую оболочку" .


По мнению А.С. Пиголкина, "наука о юридической технике должна отпочковаться от общей теории права" .

Описанный подход к проблеме сущности юридической техники наиболее близко стоит к подходу, который можно определить как методологический.

Суть этого, разделяемого нами, подхода в том, что юридическую технику как правовое явление особого свойства нельзя сводить ни к исключительно практической деятельности по оформлению проектов правовых актов, ни к сугубо теоретической проблематике. Юридическая техника представляет собой единство обоих элементов, то есть единство научного и практического (собственно технического).

Обоснованно предлагается рассматривать соотношение технического и научного в юридической технике с общеметодологических позиций соотношения науки и техники .

Техника вообще - как феномен социального бытия - в философии понимается в качестве результата взаимодействия трех элементов:

1) совокупности научно-технических знаний, обеспечивающих техническую деятельность;

2) совокупности технических устройств;

3) совокупности различных видов технической деятельности по созданию этих устройств (изготовление, проектирование, научно-технические исследования).

Таким образом, в любой технике отчетливо прослеживается  поступательное движение от научно-технического знания через техническую деятельность при помощи технических устройств к конечному результату-продукту. Если данную методологическую схему применить к юридической технике, то можно увидеть, что она вполне может быть описана при помощи приведенной схемы. Это видно из нижеследующего сопоставления указанных составляющих общефилософского понятия техники с элементами техники юридической.

Большинство исследователей юридической техники выделяют в ее структуре такие элементы, как методы, правила, приемы и средства .


Методы и правилаюридической техники представляют собой научно-техническую базу юридической техники, то самое научно-техническое знание, которое появляется в результате преломления знания теоретического через призму практических потребностей.

Методы юридической техники можно рассматривать как активные, деятельные составляющие ее научно-технической базы, то есть собственно познание.

Оправданной следует считать постановку вопроса о методах юридической техники, как области научно-прикладной. Необходимо иметь в виду условное распределение методов внутри конкретной области знания по принципу перевернутой пирамиды в зависимости от степени их универсальности. В основании этой пирамиды лежат методы-принципы, являющиеся универсалиями не только для данной науки, но и для научного познания в целом - иными словами, категории и законы диалектики.

Следующую ступень нашей пирамиды занимают принципы формальной логики (законы тождества, непротиворечия, исключенного третьего, достаточного основания и т.д.) - методы формальной логики тоже являются общенаучными, хотя в контексте каждой из наук их применение имеет свою специфику.

Затем следуют правовые методы - социолого-правовой, сравнительный, историко-правовой и другие, которые для юридической техники не менее важны, чем общенаучные.

Вершину пирамиды занимает собственно комплексный юридико-технический метод, который заключается в использовании юридической техникой отдельных методов различных неюридических наук: лингвистики, семантики, информатики, нетрадиционных логик (например, модальной) и пр. Методы этих наук выступают в данном случае в единстве, что обуславливается задачами правотворчества.

Правила юридической техники суть производные от методов элементы, в которых воплощены уже познанные, исторически и практически подтвержденные методологические закономерности юридической техники, выраженные в форме конкретных требований к деятельности по выработке формы правового акта. Правила юридической техники подразделяются на три относительно самостоятельные группы – лингвистических, логических и гносеологических правил.


Очевидно, что при помощи методов юридическая техника получает и аккумулирует новое знание, необходимое для решения стоящих перед ней задач. А в правилах юридической техники это знание воплощается в качестве своего рода стандарта деятельности правотворца.

Приемыюридической техники следует отнести к уровню технической деятельности, то есть к технологическому звену.

А. Нашиц отмечает: "Следует признать, что существует стадия собственно технического построения норм с присущими ей техническими средствами и приемами" . Это и есть технологическая стадия, когда научно-техническое знание начинает применяться к объекту, т.е. возникает определенного рода деятельность. Соответственно, прием юридической техники можно определить как действие уполномоченного субъекта по реализации юридико-технического правила (операцию).

Классификации приемов юридической техники, имеющиеся в  литературе, достаточно разнообразны.

Так, С.С. Алексеев подразделяет приемы по двум основаниям: 1) по степени обобщения норм (абстрактный и казуистический) и 2) по способу изложения  норм (прямой, бланкетный, ссылочный) .

А. Нашиц в числе приемов юридической техники называет перечисление, определение, классификацию, юридическую конструкцию, презумпцию и фикцию .

На наш взгляд, приемы юридической техники должны подразделяться на две группы. К первой группе следует отнести приемы, относящиеся к созданию текста правового акта в целом, а также к определению его структуры (осуществление рубрикации текста и нумерации его составных частей, формулирование заголовка  и  преамбулы, использование реквизитов, формирование примечаний и ссылок). Ко второй группе технико-юридических приемов относятся те, что направлены на формулирование непосредственно норм права. Эту вторую группу приемов можно, в свою очередь, разбить на две подгруппы: приемы, относящиеся к лингво-логическому строению нормы (выбор лексических и синтаксических средств, дефинирование, перечисление), и приемы, связанные с решением содержательно-познавательных задач (использование конструкций, презумпций и фикций, выражение модальности нормы).


Наконец, средства юридической техники следует расценивать в качестве технических устройств, своего рода агрегатов, деталей, благодаря которым и создается конечный продукт - текст правового акта.

Наличие таких технических устройств, орудий труда - непременный атрибут всякой техники.  В материальном смысле подобных орудий труда в юридической технике мы не наблюдаем, однако это не означает, что их нет вообще. Они присутствуют там, но не в материальном, а в идеальном виде, именно в виде средств юридической техники. По справедливому суждению С.С. Алексеева, "в области права техническими средствами являются, в частности, юридические конструкции, терминология..." . При этом вряд ли правильно мнение, высказанное, в частности, А.А. Ушаковым, согласно которому наличествуют и материальные средства юридической техники - "кибернетические устройства, чернила, бумага" . Ведь эти устройства позволяют не столько выработать содержание правового акта, сколько придать ему форму конкретного материального носителя, создать не столько документ, сколько экземпляр документа.

Средства юридической техники крайне разнообразны. Видимо, их можно подразделить на:

- формально-атрибутивные (реквизиты документа);

- логические (структура документа в целом, внутренняя структура норм);

- языковые (весь комплекс выразительных средств данного языка, в том числе терминология, речевые клише, метафоры, языковые символы и т.д.);

- специально-юридические (юридические конструкции, презумпции, фикции, ссылки, отсылки, оговорки, примечания и т.д.)

Изложенное позволяет заметить, что элементы юридической техники иерархичны, а достаточно распространенная практика их перечисления в качестве синонимов неверна. Действительно, все вновь познанное с использованием методологической базы юридической техники прямо влияет на содержание ее правил. Соблюдение правил юридической техники достигается путем правильного использования ее приемов. Наконец, использование приема юридической техники представляет собой не что иное, как выбор совокупности ее средств, необходимой для решения данной правотворческой задачи.


Таким образом, юридическая техника представляет собой научно-техническую область юридического знания. Сказанное позволяет утверждать, что у  юридической техники имеется не только прикладное, но и познавательное, гносеологическое значение.

Как и любая научно-техническая деятельность, юридическая техника не может быть гносеологически нейтральной. Как уже отмечалось, основное назначение юридической техники в том, чтобы наиболее полно и правильно "перевести" акт-волеизъявление в акт-документ, отобразить в тексте документа подлинную волю правотворца. Достичь же этого без определенных гносеологических операций невозможно.

Думается, что гносеологические задачи юридической техники состоят в ответах на следующие вопросы:

- какие именно общественные отношения подлежат урегулированию;

- могут ли данные отношения быть предметом правового регулирования в принципе;

- имеются ли в языке адекватные понятия для выражения этих отношений;

- какой способ правового регулирования наиболее подходит для данных отношений, соответственно, какой структурой будут обладать нормы права и правовой акт в целом;

- регулировались эти или сходные отношения в прошлом, а если да, то каким именно образом;

- как регулируются эти или сходные отношения в зарубежных правовых системах;

- возможно ли возникновение коллизий или пробелов в результате попытки урегулирования этих отношений данными средствами;

- какие изменения произойдут в системе права в результате урегулирования отношений.

Без ответов на эти вопросы невозможно создание текста правового документа, поскольку без познания содержания нельзя выработать и  форму, оптимально отвечающую содержанию.

Однако нужно учитывать, что юридико-технические правила априорно вторичны по отношению к воле законодателя. Юридическая техника, решая гносеологические задачи, лишь ищет самые оптимальные пути для отражения сущего (дескрипции) в тексте акта, вырабатывая при этом определенные типовые правила (модели) такого отражения. Само же веление, то есть категория должного (прескрипции), является прерогативой носителя воли государства и, по большому счету, от юридической техники не зависит.


Итак, эффективность и действенность правовой нормы напрямую связана с техническими (языковыми, логическими) средствами ее выражения. Неточное оформление суждения правотворца приводит поэтому к искажению самой модели. Поскольку правовая норма никакими иными средствами, кроме языковых, выражена вовне быть не может, то и фактически будет применяться то, что выражено от имени правотворца, а не то, что он хотел выразить. Следовательно, юридическая техника выступает в качестве преобразующей, моделирующей силы. Именно на ней лежит ответственность за адекватное выражение суждений правотворца в текстах законодательных актов.

Целью юридической техники, что было уже отмечено, является изложение акта-волеизъявления в акте-документе. Для достижения этой цели юридическая техника решает несколько задач. В литературе приводятся разные перечни задач, стоящих перед юридической техникой. Среди таких задач называются и обеспечение ясности и доступности языка акта, и достижение его логической непротиворечивости как во внутренней структуре, так и в связи с другими актами, и предотвращение пробелов и коллизий. При этом нередко забывается об основной, на наш взгляд, задаче, стоящей перед юридической техникой, а именно задаче обеспечения однозначного и адекватного грамматического толкования вновь создаваемого правового акта в целом. Без решения этой наиболее общей задачи нельзя говорить о том, что достигнута цель перевода волеизъявления в документ, поскольку правотворец не может сознательно стремиться к невозможности буквального истолкования его воли.

Рассмотрев элементы, цель и задачи юридической техники, можно охарактеризовать ее сущность, котораясостоитв познавательной и преобразовательной деятельности субъекта правотворчества, имеющей предметом форму (текст)  правового акта.

В свою очередь, выяснение сущности юридической техники позволяет приступить к определению содержания этого понятия.

В юридической науке к настоящему времени сложилась ситуация, при которой можно констатировать отсутствие не только устоявшегося определения понятия юридической техники, но даже более-менее единой позиции ученых относительно данной проблемы.

Любое из имеющихся в отечественной литературе определений юридической техники может быть отнесено к одному из двух подходов - статическому или динамическому.

Статический подход. Для него характерно раскрытие содержания понятия "юридическая техника" путем перечисления ее элементов - методов, способов , приемов, правил. Классическим определением юридической техники в духе статического подхода является, например, следующее: "Юридическая техника - это совокупность правил, приемов, способов подготовки, составления, оформления юридических документов, их систематизации и учета" .

Статический подход на протяжении долгого времени являлся преобладающим, немало его сторонников и сейчас. При этом варьируются представления об элементах юридической техники, их соотношении, но суть подхода остается неизменной - юридическая техника определяется только  через совокупность элементов.

Определения юридической и законодательной техники в рамках статического подхода имеются, в частности, в работах Л.М. Бойко, Н.А. Власенко, Д. А. Керимова, А.С. Пиголкина и др.

Основной недостаток статичного подхода видится в том, что выхолащивается собственно деятельностная, техническая сторона вопроса. Коль скоро юридическая техника - все же техника, то при ее определении нельзя не учитывать то, что это не просто набор (точнее, иерархическая система) элементов, но вместе с тем и деятельность субъектов, направленная на достижение определенных целей и решение определенных задач. "Техника отличается от пассивного восприятия мира в познавательных целях, так же как  практика отличается от теории. В этом смысле техника означает достижение некоторой цели, осуществление некоторого замысла посредством практической деятельности", - отмечает Р. Лукич .


Недооценка собственно технического аспекта при определении понятия юридической техники нередко приводит сторонников статичного подхода к путанице в системе юридико-технических элементов. Не в последнюю очередь виной тому отсутствие до настоящего времени общепринятого терминологического подхода к элементам юридической техники.

Так, Д.А. Ковачев отождествляет приемы, способы и правила законодательной техники , с чем, на наш взгляд, согласиться нельзя. В другой работе говорится, что "правила законодательной техники в своей совокупности представляют приемы и средства" , хотя очевидно, что правило (норма) быть приемом (операцией) не может.

И в самом деле, отказавшись от технического аспекта в определении, объяснить различия между всеми элементами юридической техники практически невозможно. Неверно выбранная методологическая позиция неизбежно вызывает эклектику.

Другой подход к определению  понятия юридической техники мы именуем динамическим. Общая характеристика этого подхода такова: юридическая техника есть не только совокупность, система определенных элементов, но и деятельность. Именно так трактовал юридическую технику Р. Иеринг, когда писал: "В первом смысле я понимаю под выражением "техника" то юридическое искусство, задачу которого составляет отделка данного правового материала…, словом, - технический метод; во втором смысле - осуществление этой задачи в самом  праве, т.е. соответствующий технический механизм права" .

Иллюстрацией этого подхода может служить определение юридической техники, предложенное С.С. Алексеевым: "совокупность средств и приемов, используемых (выделено мной. - Б.Ч.) в соответствии с принятыми правилами при выработке и систематизации правовых (нормативных) актов для обеспечения их совершенства" . В этой дефиниции, как мы видим, присутствует момент использования правил и приемов, а не только констатация их существования. Такой подход представляется более правильным и обоснованным.


Недостатком же динамического подхода является то, что техническая деятельность зачастую начинает трактоваться слишком широко, и понятие юридической техники неоправданно расширяется. Прежде всего это относится к случаям включения правотворческого процесса целиком в предмет юридической техники, что влечет, в свою очередь, дуализм в ее понимании.

В частности, А. Нашиц различает законодательную (юридическую) технику в узком и широком смыслах. В узком смысле - это "стадия собственно технического построения норм с присущими ей техническими средствами и приемами". В широком же - "вся деятельность по подготовке решений, при помощи которой подготавливаются средства, необходимые для проведения в жизнь принципов и установок законодательной политики" . Сходных воззрений придерживается и Ю.А. Тихомиров .

А.А. Ушаков подразделял юридическую технику на внутреннюю и внешнюю . Если внутренняя юридическая техника - это  собственно набор средств по приданию оптимальной формы правовому акту, то внешняя определялась как «вопросы, связанные с организацией правотворческого процесса».

Представляется, что дуализм в данном  случае  вряд ли  уместен. Прав

С.С. Алексеев, утверждающий, что к юридической технике "все же не относятся процедурные (процессуальные) действия и операции, связанные с использованием технических средств и приемов…" . Об этом же пишет и Д.А. Керимов:  "процедурная организация законотворческого процесса имеет относительно самостоятельное значение…, составляет относительно самостоятельную часть законодательной теории и практики, не имеющую прямого и непосредственного отношения к законодательной технике, хотя и связана с ней органически" .

Именно поэтому  также будет неверным включать в предмет юридической техники действия, связанные с учетом правовых актов, поскольку никаких операций в отношении формы актов при их учете не производится.


Очевидно, что описанные ошибки происходят из-за неправильного выяснения родовых и видовых отношений при определении понятия юридической техники.  Для верного установления этих отношений необходимо отграничить содержание понятия юридической техники от содержания следующих понятий, являющихся родовыми по отношению к рассматриваемому нами: правотворчество, правотворческий процесс и технология подготовки проектов правовых актов.

Правотворчество - наиболее общее понятие, которое определяется как весь комплекс институтов, норм и видов деятельности, связанных с разработкой, принятием, оформлением правовых актов (и других источников права), их введением в действие, изменением и отменой. Внутри правотворчества четко прослеживаются две стороны: материальная и процессуальная.

Материальная сторона правотворчества - это чрезвычайно широкий комплекс принципов, норм, доктринальных воззрений, иных явлений подобного рода, содержащих представления или требования относительно того, как должно создаваться право. Процессуальная сторона - деятельность субъектов по реализации этих требований, то есть непосредственно по выработке правовых норм. Поскольку мы установили, что сущностно юридическая техника представляет собой деятельность, мы сразу относим ее к процессуальному аспекту правотворчества.

Процессуальный аспект правотворчества (правотворческий процесс), в свою очередь, выступает как родовая категория для понятий правотворческой процедуры и технологии подготовки законопроектов. Правотворческая процедура - это "установленный порядок прохождения проектов законов и других нормативно-правовых актов, вплоть до их принятия и вступления в силу" , иными словами, нормативно регулируемые действия уполномоченных субъектов по принятию (изданию) правовых актов. Правотворческая процедура может быть рассмотрена как внешнее проявление правотворческого процесса.

Помимо процедуры в правотворческом процессе есть и внутренняя составляющая, а именно поэтапная и многоплановая деятельность по разработке правового акта,  наделению его необходимым содержанием и приданию ему должной формы.  Применительно к законам такая деятельность получила наименование технологии подготовки законопроектов .


Следовательно, юридическая техника должна пониматься как составная часть технологии подготовки законопроектов (точнее, вообще проектов правовых актов), что определяется, опять же, ее сущностной характеристикой как научно-познавательной и практическо-преобразовательной деятельности.

Поскольку предметом юридической техники является текст проекта, то юридическую технику можно рассматривать как деятельность по оформлению правового документа в рамках технологии подготовки проекта. Однако у юридической техники имеются при этом и свои собственные гносеологические (познавательные) задачи, она не исчерпывается механическими действиями по написанию и структурированию текста.

Представляется, что в связи со всем изложенным будет правильным определить содержание понятия юридической техники через понятие методики, которая, как известно, является совокупностью методических положений («что именно, с чем и как нужно делать для достижения данной цели») и методической деятельности (собственно осуществление такой деятельности для достижения данной цели) .

Таким образом, юридическая техника не только включает в себя (практически полностью) деятельность по оформлению документов, но и частично затрагивает и предмет методики разработки актов.

О методологическом значении юридической техники уже говорилось в отечественной литературе . Но при этом самого определения юридической техники как методики выработано не было. Отчасти это объясняется известного рода консерватизмом многих исследователей проблемы, отчасти расплывчатостью трактовок самого понятия методики.

Итак на основе изложенного понятие "юридическая техника" может быть определено следующим образом.

Юридическая техника - это  методика оптимизации формы правового акта, состоящая из научно обоснованных и практически подтвержденных  методов, правил, приемов и средств и имеющая своей основной задачей обеспечение возможности грамматического толкования акта с целью точного установления содержания  волеизъявления правотворца.



Васильев Р.Ф. О понятии правового акта // Вестник Моск. ун-та Серия 11, Право. 1998. № 5. - С. 25.


Бойко Л.М. Совершенствование законодательной техники в условиях ускорения социально-экономического развития советского общества. Ташкент, 1988. - С. 10.


Бахчисарайцев Х.Э. О законодательной технике и о языке нормативных актов // Правоведение. 1960. № 4. - С. 3.


Астрахан Е.И. Вопросы законодательной техники // Уч. зап. ВНИИСЗ. Вып. 16. М., 1969. - С. 3.


См.: Успенский Л. Очерки по юридической технике. Ташкент, 1927. – С. IV.


См.: Ушаков А.А. Содержание и форма в праве и советское правотворчество. Автореф. дис. ... д.ю.н. Свердловск, 1970. - С. 12-13.


Ушаков А.А. О понятии юридической техники и ее основных проблемах // Уч. зап. Пермского гос. ун-та. Юридические науки. Т. 19. Вып. 5. Пермь, 1961. - С. 77.


Пиголкин А.С. Теоретические проблемы правотворческой деятельности в СССР. Автореф. дис. … д.ю.н. М., 1972. - С. 20.


См.: Лукич Р. Методология права. М., 1981. - С. 208.


См.: Степин В.С., Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники. М., 1996. - С.311.


См., напр.: Воеводин Л.Д. Юридическая техника в конституционном праве // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. Право. 1997. № 3.  - С. 6; Керимов Д.А. Законодательная техника. М., 1998. - С. 18; и др.


Нашиц А. Правотворчество: теория и законодательная техника. М., 1974. - С. 138.


См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. II. М., 1982. - С. 282-284.


См. Нашиц А. Указ. соч. - С. 193-194, 203.


Алексеев С.С. Общая теория права. Т.II.  - С. 268.

Ушаков А.А. Содержание и форма в праве и советское правотворчество. - С. 13.



Автор не относит к элементам юридической техники ее «способы».


Общая теория государства и права. Академич. курс: В 2-х тт. Т. 2. Теория права / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1998. - С. 367.


См.: Бойко Л.М. Указ. соч. – С. 12. Власенко Н.А. Основы законодательной техники. Иркутск, 1995. - С. 5. Законодательная техника / Под ред. Д.А. Керимова. Л., 1965. - С. 5.  Пиголкин А.С. Подготовка проектов нормативных актов. М., 1968. - С. 5.


Лукич Р. Указ. соч. - С. 204.


См.: Ковачев Д.А. Указ. соч. - С. 35.


Законодательная техника / Под ред. Д.А. Керимова. - С. 8.


Иеринг Р. Юридическая техника. СПб., 1906. - С. 25.


Алексеев С.С. Указ. соч. - С. 267.


Нашиц А. Указ. соч. - С. 138.


См.: Тихомиров Ю.А. Теория закона. М., 1982. - С. 213.


См.: Ушаков А.А. О понятии юридической техники и ее основных проблемах. - С.82.


Алексеев С.С. Указ. соч. - С. 272.


Керимов Д.А. Законодательная техника. - С. 17.


Теория  государства и права: Учебник / Под ред. М.Н. Марченко. - С. 549.


См.: Тихомиров Ю.А., Пиголкин А.С., Рахманина Т.Н. Как готовить законы (научно-практическое пособие). М., 1993. - С. 5.


См.: Щедровицкий Г.П. Система педагогических исследований (методологический анализ) // В кн.: Педагогика и логика. М., 1993. - С. 48-49.


См.: Воеводин Л.Д. Юридическая техника в конституционном праве // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. Право 1997. № 3. - С. 3-7. Ушаков А.А. О науке законографии, ее содержании и задачах // Правоведение. 1975. № 4. - С. 101-102.

Версия для печати. URL: http://pvlast.ru/archive/index.45.php