litceysel.ru
добавить свой файл
1 ... 20 21 22 23 24
Санкт Петербург, улица Большая Морская, фитнес клуб «Сильфиджа». 16 ноября 1995 года. 13:10


– Нам пора. – Лена еще раз обошла вокруг Днкулшш, одетого в белую футболку, джинсы и сине белые кеды, поправила на спине какую то складку. – Ыомария ждет.

– Что то не тянет меня на ваши испытания, – поморщившись, покачал головой молодой человек. – Не вижу я надобности. Зачем мне это надо?

– Ты должен доказать право на служение Нефелиму.

– Леночка, – вздохнул Алексей. – Я не хочу тебя обижать или отговаривать от твоей веры, но я как то и не рвусь. Привык к свободе. Не хочу.

– Если ты не хочешь служить Сошедшему с Небес, – понизив голос, сказала девушка, – послужи хотя бы себе. Этот мир прост. Ты должен выжить в нем. Сейчас для тебя единственный путь уцелеть – это пройти испытание.

– Лена, – повернул к пей голову Дикулин. – Если ты не заметила, то я не жук, не крыса и не лесной хорек. Я человек. Для меня нет задачи выжить любой ценой. Для меня есть вещи более ценные, чем жизнь.

– Интересно, какие?

– Например, честь, – пожал плечами молодой человек. – Родина. Любовь.

– Это очень хорошо, Лешенька, – кивнула Лена. – Потому что от тебя никто не требует жертвовать своей честью. Ты уже доказал мне, что слово «честь» для тебя – не пустой звук. Что же касается Родины… Усыпальница Нефелима находится на этой земле. Аура Сошедшего с Небес постоянно присутствует вокруг нее, пропитывая все, что только есть в этой стране, именно она делает русских такими, как они есть. Алтари бога Ра, что были построены вокруг усыпальницы, насытили эти земли энергией, сделав обитающие здесь племена необычайно сильными и выносливыми.

– Тебя послушать, так все в этом мире крутится вокруг Нефелима.

– А разве не так? Вспомни, Леша, каждое столетие все народы Европы собираются под чьей нибудь властью, чтобы напасть на Русь, но еще ни разу никому не удалось ее одолеть. Из двенадцати существовавших в Европе империй62 девять были уничтожены или приведены в состояние обычной страны именно силой русского оружия. Ты думаешь, это было бы возможно, если бы не сила сотен алтарей, собирающих энергию неба? Русские много раз захватывали в ответ Европу, но вместо рабства всегда приносили вольницу, освобождая покоренные страны. Россия – это единственная страна, которая, приняв в свое лоно десятки народов, сохранила их все, их культуру, язык, историю, традиции, веру, а для многих создала государственность, которой те никогда и не имели. Или ты знаешь еще хоть один такой пример? Думаешь, это было бы возможно, не пропитайся местный народ справедливостью спящего, но остающегося самим собой Нефелима, его аурой, его энергетикой? Россия стала единственной страной, никогда в истории не ведшей захватнических войн, никогда не допускавшей на своей земле массовых кровопролитий. Ее обошло средневековое сожжение заживо тысяч людей, она не вела религиозных войн. В ней единственной большую часть истории, начиная с «Русской правды», отсутствовала смертная казнь. В ней никогда не было рабства. Это ли не свидетельство влияния Нефелима? Разве без его влияния она стала бы символом правды и справедливости для всего цивилизованного мира? Хочешь ты этого или нет, Лешенька, но Сошедший с Небес – это часть твоей Родины, ее прошлого и будущего. И еще… – Девушка приложила голову к его груди, крепко прижалась. – Ты мне нужен, Леша. Нужен живой. И не заставляй меня, пожалуйста, выбирать между собой и Спящим, Я тоже не хочу стать предательницей.


Алексей обнял ее, прижал к себе. Покачал головой:

– Великие Нефелимы, во что я влип?

– Ты справишься. Пойдем.

Лена взяла его за руку, провела по коридору, вниз по лестнице и впустила в темный и холодный, сырой и пахнущий грибами подвал с земляным полом. Уже знакомая Дикулину старуха в юбке сидела в далеком углу, под единственной тусклой лампой, на длинном перекрученном проводе.

– Здравствуй, дитя мое, – несмотря на расстояние, голос прозвучал громко и ясно, словно слова произносились в самое ухо. – Прошло два дня с тех пор, как перед твоей душой закрылись врата мира мертвых. Сознаешь ли ты, с какой великой целью вернулся в этот мир? Готов ли ты принести клятву верности Великому Правителю, Сошедшему с Небес и Напитавшему Смертные Народы Своей Мудростью?

– Похоже, у меня нет другого выхода, – пожал плечами Алексей.

– Великий не нуждается в твоем снисхождении, смертный, – отрезала номария, однако ни тоном, ни жестом не выразила своего недовольства. – Если ты не желаешь служить ему искренне, преданно и добровольно, то ни о какой клятве не может идти и речи. Поэтому я задаю тебе свой вопрос еще раз: готов ли ты принести клятву верности Великому Правителю, Сошедшему с Небес и Напитавшему Смертные Народы Своей Мудростью?

– Я не верю в вашего Нефелима, – покачал головой Алексей. – Но я благодарен клану за то, что он вернул меня к жизни. Поэтому в ответ я готов принести клятву верности и следовать ей честно, насколько это позволяет моя совесть.

– Хорошо, я принимаю твой ответ, – кивнула женщина. – Теперь ты будешь подвергнут испытанию на свою способность нести службу…

Послушалось шуршание, пахнуло озоном. Из темноты в центр зала выехал электропогрузчик, неся на своих вилах сколоченный из необструганных досок ящик размером с упаковку для холодильника. Остановился, поднял вилы чуть не к самому потолку, наклонил стрелу вперед. Ящик медленно качнулся, перекувырнулся через вилы и с грохотом рухнул вниз, ударяясь углом о пол. Доски затрещали, разлетаясь в стороны, внутри стала видна бесформенная куча тряпья. Погрузчик, визжа моторами, умчался обратно в темноту.


– Это один из шведских сотников, что нашелся среди болот возле Корелы, – сообщила номария. – Всего лишь мертвое тело. Оно получило приказ убить тебя.

Доски зашевелились, разлетелись в стороны. Куча выпрямилась, превратившись в двухметрового бугая с длинным и широким мечом в одной руке и овальным щитом в другой. Шлем, кираса, поножи тускло отсвечивали вполне еще прочным, нетронутым тленом металлом. Правда, в прорезях шлема вместо блеска глаз царил мрак, а под шлемом вместо подбородка торчала костяшка с несколькими зубами и клочком рыжей бороды. Но особого значения это не имело, поскольку воевать швед собирался не зубами. Меч со свистом разрубил воздух, доказывая, что своих сил сотник отнюдь не утратил. Алексею удалось отскочить и увернуться от него буквально чудом. Хорошо еще, что клинок был достаточно тяжелым и мертвец не мог действовать им с такой же стремительностью, как, например, шпагой.

Дикулпн уходил, пытался обежать врага, уворачивался, старательно крутя головой, но ничего подходящего в качестве оружия найти не мог. Приходилось рассчитывать только на голые руки и…

– Ладно, – кивнул молодой человек, отскакивая в очередной раз. – Мы поступим иначе. Стану не помолясь, выйду не благословясь, из избы не дверьми, со двора не воротами – мышьей норой, собачьей тропой, окладным бревном; выйду на широко поле, поднимусь на высоку гору… – начал бормотать он заговор на отвод глаз: – Положи Солнце тень мне под ноги, поднимите, звезды, ее на небо, а ты, Луна, дай ее мне в руку!

Он швырнул тень перед лицом мертвого врага, тот дернул головой, провожая ее взглядом.

– Отлично, – перевел дух Алексей. – Значит, наговоры на тебя действуют. Тогда мы поступим вот так…

Он начал приглядываться к правой руке врага, мысленно повторяя все ее движения, идущие к мышцам импульсы, копируя их, управляя оружием как бы вместе с врагом. Выпад, еще.


– Стоп! – резко оборвал он идущие к чужой руке команды, метнулся вперед и, пока швед не успел справиться с временным параличом, ударом кулака по костяшкам его кисти выбил меч, упал следом, подхватывая оружие, тут же поднялся на колено, направив острие меча сотнику в лицо.

– А а а! – Бросился мертвец на него, но как только швед прикрыл лицо от укола щитом, Дикулин подался назад, опуская клинок и со всех сил рубанул им по коленям. Он промахнулся всего чуть чуть, но лезвие все равно резануло сотника выше поножей, начисто отсекая одну голень и надламывая другую.

Алексей посторонился, пропуская падающего врага, и запрыгнул ему па спину, готовясь приступить к разделке.

– Достаточно! – прозвучал в ушах голос номарии. – Испытание закончено. Оставь меч и выйди из подвала. Тебя проводят в твою комнату.

Дикулин, тяжело дыша, опустил оружие. Спрыгнул на землю, бросил оружие и медленно пошел в темноту. Выхода видно не было, но он решил не просить помощи и приподнял ладонь, старательно улавливая падающие на обнаженную кожу излучения. Дверь тоньше, а потому всегда теплее стен. Скоро пальцы и вправду уловили легкое теплое веяние. Молодой человек повернул туда, нащупал ручку, вышел и аккуратно притворил за собой створку двери. Тут же темнота поползла в стороны, утаскивая в своих объятиях и земляной пол, и тело на нем, и обломки ящика, и даже заплесневелый потолок. Прошло минуты полторы, и стало ясно, что все действо происходило во все том же бальном зале, уставленном тренажерами и столами. Правда, на этот раз девять из женщин клана не участвовали в представлении, а сидели на стульях вдоль стены, наблюдая за ним.

– Итак, сестры, – поднялась со своего места номария, дошла до того места, где происходила схватка, потрогала кончиком пальца ноги девственно глянцевый паркет, – избранник Елены прошел испытание. Он признался в неверии в Великого, однако поклялся служить ему из благодарности к клану. Мне показалось это более… надежным, нежели ложная клятва. Он не испугался и не убежал от мертвого врага, он проявил находчивость, хладнокровие в опасной обстановке и умение владеть как обычным оружием, так и деревенской магией. Я считаю, сестры, мы не зря закрыли перед ним врата. Елена права, он может нам пригодиться. Вот только в качестве кого? Харкана? – резко повернулась номария к сидящей крайней блондинке лет сорока.


– Мне он понравился, сестры. Смелый и ловкий боец.

– Агриппина?

– Для мужчины, учитывая к тому же скудность магических познаний, он действовал довольно ловко. Мне он понравился.

– Анатолия?

– Нет! – Женщина с крупными скулами и маленькими въедливыми глазками, в синей юбке, поднялась со своего места, сделала пару шагов вперед. Она прикрыла лицо руками, собираясь с мыслями, потом выпрямилась: – Сестры! Мы увидели хорошего мальчика. Смелого, ловкого, находчивого. Ом хороший боец. Но он всего лишь боец! Зачем он Великому? У Нефелимаи без того хватает телохранителей, оставленных Мудрым Хентиаменти. Что изменит появление или исчезновение еще одного?

– Вивиты Хентиаменти не знакомы с нынешними реалиями! – крикнула от самых дверей Лена. – Прости, что перебиваю, сестра, но мир изменился. Этот воин может заполнить пробел, защитить Великого в новых условиях.

– Защитить Великого можем и мы, – покачала головой женщина. – Его могут закрыть собой телохранители Хентиаменти. Ему не нужен еще один боец. Сошедшему с Небес в случае пробуждения потребуется полководец. Мальчик хорошо дрался сам. Но сможет ли он вести за собой армии? Нам не нужен еще один воин, нам нужен бог войны. Я предлагаю вызвать его.

Женщина вернулась на свое место, и номария продолжила опрос:

– Виктория?

– Я согласна с Анатолией. Мы не должны размениваться на отдельных бойцов. Для Великого нужно вызвать бога войны.

– Жанна?

– Я за бога войны.

– Асия?

– Нам нужен бог войны.

– Сахеба?


– Бог войны.

– Да, это так, – кивнула старуха, медленно подходя к Лене. – Девочка моя, ты хотела найти для Великого личного воина, полководца для отрядов нового времени. Но сестры, пожалуй, правы. Бог войны будет куда лучшим полководцем, нежели храбрый мальчишка, обычный малоопытный маг. Что скажешь ты?

– Если так считают сестры… – Лена прикусила губу. – Если так считает клан и так будет лучше для Великого… Тогда… Тогда я согласна. Мы будем вызывать бога войны.


Санкт Петербург, улица Большая Морская, фитнес клуб «Сильфиджа». 17 ноября 1995 года. 10:10

Алексей, вытираясь, вышел из ванной – Лена поднялась из кресла, шагнула навстречу, крепко обняла.

– Ты чего? – удивился тот.

– Соскучилась.

– Это хорошо, – усмехнулся Дикулин. – А что, я мылся так долго?

– Одевайся, нам пора.

– Куда?

– Я… Потом скажу.

На этот раз они поднялись наверх, под самую крышу. Чердак старинного особняка был превращен в зимний сад: под льющимся из широких мансардных окон светом жизнерадостно зеленели папоротники, фикусы и монстеры, проходы между кадушками желтели от мелкого речного песка. Краем глаза Алексей заметил в одном из окон купол Исаакиевского собора с крестом, остановился. Надо же, Исаакий! Как близко. Но все равно – не дотянешься.

– Ты чего? – удивилась Лена.

– Скажи мне, девственница из клана Нефелима, я здесь в тюрьме? Теперь мне уже никогда не выйти отсюда?

– Нет, почему. Ты принесешь клятву и так же, как и я, сможешь уходить, вести свою жизнь и возвращаться, когда возникнет желание или когда тебя позовут. Но, понимаешь…


Она положила на плетеный столик меч, в котором черный обсидиановый стержень был зажат между двумя остро отточенными стальными полосами.

– Что это?

– Ритуальный меч. Обсидиан – это священный камень, не позволяющий использовать магию во время поединка. Он будет честным.

– Я не про то, – мотнул головой Алексей. – Зачем здесь этот меч? Какой еще поединок?

– Я же рассказывала тебе историю клана, Леша, – тихо напомнила девушка. – Когда то мы забирали в клан одного мужчину. Он принадлежал всем женщинам, все женщины принадлежали ему. К тому же некоторые обряды вынуждают нас использовать именно мужчину для совершения магических действий. С тех пор многое изменилось, проблема рождения детей утратила былую сложность. Но закон клана суров и категоричен, О клане может знать только один мужчина. Только один. Двое – это уже много. Это опасно для нашей цели. Это закон.

– И что?



<< предыдущая страница   следующая страница >>