litceysel.ru
добавить свой файл
1 2


Ю.М. Волынский-Басманов

М.Д. Визирский,

(НУЦ «АБИНТЕХ»),

В.Ю. Волынский

(Центр сертификации ООАБ),

А.Г. Зарипов

(САБ ОАО «Аэрофлот»),

О.Н. Родионов

(Мед. центр ОАО «Аэрофлот»).

Первая доврачебная помощь при терактах


В современных условиях является весьма важной проблема оказания помощи пострадавшим при аварийных ситуациях, в том числе при террористических актах. Сотрудники служб безопасности и спасатели, обладающие навыками доврачебной помощи и самопомощи, чувствуют себя гораздо увереннее при предотвращении или ликвидации последствий актов незаконного вмешательства.

Известно, что в связи с несвоевременным оказанием медицинской помо­щи при катастрофах, инцидентах, любых происшествиях, где есть пострадавшие, в течение первого часа погибает до 30% пострадавших, через 3 часа - до 70%, а че­рез 6 часов - до 90% (из тех, кто при своевре­менном оказании первой медицинской помо­щи имел бы возможность выжить). Такое соотношение, в общем виде, справедливо и для любого вида транспорта (и не только).

5 декабря 2003 г. примерно в 7 часов 45 минут в электричке, следовавшей из Кисловодска, в районе станции «Ессентуки» произошел мощный взрыв. К месту взрыва подходила встречная электричка. Один из авторов настоящей статьи, отдыхавший в Военном санатории, расположенном неподалеку от станции, оказался свидетелем страшной картины через 15 минут после взрыва. Надо отдать должное пожарно-спасательному отряду во главе с его начальником по фамилии Ильяди и его заместителем по имени Андрей (кажется Курилов) – спасатели оказывали доврачебную помощь пострадавшим до прибытия медицинского персонала. Не все сохраняли выдержку при виде изуродованных останков человеческих тел и слыша жуткие крики и стоны. Трудно было даже прибывшим немного позже медсестрам, делавшим обезболивающие инъекции. К сожалению, часть пострадавших умирала буквально на глазах, несмотря на предпринимаемые действия. В такой ситуации возникает проблема не только в овладении навыками первой (буквально в первые минуты) допустимой доврачебной помощи лицами, не имеющими медицинского образования, наличия необходимого оснащения, но и морально-психологической подготовки спасателей. Как учить последнему новичков? Тренировки этот аспект проблемы решают не полностью. А ведь могут быть и последующие взрывы (двойные, тройные и т.д.). Террористы все чаще прибегают к такой тактике, чтобы посеять панику, последствия которой могут быть страшнее собственно теракта, особенно на транспорте.


Особая актуальность постановки названной проблемы для воздушного транспорта продиктована, в частности, следующими соображениями:


  • изучение ряда аварийных планов, планов на случай непредвиденных обстоятельств, планов урегулирования чрезвычайных ситуаций и т.п. организаций гражданской авиации, а также тренировки, учения с целью их отработки и реальные катастрофы показывают, что даже в случае благоприятных условий (легкодоступная местность и др.) в первые минуты (6…40 мин.) после происшествия на месте его будет находиться, в лучшем случае, всего лишь несколько медицинских работников. При этом количество пострадавших может составлять сотни человек. Очевидно, что до прибытия дополнительных сил передовой отряд медицинского персонала не будет иметь физической возможности оказать своевременную, а главное эффективную помощь всем потерпевшим. Поэтому они вправе рассчитывать на содействие личного состава аварийно-спасательных команд (АСК) и служб авиационной безопасности (САБ), то есть тех людей, которые в соответствии с аварийными планами первыми прибывают к месту происшествия. Именно они должны быть в состоянии оказать пострадавшим ДП и содействовать медицинским работникам;

  • В данной статье под доврачебной помощью (ДП) будем понимать оказание первой медицинской помощи (ПМП) лицами первого контакта, которыми в подавляющем большинстве случаев оказываются люди, не имеющие специального медицинского образования.

  • сложившаяся ситуация с пассажирскими авиаперевозками в гражданской авиации и широкое внедрение в эксплуатацию самолетов четвертого поколения (нахождение в беспосадочном полете до 10 часов и более), требует от каждого члена экипажа быть готовым, особенно в полете, к эффективному оказанию ДП на борту воздушного судна (ВС).

Опыт показывает, что в экстремальной ситуации на земле практически от любого работника аэропорта или авиакомпании могут потребоваться знание и умение оказать пострадавшим ДП и психолого-психиатрическую поддержку до прибытия медицинского персонала.


По нашему мнению, особенно с ростом числа террористических актов на транспорте не вызывает сомнений необходимость практически стопроцентного обучения приемам оказания ДП персонала аэропортов и авиакомпаний и, конечно, сотрудников служб безопасности и правоохранительных органов.

До настоящего времени в мире нет единой системы оказания ДП (ПМП) лицами без медицинского образования. Так, например, в США стандарт оказания ПМП для военнослужащих - один, для полиции - другой, для спасателей - третий, для населения - четвертый, при этом пятьдесят шта­тов имеют собственные стандарты для каждой службы.

Во всех странах мира догоспитальному этапу оказания помощи уделяется огромное значение. Сформирована концепция так называемого «золотого часа». В чем ее суть? Если тяжело пострадавший в течение часа не получает необходимый объем медицинской помощи, разрушительные процессы в организме приобретают необратимый характер, и тогда, даже при наличии суперсовременной аппаратуры и сильнодействующих лекарств справиться с осложнениями бывает просто невозможно. В этом «золотом часе» выделяют

«платиновые полчаса» - время, в течение которого пострадавший должен получить первую медицинскую помощь. Рассмотрим, как наиболее сходные с целями данной статьи, американскую, европейскую и российскую модели обучения и оказания ДП пострадавшему сотрудниками служб безопасности и подразделений с особыми уставными задачами.

Американская модель. В большинстве американских школ подготовки бодигардов (телохранителей) вопросам медицины уделяется минимум времени. Основной причиной такого положения дел является то, что в США с середины 60-х годов существует четко отлаженная служба неотложной медицинской помощи - Emergency Medical Services (EMS), основу которой составляют парамедицинские бригады. Они состоят из, так называемых, парамедиков – людей, специально подготовленных по 2000-часовой программе, имеющих юридическое право при необходимости применять различные инвазивные методики, такие как инъекции, катетирование сосудов, капельное внутривенное введение растворов, интубация трахеи (установка специальной трубки в трахею для освобождения дыхательных путей) и многое другое.


При возникновении нештатной ситуации, например, ранение охраняемого лица или других лиц, сотрудник службы безопасности звонит в единую для полиции, пожарных и медиков службу 911. Диспетчер согласно протоколу опроса присваивает вызову определенный номер тяжести поражения – от первого (самого тяжелого, требующего срочного выезда бригады) до четвертого (самого легкого, оказание помощи при котором может ограничиться консультацией по телефону). При тяжелой травме к пострадавшему, включив мигалку и сирену, по специально выделенной свободной дорожной полосе на большой скорости мчится машина скорой помощи (ambulance). Время доезда бригады с момента получения ранения до момента прибытия к пострадавшему в условиях многомиллионного города составляет 8 минут. За время нахождения «скорой» в пути сотрудник службы безопасности получает по телефону необходимые инструкции по ведению пострадавшего, то есть он отвечает на вопросы диспетчера, который согласно протоколу дает четкие рекомендации по оказанию помощи. Если возникла ситуация, требующая эвакуации пострадавшего (раненного) с места происшествия, то при транспортировке сопровождающий может получать такие инструкции по телефону вплоть до момента доставки подопечного в палату экстренной помощи (Emergency room). Кроме того, сотрудники службы безопасности хорошо понимают, что некомпетентное оказание медицинской помощи чревато судебным иском. Уровень гражданской ответственности за причиненный вред пострадавшему, возникший в результате неграмотных действий в процессе оказания помощи, определяется судебными инстанциями, которые не делают скидки на благие намерения.

Таким образом, для американской модели оказания ДП характерно, что сотрудник службы безопасности владеет минимумом навыков по жизнеподдержанию, так как в большинстве случаев квалифицированная помощь действенна в течении нескольких минут.

Европейская модель. В Европе система догоспитальной помощи (оказания помощи сотрудниками службы безопасности) иная. Для примера возьмем Великобританию, так как в этой стране находятся штаб-квартира одной из самых развитых и извест­ных профессиональных ассоциаций — International Bodyguard Association (IBA) и широко развита сеть учебных центров по подготовке телохранителей. Ско­рая помощь здесь легко доступна и хорошо оснащена. Кроме того, наряду с государственной службой неот­ложной медицины существуют еще и добровольные общественные организации, такие как «Ассоциация скорой помощи Святого Джона» (St. John's Ambulance Association). Представители таких организаций дежу­рят в местах большого скопления людей - на вокзалах, в спортивных центрах, бассейнах, крупных магазинах. Они обучены приемам сердечно-легочной реанима­ции, владеют навыками удаления инородных тел из верхних дыхательных путей, остановки кровотечений, наложения шин и т. д., но не имеют юридического права назначать лекарственные препараты и выполнять инвазивные процедуры.


Следовательно, при угрожающем жизни состоянии пострадавшего группа охраны может рас­считывать не только на быстрое прибытие бригады парамедиков, но и на содействие таких добровольных помощников.

Несмотря на доступность догоспитальной помощи в Англии, в учебных центрах IBA медицине уделяется большое внимание. Обучение сотрудников служб безопасности прави­лам и навыкам оказания медицинской помощи входит в основной курс их подготовки и занимает около 40 часов. Курсанты обучаются парамедицине. За основу взята модель подготовки военных санитарных инструкторов (Special Forces Medic). Но, прежде всего, давайте установим, что подразумевается под термином «парамедицина» и определим критерии ее отличия от первой медицинской помощи.

В IBA «парамедицина» определена как первая медицинская помощь плюс использование инвазивных методик, которые включают в себя, например, освобождение дыхательных путей посредством интубации трахеи, катетеризацию кровеносных сосудов, внутривенное введение лекарств.

Парамедик, таким образом, является специальной обученным человеком, осуществляющим в экстремальных условиях процедуры, которые в обычных условиях выполняются медицинским работником. Получается, что сотрудник службы безопасности, применив на практике знания, которые он получил в центре подготовки, заме­няет квалифицированного специалиста. Но не все так просто. Для того чтобы он овладел такой процеду­рой как, например, интубация трахеи, ему надо четко представлять строение дыхательных путей, многократ­но произвести процедуру на тренажере и затем, под контролем опытного анестезиолога-реаниматолога, многократно выполнить ее на живом человеке. Только тогда он сможет ее осуществить в экстремальной ситу­ации (а в других ситуациях эта процедура и не потребу­ется). При отсутствии навыка произвести ее не только невозможно, но и небезопасно.

Это касается и ряда других неотложных действий. Поэтому возникает вопрос: зачем обучать сотрудника службы безопасности тем манипуляциям, которые он никогда не сможет правильно и быстро применить?


Санкционировано ли законом применение инвазивных методик сотрудниками охраны? Вот что на эту тему пишет директор IВА Джим Шорт: «В Великоб­ритании такие парамедики не имеют законного положения...». Далее он пишет, что «страховые гарантии не защитят вас от судебного преследования, если вы вос­пользуетесь своими умениями». Получается, что если сотрудник службы безопасности на деле применит полученные парамедицинские знания, у него могут быть неприятности с законом. Нужно ли ему это?

Таким образом, говоря о европейской модели, можно сделать следующий вывод: несмотря на доступ­ность скорой помощи, сотрудники службы безопасности или другого подразделения получают в учебных цент­рах знания по медицине, применение кото­рых на практике не всегда возможно и, кроме того, небезопасно для пострадавшего в медицинском плане, а для оказывающего помощь — в юридическом.

Российская модель. В нашей стране нелегкая задача своевременного оказа­ния догоспитальной помощи, по сложившемуся стереотипу, в большинстве случаев возлагается на службу скорой медицинской помощи. При этом не учитывается, что «скорая медицинская помощь» — термин в нашей стране весьма условный. Бригада в городе прибывает на место происшествия в лучшем случае через 15-20 минут, оказание помощи на месте происшествия может занимать 10-20 минут, доставка пострадавшего в стационар тоже требует дополнительного времени и в среднем в крупных городах составляет 25-30 минут. То есть о «платино­вых» 30 минутах речь не идет совсем, да и в «золотой» час не всегда удается уложиться. А если что-то случи­лось за чертой города или в отдаленном районе, то, учитывая состояние российских дорог, пробки на них и низкую культуру вождения у водителей, не обращающих внимание на звуковые и световые сигналы, «скорая медицинская помощь» вполне может превра­титься в «запоздавшую». За это время у пострадавшего с тяжелым ранением или травмой успеют развиться жизнеопасные осложнения или наступит смерть. И хотя у нас, в отличие от вышеназванных стран, на место происшествия выезжают не парамедицинские брига­ды, а врачебные, именно временной фактор зачастую приобретает ведущее значение, и потеря драгоценно­го времени в ожидании «скорой» может стоить постра­давшему жизни.


В этой связи уместны некоторые напоминания и примеры. Причиной возможного ухудшения состояния пострадавших в первые часы после травмы может быть длительность фазы изоляции. Оптимальным сроком оказания первой медицинской помощи являются первые 30 минут с момента происшествия.

При ликвидации медицинских по­следствий взрывов в Москве (1996 год) бригады скорой медицинской помощи (03) при­бывали на место происшествия быстро, в среднем в течение 8 минут с момента получения вызова. Медицинское обес­печение каждого пострадавшего брига­дой в среднем составило 19 минут. Фаза изоляции, длящаяся с момента возник­новения взрыва до момента оказания первой медицинской помощи, в сред­нем составила 28 минут.

Однако при взрыве в метро (18 пострадавших) фактиче­ская фаза изоляции составила 42 минуты, что, возможно, явилось причиной ухуд­шения состояния больных с тяжелыми комбинированными травмами. Опера­тивно в течение 11 минут прибыли на ме­сто происшествия бригады скорой ме­дицинской помощи при взрывах в трол­лейбусах в центре города (28 пострадавших), что сущест­венно повлияло на исход дальнейшего лечения и реабилитации пострадавших.

При взрыве на Котляковском кладбище (38 пострадавших) сравнительно позднее прибытие бригад скорой медицинской помощи (фактическая фаза изоляции составила 32 минуты) объясняется поздним поступ­лением сигнала от свидетелей происшествия.

Поэтому, не умаляя роль скорой медицинской помощи, необходимо признать исключительную важ­ность значения первой помощи, оказываемой сотрудниками службы безопасности и другим персоналом в первые минуты после ранения или травмы.

Но уровень теоретических знаний сотрудни­ков частных охранных предприятий и служб безопас­ности катастрофически низок, а уровень овладения практическими навыками близок к нулевому. Анализ покушений показывает, что даже попытки оказания первой помощи телохранителями крайне редки, а слу­чаи грамотного и успешного ее оказания - единичны. При нападении на охраняемое лицо или при несчаст­ном случае, повлекшем за собой ранение, сотрудники личной охраны предпочитают дождаться бригады скорой помощи на месте происшествия, не трогая потерпевшего, или без какого-либо оказания помощи доставляют его в ближайшее лечебное учреждение.


Таким образом, несмотря на то, что все сотрудники охранных предприятий проходят подготовку по пер­вой помощи в школах охраны, а в стране уже на протя­жении 11 лет действует закон «О частой детективной и охранной деятельности», на основании которого создана негосударственная система безопасности, с сожалением можно констатировать тот факт, что российская модель оказания ими помощи, так и не сформирована.

Схожие весьма неутешительные выводы можно сделать, если проанализировать существующие и применяющиеся в разных аэропортах и авиакомпаниях методики обучения персонала навыкам оказания ДП, в том числе в условиях сложившейся системы (модели) ликвидации последствий различного типа чрезвычайных ситуаций: террактах, аварийных посадках, инцидентах с опасными грузами и др. К сожалению, данные методики зачастую бессистемны, аттестационный экзамен сводится в большинстве случаев к оценке заученных ответов на заученные вопросы, а демонстрация отдельных навыков оказания ДП проводится без привязки их к конкретным ситуациям и без практики с использованием макетов с демонстрацией восстановления жизненных функций.

Анализ причин низкой эффективности различных методик оказания ДП очевидцами на месте происшествия позволил определить возможные пути и способы решения данной проблемы.

Систему оказания очевидцами первой медицинской помощи (СОО ПМП) пострадавшим на месте происшествия Россия унаследовала от СССР (рис. 1). Правовые основы СОО ПМП определены статьей 125 УК РФ «Оставление в опасности», Федеральным законом «О защите населения и территории от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», обязываю­щими граждан Российской Федерации изучать и постоянно совершен­ствовать свои знания и практические навыки в этой области. Особое внима­ние в законе уделяется соответствующему обучению всего персонала опасных видов производств и транспорта, а также оснащению аптечек, медпунктов и санитарного транспорта современными средствами оказания ПМП.


В СССР в течение десятилетий постоянно уделялось большое внимание вопросам обучения населения оказанию ПМП. К 1990 году Рос­сийское Общество Красного Креста объединяло более 40 миллионов человек, более чем в 100 000 лекториях проводились занятия по темам ПМП, многие категории рабочих и служащих обучались на соответ­ствующих курсах в обязательном порядке.

Однако в настоящее время ежегодно на дорогах России в ДТП гибнет 30 000 человек, тонет 15 000 человек, от бытового и производственного травматизма погибает до 100 000 человек. В информации ВОЗ сообщается, что 60% погибших в результате несчастных случаев в мирное время могли быть спасены, если бы медицинскую помощь им оказали своевременно. По данным служб скорой помощи Москвы, Челябинска и других крупных городов смерть пострадавших в ДТП по причине несовместимых с жизнью повреждений составляет 10-15% от всех смертельных исходов, то есть большинство погибших должны были бы выжить в случае своевременного и правильного оказания им первой медицинской помощи очевидцами на месте происшествия. Подобная картина наблюдается и в случаях утопления, бытового и производственного травматизма.

Изложенное свидетельствует о низкой эффективности СОО ПМП в нашей стране. Учитывая состояние производства, транспорта и общества в целом, повышение эффективности СОО ДП в условиях аварийной ситуации (являющейся составной частью СОО ПМП в стране) можно оценить как актуальную проблему, решение которой повысит безопасность на воздушном транспорте. В рамках настоящей статьи предлагаются некоторые направления решения этой задачи.



следующая страница >>